Ульмо и Бомбадил: параллели.

Валары «...всегда в итоге поступали не-по-Ульмовски» © dinVolt

Ульмо — совершенный Валар, самый безгрешный и наиболее «не-ошибающийся»1.

Он не живет в Валиноре и редко там появляется [HoME 10, p. 34]. Причем, если Валары в свое время бросили Средиземье ради Валинора, который был задуман, как оплот для продолжения войны, а стал раем мира [PE 17, p. 178], то только про Ульмо известно, что он жил с самого начала Арды во Внешнем Океане [HoME 10, p. 34]. Мы знаем, что Валары использовали эгоистически Первичный Свет, будучи все более и более влюбленными (enamoured) в Валинор [HoME 10, p. 377], но при этом именно Ульмо был ответственен за то, что «даже под тьмой Мелькора … Земля не умерла» [HoME 10, p. 35]. Профессор отмечает трёх Валар, которые в особенности посещали Средиземье — «Orome, Ulmo, and Yavanna» [PE 17, p. 177].

Именно Ульмо был против приглашения эльфов в Валинор [HoME 10, p. 161-162]. Большинство других Валар считали иначе, причем «они были исполнены кроме того любовью к красоте эльфов и жаждали их близости (fellowship)» [HoME 10, p. 162]. Очень интересный мотив у большинства Валар. Причем сразу отметим, мотив возможный только у тех, кто постоянно живет в Валиноре. Но Валинор не дом Ульмо. Этот призыв вызвал многие беды, что после произошли, причем уже Мандос осознавал это [HoME 10, p. 162]2. Важно отметить, что больше всех пригласить эльфов в Валинор желал Ауле [HoME 10, p. 240-241], тот самый Валар, которого Профессор упрекает за создание гномов, рассматривая это в качестве своеобразного падения [Letter 212]. Именно майары Ауле — Саурон и Саруман пали уже по-настоящему.

Приглашение эльфов в Валинор рассматривается Профессором, как недостаток веры Валар в Эру [PE 17, p. 178]. Но поскольку Ульмо был против этого, то он тот Валар, кто сохранил полноту эстель в Эру и кто не повинен, как в тех самых многих бедах, так и собственно перед людьми [PE 17, p. 178]. Более того, о своем противостоянии прочим Валарам, сам Ульмо утверждал, что это участь, которая была предназначена ему еще до сотворения мира:

Therefore, though in the days of this darkness I seem to oppose the will of my brethren, the Lords of the West, that is my part among them, to which I was appointed ere the making of the World. / Посему, хотя в дни этой тьмы я выгляжу противостоящим воле моих братьев — Западных Владык, то есть моя участь среди них к который я был назначен еще до сотворения Мира.

Unfinished Tales, p. 29

Ульмо, по сравнению со всеми другими Валарами, находится в своеобразном самоотречении. Он одинок [HoME 10, p. 34] и почти всегда пребывает вне Валинора из-за все большей любви к которому остальные Валары совершали ошибки вроде возвышения горных гряд Пелори, против чего был Ульмо [HoME 10, p. 401] или эгоистического использования Первичного Света. В отличие от большинства Валар, которые жаждали близости с эльфами, Ульмо полагал, что эльфов нужно предоставить самим себе [HoME 10, p. 241]. Ему не нужен Валинор, ему не нужна непосредственная тет-а-тет дружба с эльфами. И все же именно он тот, кто никогда не забывал о Средиземье [HoME 10, p. 35], а также был всегда открыт «всем которые были потеряны» во тьме Мелькора «или блуждали далеко от света Валар» [HoME 10, p. 35]. Именно Ульмо прибыл в Белерианд после Исхода нолдор из Валинора и принял тайное, но активное участие в эльфийском сопротивлении Морготу:

They forbade return and made it impossible for Elves or Men to reach Aman - since that experiment had proved disastrous. But they would not give the Noldor aid in fighting Melkor. Manwe however sent Maia spirits in Eagle form to dwell near Thangorodrim and keep watch on all that Melkor did and assist the Noldor in extreme cases. Ulmo went to Beleriand and took a secret but active part in Elvish resistance.

HoME 10, p. 137-138

Бомбадил — совершенный во Властелине Колец. Он, как утверждает Профессор, находится в «обете бедности»:

«…Однако ж я бы Тома не оставил, не обладай он своего рода функцией. Скажем, так. Повествование основывается на том, что есть сторона добра и есть сторона зла: красота противостоит безжалостному уродству, тирания — королевской власти, умеренная свобода по доброму согласию противостоит принуждению, которое давным-давно утратило какую бы то ни было цель, кроме власти как таковой, и так далее; но обе стороны, в определенной степени, защищают ли они или разрушают, нуждаются в некотором контроле. Но если вы, так сказать, дали «обет бедности», отказались от контроля и радуетесь вещам ради них самих, безотносительно к себе, смотрите, наблюдаете, отчасти познаете, тогда вопрос правоты и неправоты контроля и власти утратит для вас всякий смысл, а орудия власти станут бесполезными побрякушками».

Письмо №144

Почему кольцо Саурона не действовало на Бомбадила и почему Ульмо настолько совершенный Валар? Это риторические вопросы. Но все же дадим на них развернутые ответы.

Как утверждает Профессор:

В данном Мифе бунт сотворенной свободной воли предшествует сотворению Мира (Эа); и Эа содержит в себе привнесенные через вторичное творчество зло, бунты, диссонирующие элементы своей собственной природы, уже тогда, когда прозвучало «Да будет так». Следовательно, падение или искажение всего, что в ней есть и всех ее обитателей, стало возможностью, если не неизбежностью.

Письмо №212

Как можно избежать такого Падения (в оригинале Fall с большой буквы) или искажения? Представляется интересным в этом плане рассуждение Манвэ относительно исцеления в Арде Искаженной, что происходит от терпения и страдания:

In this matter ye must not forget that you deal with Arda Marred - out of which ye brought the Eldar. Neither must ye forget that in Arda Marred Justice is not Healing, Healing cometh only by suffering and patience, and maketh no demand, not even for Justice.

HoME 10, p. 239

Обет или самоотречение Ульмо сначала проявляется в его одиночестве. Да, есть Валары, что не имеют женской или мужской пары, но Ульмо, который является другом Манвэ, все равно появляется в Валиноре только во время созыва больших советов [HoME 10, p. 34]. Наконец, его не интересует прекрасный Валинор, а заодно и желания иметь тет-а-тет дружбу с эльфами. Именно Ульмо тот к кому явно не относятся слова Профессора о имевшей место быть праздности (fainéance) среди некоторых высших сил или богов [Letter №156]. В таком самоотречении явно имеется элемент страдания, ведь в наличие отказ от того, чем не брезгуют другие подобные ему (в том числе той самой fainéance).

Вегетарианский обет Берена дал свои плоды. Обет «бедности» Бомбадила дал свои плоды.

У Ульмо тоже свой обет. И на его плоды я советую взглянуть представителям фэндомского мейнстрима.

Примечания:

1 см., в частности, по этому данную заметку.

2 да, перевод соответствующего отрывка в теме «Великий Поход эльдар в Валинор - ошибка Валар» весьма неточен.

Обсуждение на форуме

Все статьи Статьи по теме «Текстология»


Реклама на сайте Поддержать сайт