Автор Тема: Уединенный город.  (Прочитано 21748 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Эуль

  • Совенок
  • Ветеран
  • *****
  • Пол: Женский
  • another side of the moon
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #60 : 14/05/2007, 19:34:14 »
16 апреля, утро, Киттэ ла Ситтэ

Отава осматривает улицу Киттэ ла Ситтэ. «Тут, по-видимому, богач живет. Ведь дом большой, дверь в нем железная, и вообще у него кирпичные стены, а ни как у нас – обычных людей, деревянные! Да и сад какой красивый, ишь, и фонтан есть... я тоже так хочу!» - думала с завистью Отава, оглядывая со всех сторон самый большой дом.
Отава пошла дальше, к следующему дому. Он был тоже достаточно большой, но он был деревянный, и стены, и двери, и окна, и даже крыша были сделаны из дерева! «Тут, наверное, живет какой-то самодовольный крестьянин, который считает себя самым богатым на свете, потому что у него большой дом... а может быть он просто хочет казаться богачом? А кто его знает... Все равно не мое дело кем он себя считает». Потом Отава подошла к дому, из которого доносился шум и гам. Она постучала в дверь, и дверь открыла какая-то сумасшедшая старушка.
- Э... Мадам, что у Вас тут происходит? – спросила Отава, с удивлением оглядывая сумасшедшую старушку.
- Не ваше дело! – сказала сумасшедшая старушка, дав скалкой Отаве по голове.
«Больно-то как... теперь я представляю, каково противоположному полу, когда они возвращаются только через день...»
 «Итак, пойдем дальше...» - думала Отава, потирая рукой синяк на голове. – «В следующий раз буду одевать шлем».
Отава пошла к самому маленькому дому. У него было тихо и спокойно, правильнее даже сказать Мертвая Тишина. Отава решила постучаться в дверь. Никто не открыл, никто не сказал не слова. Был слышен только звонок. «Ну и ладно, значит там все хорошо!» - подумала Отава. Потом отава взяла блокнотик из своей сумочки, записала в нем все адреса домов, пометила галочкой дом с сумасшедшей старушкой, и направилась дальше. Тут она вспомнила про дом с мертвой тишиной. И его пометила.

16 апреля, утро позднее – 11:30, Лиммэ ла Ситтэ

«Слава Богу, ту улицу мы все же прошли...» - сказала Отава, потирая синяк на голове, - «Теперь эта... надеюсь, здесь подобного не будет!». Отава подошла к среднему по размеру дому, деревянному, и с деревянной дверью. Из него периодически издавались крики. Отава взяла в правую руку кинжал, незаметно скрыв его под рукавом. Она постучала в дверь, при этом держа кинжал на готове. Дверь открыл мужчина, с веселыми глазами и кухонным ножом в руке. Отава, с грехом напополам, вывернула ему руку с ножом, он постарался ударить ее кулаком в живот, но она ловко увернулась, при этом посадив его на пятую точку ловкой подножкой, наступив ногой на его руку без оружия, и приставив кинжал к шее.
- Откуда столько криков? – спросила камаянка, выворачивая руку мужчины.
- Не твое дело! – ответил мужчина, еле дыша, ведь кинжал был уже у самого горла.
- Быстро отвечай, иначе руки у тебя больше не будет! – сказала Отава прижимая вывернутую руку ногой к земле.
- Ладно, ладно, сдаюсь, - насмешливо ответил он. – Мы ее пытаем.
- Кто мы?
- Я и мой друг.
- Кого ее?
- Ту, – сказал мужчина, кивая головой в сторону гостиной.
Отава надела на мужчину наручники – и на ноги, и на руки, прижала его к земле. Вошла в дом, и там действительно был еще один мужчина. Его она допрашивать не стала, легко преодолев его сопротивление, сковала наручниками, надела наручники и пошла в подвал, откуда издавались крики. Было заперто, но камаянка быстро нашла нужную отмычку. В подвале сидела девушка.
- Вы ангел, мое время пришло? – сказала девушка.
- Нет, я не ангел. Но по-видимому, ваш спаситель. – ответила смуглая камаянка, помогая девушке выбраться из подвала.
Отава ушла из этого... сумасшедшего дома, не забыв пометить его в блокноте. Следующие дома показались ей вполне спокойными, в некоторых садовники сажали цветы, где мыли окна, где люди встречали работников с ночной смены, где бурлила жизнь. Отава направилась дальше.

16 апреля, день, 13 часов дня, Ферлан ла Ситтэ.

«Ну, вот я и на своей уличке... родной мой дом...» - подумала Отава, идя по улице. Все было спокойно,  кроме одного единственного дома. Это был маленький дом, кирпичные стены и железная, запертая на замок дверь.  Все окна занавешены черными шторами, лишь крики слышны. Отава спрятала кинжал, постучала в дверь. Никто не открыл её. Отава подобрала отмычку – замок открылся как миленький. По дому бегала сумасшедшая мадам, в фартуке, со скалкой в руке. Отава решила: «Нетушки... на сегодня мне хватит скалок!» и пошла обратно, не забыв отметить в блокноте и об этом доме.

16 апреля, поздний день, 14 часов 50 минут, Аэль ла Ситтэ.

«Интересно, на этой улице я была не слишком много раз, посмотрим, что же у нас тут происходит» - думала Отава, ступая на дорожку. Она подошла к маленькому дому. Дом был весь деревянный-деревянный, но там было тихо-тихо. Только периодически оттуда издавался злорадный смех. Отава спрятала кинжал, и с глазами, полными усталости, постучала в дверь. Дверь открыл мужчина с косыми глазами. Он посмотрел на Отаву, и злорадно захохотал. «Сумасшедший» - думала Отава об этом человеке.
- Что ты так смеешься, почетный мирный житель? – спросила Отава.
«Почетный мирный житель» снова начал злорадно смеяться, потом, плюнув на то, что Отава тут подошел к скрипящей доске и начал нажимать на доску. Доска скрипела, и «житель» хохотал. «Психически ненормальный» - подумала Отава, записав про него в блокнот.

16 апреля. Начало вечера. 15:55, Армани ла Ситтэ.

Уже довольно усталая камаянка на черном коне подъехала к трактиру «Ирманский якорь». Сдав коня, она подошла к стойке.
- Бармен, две бутылки сотерна! – сказала камаянка, строя глазки бармену.
- Конечно же, мадемуазель, - ответил весьма польщенный взглядом камаянки бородатый бармен, подавая смуглой камаянке две бутылки.
Камаянка, с двумя бутылками сотерна в руках подошла к столику.
- Кто хочет? – с милыми глазками сказала камаянка.
- Наливай! – с очумелыми глазами вскликнула толпа.
Здоровый детина сидел, облокотившись, за столиком в углу и вздыхал над пустой бутылкой. Внезапно он хлопнул ладонью по столу:
 - Чёрт знает, что такое! Дожили! Людей взаперти держат!
  Отава заинтересовалась этим человеком и, тихонько спросив две бутылки сотерна, заняла место напротив него.
 - Держат взаперти? Скажите на милость!
Детина поднял на Отаву мутный взгляд влажных небесно-голубых глаз.
 - А вы, собственно... кто... такая?.. мадемуазель... - язык у него порядочно заплетался.
 - Скажите, мсье, вы хотите ещё вина? - девушке совсем не хотелось раскрываться перед первым же встречным.
 - Да... А у вас есть?
 "Клиент готов", - привычно отметила Отава.
 - Разумеется. - как раз в это время принесли заказ.  Рука пьяного мужчины сомкнулась на бутылке. Он потянул заветный сосуд на себя, но тот не сдвинулся и на дюйм - сверху легла смуглая рука камаянки.
 - Для начала вы мне расскажете, что вы видели, мсье.
- Я? Ах, да... Там, по улице Пур пекарня есть... или была...  - компаньон замолчал, обдумывая этот факт.
 - Мсье, право же, это неважно. Что странного в этой пекарне?
 - Странного?  - мужчина расхохотался. - Странного... Да не печёт эта пекарня ничего, вот что странно! И я видел, как они бельё сушили во дворе... я трубочист, сам-то,  Жак Лои меня звать... и отец мой был трубочист... и дед... так что если чего надо прочистить.. - Отава прервала  его.
 - Прочистите лучше глотку - она налила ему сотерна. Жак залпом выпил вино и громко стукнул кружкой по столу.
 - Вы сказали что видели бельё. Ну и что с того?
 - Что с того? Ха! Интересный вопрос - что с того! Бельё-то, знаете, чьё? - Жак близко заглянул Отаве в лицо и дохнул на неё свежими винными парами. Девушка едва выдержала это дыхание.
 - Ну и чьё же? - совершенно бесцветным голосом задала она ожидаемый трубочистом вопрос.
 - Женское! Ха-ха! А женщины-то там и нету! Нету, я там целый день проторчал, на той трубе! - торжествующе заключил трубочист. Отава разрешила выпить ему вторую кружку.
 - А я вот так себе думаю - зачем мужикам женское бельё? Наверняка они какую-нибудь голубушку умыкнули и тешатся ей, так-то! А полиция и в ус не дует.
Камаянка бросила перед трубочистом пять золотых луидоров, а сама пошла из трактира. «Надо бы наведаться в пекарню...» - думала она, - «... но это завтра. А пока можно и посидеть тут... Хотя нет. Надо вернутся домой, накормить кошку и спать ведь тоже надо... даже полицейским».

 17 апреля, Утро, Пекарня, 10.00.

Солнце ярко освещало еще не пробудившийся от сна город, птички запевали свои любимые песни, воздух был наполнен ароматом весны, было заметно, что немного пролезла травка через слой земли. Цвела сирень, но ни одного желанного цветка не было. Отава подошла к небольшому строению. Ничего особо интересного не было, из пекарни даже не издавалось особо интригующих звуков, как крики. Пара мужчин вышла и вошла в пекарню, одеты они были в фартуки, колпаки, с поварешками в руках. Отава приметила маленькое окошко в районе ступенек, и то, что одна ветка дерева, довольно толстая, ведет прямо к высокому окну. «Запишем» - подумала Отава, доставая из походной сумки свой дневник. – «Вечерком проверить надо еще...» - думала Она, глядя на постройку.

17 апреля, Вечер, Пекарня, 21:48.

Отава подъехала к пекарне на своем черном коне, в черном плаще, и затаенным кинжалом в рукаве.
- Тпру, – сказала Отава, останавливая коня.
Она привязала коня к изгороди чуть подальше пекарни, влезла на дерево которое она осмотрела сегодня утречком, приоткрыла окно, и что же там увидела? При свете ночника, там сидела сама Графиня.
- Властитель Света... – подумала Отава, глядя на это зрелище. Только она приоткрыла рот от удивления, на расстоянии 10 дюймов от нее пролетел болт. «Похитители» - подумала Отава, достав кинжал из рукава...

Оффлайн Силавалар

  • ВУмчестсовествалар
  • Ветеран
  • *****
  • Пол: Мужской
  • Цветущих вишен...
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #61 : 15/05/2007, 08:24:29 »
17 апреля, Вечер, Пекарня, 21:48.
Тобольд выбежал из подвала. Луи перезаряжал арбалет.
-Что случилось?
 - Полиция!
Тобольд прыгнул в окно, что, несмотря на его грузность, было очень ловко и быстро. Перед ним стояла молодая смуглая девушка.

[censored]

-Что ещё? – Вскинул голову тот.
-Ещё одна жандарма, сопровождаемая фортуной. Если мы срочно отсюда не выберемся, то скоро будем сидеть в каменных мешках герцога.
-Согласен, это место слишком засвечено. Нам нужно выбрать другое.
-Я не о том. Нам надо линять из города, причём побыстрее.
-Эй, начальник - вдруг раздался у них за спиной голос гнома -Я хотел кое-что сказать, Волмер. За то время, которое я провёл в Красном Драконе я услышал море слухов о Арлане Клодии де Сабж. И у меня сложилось впечатление, что она не очень довольна герцогом и магами. У меня в голове возникла идея - а что если и впрямь, попытаться поговорить с ней. Но с магами шутки плохи, поэтому я думаю, что пока я пойду к де Сабж, вы переберётесь куда нибудь подальше от этого места. Если она и будет меня пытать, я не смогу выдать ей ваше расположение. А ваши имена ей ничего не скажут!
-Иллар? - удивился Тобольд - Ты что уже выздоровел? Однако, я не знал, что моё лекарство так действует на гномов!
-Ну так что, сходить или не сходить?
-Пожалуй, собирайся - Кивнул Волмер - только доспехи оставь.
-Обижаешь! - Гном сходил в комнату, а оттуда вышел уже в плаще и с посохом. И никакой, самый острый взгляд не смог бы разглядеть шипы на навершие посоха. Гном поклонился и вышел из двери. Он понимал, что шансов у него мало, что он умрёт. Но ему и впрямь было нечего терять. Он прошёл по улицам к дому Арланы и несколько раз стукнул в дверь.
В это же время Волмер думал о новом укрытии.
[censored]

Читайте обсуждение. Со многим не согласен. Мастер.
« Последнее редактирование: 15/05/2007, 17:33:05 от Manveru »
Темная ночь залита вином, все что не завтра - всегда потом... (С)

Оффлайн Авриэль

  • Пользователь
  • **
  • Пол: Женский
  • Куда бы ты ни шел, иди со всей душой.
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #62 : 15/05/2007, 13:52:09 »
17 апреля, утро
Пьяный Пьеро шатался по улицам и бормотал себе под нос.
"Бардак. Пора, сказать Арлане, чтоб порядок навела".

17 апреля, вечер
Арлана сумрачно возвращалась назад. Пьеро она так и не нашла. Прошла в дом через кухню и села в гостиной.
Тут раздался стук в дверь.
-ВЫПИВОХА.. ДАРОМОЕД - заорала магичка и промчавшись к двери распахнула ее- Я тебе покажууу... Упс... так это не ОН!!!
Последние слова были сказанны тихим спокойным голосом. Рука занесенная для удара опустилась, Арлана вопросительно уставилась на гнома.
- Ээээ, извините. Я слугу потеряла. Чем обязана? - спросила Арлана спокойным голосом.
« Последнее редактирование: 15/05/2007, 17:37:05 от Авриэль »
Сочинять не так уж трудно; зачеркивать лишние ноты - вот что труднее всего. (Брамс)

Оффлайн Manveru

  • Белый рыцарь
  • Ветеран
  • *****
  • Пол: Мужской
  • Ad majorem Dei gloriam
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #63 : 15/05/2007, 17:53:17 »
Злостный оффтопик
Настоящим запрещается описывать события, произошедшие позже, чем 17 числа, вечер, впредь до особого распоряжения.
bog, хорошая работа. Отдохни пока.
Похитители, подумайте, как вы видите встречу с Агентом, и результаты размышлений - мне в личку.
Остальные - заполняйте образовавшийся пузырь.
Любовь к Тебе я выбрал, Боже,
Все прочее - ничтожный хлам
              Если тебе дадут линованную бумагу - пиши поперёк. Х.Р. Хименес
Омар Хайям.

Оффлайн Крошка_Енот

  • Новичок
  • *
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #64 : 15/05/2007, 19:00:09 »
Семь часов, вечер шестнадцатого числа апреля. Подземная река.

Жан ждал наступления темноты. Как всегда в таких случаях, время шло со скоростью улитки. Растянувшись на земле, форточик лениво рисовал прутиком узоры  на водной глади, распугивая мальков. Замерзнув, Жан занялся упражнениями- надо заметить, что он нарочно выбирал те, которые оставляли его с виду тощим слабым подростком, делали тело гибким и выносливым. Когда ему наскучила тренировка, Жан вновь устроился поудобнее и невольно погрузился в воспоминания. Он не любил думать, как жил до того как встретился с Волмером, но неприятные воспоминания имеют обыкновение всплывать без спроса. Мальчиком Жан часто бывал бит, пока не научился красть почти в совершенстве. Тумаки от стражников и наблюдательных жертв карманника, ежедневные издевательства дяди не сломили дух Жана, но истончили его нервы и сделали болезненно ранимым. Впрочем, об этом никто не знал- вместе с мастерством вора пришло искусство маскироваться. 
Посчитав, что прошло достаточно времени, он направился к выходу из тоннеля.  Как и предполагал Жан, уже стемнело, стражники сонно  обсуждали последние новости и ничто не помешало ему укрыться за деревьями парка. В темноте кто-то легонько укусил Жана за ногу, и тот с облегчением поднял своего крыса.
-Нам пора в пекарню.

Несколько минут после полуночи, семнадцатое апреля. Пекарня.
Жан вошел в дом и, кивнув близнецам, которые отчего-то не спали, направился в комнату Волмера.
-Еще не спишь? -Волмер проснулся от шагов Жана, но встать с постели не успел или не пожелал. Карманник устроился у него в ногах. -Я узнал кое-что интересное. Среди стражников ходят слухи, что полицмейстер знает, где мы.
Жан в лицах пересказал разговор патрульных.
Форточник говорил быстро, боясь, что Волмер его перебьет.
-А Купол непроницаем, я проверил. Представляешь, даже карасик не проскочит сквозь щит. И о подземном ходе нечего думать- Купол даже там действует.
Жан замолчал, ожидая реакции начальника.

Оффлайн Shadowbuilder

  • Новичок
  • *
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #65 : 11/06/2007, 14:29:30 »
Все еще раннее утро 16 апреля. Особняк Жерара Келлермана
     - Как прикажите, уважаемый синдик, – с поклоном приняв конверт из рук Келлермана сенешаль отступил в сторону, намериваясь оставить Смотрящего наедине с тишиной улиц, но в последний момент, словно вспомнив о чем то важном, де Суазье остановился в дверном проеме придерживая закрывающуюся дверь. - Мсье Жерар, вы не могли бы… дать…
     - Что? Ах, да, конечно, друг мой, все эти утренние новости такая нагрузка на старого человека, что я, признаться по совести, совсем уж запамятовал о вашем деле… увы, с годами мы не становимся моложе, руки теряют былую сноровку, а мысли утрачивают ясность, разделяясь на сотни фрагментов вместо того чтобы сосредоточиться на делах первейшей важности. Да будет вам известно, отсюда и проистекают все беды наших дражайших монархов, - Келлерман веско поднял палец вверх, подчеркивая значимость своих слов. - Герцог и подобные же ему чересчур самовлюбленны, чтобы признавать свои ошибки, и слишком заносчивы, чтобы прислушиваться к чужим советам. - Заложив руки за спину Смотрящий, тяжело шаркая мягкими домашними туфлями с загнутыми носами, по толстому ворсу персидского ковра, добрел до стоявшего напротив балконной двери низкого сервировочного столика, заваленного уймой разнокалиберных даров Асклепия. Были здесь объемные деревянные короба с травяными сборами, фарфоровые чашечки с мазями и ряды склянок мутных отваров всех возможных цветов, не говоря о россыпях таблеток и горках целебного порошка, расположенных в соответствии с логикой кою постичь можно было только опытному лекарю.
    На пару минут Жерар склонился над столом, высматривая среди гор лекарств неприметную с вида пилюлю серовато-бурого цвета не прекращая гневным тоном старого брюзги обличать перед единственным слушателем ужасные новомодные порядки, недееспособную власть, засевших ратуше борзописцев, погоду, отдающуюся ломотой в старых костях, и вечно что-то замышляющих магов.
    Обнаружив антидот Жерар обернулся к сенешалю
     - Пожалуйте мсье Клод, вот ваше… лекарство, и прошу вас, не таите уж злобы на старого дурака. Преданность в наше время стала мелкой разменной монетой, не то что раньше, а что дешево покупается, то и дешево продается. По тому мне и приходится прибегать к подобного рода сомнительным… средствам.
     - Я понимаю, уважаемый синдик
     - Вот и хорошо, перед тем как вы, мсье, уйдете… - тихий голос смотрящего перекрыло разудалое хмельное пение человека, стремящегося силой голоса компенсировать частичное незнание слов вообще и прискорбное состояние ушей оттоптанных по молодости лет матерым медведем в частности. Такие рулады под самым окном разрушавшие хрупкое обаяние спокойного городского утра, почему-то коренным образом испортили настроение Жерара. В его преклонные лета приходилось ценить каждый отпущенный жизнью миг наслаждения, не будучи уверенным, что за время оставшееся в его распоряжении жизнь предоставит возможность пережить подобное ощущение еще раз. Острое желание заткнуть глотку уличному ревуну только усилилось когда в дверь особняка Келлермана заколотили ногами, попутно терзая нить заходящегося в надрывном звоне дверного колокольчика, в то время как через распахнутое окно в дом проникали изобилующие красочными, но не слишком литературными образами, требования скорее пустить в дом замерзшего и усталого путника, буквально изнывающего от голода, жажды, усталости и еще двадцати с лишком напастей, которые добросердечные хозяева непременно удовлетворят в кратчайшие сроки, а нетто он и его хозяйка этим добрым людям ух… житья не дадут. Высказывания, попеременно восхваляющие владетельную Арлану и в самых изысканных формах унижавшие честь и достоинство хозяев дома, никак не желающих приютить стылого сироту, сыпались из разоряющегося под дверью маргинала, как горох из дырявого мешка. Не удивительно, что к тому времени, когда в дверном проеме наконец-то появился взмыленный охранник особняка с лицом раскрасневшаяся, то ли от бега, то ли от смущения, Жерар, доведенный до белого каления криками с улицы, уже был готов наплевав на положения кодексов воровской чести самолично заколоть бушующего мерзавца.
     - Как это понимать? – прошипел Келлерман в лицо охраннику – Вы, что милейший забыли для чего вас в доме держат, ну так я научу вас мышей ловить раз сами от охотки отбились.
     - Никак нет, уважаемый синдик, просто… мало ли… что прикажете сделать с нахалом? - Мрачная репутация Келлермана среди цеховиков была предметом многочисленных пересудов, но в основном сплетники сходились. Будучи приверженцем старой этики кодекса воровской чести, отрицающего применения насилия кроме как в ситуациях защиты собственной жизни, городской Смотрящий гордился тем что его руки не запятнаны кровью, но это не мешало ему подписать приговор, обрекающий жертву на особо мучительный процесс расставания с жизнью.
     - Этот, вне всякого сомнения, достойный представитель рода человеческого так рвется в дом, что с моей стороны было бы грубейшим нарушением законов гостеприимства не принять так усердно просящего о милости. Занесите тело в дом, одарите его “всяческим благом” и спустите с лестницы. Право же не будем смущать взор соседей сценами насилия над тварью… божьей.
     - Будет исполнено, уважаемый синдик, парни уже истомились, - судя по искренней радости мелькнувшей в глазах охранника, перед тем как он, проявляя пред рвение хозяином, бегом бросился выполнять указание, уличный горлопан успел допечь не только Смотрящего.
     - Вот видите, мсье Клод, до чего гнила сущность человеческая, - проворчал Келлерман довольно улыбнувшись сухими губами, когда очередная режущая слух пьяная рулада оборвалась на полуслове, задавленная приглушенным стоном.
     - Вы имеете в виду этого подзаборного пьяницу, или нашего достопочтенного охранника? – Клод улыбнулся самым краешком губ. Как на его вкус один отличался от другого разве что накаленностью шеи, на которой покоилась голова, но никак не той самой головы содержанием.
     - Обоих, мой друг, обоих… Так вот о чем я хотел вас попросить, перед тем как нас отвел этот неприятный инцидент. Меня беспокоят участившиеся случаи краж со складов цеха. Несоответствия записей в амбарной книге с фактическими запасами вскрылось с месяц тому назад, в ходе случайной проверки. Обнаружить несоответствия было бы естественно, но… не такие же расхождения. Мы лишились почти шестой части имущественных вложений. Я мог бы допустить, что Гильдия стала жертвой случайного налета, даже пары случайных налетов, но, судя по состоянию дел у владельцев соседних складов, похищения целенаправленно проводились только у нас. Согласитесь неприятная новость… Так вот, мсье Клод, пройдитесь по тем адресам где безбожно затянули с отчетами, заодно и сами посмотрите как дела обстоят, а потом мне все подробно расскажете.
    - Как вам будет угодно, мсье Жерар – выйдя из покоев Смотрящего, де Суазье заглянул к себе, дабы подхватить плащ и шпагу, после чего спустился в холл с намереньем приказать груму подготовить к выезду его жеребца, но заинтересовавшись сценой вразумления пьяницы решил немного задержаться, не отказав себе в удовольствии проследить за происходящим, а посмотреть действительно было на что. Затащив в дом изо всех сил упиравшегося Пьеро, неожиданно решившего, что компания полупустой бутыли намного приятнее, чем шестеро амбалов, не скрывающих своего недовольства его пением, охранники за ноги проволокли почтенного слугу Арланы по периметру холла, стараясь держать грязное тело подальше от себя и дорогого ковра ручной работы, занимавшего большую часть вестибюля. Теперь же сопя от натуги они в полголоса переговаривались меж собой, решая достоин ли субъект рукоприкладства, или же лучше как обычно от души поработать ногами дабы потом не отмываться от грязи.
     - Господа, неужели вы, вняв наставлениям святых отцов и нашей матери-церкви, приняли решение начать сегодняшний день с похвального проявления заботы о сиром человеке оставшемся без крыши над головой, или это всего лишь желание завести себе домашнего любимца? - неприкрытый сарказм в голосе стоящего за спиной стражников сенешаля не выдержавшего многомудрых обсуждений заставил дюжих молодцев промямлить себе под нос что то невнятное - Полноте господа, я вас не осуждаю, только когда будете “возлюблять” ближнего своего, постарайтесь чтобы кровь не попала на ковер, и до смертоубийства уроки святые не доводите, а в остальном я вас не ограничиваю.
    Пьеро все это время валяющийся в ногах у стражей и бормочущий нечто невнятное вдруг воспарял духом и заорал на весь дом:
     - ДА АРЛАНА ВСЕХ В ТАРАКАНОВ ПРЕВРАТИТ…. ДА КТО ВЫ ЕСТЬ? ТОЛЬКО ТРОНТЕ МЕНЯ ПАЛЬЦЕМ ОНА ВАС ПОТОМ ХОТЬ ПОД ЗЕМЛЕЙЙЙ СЫЩЕТ… ИК… И ПРЕВРАТИТТТ … В ТАРАКАНОВ… НАЙДЕТ… И МЕНЯЯЯЯ… НАЙДЕТ… МАГИСТРА… МАГИСТКАААА… И ЗА МЕНЯЯЯЯ… ПРЕВРАТИТТ.
    Пыл прошел и слуга снова забубнил, что-то типа "она ох... что может... а за меня любого превратит... ей Орден не указ... ей никто не указ. Арлана.. сильнее всех… лучше всех…" После чего Пьеро начал стремительно засыпать продолжая бубнить про магов, магичек и свою Госпожу. Которая по его словам могла стереть в порошке город и построить новый за одну ночь, найти любую вещь, принцессу, короля и будь она поумней то стала бы… После чего слуга захрапел.
    Выловив в потоке несвязанного бреда кое-что интересное де Суазье приказал охранникам отойти в сторону, прикрыл лицо краем плаща в попытке избавиться от невыносимой вони перегара и лука вырывающейся с храпом он двумя пальцами приподнял замызганную бутыль с остатками пойла, рядом не лежавшего с настоящим вином. Влив в глотку слуги пару глотков, сенешаль довольно хмыкнул, заглянув в мутные глаза никак не фокусирующиеся на его лице.
    “Если в словах плебея оставалась хоть капля здравого смысла, то обратиться к магессе будет не лишним, особенно если она действительно так хороша в поиске людей как утверждает это пьяное тело”.
     - Уважаемый, а где эта Арлана обитает?
    С минуту ничего не происходило пока смысл вопроса пробирался сквозь клубящийся в голове Пьеро хмель, а потом он разразился новым панегириком в адрес хозяйки и ее невероятно красивого дома, утопающего в яблоневых садах, подобных которым не сыскать ни у кого в городе, и даже садовники самого герцога не в состоянии так разбить сад и так ухаживать за ним, как это делает ее слуга, самый скромный, почтительный, услужливый, исполнительный и… – вслед за этим Пьеро ничтоже сумняши охарактеризовал себя еще десятком эпитетов, среди которых из соображений корректности отсутствовало слово “пьяный”.
     - Мсье Клод, вы представляете, где находится дом этой “Арланы”? - Келлермана возникшего за спиной де Суазье казалось ничуть не смущает ни вонь перегара, ни внешний вид человека пускающего слюни на дорогую мраморную плитку.
     - Да, уважаемый синдик.
     - Хорошо, тогда помимо того о чем мы говорили, извольте доставить данный экспонат его непосредственной владелице, присовокупив к этому мои извинения за беспокойство и приглашение отужинать в моем доме. Очень хотелось бы, знаете ли, встретиться лично с человекам, о котором во многом наслышан, и обсудить кое-какие вопросы.
     - Будет исполнено.
« Последнее редактирование: 26/06/2007, 09:00:42 от Shadowbuilder »
Advocatus мaleum, quod non est paululum dicere...

Оффлайн Авриэль

  • Пользователь
  • **
  • Пол: Женский
  • Куда бы ты ни шел, иди со всей душой.
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #66 : 13/06/2007, 15:21:06 »
Утро 16 апреля, дом Арланы
Проплутав с полчаса по узким улочкам старого города в поисках дома “той самой Арланы” Клод умудрился, на очередном заложенном кучером крутом вираже, углядеть через окно экипажа клочок зелени, промелькнувший средь красных черепичных крыш. Облегченно вздохнув, де Суазье откинулся на мягкую спинку сиденья, отдав приказ вознице править в том направлении.
    Некоторое время Клод рассматривал проносящиеся мимо здания, запоминая, на всякий случай, путь к дому магессы, но вскоре это занятие ему опротивело, поскольку беспорядочные метания кареты, с частой сменой улиц и переулков, ясно давали понять, то, что не имеющий представление о кратчайшем пути к цели кучер ехал, полагаясь на милость господню да на кривую, которая куда-нибудь да вывезет.
    Вдосталь налюбовавшись однообразием городских улиц Клод задернул батистовую занавесь на окне кареты предпочтя изучению пейзажа сонного города наблюдение за не менее сонным субъектом принайтованному широкими ремнями к сидению напротив.
    Не известно, что за мысль втемяшилось в голову этого могучего человечища субтильной наружности, но покидать дом Смотрящего он не хотел даже сильнее, чем чуть ранее заходить внутрь, по дороге упираясь ногами, брыкаясь и цеплялся руками за все подходящие и не подходящие выступы с шероховатостями холла, включая тела выталкивающих его охранников, и если бы только руками все и ограничилось…
    После третей аппетитной ляжки, укушенной Пьеро в порыве борьбы за место подле камина на мягком и чистом мраморе, на взгляд пропойцы, выгодно отличавшем особняк Келлермана от жесткой булыжной мостовой, у охраны кончилось терпение. Памятуя о репутации возможной хозяйки и ее острой реакции на обращение с Пьеро, били слугу сильно, но аккуратно, а потом, вспомнив про завалявшиеся в подполе надежные сыромятные ремни, снятые с конской подпруги, решили для пущего блезиру стреножить пьяное тело, пологая, что все же лучше заранее спеленать этот буйный образчик бессонных трудов безвестных батюшки с матушкой, чем потом бороться за извлечение маргинала из кареты, находясь в паре метров от порога дома Арланы. Будучи полностью солидарен с подобным отношением к вопросу транспортной безопасности, сенешаль лично проверил натяжение всех ремней и надежность узлов. В конце концов, случись что ему бы пришлось вытаскивать Пьера в одиночку.
    “Да, милейший, задал ты нам с утра пораньше работенку. Интересно как такой подарок хозяйка воспримет… а похмелье тебя ждет, уважаемый… ж е с т о ч а й ш е е, и поделом, знай впредь меру силам своим и зеленому змею в лапы не отдавайся.”
    Тем временем экипаж проехал еще пару кварталов, свернул в тихий переулок и скрипнув рессорами замер напротив утопающего в зелени особняка. Да, действительно дом был таким как описал его слуга Арланы: забор из позеленевшей от времени кованой бронзы на фоне разросшегося ввысь яблоневого сада, сквозь листву которого проглядывал фасад особняка украшенный несколькими узкими стрельчатыми окнами во втором и первом этаже.
    Теперь де Суазье предстояло самое приятное.
    Не сводя мрачного взгляда с плотно стянутого ремнями тела, сенешаль кликнул кучера, и вдвоем они кое-как дотащили что-то лепечущего во сне человека до особняка, привалив тяжкий груз к дверному косяку. Несколько отдышавшись, Клод оправил складки на камзоле и плаще, забросил за левое ухо белую прядь волос и дернул шелковый шнур дверного звонка.
    Звонок звякнул всего один раз и дверь открылась словно хозяйка особняка притаилась за ней и только и ждала сигнала.
     - ПЬЕРО!!!!! ПЬЯНИЦА!!!! - Вопль, который испустила возникшая на пороге крохотная женщина, совершенно не увязывался с ее внешностью. Маленькая и хрупкая, тонкая, как плющ, с торчащими в разные стороны пепельными волосами, среди которых отливали белизной две пряди. Вот только глаза… от них становилось не по себе. Не было в них ничего человеческого. Сейчас глаза отливали серебром, выдавая крайнюю степень озлобленности магички.
    Не удостоив Клода даже взглядом, Арлана схватила Пьеро и одним рывком, этот рывок опять же не вязался с ее внешностью, приложила его к стене дома, теперь стало понятной некая облезлость дома. Очевидно, магичка не впервой воспитывала своего слугу, Клод тоже попал бы, под руку не сделай он шага в сторону с пути озверевшей магессы. Несчастный слуга, был поднят на уровень окон второго этажа, несколько раз существенно приложен к стене дома с характерным чавкающим звуком и снова брошен к ногам Арланы. Причина сопротивления слуги стала ясна.
    Арлана же перевела дыхание. Пьеро жалобно заскулил, и это подействовало. Девушка присела рядом и провела рукой по лбу слуги, очевидно убирая болевые ощущения. Поскольку горе-слуга лишь всхлипывал и, похоже, все больше от обиды.
     - Ну что мне с тобой делать?! – С горечью в голосе спросила магичка слугу - Опять все пропил. Ведь ты был нормальным человеком. - Она жестом убрала путы и выпрямилась, слугу же подняло и утащило в дом. - На столике средство от похмелья, прими его сейчас и ложись спать, - проговорила ему вслед Арлана.
    После чего магичка рассеянно посмотрела на ремни и потерла лоб, о доставившем ей, столь ценную посылку Арлана благополучно забыла.
    Повернувшись магичка прищелкнула пальцами ремни аккуратно скрутились и легли к ногам Клода.
     - Это вы доставили моего слугу? Он наверно опять ломился к кому-то, - поморщилась Арлана. Было ясно, что данный инцидент не первый и магесса привыкла иметь дело с рассерженными хозяевами домов и особняков.
    Магесса помолчала и проведя рукой по лбу.
     - И как это все не вовремя... Меня могут в любой момент вызвать в Орден...- это было сказано усталым и обреченным голосом и явно было не жалобой, а просто озвученными мыслями, витавшими в голове магессы. Арлана снова подняла глаза на Клода, цвет их изменился, теперь это были ясные фиолетовые глаза - Прошу...
    Магесса раскрыла дверь шире.
     - Так чем я могу быть Вам полезна или Вы предпочтете денежную компенсацию. Надеюсь, мой слуга не причинил слишком больших разрушений. Он когда выпьет, в него словно Демоны вселяются.
    Арлана пошла вперед, ведя Клода в гостиную. Перед посетителем открылась большая комната: на спинке кресла сидел огромный филин сумрачно смотрящий на происходящее, к одной потрескавшейся стене лежали остатки двух кресел, на полу валялся плащ, а на столике поблескивал знак Ордена.
    Было очевидно, что хозяйке совершенно все равно как выглядит ее жилище. На столе лежали несколько переливающихся драгоценными камнями медальонов и рядом амулет из сыромятной кожи и из дерева. Да и внешний вид Арланы, не вязался с внешним видом обычных магов Ордена. Напыщенный и гордые иногда и то и другое было лишь их завышенное самомнение. Богатые и любящие золото. Тут же очевидно было пренебрежение к богатству и равнодушие к блеску. И это при весьма привлекательно внешности магессы. Но еле сдерживаемая мощь энергетики распространявшееся от Арланы в момент вразумления слуги удивляла, сейчас же магесса уже не была похожа на фурию, привидевшуюся Клоду.
    Арлана явно не была типичным магом.
      - Нет-нет, что вы, мадмуазель. Бог с вами, ни о какой компенсации речи не идет ни в денежной, ни какой-либо иной форме. Господь наш всеблагой заповедовал прощать даже врагов своих, дважды подставляя под удар щеку. Если необходимо, то смиряться пред злобой их трижды, но не противиться злу насилием, а здесь… и сказать-то смешно - только несдержанность в алкоголе, что помутил разум достойного человека, заставив его творить непотребства всякие на радость бесовщине, а злого умысла и в помине не было. Уж тем доволен я, что, оказывая помощь человеку, избавляю его от мучений, коими без разбору одаривает нас всех грешная жизнь, - прижав длиннополую шляпу к сердцу, де Суазье поклонился хозяйке дома, быстрым взглядом окинув разруху в комнате. Судя по увиденному за неполные пять минут бурного знакомства темперамент у барышни был тот еще, но это еще пол беды, в конце концов, многим мужчинам импонируют необузданность дикарок. Настоящим же бедствием Клоду представлялось то, что где-то за пределами мира в плавильном тигле душ этот взрывной характер был смешан с тонкой магической сущностью, после чего компоненты залили в бренное тело юной женщины, гордо нарекши творение именем Арлана. Основываясь на личном восприятии Арланы сенешаль всерьез засомневался в необходимости личной встречи Смотрящего с настолько непредсказуемой особой, поскольку, чем дольше он смотрел на магессу, тем сильнее становились подозрения на счет применимости к ней стандартного набора средств обеспечения взаимовыгодного сотрудничества между криминальным миром и миром магиков: Золото? Нет. Такую как она могли завалить с головой презренным металлом, поскольку в наше время магом спешит назвать себя любой, кому доставало сил, чтобы буквально на милларий отогнуть тончайший кошачий ус, не говоря о представлении с летающим человеком… Власть? Снова нет. По тем же причинам, если бы в ней чувствовалась жилка, радостно вздрагивающая при одной мысли о возможности повелевать чужими жизнями, дом был бы наводнен толпами слуг и прихлебателей. Лесть? Возможно, но вряд ли она не знает себе точную цену. Тогда все что лежит выше установленной планки самооценки будет с презрением отметено. Искренность? Хм, можно попробовать, но… опять же, чертова колдовская порода, никогда не знаешь, что они знают про тебя и копошащиеся в голове мысли.
    Посмотрим…
     - Возможность помочь ближнему - сама по себе награда.
    Арлана выслушала эти слова с легким удивлением и растерянно посмотрела на Клода.
     - Ээээ вы это с кем сейчас разговаривали? – Н, а лице девушки отразилось даже немного испуганное выражение, не говоря уж об озадаченности - Послушайте, говорить о Господе, магичке не кажется ли Вам немного неуместно? - Проговорила Арлана и слегка нахмурила брови. Ей не нравилось когда с ней начинали говорить напыщенными словами. Когда призывали к долгу и чести. Более того в благородство, магесса не верила.
     - Я говорил с вами, владетельная, поскольку больше в доме никого нет не считая спящего слуги и этой птицы. Простите, если мои слова показались вам фарисействоанием странствующего миссионера или же началом заунывной проповеди морализатора. Я всего лишь счел возможным поделиться с вами своим виденьем мира: о Боге уместно и нужно говорить с кем угодно и когда угодно, лишь бы собеседник желал слушать, ибо сказано в Писании: несмотря на различия меж нас, все мы дети Его и вернемся в отчий дом в конце жизненного пути…
     - Послушайте, сударь. Я понимаю, что произвожу странное впечатление. Но если я могу Вам помочь, то я это сделаю. Но хочу сразу Вам сказать, что не выношу лжи и лести. Мне этого хватает в Ордене. - Арлана слегка улыбнулась немного грустной улыбкой - Да и не верю я в слова, особенно в красивые слова. Вы не прикончили моего слугу, возможно вас удивит, что я так... реагирую. Но для меня этот человек дорог и я помню, когда он был другим. И для меня это много значит.
     - А теперь присядьте и скажите, чем я могу помочь. - Арлана подошла и серьезно посмотрела в лицо Клода.
     - Прошу прощения, мадмуазель, - сенешаль еще раз поклонился собеседнице, - не примите это как непочтительность, но мне действительно от вас ничего не нужно. Моя задача состояла в том, чтобы проследить за доставкой вашего слуги к дому, дабы он не умудрился по дороге влезть в какие бы то ни было неприятности, и, сдав вам его на поруки, откланяться, поскольку время все ближе к заутрене, и мне не хотелось бы пропустить мессу в кафедральном соборе, а после ждет еще множество дел порученных мсье Жераром. Да, и еще, от лица мсье Келлермана должен спросить: не соблаговолите ли вы встретиться с ним за ужином с бокалом вина и светской беседой? Многое из рассказанного вашим слугой показалось ему настолько захватывающим, что он выразил надежду на возможность личной встречи.
     - Вы меня правильно поняли, - улыбнулась Арлана - я не могу обещать присутствие, поскольку вызов в Орден не то, что я могу игнорировать, к сожалению. Это единственная причина.
Поморщилась магичка.
     - И я не возражаю против встречи с Вашим поручителем. Только, сударь я не представляю где он живет.
     - О-ля-ля, отличные новости для мсье Келлермана, признаться не рассчитывал на ваше согласие. На счет же адреса, это последнее о чем вам стоит беспокоиться, сударыня. Вам будет подан экипаж к… скажем к восьми часам вечера. Если потребуется подождать или обстоятельства вынудят вас отклонить приглашение, пусть слуга уведомит об этом кучера, в прочих случаях располагайте его временем по своему усмотрению. Засим позвольте откланяться, хорошего дня, владетельная Арлана.
Сочинять не так уж трудно; зачеркивать лишние ноты - вот что труднее всего. (Брамс)

Оффлайн Zeml@K

  • Пользователь
  • **
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #67 : 24/06/2007, 12:40:37 »
Жан расстался с Пьером и взяв извозчика поехал в участок, получил там выговор, узнал что ему засчитана целая неделя прогулов, удивился почему неделя, но решив не спорить с начальником пошёл в свой кабинет. В кабинете ничего не изменилось, судя по слою пыли уборщица ни разу сюда не заходила. Жан открыл ящик стола и достал от туда свою зарплату за прошлый месяц, бумагу, перо, чернильницу и небольшой кинжал, поддев этим кинжалом половицу под столом, достал из этого тайника простое серебряное колечко и такую же серебряную цепочку. После закрыв тайник, вложил кинжал в ножны и повесил его на пояс. Потратив ещё пару минут на написание записки Жан отнёс её начальнику. Выйдя из участка полицейский сел в дожидающеюся его коляску и поехал домой, там он взял лишь небольшой чемоданчик, и извозчик, опять дёрнув вожжами, помчался по мостовой.
   К пекарне Жан подъехал уже вечером, на улице не было ни души, через минуту подъехало вторая коляска и Жан бросил камень в стекло пекарни, вдребезги разбив его.

Оффлайн Силавалар

  • ВУмчестсовествалар
  • Ветеран
  • *****
  • Пол: Мужской
  • Цветущих вишен...
    • Просмотр профиля
Re: Уединенный город.
« Ответ #68 : 03/10/2007, 15:02:53 »
-Выходите - махнул рукой Волмер, и несколько фигур, закутанных в серые плащи, двое осторожно несли по мешку каждый - гнома и девушку.
-Волмер ты остаться решил? - спросил один из похитителей
-Ждите меня, я скоро.
После того, как все покинули здание Волмер прикрыл дверь. Лунный свет перестал проникать в комнату, она заполнилась тьмой. Это и нужно было Волмеру. Его заклятье относилось к классу темнейших. Заклятье ненависти было запрещено всеми советами поголовно. Волмер узнал его случайно, в библиотеке герцога Лонна. Сильным оно не было, не было изощрённым и запутанным, какого вероятно и ждали маги герцога. Оно было простой и грубой иллюзией. Волмер, достал из за пазухи порошёк и прошёлся по всему дому разбрасывая его по всей комнате. Затем сделал несколько пассов и, утерев пот, вышел из дома. Затем сел в одну из повозок, и кивнул головой. Колёса застучали по мостовой...



Через час к двери подъехала группа полицейских, с обнажёнными мечами они бросились к двери. Выломав дверь они ворвались в пекарню. Пол минуты все стояли, затем с криками бросились друг на друга. Когда подъехали маги было уже поздно...
« Последнее редактирование: 03/10/2007, 15:17:07 от Силавалар »
Темная ночь залита вином, все что не завтра - всегда потом... (С)