Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Author Topic: Что, если бы Толкин поступил на службу в армию?  (Read 809 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Эала Эарендел энгла беортаст!

Честно сказать, был приятно удивлен, обнаружив в Росвебе сайт, посвященный творчеству Толкина. Насколько мне было известно, в отличие от Европы и США, в нашей стране его творчество не пользуется особой популярностью. Тем приятнее было убедиться, что и по нашу сторону океана имеются ценители книг этого незаурядного автора.

Кстати, забавный пример illusion de frequence. Буквально на этой неделе я пересмотрел «Сквозь вздыбленный лед» и решил еще раз перечитать литературный первоисточник, а от него – перешел к фэнтезийным работам Толкина. С удивлением для себя обнаружив, что «Плаванием Вечерней Звезды» и стихотворными набросками к нему опыт ДЖРРТ в этом жанре отнюдь не исчерпывается.

Скажу больше, толкиновский «Фермер Сэмвайз из Бри Хиллз» мне пришелся по душе куда больше, чем «фэнтезийный Моби Дик» (с) Гилсон. Один из первых образцов акцитрава в мировой литературе (или исекай-тени, как сказал бы поклонник мангаэйги), при этом написанный на порядок лучше, чем большинство современных работ этого жанра. Многим современным акцитравщикам, раз за разом отправляющим своих героев в прошлое - предупредить товарища Косыгина и соблазнить одноклассницу, или в параллельный мир – рассказать про порох Тарену и собрать гарем из фейри – не помешало бы поучиться у Толкина. Впрочем, это личное и вкусовщина.

Так вот, возвращаясь к «Плаванию «Вечерней Звезды».

Кстати, по моему личному мнению, обвинения Толкина в том, что в своем романе он просто переписал свою военную биографию, довольно безосновательны. Точно так же, как и городская легенда о якобы приписанном им себе потоплении субмарины.
Да, отдельные параллели имеют место быть. «Морникирья» - явная отсылка к U-57, тем более, в черновиках «Плавания» ей приписывается способность погружаться под воду и атаковать «стремительными подводными снарядами». Мрачные образы скал и айсбергов Хэлкараксэ, разумеется, навеяны берегами зимнего Тренделага, что признавал и сам Толкин.

Да и сам ход финального сражения, с «Морникирьей», бегущим от кораблей солосимпи на север и гонящейся за ним «Ундомиэль», действительно, во многом схож с событиями операции «Тейлган». Ну а Горту-Гортхаур, способный перекидываться в огненного демона-балрога… здесь отсылка к реальному «Алому Дьяволу Атлантики» очевидна даже на уровне имен. При определенном желании можно усмотреть сходство даже между грузом тяжелой воды и жгущими Корту… ой, то есть Горту руки Сигельвариллами.

Однако заявлять, что якобы Толкин просто переделал в фэнтези-ключе свои военные мемуары – несправедливо. Образ мореплавателя, стремящегося на Запад, и находящего там волшебную страну, повторяется у него еще в ранних произведениях, таких, как «Наказ менестрелю» и «Побережье фейри». Равно как фигура Мелько возникает в его творчестве задолго до выхода Гитлера на политическую арену.

Даже образ Эарендела как Вечерней Звезды встречается в ранних стихотворениях ДЖРРТ еще времен его довоенной юности. Да, как ни странно, а название корабля – не отсылка к биографии писателя, а удивительное совпадение.
(А может, и нет. Во «Вздыбленном Льду» Толкин об этом не упоминает, но я не могу исключать, что ДЖРРТ, сознательно или подсознательно, сам обратился с просьбой о переводе на судно, название которого совпадало с его юношескими фантазиями. Впрочем, это лирика).

Ну и разумеется, Толкин и Корт не сходились в бою на мечах на корабельном мостике. Я вообще сомневаюсь, что у них был случай посмотреть друг на друга иначе как через радар с гидрофоном. Да, концовка «Вздыбленного Льда» (я имею в виду киноверсию, конечно же») – честное художественное преувеличение Уира, заставившего Толкина закидывать U-57 глубинными бомбами, а затем – идти на таран недобитой субмарины.

Кстати, с этим же связано и обвинение Толкина, что он якобы записал уничтожение подлодки на свой счет. Разумеется, ДЖРРТ, честно писавший в своих мемуарах, что участие «Гесперуса» в бою сводилось к отслеживанию подлодки и выдаче координат бомбардировщикам, от такого бы изобразил ротор электростанции. Но после выхода экранизации и пробуждения читательского интереса как к «Вздыбленному Льду», так и к «Вечерней Звезде», в головах не читавших первоисточник, зато похваляющихся историческими псевдознаниями зрителей образовалась путаница между «Вздыбленным Льдом» Уира и «Плаванием Вечерней Звезды» Толкина. Вылившаяся в абсолютно беспочвенное обвинение во лжи достойного писателя, моряка, яхтсмена и джентльмена.

Ладно, я отвлекся. К чему это долгое вступление?

В одной из глав «Вздыбленного Льда» Толкин сам упоминает, что решение завербоваться во флот было для него совершенно спонтанным, и на эту мысль его чисто случайно натолкнул вербовочный плакат ВМС. Давайте предположим, что в тот день ДЖРРТ не обратил внимания на плакат, и спокойно отправился на тетушкину ферму. Что дальше?

Скорее всего, конечно, Толкин и дальше не рискнет отправиться на фронт, и предпочтет остаться в безопасном Оксфорде. Но давайте для придания остроты сюжету (да и не стоит безосновательно упрекать в трусости человека, первым в истории прошедшим Северо-Западный проход на легкой яхте!) предположим, что Толкин все же вызывается добровольцем – и уходит на войну, но теперь уже не телеграфистом на «Большую Старую леди», а связистом в одну из оксфордских или других добровольческих частей.

И опять-таки, реалистичнее всего, что ДЖРРТ проведет всю войну где-то в тылу перед катушкой кабеля. Но давайте для симметрии заставим его пройти уже не через побоище Ютланда, а через пехотные мясорубки Соммы или Вердена.
Какие произведения создал бы ДЖРРТ с солдатским, а не морским боевым опытом?

Сфокусировался бы на сухопутных сражениях Войны за Дор Файдвэн, а не морских? Возможно, в этом случае образ Эарендела больше бы приблизился к классической героической фэнтези Говарда и Муркока, и мы бы увидели не бесстрашного мореплавателя, а отважного лесного следопыта, возвращающего себе трон королевства предков?

Или наоборот, сфокусировался бы на образе «маленького человека в большой войне», став фэнтезийным не Мелвиллом, а Ремарком? И главный герой был бы не бесстрашным воином, а мирным фермером наподобие Сэмвайза, которого судьба бросила в противостояние многотысячных армий под Гондолином и Кортирионом?

Или, быть может, пройдя окопный ад, вообще бы оставил службу при первой возможности и вернулся от офицерской карьеры к филологической? И тогда бы сосредоточился на трудах в области лингвистики, лишь изредка развлекаясь написаниями словарей нолдорина и эльдарина?

Вот что я предлагаю в качестве темы для дискуссии. Высказывайте свои предположения, уважаемые пользователи.
Остался бы Толкин безвестным полковником или маститым лингвистом вместо писателя?

Или наоборот, слово «фэнтези» ассоциировалось бы для массового читателя не только с Конаном-варваром, Обдолбанным-Под-Тареном Тареном из Придайн и Шаррой-Странницей, но и с Эаренделом Мореходом? А под «Дивным Народом» понимались бы не фэйри с двергами, а инвир и нолдоли?

Ofer middangeard monnum sended!

A mapa yulma limpeva, mellonath!
« Last Edit: 28/04/2024, 01:58:48 by Родвард Бергелин »

Offline Elentirmo

  • Ветеран
  • *****
    • View Profile
Что за бред я сейчас прочитал?

Offline Adenis

  • Ветеран
  • *****
  • Gender: Male
  • S
    • View Profile
я не "уважаемый пользователь", но выскажу мнение, что Толкин имел все шансы стать сыном управляющего банка Ротшильдов, и затем управляющим банка Ротшильдов. Нафига сыну управляющего Ротшильдов армия и военное корьеро, это нонсенс, нэдоразумэние.

Но не срослось. Или срослось, но иначе.