Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Recent Posts

Pages: [1] 2 3 ... 10
1
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Adenis on Today at 03:33:56 »
/>Прочитал статью. Интересно. Но к выложенной монете она отношения не имеет. Монета эта галльская, относится к племени ремов, северо-восток нынешней Франции.
Как интересно. Галльская, племя ремов. На монете прочитали: ремы, Галлия, 2...1 вв. до н.э.?
Вот текст под фото с вашими монетами:

Quote
CELTIC, Northeast Gaul. Remi. Late 2nd-mid 1st century BC. Stater (Gold, 17 mm, 6.16 g, 3 h), 'à l'oeil' type. Devolved laureate male head to right. Rev. Celticized horse galloping to left, horseman transformed into a V-shaped figure within a heart-shaped ornament; below, pellet-within-annulet within circle of pearls over ornamented ground line ending in a star. DT 173-174 var. (differing reverse symbols). LT 8799 var. (differing reverse symbol). A rare variety. Surfaces polished and with some areas of weakness, otherwise, extremely fine.
Quote
КЕЛЬТ, Северо-Восточная Галлия. Реми. Конец 2-го - середина 1-го века до нашей эры. Статер (золото, 17 мм, 6,16 г, 3 ч), тип "а-ля-эль". Повернутая мужская голова вправо. Кельтский конь, скачущий галопом слева, всадник, превращенный в V-образную фигуру внутри орнамента в форме сердца; внизу, гранула внутри кольца внутри круга из жемчуга над орнаментированной линией земли, заканчивающейся звездой. DT 173-174 вар. (различные обратные символы). LT 8799 вар. (отличающийся обратный символ). Редкий сорт. Поверхности отполированные и с некоторыми слабыми местами, в остальном очень тонкие.

В тексте не указано, что повернутая вправо мужская голова - это голова греческого бога Аполлона. Зато указано, что изображен именно кельтский конь, а не какой-то еще, некельсткий. Насчет коня - это неправда, конь там тоже греческий, потому что монета эта, именуемая в тексте "статер" - копия греческого статера.

Кельты не были греческими гражданами, они не говорили по гречески, они не молились греческим богам. Зачем же им было чеканить (или "отливать", как пишут некоторые) греческие монеты? Не копии, не похожие, а именно греческие монеты. Это они так хотели уничтожить древнегреческий Центробанк, инфляцию разогнать путём эмитирования вражеской валюты?

Т.н. "кельты" не имели у себя во втором тире первом веке до нашей эры монетного двора, чтобы чеканить золотые копии греческих статеров, так как не имели государственности. То есть, этот текст, откуда вы почерпнули сведения, это дезинформация. Чеканили эти монеты, само собой, греки и их уважаемые партнёры.

А так-то забавно вполне, спасибо.
2
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Тарк on Yesterday at 18:12:40 »
Прочитал статью. Интересно. Но к выложенной монете она отношения не имеет. Монета эта галльская, относится к племени ремов, северо-восток нынешней Франции.

3
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Adenis on Yesterday at 13:28:01 »
/>Ну тут же не специализированный форум)))
Это верно
/>Конечно, еще республика. И даже до завоеваний  Цезаря.  ::)
Ознакомьтесь с информацией
Quote
Ведущие кельтологи Островов уже сами пришли к фактическому согласию, что кельтов как таковых на Островах не было, и Ирландию они не оккупировали, как и остальные части островов. Археология Островов не находит никаких следов вторжения или прибытия кельтов в 1-м тыс. до н.э., в том числе после 700-400 лет до н.э. Все находки, в том числе наконечники стрел, копья, круглые каменные сооружения, приписываемые кельтам – все они датируются бронзовым веком, задолго до предположительного прибытия кельтов.
4
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Тарк on 30/06/2022, 19:20:30 »
Ну тут же не специализированный форум)))
Конечно, еще республика. И даже до завоевений Хиармендакила Цезаря.  ::)
5
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Adenis on 30/06/2022, 11:35:16 »
это конечно астрономические кельтские монеты времен римской империи.


/>Респект. Да, галлы-кельты, конец 2-начало 1 века до н.э.

Ну позвольте, какая же это римская империя 2-1 вв. до н.э., империя началась в 27 г. до н.э.
6
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Тарк on 30/06/2022, 06:31:06 »
Понятно. )))) На самом деле это конечно астрономические кельтские монеты времен римской империи.

Респект. Да, галлы-кельты, конец 2-начало 1 века до н.э.
7
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Elentirmo on 29/06/2022, 21:23:14 »
Понятно. )))) На самом деле это конечно астрономические кельтские монеты времен римской империи.
8
Юмор / # Весёлые картинки
« Last post by Тарк on 29/06/2022, 19:55:56 »
Странно. Вчера было.
9
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 29/06/2022, 13:21:52 »
На Запад

Глава 14

Хелегонд в огне

2 часть

Лишь когда на снегу, укрывшем овраг, начали проступать чёрные пятна орочьей крови, пыл осаждавших заметно поубавился. Дело в том, что за несколько дней остававшихся у защитников города для подготовки к осаде, они успели прорыть под толщей снега ходы, где установили под самым краем оврага ряды остро отточенных кольев. Теперь сотни врагов, быстро усеяли эти колья гроздьями своих тел, и лишь когда смертоносная ловушка была заполнена доверху, враг получил возможность приблизиться вплотную к внешнему краю цитадели Хелегонда. Но тут со стен на орков тут же посыпался дождь стрел. Вниз летели камни, крупные осколки льда и просто всё, что попадалось под руки защитников города. Вскоре снежный покров под стенами крепости быстро превратился в сплошную тёмную массу шевелившихся тел. Но, несмотря на то, что враги каждую секунду сотнями валились замертво, вверх на стены быстро устремились десятки лестниц. Словно цепкие кошки, орки проворно карабкались вверх, и сбить их с лестниц было не так то просто. Когда защитникам Хелегонда удавалось оттолкнуть от стен одну из лестниц, орки с истошными воплями летели вниз, на головы своим товарищам. Однако вскоре самые проворные из нападавших таки забрались на парапет, и тогда на стенах, сразу в нескольких местах, завязалась жаркая схватка.
При виде взобравшихся на стены врагов, Фамбур стиснул мозолистыми руками свой двуручный топор и ринулся к очагу вспыхнувшего боя. Не желая отставать от разъярённого товарища, Урвин устремился вслед за ним, однако парапет сены был не слишком широк, а гном, ввязавшийся в бой первым, махал топором так, что подойти к нему не было никакой возможности. Топор Фамбура мелькал в воздухе подобно разящей молнии и любой, оказавшийся поблизости, каждое мгновение рисковал попасть под смертоносное лезвие.
Ежесекундно под сокрушительными ударами гнома в стороны разлетались разбитые в щепы щиты и отсечённые конечности врагов. Когда под ногами Фамбура стало скользко от чёрной орочьей крови, он неожиданно поскользнулся и растянулся во весь рост. Подняться на скользком дощатом настиле в тяжёлой боевой кольчуге было не так уж и просто, и орки с радостными криками и улюлюканьем бросились на беспомощно барахтавшегося гнома. Тяжёлая кольчуга, сработанная харбадскими мастерами, хорошо защищала от вражеских мечей, но теперь она предательски прижимала Фамбура к помосту, а дощатый настил был таким скользким, будто его щедро полили маслом.
К счастью находившийся поблизости Урвин подоспел вовремя. Он схватил гнома за шиворот и с силой дёрнул его на себя. Рывок оказался таким мощным, что Фамбуру показалось, что его вот-вот вытряхнут из кольчуги, однако этого не случилось. Единственное, что расстроило гнома, так это то, что он выронил свой топор. Вспоминая все проклятия гномов, он увидел, как Урвин шагнул вперёд, заслонив его от подступавших орков, подобрал оброненную им секиру и начал махать ей с такой силой, что враг, устрашившись невиданной мощи, сразу попятился назад. Это было и понятно, ведь увидев перед собой бородатого гиганта, похожего на гнома, но почти в два раза большего, чем предыдущий, гоблины могли ожидать самого худшего и они не ошибались. Урвину потребовалось сделать не более десятка взмахов топором, и перепуганные враги начали сами прыгать со стены в низ, ведь лестница была полностью забита непрерывно поднимавшимися вверх орками. Расстроившись тем, что ему не удалось зарубить ни одного из противников, гигант поддел топором тяжёлую лестницу и, поднатужившись, оттолкнул её от стены. Раздались душераздирающие вопли и не менее полусотни орков полетели на головы своим товарищам. Урвин был так разъярён, что вслед за сброшенной лестницей, вниз полетели и трупы убитых Фамбуром врагов.
Всё это время Гилгаэр и Тинур занимали места у бойниц неподалёку от восточных въездных ворот и старались поражать гоблинов, заряжавших катапульты, отчего скорострельность противника на их участке была заметно меньшей, чем на всех остальных.
Так, в непрерывных боях, прошёл весь день, а к вечеру натиск врага значительно ослаб. Перед наступлением ночи затяжной, но безуспешный штурм Хелегонда прекратился и противостояние переросло в стихийно вспыхивавшие кратковременные перестрелки, что дало возможность хелегондцам усмирить ярость бушевавших в городе пожаров.
Когда над осаждённым городом сгустились сумерки, орки принялись оттаскивать из-под стен свои сломанные лестницы и чинить их в стороне. Никто в осаждённом городе не сомневался, что штурм продолжится под покровом ночи, однако время шло, а атака всё не возобновлялась. Было похоже на то, что враги осознали решимость хелегондцев отстоять свой город и, получив яростный отпор, начали обдумывать иной план.
Когда уже совсем стемнело, опустившуюся над городом тьму внезапно прорезали огненные снаряды, которых было так много, что вскоре Хелегонд вновь объяло пламя пожарищ. Огненный дождь всё не прекращался, и к полуночи в городе уже трудно было отыскать хоть один дом, до которого не смогло добраться бушевавшее пламя. Лишь каменный дворец Торма хотя и был заметно повреждён, однако продолжал стоять на своих мощных каменных колоннах, давая убежище приют обескровленным горожанам.
С болью в сердце смотрел Торм на свой объятый пламенем город. И хотя в пределах Хелегонда уже мало что можно было разрушить, огромные каменные глыбы продолжали сыпаться на головы осаждённых.
Мельхеор ни на шаг не отходил от Торма, пытаясь чем мог поддержать правителя города, однако все его старания казались тщетными до момента, когда неожиданно над его головой послышалось хлопанье крыльев. Все, кто находились рядом, увидели, как свет факелов выхватил из темноты силуэт большого белого филина, который в одно мгновение взгромоздился на посох мага.
– А, это ты, мой старый друг, – обрадовался Мельхеор и ласково провёл рукой по шелковистым перьям ночного охотника. – Должен заметить, что ты как раз вовремя. А теперь давай-ка посмотрим, какие вести ты принёс нам сегодня, – воодушевлённо сказал маг, снимая с лапы филина небольшой кожаный мешочек. – Ну-ка, подержи мой посох, – попросил он Фамбура.
Фамбур перехватил из рук Мельхеора посох, на котором величаво восседала грациозная птица, а тот достал из мешочка сложенную записку, развернул её, и быстро пробежал глазами по строчкам.
– Ну что ж, друзья, – с облегчением вздохнул маг, – кажется, нынешней ночью провидение благоволит нам. Западнее Вековечного Ледника стоит хорошая погода и тринадцать тысяч гномов Гродбара во главе с Хемдриком Твердолобом уже на подходе к Мерцающему Гроту.
– Ты что, дружище, решил над нами подшутить? – Нахмуренно спросил Фамбур.
– Нисколечки, мой дорогой гном, – улыбнулся Мельхеор, и искренняя радость в его глазах быстро передалась бородачу.
– Тогда повтори мне то, что ты сказал ещё раз, – затаил от волнения дыхание Фамбур.
– Мы, маги, никогда не повторяем сказанного дважды, и ты это хорошо знаешь, – ответил Мельхеор. – Лучше я скажу всем вам о том, что ещё сказано не было. И, если мне позволит владыка Торм, – тут Мельхеор сделал паузу, ожидая одобрения правителя Хелегонда.
– Говори, мой друг, – сдержанно кивнул головой Торм, – мне тоже не терпится услышать твои слова.
– Итак, нам нужно продержаться ещё каких-то два дня, а на третий гродбарские топоры застанут наших врагов врасплох и ударят с тыла. К этому моменту всем нам стоит хорошо подготовиться, ведь в тот миг мы сможем воспользоваться паникой в стане врага, рассеять его силы и опрокинуть вспять. А учитывая то обстоятельство, что соотношение сил, даже в тот решающий миг, будет отнюдь не в нашу пользу, мы просто обязаны воспользоваться предоставившимся шансом.
– И в этом я с тобой полностью согласен, мой друг, – не замедлил поддержать Мельхеора Торм. – Мы выйдем навстречу нашим друзьям через западные ворота, и так наш враг у западных стен города окажется под ударом сразу с двух сторон. В истории мало кому удавалось выстоять, будучи атакованным и с фронта и с тыла одновременно. Это хороший шанс, и мы не должны его упустить.
– И мы его не упустим, отец, – с пылом в голосе вмешался Толмар.
– Что-ж, я вижу, что отвага и доблесть славных предков не перевелись в сердцах их достойных потомков, – заметил Мельхеор. – А это значит, что наш шанс опрокинуть неприятеля самоотверженностью пылких сердец доблестных воинов не так уж и мал, как может показаться на первый взгляд.
Маг сделал паузу и, опустив голову, добавил: 
– Но многим храбрецам в тот день придётся пожертвовать своими жизнями ради конечной победы.
– Мы знаем цену победам, мой друг, – сказал Торм суровым голосом, – и отстоим нашу свободу, чего бы нам всем это ни стоило.
10
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 29/06/2022, 13:20:57 »
На Запад

Глава 14

Хелегонд в огне

1 часть

Тучи над городом сгущались. Небо потемнело и, казалось, оно вот-вот упадёт на головы защитникам города. Кольцо врага сомкнулось, отрезав Хелегонд от остального мира, и началась планомерная подготовка к штурму.
Вначале город окружили пешие орки и наездники гворхов. Самые свирепые из четвероногих тварей оставались свободны от всадников и неустанно носились вокруг городских стен, тщетно ища возможности проникнуть в осаждённый город. Эти одиночки были до того злобными, что никто бы не удивился, узнав, что они сами и съели своих наездников. И, разумеется, что памятуя об ужасной участи бедолаг, желающих повторить их печальный опыт более не находилось.
Гворхи злобно брызгали ядовитой слюной и остервенело щёлкали челюстями, в надежде запугать обороняющихся. Некоторые из монстров пытались карабкаться на стены со стороны дозорной башни, где крепость не была защищена оврагом, но когда сверху на них посыпались стрелы и громадные камни, отступили.
А барабаны ни на мгновение не утихали. Многие из них были столь тяжелы и велики, что их везли на специально приспособленных для этого санях. Огромные тролли ударяли дубинами по туго натянутым шкурам, раздирая пространство в уродливые клочья. Вскоре от этого неистового шума над Хелегондом завибрировал воздух, а многим показалось, что они всем телом ощущают, как под их ногами сотрясается сама земля. Гвалт стоял такой, что, опасаясь оглохнуть, защитники цитадели закрывали уши руками. Кишащая, волнующаяся серая масса, сомкнувшаяся вокруг города, постепенно становилась шире и шире, и очень скоро кольцо вражеского окружения стало таким огромным, что пущенная со стен Хелегонда стрела уже не долетала до его края. Потом показались осадные приспособления. В их числе тролли катили огромные мощные катапульты, а орки подтаскивали длинные сучковатые лестницы. Лестницы были быстро равномерно распределены вокруг городских укреплений, а метательные машины нацелены в сторону осаждённого города. После того, как подвезли камни и смолу в перепачканных бочках, вокруг запылали большие костры, с помощью которых эту смолу начали растапливать.
Когда всё было готово к началу штурма, противники замерли. Они будто примеривались друг к другу, накапливая ярость и силы для предстоящего боя. Стих барабанный бой и над осаждённым городом на несколько мгновений воцарилась тишина.
Стрелки на ледяных стенах Хелегонда выбирали будущие цели, а иные пробовали крепость тетивы перед готовым разразиться боем. И хотя луки ещё не были натянуты, однако каждый из стрелков уже сжимал в руке смертоносную стрелу, которую готов был пустить во врага по первому приказу своего командира. Казалось, что время на мгновение остановило свой бег, чтобы дать неведомой судьбе возможность выбрать победителей и побеждённых, счастливчиков и тех, кто должны были пасть в предстоящем сражении. И ни один из защитников города не знал, кем окажется в конце уже нынешнего дня. Безвестность угнетала дух, усыпляя отвагу и решительность даже самых отъявленных храбрецов.
Пауза явно затянулась, а вражеские полчища продолжали подтягиваться к стенам Хелегонда. По мере прибытия новых сил задний край вражеского войска отодвигался всё дальше и дальше. Когда метательные машины были заряжены готовыми к залпу смертоносными снарядами, орки начали поливать их расплавленной смолой и поджигать. Внезапно раздался душераздирающий вопль, и десятки снарядов разом устремились к осаждённому городу.
Одни катапульты метали облитые смолой и подожжённые камни по деревянным строениям за оборонительными стенами, с целью их поджечь, а другие были нацелены на стены цитадели.
Отовсюду раздавался сухой треск колющегося льда, а его острые смертоносные осколки разлетались во все стороны, сея на своём пути увечья и смерть. Воины на стенах, как могли, прикрывались щитами сами и старались защитить стрелков, у которых и вовсе не было шансов уберечься от смертельно-опасных осколков. И всё же ледяная стена Хелегонда оказалась неподатливой, словно была сложена из камня и обладала такой толщиной, что даже несмотря на непрерывный шквальный обстрел, не получила сколько-нибудь значительных повреждений. Лишь её гладкая внешняя поверхность была изрыта теперь конусоподобными выбоинами, оставленными сталкивавшимися с ней огромными валунами.
Под непрерывно сыпавшимися с неба пылавшими снарядами жители Хелегонда не смотря ни на что продолжали выполнять свои обязанности. Кузнецы и плотники, гончары и портные тушили занимавшиеся очаги огня, растаскивали горящие брёвна, выносили из горящих домов пострадавших. Но, несмотря на самоотверженное сопротивление огненной стихии, вскоре в городе начался сильный пожар. На улицах послышались стенания и вопли женщин, плач детей.
Когда, владыка Торм понял, что деревянные дома больше не могут служить надёжной защитой для людей, тут же отдал приказ уводить всех горожан во дворец, который был неподвластен огненной стихии и пробивной мощи прилетавших из-за стен снарядов, так как был единственным каменным сооружением Хелегонда.
Мужчины на улицах всё ещё пытались тушить разгоравшийся огонь, чтобы уберечь от пожара как можно больше деревянных построек, однако это не очень хорошо им удавалось. При столкновении снарядов с препятствиями пылавшая смола разлеталась во все стороны, и огонь быстро перебрасывался на новые строения, нещадно пожирая всё то, что не было льдом. Уже через несколько часов такого обстрела небо над Хелегондом почернело от дыма, и в городе начал таять снег, что отчасти помогло приостановить ненасытное пламя.
Видя, как под ногами начинает плавиться лёд, Торм забеспокоился:
– Похоже, что теперь наши дела совсем плохи, – сурово сказал он стоявшему рядом Мельхеору. – У нас едва ли наберётся более тысячи воинов и тех, кто способны держать в руках оружие, а нашим врагам, похоже, и числа не сыщешь. Помощи тоже ждать не приходится, потому как нам вряд ли удастся продержаться более нескольких дней.
– Крепись владыка, и не рассказывай об этом своим воинам, – сердито сдвинул брови маг. – Никто не знает планов Высших и того, что Они уготовили всем нам. Если я верно всё рассчитал, то мы ещё погоним весь этот сброд назад, в ту дыру, из которой все эти твари выбрались.
– Шутить изволишь, дружище, – недовольно проворчал стоявший рядом Фамбур. – Да их здесь столько, что если они и не станут защищаться, мы скорее попадаем от изнеможения, чем перебьём их всех.
– Ну если непрестанно махать твоим тяжеленным топором, то, пожалуй, будет так как ты сказал, – согласился Мельхеор.
– Да чем бы ты не махал, мой друг, существенно это картины не изменит, – настоял на своём гном. – Хорошо хоть Феасуллэ унёс нашу малышку подальше от всего этого ужаса, да и я, прежде чем встретить свою смерть, уж точно успею рассчитаться за своего отца и отправить на тот свет несколько десятков этих страшилищ.
– Не переживай, друг, – неожиданно раздался рядом ободряющий, хрипловатый голос Урвина, – уж у кого кого, а у меня-то на них на всех сил хватит.
– Ну, разве что, ты бы был одним из бессмертных, – съязвил Фамбур, – тогда я бы отнёсся к твоим словам серьёзно.
– Будет вам, – одёрнул Мельхеор разговорившихся товарищей. – Лучше поглядите туда. Это выглядит по меньшей мере странно, но кажется они прекратили обстрел.
– Неужто у них камни закончились? – спросил Фамбур саркастическим тоном.
– Нет, мой друг, – ответил Мельхеор. – Похоже, что теперь они собираются приступить к настоящему штурму.
Маг и его товарищи приникли к бойницам и стали наблюдать, что именно собирается предпринять противник. А враг действительно готовился к решительному штурму. Там, за стенами Хелегонда орки подтаскивали к внешнему краю оврага все имевшиеся у них лестницы и спускали вниз. Однако лестниц на всех не хватало, а гоблинов было так много, что некоторые из них, подталкиваемые задними рядами, просто падали в провал. Вскоре гоблины начали валиться в овраг уже десятками, а затем и сотнями. Срываясь вниз, они полностью исчезали из виду в толще наметённого за многие дни снега, что тут же сопровождалось жуткими истошными воплями. Однако это ничуть не остудило пыл продолжавших толпиться у обрыва врагов, которые стремились первыми забраться на стены и ворваться в осаждённый город.
Pages: [1] 2 3 ... 10