Show Posts

This section allows you to view all posts made by this member. Note that you can only see posts made in areas you currently have access to.


Messages - Curumo

Pages: [1] 2 3 ... 11
1
есть текст 1969 года, что люди могут становиться орками, есть предисловие к good typescript "Квенди и эльдар" 1960-ого года, что — Appendices on their names for the other Incarnates: Men, Dwarves, and Orcs. Далее, есть печатный текст Orcs 1960-ого года
Именно за этот текст Orcs Мямлин и хватается, как за соломинку – там действительно мимолетно промелькнула идея о происхождении орков от животных. Но ведь в конце этого же самого текста Толкиен исправляет сам себя – указывает происхождение от эльфов и пишет, что после смерти орки попадают в Мандос и останутся в тюрьме до конца времен - dying they would go to Mandos and be held in prison till the End (что, естественно, однозначно подразумевает наличие у орков феа).

тролли набежали на толкинистский форум и пользуются занятостью администрации
Особенно пикантно слышать это от персонажа, который в ответ на вежливую просьбу привести цитату сначала скатился в подзаборное хамство, а теперь истошно взывает к администрации (и ведь таки прикрывают же – как говаривал президент Рузвельт, son of a bitch, but he's our son of a bitch ;D). Образцовый католик.
Саруман много веков убеждал всех, что это не Саурон.
Кстати, коллеги, до меня таки наконец дошло, откуда Мямлин набрался такой забористой ереси – это же в поделке-экранизации Джексона Саруман такое вещал. То есть по факту именно наш Мямлин, цинично воспользовавшись разгильдяйской нерасторопностью BLM, успел насмотреться ПиДжеевского «шедевра» и ничтоже сумняшеся несет теперь это все на толкиенистский форум. Образцовый толкиенист.
Теперь ontopic:

разве назгул построили «собственное всевластье»?  Глав.Кольцо: его новый ровня-владелец получает жизненную силу Саурона.   Подчиненное   Кольцо – посредник, его новый владелец  отдает эту силу   Саурону,  взамен на апгрейд
Толкиен в Письме 131 пишет, что Кольцо находилось в «раппорте» с владельцем. Назгулы получили могущество и бессмертие – но источником этого счастья были и оставались кольца. Аналогично, кмк, Галадриэль не могла одолжить свое кольцо Кирдану или Трандуилу, чтобы они тоже остановили время в своих владениях – то есть они-то остановят, не вопрос, но Лориен тогда завянет.
Любопытно, что с гномьими кольцами все несколько иначе: когда в сокровищнице накопилось золото, это уже вполне физическое золото, оно с потерей кольца никуда не исчезнет. Кольцо, тем не менее, считалось необходимым для основания сокровищницы: в HoME VI указано, что Балин в связи с этим перед походом в Морию интересовался у Бильбо на предмет его Кольца. Но, кроме кольца, нужен еще и стартовый капитал: как говорил Трор в ВК, «it needs gold to breed gold». Здесь кольцо выступает своего рода аналогом ссудного процента: как известно, евреи (прототипы гномов у Толкиена) отличались во время оно тем, что давали деньги в рост (добрые католики их за это недолюбливали, но деньги в долг брали охотно). Т.е. логика проста: стартовый капитал + кольцо ссудный процент = сокровищница. Интересно, клан Ротшильдов сохранил то самое колечко? Что скажете, Saferon? ;)

2
материя Морготу была подвластна лишь частично. Тем не менее, её он испортил вообще всю и сразу.
Кольцо Саурона сильнее — как минимум раз в 10.
после развоплощения Саурона в течение сотни лет орки превратились в присказки, которыми младенцев пугают.
уничтожение четырёх Колец из Семи ослабляло Цепь.
Саурон это Эру
Мямлин быстренько выкатил очередную коллекцию бездоказательных фанфиков...

Истребить же всех падших существ, которые когда-либо воспротивились Богу, значило бы искоренить из мироздания свободную волю как таковую.
Восстание против бога как критерий наличия свободной воли, а что не так? :) Тут вон Мямлин доказывает то же самое, только с другой стороны (орки слушаются Темного Лорда - значит, нет свободы воли). При этот сам себя успешно опровергает:
орки, только завидев предмет приказа, кольцо Барахира, сразу тащат золото себе и вопят "да ну этого Саурона с его приказами".
Кстати, для новоприбывших: вопрос об орках содержательно обсуждался на форуме здесь.


3
Это потому, что в Руне и Хараде власть перешла к Саурону в руки легитимным путем.
Все верно рассуждаете :) Жители Руна и Харада в стародавние времена выбрали Мелькора, Дарующего Свободу, вполне добровольно, - и, видимо, у них не возникло причин сожалеть о своем выборе.
А что мешает легитимности Саурона на Западе, кому там бунтовать? Разве что догматичным эрупоклонникам в Минас-Тирите, да горстке дунаданов-партизан в бывшем Арноре, идеологически обработанных эльфами. Южные штаты Гондора восставали против Минас-Тирита раньше, до прихода нуменорцев их жители были лояльны Саурону. Рохирримы? Эльфам они не доверяют, гномов недолюбливают, в старину часть их предков уже сговаривались с вастаками. Они, конечно, лояльны Мундбургу, но если поставить там править респектабельного нуменорца (например, Короля-Чародея) – поворчат и успокоятся. Гномы? С эльфами у них – вековые распри (см. судьбу отряда Торина в Лихолесье или отношение к Гимли в Лориене), часть гномов вполне себе воевала за Саурона в Войне Последнего Союза. Не хочу сказать, что Саурон был бы «добрым» правителем – это вряд ли, упрямство эльфов его изрядно озлобило, скорее был бы такой рациональный, технократичный «просвещенный абсолютизм».

А разве Саурон не сам сложил оружие? Иначе можно сказать - а где те орки?
Сам сложил, и не без умысла, но до этого его слуги разбежались (включая, наверно, и орков). Назгулы, думаю, остались – их воля была уже «поглощена», но толку выходить с девятью верными шкилетами против огромной армии?

будучи комендантом Ангбанда Саурон тем и занимался, что руководил ордами орков, пока Мелькор отсутствовал.
Не только руководил, он эти орды сам и создал, как военную силу, пока Мелькор в Мандосе «вставал на путь исправления». А вообще навербовать войско орков – это даже королю гномов под силу (HoME II), кольца для этого не нужно.

Эру орков не сертифицировал в свое время
Ну то есть как, не сертифицировал? Бессмертные души он их новорожденным телам дарует или нет? Вот, недавно цитировал из HoME X:
Quote from: JRR Tolkien
Хоть Мелькор и мог вконец развратить и погубить отдельную личность, невозможно представить, что он может абсолютно извратить целый народ, или несколько народов, и сделать такое состояние наследственным. Если такое случилось, то это должно быть деянием Эру. (must (if a fact) be an act of Eru.).
Следующий вопрос: а зачем такое деяние сдалось Эру?
Quote from: JRR Tolkien
Эру не стал бы санкционировать работу Мелькора и позволять независимость орков – разве что только в том случае, если орки на самом деле открыты для исцеления, могут быть исправлены и «спасены»

4
Я бы арестовывал любого, кто использует слово "Государство" (в каком-либо ином смысле, чем применительно к неодушевлённой Англии с ее населением, предмету, не имеющему ни власти, ни прав, ни разума); и по предоставлении возможности отречься казнил бы упорствующих!
Мама – анархия! Папа – стакан портвейна. :D Не, наверно все же вот это: Убей в себе государство.

А как же Саруман собирал более 9000 орков под своей властью? А Саруман тоже создатель Кольца!
Ну и тут опять тот же самый вопрос. А почему именно с помощью кольца и никак иначе?
Ну и тут опять тот же самый ответ: потому, что у вашего визави мир Толкиена настолько метастазирован его собственными фанфиками, что уже просто нет смысла пытаться отделить одно от другого. :) У Толкиена никакой информации о способности кольца Сарумана подчинять орков нет. Равно как и о том, что «Семь поспособствовали вымиранию гномов», или «Саруман много веков убеждал всех, что это не Саурон», и многом, многом другом. DDoS-атака фанфиками, да и только…

бесконечная дань для содержания огромных войск Мордора как инструмента подавления всяких восстаний.
Что-то не припомню я, чтобы Мордор содержал огромные войска в Руне и Хараде для подавления восстаний. Вот против нуменорцев автохтонное население восставало, было дело.

как Моргот, так и Саурон продемонстрировали, что тратить львиную долю своих сил ради контроля существ - не эффективный способ получить власть.
Смотря какая нужна власть. Вот харадримы, скажем, подчинялись власти Саурона из трепета и уважения, но высадился десант Ар-Фараазона – и где те харадримы? Назгулы тут – уникальная комбинация свободной воли и полного подчинения. Или, например, нужно найти и принести Кольцо. Кого послать?

убоялся отправиться на суд Валар. А чего ожидать от черной души?
Но если деяния сей «черной души» были неугодны валарам, что же его не арестовали, заодно с начальником? Или обличье «черной души» было настолько прекрасно, что Эонве постеснялся наручники надеть? Странное какое-то правосудие получается, согласитесь. :)


5
Отличные новости! Можно добавить пару уточняющих моментов с форума:
Материал в основном – поздние неопубликованные тексты Толкиена, отредактирован (т.е. не написан самолично) Карлом Хостеттером. Подготовка велась в активной переписке с Кристофером Толкиеном, ему же будет посвящена книга. Большую часть материала Кристофер прислал Карлу как ксерокопии, одобрил план издания книги и образец предварительного текста, составленный Карлом. Объем книги – 400 страниц (400 страниц неопубликованного Толкиена, Карл! :) )
Такой вот подарочек из чертогов Мандоса. А я-то уж думал, пришло время Саймону и Ко разбазаривать дедовские сундуки? Отсылки к сериалу Амазона смотрятся странно – не думаю, что сценаристы будут особо учитывать «deep lore», им бы хоть Unfinished Tales осилить. Да и среди зрителей ценители аутентики – в абсолютном меньшинстве.
В общем, ждем-с.

6
Он не сможет быть сражен в бою.
 А Саурон не знал... ))
Ну Толкиен же не пишет конкретно, как тогда Саурона забороли :) Может, его Элендил и Гил-Галад в болевом захвате держали, пока Исилдур палец с Кольцом отпиливал? Судя по мемуарам Исилдура, Кольцо хранило жар руки Врага – значит, палец срезали еще с «тепленького».
Старый Тук писал,  что  назгул колец не носили - может, кто уже забрался в мышеловку, подчинялись Саурону и без колец.
Подчинялись-то они без колец, но кольца, даже лежащие в сундуке в Барад-Дуре, все равно оставались источником их силы и бессмертия. Аналогично, пока Одно Кольцо лежит на дне реки – оно остается источником силы Саурона. Но если его найдет кто-то из Могучих и начнет строить свое собственное Всевластье – сила из Саурона начнет соответственно утекать.

Внезапно. Неужели коллега Аденис снова прав и неполживый Гэндальф лжёт?
Там в ВК Гэндальф и про себя говорит – «ни у кого из вас нет оружия, что могло бы повредить мне». Это включая тот самый Арагорнов меч-пальцерез, на минуточку. «Режим Бога» - полезная штука ;)

7
У Саурона сухой прибыли от  Колец – 9 назгул,  разве это - всевластье? «…и роздал их (кольца) народам»…  -  у «народа» пальцев нет.  Почему Саурон не предлагал их другим королям, когда первые де-юре «умерли»?

Толкиен описывал переход силы при появлении у Кольца нового владельца (при условии, что владелец достаточно крут, чтобы им толком воспользоваться):
Quote from: JRR Tolkien
- Но если мы найдем Кольцо и применим его, как оно поможет нам достичь победы? - спросил Имрахил.
- Оно не подействует моментально. - ответил Гэндальф. - Но если Оно попадет к владельцу могучему или благородному, например, лорду Арагорну, или Наместнику Города, или Элронду из Имладриса, или даже ко мне - то он теперь станет Властелином Кольца, неуклонно возвышаясь в силе и в жажде власти. Все иные разумы он устрашит или подчинит, и они будут слепо выполнять его волю. Он не сможет быть сражен в бою. Более того: глубочайшие секреты ума и сердца Саурона будут ныне открыты ему, так что Темный Владыка не сможет предпринять ничего, что не стало бы тотчас известно. Новый Властелин Кольца вытянет саму силу и мысль из Саурона, и верность всех слуг его, и они будут служить новому хозяину и поклоняться ему, как богу. Так Саурон будет сокрушен абсолютно и истает в забвении.
Можно экстраполировать – если Некромант раздаст девять колец другим колдунам или королям, то старые призраки по итогу «отключатся», и нет смысла менять шило на мыло (к тому же так он рискует остаться на несколько столетий вообще без назгулов, пока новая партия будет «истаивать»).

8
Саруман много веков убеждал всех, что это не Саурон.
цитаты тут уже приведены.
«Имя, сестра, имя!» ;D Где же, о где же можем мы наконец ознакомиться с этим удивительным открытием в толкиенистике?

Если вам так хочется КистямуроТолкиена, то вот и цитата:
Кое-кому  из  собравшихся известно, что в  самом начале  нашей эпохи  я
рискнул посетить Чародея в Дул-Гулдуре и, тайно разведав, чем он занимается,
понял, что наши опасения подтвердились: это был Саурон, Извечный Враг, вновь
оживший и набирающий силу.
Да можно и ГриГру Толкиена, не вопрос, но что-то я Сарумана в этой вашей сентенции в упор не вижу, жалость-то какая… Менин такой Менин.

А вот здесь да, сходится.
Редко в наше время встретишь адекватного собеседника, респект

бесплотная душа может просить приюта у живого, и, получив его, захватить контроль над телом: Саурон делал такое
P.S. Вот удобно же, кстати. Представьте себе, Туче: облика у вас еще нет, вокруг Дол Гулдура – патрули злобных ежиков, а послать неразумных хазаров в буйный набег – хочется. Тут старинные скиллы и пригодятся: вселяетесь в тело жреца-вастака, объясняете вождям племен политику партии (задача со звездочкой: вселиться в жреца, поставленного Синими магами), далее возвращаетесь в Незримое и запасаетесь виртуальным попкорном ;)

9
Поэтому мне кажется, может быть есть вероятность, что
Аргументы я привел
Аргументы, сударь, - это обоснование, почему вам что бы то ни было кажется. А пока что вы привели просто ваше мнение - или полет воображения, как здесь принято говорить, «реконструкцию»: танки-огнеметы, газовые выхлопы, вот это вот все. Смекаете, к чему я? ;)

Действительно, Гэндальф пришел с визитом в 2063-м, через три года – ну так это скорее подтверждает, что Некромант воплотился недавно. За Дол-Гулдуром Мудрые следили, Радагаст так и вовсе поселился рядом, в птицах-шпионах недостатка не было. Но что толку ходить в гости, пока хозяин - бесплотный дух? Ни чаю не нальет, ни кексом не угостит, да и сами они при всем желании ничего ему не сделают. А вот как воплотился – так уже можно потыкать посохом, проверить на прочность свеженькую протоплазму.

В Unfinished Tales деятельность Истарей тоже имеет два четких этапа: пока Сау оставался Тенью, путешествовали в свое удовольствие, курили бамбук травку и не отсвечивали. (They first appeared in Middle-earth about the year 1000 of the Third Age … travellers and wanderers… In that time Men saw them seldom). А вот как начал воплощаться – сдули пыль с командировочных заданий: Гэндальф потопал в Гулдур, Саруман встал на защиту Гондора. (But as the shadow of Sauron began to grow and take shape again, they became more active). Кто что слышал о деяниях Истарей до 3-го тысячелетия Т.Э.? Так что все сходится.

А раскрыто ли где в черновиках/подстрочниках, почему оный Саурон назывался Некромантом и что в это понятие вкладывал Профессор? В классическом прочтении некроманцер - это колдун, вызывающий души покойников.
В HoME X есть на сей счет кое-что: Саурон умел вызывать и подчинять души умерших, как и его подручные-некроманты. С другой стороны, бесплотная душа может просить приюта у живого, и, получив его, захватить контроль над телом: Саурон делал такое и учил этому своих последователей. Емнип, это все даже переводили, причем довольно давно (уж не наша ли Джулиана?..) :)

10
Саруман много веков убеждал всех, что это не Саурон.
И вас, конечно же, не затруднит подтвердить этот очередной дивный фанфик цитатой из Толкиена?
отвергнуть позицию Мудрых
Позицию менее мудрых, вы забыли добавить. Саруман был главой Совета Мудрых, причем Кольца, как подчеркивал Толкиен, были именно его специализацией.

Скорее это произошло раньше. Первые признаки возвращения Саурона появились около 500 г. Т.Э. И возможно к тому времени, когда Саурон обосновался в Дол Гулдуре (1050 - 1100 г. Т.Э.), он уже был воплощен.
2060 год – это прямая цитата Толкиена, из ВК. Вы, конечно, вправе согласиться с Мениным в его недоверии Мудрым, но все-таки в поддержку своих «скорее» и «кажется» от джентльмена ожидается привести хоть какие-то аргументы. Менин у нас уже один есть ;)
хотя Саурону на воплощение потребовалось больше времени, чем после низвержения Нуменора, две тысячи лет по сравнению с парой лет (или даже с сотней) кажутся чересчур долгим строком.
Саурон без Кольца – это как Саурон с Кольцом, только без Кольца. Я, впрочем, готов согласиться, что ему эти 2000 лет тоже показались «чересчур долгим сроком».

11
Коллега, но ведь назгулы накануне наглым образом захватили этот самый Минас-Моргул(Итиль) приступом, отжав его у этого самого Эарнила. О какой же Вашей помощи речь?
Так я ж и пишу - «остановил», а не «истребил все злое зло на все времена» :) Саруман вроде как не присягал всю эпоху сидеть вахтером в Минас-Итиле - как вернулся с Востока, так и вписался. Гондор еще легко отделался – Арнор вот, для сравнения, Гэндальф курировал, и что там осталось от того Арнора?

Не "Саурон восстановил", а "Мудрые забеспокоились, что, похоже, восстановил".
Уверенность, однако, даже в этом они обрели только к 2840м.
Верной дорогой идете, товарищ! Что они знают, эти Мудрые? Вот, скажем, волшебное кольцо. Полезнейшая в хозяйстве вещь. Так нет же - "Мудрые забеспокоились, что склонит к Козлу", отправить в топку вместе с чуть ли не всей оставшейся магией Запада. Доказательства? Уверенность? Не, не слышали…

12
Он всю Третью Эпоху имел некое воплощение или же смог его принять непосредственно перед войной Кольца?
Согласно ВК, Саурон восстановил свой «облико аморале» около 2060 г.Т.Э. (Повесть Лет: 2060 The power of Dol Guldur grows. The Wise fear that it may be Sauron taking shape again.) , то есть 2/3 Эпохи оставался бесплотным. Что не мешало ему вполне успешно координировать назгулов и союзников-вастаков.

Уже ок. 1000 ТЭ Олорин в Валиноре заранее "боится Саурона".
Не «заранее», а вполне по заслугам: уж репутацию-то себе Саурон за Вторую эпоху создал достаточную.

почему не вернулся в Мордор на сотню другую лет раньше? Ведь гондорские гарнизоны покинули его давным-давно и назгулы во всю бесчинствовали.
Во-первых, Дол-Гулдур ближе к месту, где было утеряно кольцо - Саурон знал о судьбе Исилдура и рассчитывал вернуть свое. Во-вторых, Сау не хотел повторять свою ошибку конца Второй эпохи: поторопился вернуться в Мордор, начал войну, не рассчитав сил – и злые эльфсы и нуменорцы сделали больно. В третьих, назгулы отнюдь не бесчинствовали, а сидели в Минас-Моргуле тихо – согласно HoME XII, Саруман помог Гондору остановить них (King Earnil was glad to have the aid of Curunir against the Ringwraiths), и они напали снова только после того, как Саурон и Саруман нашли общий язык.

13
А обсуждали ли тут, коллеги, Гэндальфа и Голлума, а именно их милую беседу в тюрьме Лихолесья? Насколько я помню, в русском переводе метод Гэндальфа описывался примерно как «припугнул огнем», или что-то такое.  По аглицки фраза звучит так: I put the fear of fire on him, «я наложил на него страх огня», т.е. наложил заклинание.
Не секрет, что наряду с «физическими» заклинаниями (разжечь огонь, или там пробить врата города) в Средиземье пользовали и «псионические» - внушить жертве безудержный магический ужас перед Атрибутом заклинателя («огнем» в случае Гэндальфа), чтобы подчинить заклинаемого своей воле. Аналогично Король-Чародей наложил Тень Страха на шпиона-дунлендинга (put therefore the Shadow of Fear on the Dunlending), а Мелькор в свое время любил накладывать Заклятие Бездонного Ужаса (Spell of Bottomless Dread). Тень Страха, как мы помним из UT, накладывал на Голлума лично Саурон – и Гэндальф при допросе видит следы чужого заклятия, аналогичного, но более мощного: Some other fear was on him greater than mine.
Осанвэ-кэнта, правда, вроде как теоретически осуждает подобное подавление воли, однако мы не будем придираться к старику Митрандиру – в конце концов, добро он или не добро? ;) Раз Эру не расстроился и даже повысил в звании, значит все ОК: друзьям – все, врагам – закон.
Кроме того, заклятия Темных обычно имели продолжительный эффект подчинения, тогда как про магию Гэндальфа нам это неизвестно.
Spoiler (click to show/hide)

14
Май встречает лето, а радио «Изенгард» закрывает четвертый сезон:
За весною - літо :)

Quote from: JRR Tolkien
Последний корабль

Когда Фириэль выглянула из окна, было три часа пополуночи. Серая ночь шла на убыль, где-то вдалеке раздался чистый и звонкий крик золотого петуха. Среди темных деревьев щебетали просыпающиеся птицы, встречая бледный рассвет. В тусклых листьях шелестел прохладный ветерок. Она смотрела, как пробуждается за окном сияние нового дня, пока длинные лучи не засверкали на земле и листьях и не зажглась светом серая роса на траве.
Тогда Фириэль осторожно ступила на лестницу, быстрым промельком ссыпалась вниз и побежала танцевать в траве, а капли росы тотчас усыпали ее белоснежные ножки и загорелись самоцветами на кайме убора. Так она сбежала к реке, и, опершись на ствол ивы, загляделась на дрожащие струи. Синей вспышкой ринулся вниз зимородок, камнем нырнув в реку. Ветер мягко покачивал камыши, по воде раскинулись листья кувшинок. Фириэль стояла в утреннем свете, и ее распущенные волосы сияли, растекаясь по плечам свободной волной.

Вдруг донеслась до нее музыка: то были флейты, и арфы, и еще была песня – как звонкий голос юного ветра и далеких колокольчиков. Вслед за песней появился на водной глади белый корабль – высокий форштевень и весла его горели золотом, а впереди плыли лебеди, словно прокладывая курс. На веслах сидели гребцы из дивного народа эльфов, одетые в серебристо-серое, а рядом стояли трое, и головы их венчали короны. Перебирая струны арфы, они пели протяжную песню в ритм медленным взмахам весел:

«Зелена здесь трава,
и длинна листва,
птичий гомон звонок в ветвях.
Много солнечных дней
жить цветам полей,
но наступит время жнивья…»

- Куда же вы плывете, прекрасные странники? – воскликнула Фириэль. – Вниз по реке, в тайное укрывище в сумерках великого леса? Или к островам Севера, к каменным берегам понесут вас могучие лебеди, поселиться у холодых вод, где кричат белые чайки?
- Нет. – отвечали эльфы. – Путь наш нынче далек, последняя из всех дорог ждет нас: из серых гаваней Запада по опасному морю теней поплывем мы назад в Страну Эльфов. Там растет Белое древо, и Звезда горит над пенными волнами у последнего берега, и чистый колокол зовет с высокой башни. Здесь, в Средиземье, трава увядает, и листья опадают, и солнце с луной светят все тусклее. Мы услышали зов, и пришло время оставить смертные земли.

Эльфы остановили весла и повернулись к девушке.
- Услышь и ты, Фириэль! На нашем корабле есть еще место - только одного можем мы взять с собой. Отправляйся с нами! Ты прекрасна, как эльф, о земная дева, но дни твои пролетают здесь все быстрее. Услышь последний зов!
Фириэль взглянула с берега реки и осторожно шагнула вперед. Тотчас глубоая глина обняла ее ступни – и она замерла, пока эльфийский корабль медленно проплывал мимо сквозь шепчущие волны.
- Я не могу! – услышали эльфы ее крик. – Я рождена быть дочерью Земли!..

Не было больше росинок-самоцветов на кайме ее убора, когда вернулась она с лугов и вошла через темные двери в сумрак своего дома. Там она надела привычный рыже-бурый халат, заплела волосы в косу и принялась за работу, пока дневной свет совсем не угас.
Так потекли год за годом, как будто воды Семиречья один за другим уносили их прочь. Утро сменяло вечер, пасмурные дни – солнечные, тростник и ивы все так же шелестели у реки. Только никогда больше не отправлялись корабли эльфов на запад из смертных земель, и песни их навсегда умолкли.


15
"Я стерилен, ты бесплодна, можем делать что угодно"
А может, всеблагий Эру для того и вставил предохранитель – чтобы в мире, созданном в общем-то для эрухини, айнуры не размножались сами по себе почем зря? Судя по историям детей майяр, где оба родителя известны (Мелиан, Велиндо), - как минимум один из родителей должен иметь нормальное биологическое «хроа», а не подделку-«фана».
Уж не отсюда ли все эти поздние истории про Тэмлинна и прочих смертных пареньков, которых соблазняют красавицы-фэйри? :)

Spoiler (click to show/hide)

16
Ну подумаешь, назгулы на границе – шо, уже и пива не попить? :)
Spoiler (click to show/hide)

Третья часть:
Quote from: JRR Tolkien
Однажды, давным-давно

Случилось это в день, когда майские цветы встречали лето в лугах эльфийской страны, ослепительные, как свежевыпавший снег. Высокие лютики светились в зеленой траве золотым маревом, а белые цветы-звездочки широко открывали в поднебесных полях свои яркие глазки, наблюдая, как солнце восходит в зенит и клонится к закату. Там бродила Золотинка в короне из шиповника – гуляла среди цветущего лугового сердечника, сдувала пушистые одуванчики и водила рукой в прудах с кувшинками, любуясь, как прохадная зеленая вода поблескивает вокруг тонкой ладони.

Наступила ночь, и трава казалась серой в сумеречном свете, и лишь роса на ней сверкала белесым отсветом. Солнце закатилось, и глубокие тени протянулись вокруг. Цветы-звездочки закрылись, но звезды в вышине светили ярко и перемигивались друг с дружкой, ожидая восхода луны. Наконец она взошла, и ее бледные лучи рассыпались по листьям и траве сияющим хрусталем – казалось, живое серебро стекает по стеблям вниз, туда, где среди цветов блуждали линтипы, собирая росу. Заросли травы были лесом для этих малюток, и Том не замечал их, выходя в траву босиком искупать в лунных лучах свои большие бурые пальцы.

Но в этот день, в канун июня, линтипы вышли за росой раньше обычного. Том остановился, прислушался и присел пониже:
– Ага! Привет, малыши! Так это ваш мышиный запах я чуял, оказывается? Ну что ж, роса нынче сладка – пейте вволю, да только смотрите не попадитесь мне под ноги!
Линтипы лишь рассмеялись – и тут же незаметно исчезли, а старый Том вздохнул:
– Вот нет чтобы остаться. Они единственные, кто не хочет поговорить со мной – не скажут, ни кто они есть, ни зачем приходят. Интересно, в чем их тайна? Может, спускаются с луны, а то и с самих мерцающих звезд? Вовек не дано мне узнать.
Так случилось однажды, и было это давным-давно.

17
Раз уж вспомнили Мэггота – вторая часть:
Quote from: JRR Tolkien
Том Бомбадил отправляется в плаванье

Старый год шел на убыль, окрасив леса бурым; западные ветра звали за собой в дальние края. Том поймал опавший буковый лист и задумался вслух:
- Ну что же, может, это счастливый денек принесло мне ветром? Чего ждать нового года? Нет времени лучше, чем «сейчас». Починю-ка я лодку и поплыву странствовать – на запад, по речке-Ветлянке, а там - куда глаза глядят!
Тут птичка-весничка приземлилась рядом на ветку:
- А я, между прочим, все слышу! Приветик, Том. Знаем мы, куда твои глаза глядят! А не слетать ли мне, не слетать ли, да не сообщить ему – пусть готовит встречу?
- Никаких имен, летунья-болтунья! Нечего тут все рассказывать всем и каждому. Не твоего это ума дело. Дойдет до Старика-Ивы – так и знай, поджарю тебя на ужин на ивовом прутике!
- Да ты поймай меня сначала! – пропела малютка, задрав хвостик. – никаких имен и не нужно, расскажу ему прямо на ушко – «плывет вниз по реке до Митьи, жди к закату и готовь пиво», уж не отвертится. А ты поспеши, пьянчуга!

С тем и улетела. А Том усмехнулся сам себе:
- А почему бы и нет? Ну что ж, так тому и быть. Много вокруг путей-дорожек, но сегодня сплаваю именно туда.
Решив так, Том обстругал весла, залатал старую лодку и вырулил из тайной своей заводи сквозь тростники и ракитники. Проплыл под низко склонившейся ольхой и направил курс вниз по реке, напевая под нос: «до свиданья, ивы, мели и проливы...». Тут завидел его синий зимородок:

- Ничего себе! Сам Том Бомбадил! Куда это ты собрался в такой лодчонке? 
- Может, на Брендивин по Ветлянке, а может, к друзьям на огонек в Приоградье. Там живет малый народец, вечером не прочь угостить странника. Навещаю их иногда.
- Так передай весточку и моим родичам, и мне вестей привези! В каких прудах ныряют, где нынче рыба прячется?
- Нет уж! – отвечал Том. – я тут по речке путешествую, гребу в свое удовольствие, а в почтальоны не нанимался.
- Чик-чирик! Вот и зануда же ты, Том. Смотри не опрокинь свое корыто. Напорешься на ивовую корягу, то-то я посмеюсь!
- Меньше слов, старина Зимородок! Придержи свои пророчества. Лети лучше и причеши свои перышки рыбьей костью. А то сидишь тут красавчиком с алой грудкой, а на самом деле неряха и дома не убрано. Когда рыбаки болтают клювом на ветру, аки флюгеры, никакой рыбалки не будет!
Зимородок захлопнул клюв и подмигнул Тому, когда тот, напевая, проплывал под его веткой. Затем упорхнул синей молнией, уронив сверкающее ярко-бирюзовое перо. Том подобрал его и залюбовался: искрится на солнце, что твой самоцвет. Выбросил из шляпы старое перо и вставил взамен зимородков подарок: «оттенок приятный и прослужит долго».

Поплыл Том дальше, как вдруг появились круги вокруг лодки, и пузыри пошли из глубины. Том возьми да и шлепни веслом по тени на воде. Из реки откликнулась усатая морда:
- Эй, полегче, Том Бомбадил. Давненько не виделись. Веслами погрести вздумалось, надо же. А не опрокинуть ли мне тебя в воду?
- Да на здоровье, приятель-Выдра. Вот на тебе и поплыву по реке, то-то пощекочу загривок!
- Фу таким быть! Поплыву да расскажу своей матушке, да и прочей родне, папе, сестре и братику: Том Бомбадил совсем тронулся, гребет-телепается вниз по Ветлянке в старом тазу.
- Отдам твою шкурку умертвиям, Выдра, то-то они ее выдубят. А что останется, свяжут золотыми кольцами – и усика не останется, мама родная не узнает! Так что не дразни старого Тома, пока толком плавать не научишься.
- У-ух! – крикнул пловец-Выдра, да как окатит Тома водой с головы до ног! Даже шляпу намочил. А сам нырнул под лодку, раскачав ее на волнах, и устроился под бережком, наблюдая, как Том и его веселая песня исчезают вдали.

Величавый Лебедь с острова Элвет гордо проплыл мимо лодки Тома, смерил его мрачным взглядом и звучно фыркнул. Том рассмеялся:
- Что, старый шипун, скучаешь по своему перу? Поделился бы лучше новым, а то старое износилось вконец. Нашлось бы у тебя доброе словцо, так и подружились бы: шея длинная, осанка гордая, да только и знаешь, что шипеть и фырчать. Вот вернется Король, возьмет тебя на службу и поставит печать на клюв: тогда уж не загордишься!
Лебедь взъерошил крылья, зашипел снова и поплыл быстрее – и Том поспешил вслед за ним. Так и приплыл он к Ветлянской запруде. Вода шумно и пенно текла здесь через слив, и лодочка Тома пронеслась сквозь перекат в брызгах и пузырях, подпрыгивая, как пробка, и крутясь, как опавший лист. Долго ли, коротко ли, добрался он по нижней Ветле к пристани Гриндволла. Тотчас всполошился малый народец в Приоградье и Брередоне:

- Эй, здесь Том-лесовик, старый бородач! – смеялись хоббиты. – Берегись, Том! Враз утыкаем стрелами из луков: нечего тут плавать ни лешим, ни умертвиям. Не пропустим через Брендивин, так и знай: ни на лодке, ни на пароме!
- Тю, пончики, ишь развеселились! Да вы ведь даже от козы или барсука по норам попрячетесь, а то и от тени собственной. Вот напущу на вас орков, мигом разбежитесь!
- Зови своих орков, Том, пока борода не отвалится! Вот тебе стрелу в шляпу, и еще одну, и третью, - ничего не боимся! И вообще, куда ты собрался? Если за пивом, то на тебя во всем Брередоне бочек не напасешься.
- Собирался через Брендивин и до Широструи, но что-то больно разгулялась нынче река для моего кораблика. Засим рассчитываю на паром малого народа, да будет их вечер бодрым, а утро – добрым!

Заходящее солнце окрасило воды широкого Брендивина алым, словно зажгло пламя на бегущих волнах – а потом светило ушло за горизонт, и пламя обратилось в серый пепел. На Лестнице Митьи не было ни души.
- Веселенькая встреча! – промолвил Том, ступив на пустой причал. Вокруг темнело, и он валко потопал по дороге вверх, пока вдалеке на засветились деревенские фонари в Руши.
- Тпрру! Стой, кто идет! – раздался голос впереди, и колеса телеги со скрежетом остановились. Том прошагал мимо, не обернувшись.
- Ну надо же! Что за бродяга нынче ходит в Марях? Что забыл здесь? Шляпа вся в стрелах – видать, предупреждали, да не послушал! Говори тотчас, за чем крадешься? За хоббитанским элем, верное дело, а в кармане небось ни пенни? Поеду-ка оповещу всех, чтоб позакрывали двери – ни капли не получишь!
- Так-так, мохноногий. Мало того, что на Митье не встретил, так еще и бурчишь теперь? Тоже мне, фермер-толстяга, сам на телеге катается, уже и ходить от одышки разучился, а все на прохожих ворчит. Эх ты, Мэггот-Бирюк, пузан-крохобор! Не узнал старого друга в темноте – теперь с тебя кружка. Давай руку, помоги взобраться. Нам, бродягам, выбирать не приходится – а то поехал бы один, тебе же хуже!

Так, смеясь, они и поехали дальше. В Руши задерживаться не стали, хотя корчма была открыта и вкусно тянуло солодом. Свернули на Мэгготов проезд, а телега жалобно скрипела и подскакивала – Тома угораздило прямо в ней пуститься в пляс. Звезды высыпали в небе над Бамфурлонгом, и в доме Мэггота ярко горели фонари, а на кухне к радости запоздавших ночных путников был разожжен камин. Сыновья Мэггота отвесили поклон у входа, дочери сделали реверанс, а жена фермера вынесла жаждущим по кружке пива.

Поужинав, друзья принялись петь песни и рассказывать сказки, и конечно же танцевали – Мэггот скакал вовсю, подтянув пояс, Том танцевал джигу, осушая залпом кружку за кружкой, дочки фермера прыгали хороводом, а почтенной женушке оставалось лишь смеяться. Когда же наконец семейство разошлось спать на своих подушках из перьев и папоротника, Том и мохноногий фермер устроились у камина поговорить.
Обменялись вестями обо всем, что происходит вокруг – от Могильных холмов до Башенных, кто приехал и кто уехал, и о посевах, и о жатве, и как уродились пшеница и ячмень. Обсудили дивные истории из Брия, и из кузниц, и с мельниц, и с торговищ, и слухи в шепоте дерев-лиственниц, что принес южный ветер. Были помянуты и высокие стражи-дунаданы у Сарнского Брода, и мрачные Тени на границах. Так фермер Мэггот и заснул наконец в своем кресле, у догорающих углей.

Том же исчез еще до рассвета, будто полузабытое видение, какие иногда приходят во сне: то веселые, то грустные, то остерегающие. Никто не слышал, как открылась и закрылась дверь, и проливной дождь утром смыл все следы. Ничего не видели на Митье; ни шагов, ни песен не слышали в Приоградье. Три дня стояла его лодка у пристани Гриндволла, пока однажды утром не уплыла обратно, вверх по Ветлянке.
Хоббиты сказывали, что это выдры ночью отвязали ее и протащили через слив запруды, а потом Лебедь с острова Элвет повел ее вверх по течению, ухватив клювом фалинь, пока выдры направляли суденышко мимо скрюченных корней Старика-Ивы. На носу лодки восседал Зимородок, а на скамье распевала птичка-весничка – так и довезли вместе лодку домой, в Томову заводь. Тут и говорит пловец-Выдра:
- Ну и ну! Что за бродяга без сапог, что за рыба без плавников! Весла-то мы и забыли!
Так и лежали те весла у пристани Гриндволла, и нескоро довелось Тому дойти, найти и забрать их назад.

В наличествующей у меня русской версии переводчик попался на удочку – перевел остров Элвет как «остров Эльфа». На самом деле Элвет – попросту «лебедь» на староанглийском, то есть мы имеем лебедя с Лебяжьего острова. Я решил оставить как есть. Ну а переводить названия вроде Бамфурлонга или Брередона, кмк, так и вовсе кощунство :)


18
жил рядом со злыми деревьями и могильными трупами-умертвиями в лесу-убийце, еженощно слышал их скрипы и вопли (и ничего, нормально) спустя эдак с десяток тысяч лет одиночества внезапно завел себе женщину.
Ну вот и повод – завелись рядом умертвия, одному стало тоскливо по ночам, и решил: не пора ли жениться? Раз все равно поспать не дают. Кстати – а кто сказал, что это первая женщина? Он там в ВК как-то уж больно тепло вспоминает хозяйку броши из могильника (He looked long at it, as if stirred by some memory). Может, поэтому Элронд и не говорит "они живут" – мало ли, у весельчака очередная подружка, кто их там считал?

То, что Голдберри и Том "в браке" совсем недавно, подтверждается стихотворениями про Бомбадила.
В толкиеновском предисловии к сборнику отмечено, что это наоборот ранняя вещь, хоббитские легенды из Бакленда (earlier piece, and is made up of various hobbit-versions of legends concerning Bombadil).

"вступить в брак" Том мог совсем-совсем недавно, возможно даже после знакомства с Магготом: он же ночевал у того на ферме, и ни о какой жене не беспокоился
Полагаете, Золотинка после свадьбы не позволила бы мужу попьянствовать с друзьями? Судя по манере ухаживания, он ни разу не подкаблучник ;)

19
Когда Том "берет в жены" (на сам.деле начинает сожительствовать
Действительно, в оригинале там «you’ll find no lover!» - «в ее глубоком заросшем пруду ты не найдешь себе любовника!». Поскольку дело все же окончилось свадьбой (Tom Bombadil had a merry wedding), я счел возможным перевести это как «жениха». Опять же, у нас тут все-таки сказка: феминисток мы, конечно, давно всех распугали, но хотя бы у наших юных читательниц должна остаться хоть какая-то вера в мужскую порядочность ;) (happily ever after, вот это вот все).
Spoiler (click to show/hide)
у них огромная разница в возрасте.
Кстати, а такая ли уж огромная? Таксономически она майя, дочь майи. В тексте только одна временная привязка: свадьба состоялась после того, как в могильниках завелись умертвия – т.е. в 3-м тысячелетии 3-й Эпохи, едва ли раньше. Однако на момент уволакивания Бомбадила в пруд оба персонажа явно знакомы – может, Золотинка с ним уже несколько тысяч лет флиртует, пока он не догадался пригласить ее на чашечку сливок.
зачем Тому понадобилась молодая красивая девушка
Вот этим вопросом, коллега, вы реально поставили меня в тупик ;D

20
в самый раз для детворы.
Сказка – это альфа и омега, Туче. Чего бы стоили без нее все эти философские рассуждения и эльфийские словари? Хотя постфактум Профессор и может себе позволить позлорадствовать о том, что ВК – это теология в сахарной глазури (There is, in fact, quite a lot of theology included in The Lord of the Rings …, though perhaps it is made more palatable by a sugar coating./ Lett. to G.S. Rigby, 1965).

Насчет могильников – небольшая ремарка:
Quote from: JRR Tolkien
Эпизоды с кинжалом Короля-Чародея и с мечом Мерри – это части единой мифо-истории, войны длиной в целую эпоху. Фродо был ранен Королем-Чародеем на Заверти – на бастионе древней линии укреплений, построенной нуменорцами против его королевства. Кинжал Мериадока был добыт из могильников того же самого народа. Он был скован кузнецами, которые знали все о Сауроне и его слугах (knew all about Sauron and his servants), и создали его в пророческом прозрении - или просто в надежде на ту развязку, которая в итоге и произошла./Lett. to Mr and Mrs Kloos, 1963
А не многовато ли знали эти нуменорские кузнецы?...
Еще во фрагменте Q33 из Parma Eldalamberon 20 сразу после текста «Приключений Тома Бомбадила» следует любопытный комментарий:
Quote from: JRR Tolkien
Стоит хоть кому-то встать и заявить, что все кругом прогнило – его тут же отправляют в тюрьму. Эта система нестерпима, а также по самой природе своей и нетерпима: она не потерпит никакой критики, ее невозможно исправить или изменить, и единственное, что ждет ее – медленная деградация.
Злые языки, конечно, могут заявить, что Толкиен имел в виду страны, имевшие несчастье быть управляемыми коммунистами, нацистами и прочими моральными уродами современной Профессору эпохи (1934 год, если быть точным).
Однако поскольку никаких конкретных адресатов в сем комментарии к поэме не предусмотрено, мы вполне вправе сделать единственно логичный вывод: Профессор выражает здесь свое неподдельное осуждение волюнтаристских замашек товарища Бомбадила Т.И. в отношении угнетенных народов ив, барсуков и умертвий :)

Pages: [1] 2 3 ... 11