Show Posts

This section allows you to view all posts made by this member. Note that you can only see posts made in areas you currently have access to.


Topics - П_Пашкевич

Pages: [1]
1
Проза / Маленький фанфик
« on: 31/03/2019, 14:28:00 »
Хочу предложить вашему вниманию небольшой текст, одним из соавторов которого являюсь я. Это фанфик-кроссовер, один из канонов которого - "Сильмариллион".

Ссылка: http://fanfics.me/fic127854

2
Недавно зарегистрировавшись, уже несколько раз столкнулся вот с какой ситуацией. Написал пост в форум, отправляю - в ответ сообщение об ошибке (причем без объяснения, в чем ее суть). Наобум поправишь отвергнутый пост, повторяешь - скрипт ругается, говорит, что я это уже отправлял. В итоге отправить правленый пост удавалось, только открыв форму заново.

Досадны две вещи. 1) Не зная причины отказа, проблематично исправлять пост. Хорошо бы, если эта причина сообщалась при отказе. 2) Хорошо бы, если бы скрипт отличал попытку отправить отредактированный по сравнению с первоначальным (отвергнутым) вариантом пост от просто второй попытки отправки одного и того же поста.

3
Почтеннейшие, хотел бы рискнуть показать вам отрывки "по мотивам Дж. Р. Р.", встроенные в мой фанфик-впроцессник по "Камбрии" В. Э. Коваленко.

Объясню и откуда там они взялись, и почему они такие, и почему я их хочу показать именно здесь.
Если кто-нибудь знаком с "камбрийской" трилогией Коваленко (на самом деле, она чуть больше, чем трилогия: есть еще несколько канонических рассказов по этому миру), тот знает: это, строго говоря, и не фэнтези даже, скорее НФ. И, пожалуй, прямая отсылка к Толкину там только одна: "петербургский" сон главной героини (который, впрочем, вполне однозначно демонстрирует, что та с творчеством Профессора знакома не понаслышке и, скорее всего, очень к нему неравнодушна). Но...

Во-первых, мне интересно (впрочем, это не главная цель написания фанфика) реализовать вот какую задумку: создать образ некоего народа (ну, не совсем народа, скорее определенной, но очень своеобразной, части большего этноса), который бы выбрал себе сюжеты из Толкина, пусть даже в вольном пересказе, в качестве мифологии (не религии, именно мифологии как культурного наследия неких предков, пусть даже заведомо вымышленных). Во-вторых, мне показался занятным эксперимент скрещенья двух сеттингов через сны и мечты ГГ, без реального их соприкосновения. В-третьих, мне не показалось, что эта идея совсем уж противоестественно-измышленная.

В общем, рискую показать. Настолько рискую, что свожу пояснения к минимуму. Да, вселенная Толкина известна главной героине (пока - девочке-подростку с не вполне человеческим, скорее эльфийским - однако не каноничным для мира Толкина - обликом и перспективой неограниченно долгой жизни без старения) только по весьма вольному пересказу сюжетов из "Сильмариллиона" и ВК и в придачу перемешана в ее голове с кельтской мифологией - это по поводу вероятных замечаний о существенных искажениях канона. Однако если сочтете что-то в этих искажениях неприемлемым, совершенно недопустимым, - буду признателен за замечания. Равно как и за любые отклики. Остальное - авось будет ясно из фрагментов.

1. Из первой главы
Quote
Танька подъезжает к брату, пристраивается рядом. Сильной ведьме-травнице и лихой наезднице так приятно чувствовать себя маленькой и слабой, нуждающейся в защите… И тихонько мечтать. Нет, не о женихах, как многие из ее сверстниц. О великих свершениях, достойных дочери богини и героя! Пусть в семье и знают, строго храня от всех посторонних – да и от не посторонних тоже – тайну рождения матери, богиней – хотя бы бывшей – для Этайн она быть не перестанет. Так что если кто спросит: правда ли ты дочь Той Самой? – подтвердит без колебаний. А ведь сиды не лгут. В принципе не могут. Она пыталась, экспериментировала с невинными обманами. Так язык просто к нёбу прилипал, а если все-таки удавалось его перебороть, то потом неделями Танька страдала душевными терзаниями. Мать объясняла: другая психика, не совсем человеческая, поэтому равняться на подружек-врушек бессмысленно и вредно для душевного здоровья. А уж маме-то есть с чем сравнивать: она примеряла на себя жизни и человечьи, и сидовы, и мужские, и женские. Как выдержала только!
Другие они с ней все-таки, ох, другие! Одна радость: большинство окружающих либо этого вовсе не понимает, либо приписывает сидам какие-то сказочные способности, пока еще не замечая главного. И ладно бы, если этим главным была бы неспособность лгать. Танька боится другого. Пройдет еще десять, пятнадцать, двадцать лет… Уже сейчас мама выглядит куда моложе, чем даже Ладди, не говоря о поседевшем, погрузневшем, хотя все еще сильном отце. Неужели доля сидов, живущих среди людей, – а Этайн знает: других нет – хоронить умерших от старости супругов, уродившихся обычными людьми детей, друзей-сверстников, сами оставаясь вечно молодыми? Обзаводиться новыми друзьями и родней – и вновь их терять? Увы, сознание того, что у тебя есть шанс прожить много сотен, а может, и тысяч, а может, и еще больше лет, не утешает ничуть. И даже страшные муки сидов во время обновлений организма – за жизнь Этайн мама их прошла уже два, считая приключившееся сразу после рождения дочери, и как это было во второй раз, Танька никогда не забудет! – не искупают чудовищной несправедливости по отношению к людям. К тому же большинство людей – они ведь о том, каково это, проходить обновление, даже не догадываются. Ну подумаешь, сида захворала – глядишь, и поправится! А в конце концов может ведь выйти и так, как рассказывается в страшной сказке про остров Нуменор, слышанной от матери: позавидовали люди сидам, и нашелся хитрый злодей, посуливший отвоевать им сидово бессмертие. В результате море крови пролилось, и людской, и сидовой, и великая страна погибла, да только от смерти никто из смертных все равно не спасся. Или правильно было бы поступать так, как сделала героиня еще одной страшной маминой сказки, сида Арвен, – после смерти любимого человека доводить себя до такого состояния, чтобы было уже не пережить обновления? Так страшно же, да и грешно, да и бессмысленно: от этого у других горе только умножится.

2. "Средиземский" сон ГГ
Quote
Мглистые горы, надвинувшиеся на Одинокие Земли с востока, куда выше камбрийских. Местность в Срединной Земле, где сейчас оказалась Этайн, расположена совсем недалеко от их отрогов и сама покрыта высокими холмами. Вокруг сиды раскинулся лес – старый, величественный, могучий. Прямо перед ней смиренно застыло странное существо, одновременно похожее и на гигантского неуклюжего человека, и на могучую старую березу. Существо это склонило большую лобастую голову, покрытую плакучими березовыми ветвями, молитвенно сложило перед испещренной трещинами и поросшей лишайником грудью белые в черную крапинку руки и смотрит на сиду умными темными глазами с мольбой и надеждой.
Этайн и две ее соплеменницы из народа нандор готовятся к великому таинству. Западный ветер – посланец Манвэ Сулимо, верховного короля Валар – несет с дальних Синих гор теплый воздух, развевает зеленые платья девушек и их длинные по-ведьмински распущенные волосы – золотые у Митреллас, серебряные у Нимродэли, медные у Этайн. Сейчас они втроем направят дарованную им Владычицей Земли Йаванной и Владыкой Деревьев Ороме силу на это существо – пастуха берез – и оно обретет способность говорить, а вместе с нею – свое имя, Фладриф. Вот Митреллас начинает Песнь, дарующую речь, – ей петь лишь первый куплет, потом ее сменит Нимродэль, а потом настанет очередь Этайн. Язык, на котором звучит Песнь, – даниан, нандорский диалект синдарина, и Этайн вдруг начинает сомневаться, правильно ли это, направлять силу Валар искаженным вариантом искаженного квенья. Но раздумывать уже некогда, свой куплет заканчивает Нимродэль, Танька сменяет ее… Слова Песни сами рвутся из ее груди, и вот уже на берестяном лице пастуха берез прорезается извилистая линия рта, вот она растягивается в радостной улыбке, вот Фладриф благодарно кланяется сотворившим чудо нандорским девам, вот произносит свои первые слова...

– Холмовая, холмовая, проснись! Что с тобой? Ты сейчас пела во сне на каком-то непонятном языке! – длинная ирландская фраза, выкрикнутая испуганной Орли, обрывает сон в самый интересный момент.
– Это на даниане… – машинально поясняет сида, не отрешившаяся еще от яркого сновидения.
– А, язык народа Дану! Понятно, – кивает головой подруга.
Какое там понятно! Танька не помнит ни единого слова из того, что она только что пела. С трудом вспоминается, что и народ нандор, и загадочные языки квенья, синдарин, даниан – всё это из маминых сказок про сидов, так же, как и народ пастухов деревьев, и Мглистые горы, и Срединная Земля… Шутка, выкинутая дальними закоулками памяти и образным складом мышления «правополушарной» сиды-левши? А самое загадочное – это странное чувство, как будто бы Орли своим криком вырвала Этайн с ее настоящей родины и забросила обратно в Камбрию, где она родилась и выросла, но где никогда не станет своей – из-за глаз, из-за ушей, из-за обновлений, из-за неспособности стареть…

3. Еще один "средиземский" сон
Quote
От русла высохшей реки поднимается марево – не то пар, не то дым. Запах его не похож ни на гарь, ни на испарения болотной трясины, – он сладковатый и в то же время горький. А еще вокруг пахнет кровью.
Рыжеволосая сида-лаиквендэ задумчиво сидит на берегу бывшего Сириона рядом с трупом поверженного ею орка – низкорослого, сгорбленного, плосколицего. Вокруг, кажется, нет никого живого, лишь в беспорядке лежат павшие – сиды, орки, люди. На коленях Этайн узорчато блестит клинок ее шашки. Сувуслан славно потрудилась в этой битве в руке сиды, пролила немало черной крови прислужников Врага. И вот битва окончена, Моргот потерпел поражение – но только в сердце Этайн совсем нет радости. Почему-то вид мертвого орка вызывает у нее чувство сострадания и жалости. Разве виноваты орки в том, что их предки-сиды по неосторожности попали в плен к Черному Властелину, что были лишены им всего, чем по праву гордились Перворожденные, в том числе и свободы воли?
А рядом с мертвым орком лежит зарубленный этим же палашом варг – громадный взъерошенный волчище, честно служивший орку до последнего и павший вместе с ним. Пасть волка оскалена, в широко раскрытом глазу застыла слеза. Зверя сиде тоже жаль – может быть, даже больше, чем самого орка. Вот жил бы он, как было когда-то, в своих горных лесах, честно охотился бы на всяких оленей и другую дичь, растил бы волчат – так нет, понадобился Врагу, и тот тоже лишил его разума и бросил на бессмысленные, не ради пропитания, убийства. Можно ли винить неразумного или едва разумного зверя за то, что не смог он противостоять воле Мелькора? – вроде бы, нет. Так нужно ли было убивать этого варга, раз нет за ним особой вины? И никакие доводы – ни то, что не во власти сиды снять с варга Морготово заклятье, ни то, что и «нормальные»-то горные волки – существа, к двуногим недружелюбные и опасные, – не убеждают Этайн в правильности совершенного ею убийства…

4. И еще один
Quote
Юный щитоносец в легком роханском шлеме склоняется над Этайн, с удивлением разглядывает ее.
— Эй, Эовару! Смотри-ка, кого я нашел! По твоей части, по-моему: вроде бы, дышит.
— Ой, — откликается звонкий девичий голос, — Гамаль, это же... По-моему, это девочка-синда! Совсем молоденькая... Ну, да!.. Должно быть, из Карнингула, из тех, кого их правитель выслал нам на подмогу. Бедненькая...
— Разве рыжие синдар бывают, Вари? И какой может быть воин из девчонки, будь она хоть из Карнингула, хоть из самого Двимордена?
— Конечно, бывают! Да она, по-моему, и не воин вовсе, а целительница, как я! Видишь, у нее сумка с травами... Помоги-ка мне ее приподнять!

«Сида, синда — интересно, случайно ли эти два слова так похожи? Ну почему же я никогда не спрашивала об этом у мамы?.. Этот Гамаль из сна — у него же лицо Снеллы... А англы — они, и правда, чем-то похожи на сказочных роханцев: такие же светловолосые, такие же бородатые... Наверное, и Снелла потом тоже себе бороду отрастит... Интересно, а коней они тоже любят?..» — мысли мешаются в голове, перебивают одна другую.

Pages: [1]