Энциклопедия Tolkien.su

Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!


Берен ('Beren)

Берен (Beren)
beren_dawn.jpg
Раса: человек-адан
Место рождения: Дортонион
Дата рождения: 432 год Первой Эпохи
Дата смерти: 503 год Первой Эпохи
Родственники
Отец: Барахир
Мать: Эмельдир
Сестра: Хириль
Супруга: Лутиэн
Дети: Диор
Внешний облик
Рост: высокий
Волосы: золотисто-каштановые
Цвет глаз: серый
Оружие
Оружие: меч Дагмор, кинжал Ангрист

По происхождению – человек-адан из Народа Беора, потомок Беора. Сын Барахира. Возлюбленный, затем муж Лутиэн, дочери Тингола. Вместе с нею добыл Сильмариль из короны Моргота, выполняя обещание Тинголу. Потерял правую руку в схватке с Кархаротом. Вскоре после свадьбы с Лутиэн был убит Кархаротом. Воскрес благодаря мольбе Лутиэн и милости Эру и вернулся в Средиземье, где жил вместе с Лутиэн на острове Тол Гален. Во главе Зеленых Эльфов сразился с войском гномов, разорившим Дориат, и отнял у них Наугламир с Сильмарилем. Умер на острове Тол Гален.

Этимология

Слово «beren» на нолдорине означает «храбрый, отважный»1), а также «стойкий, верный»2).

Эпессэ: «Эрхамион» (Erchamion), что означает «однорукий». «Er» (синдарин) – «один», «kam» (синдарин) – «рука», «ion» (синдарин) – «сын», частое окончание мужских имен.

«Камлост» (Camlost) – «пустая рука». «Lus» (синдарин) – «пустой»3) (1).

Также Берен был прозван «Прославленным»4).

Герб

beren.jpg

Внешний облик

У Берена были золотисто-каштановые волосы и серые глаза. Он был выше своих сородичей, широкоплечий, а его руки отличались особой силой5).

Характер, умения

Берен отличался отвагой и стойкостью, его часто называли бесстрашным6). Он был искусным следопытом7). Родным языком Берена был язык Народа Беора, но он хорошо знал и синдарин8).

Семья

Берен был единственным сыном Барахира и Эмельдир. У него была сестра Хириль9). Берен женился на Лутиэн, дочери короля Тингола, которая родила ему сына Диора.

Биография

Берен родился в Дортонионе в 432 году Первой Эпохи10) в семье Барахира, потомка Беора. Он рос в мире и покое, ибо то было время Осады Ангбанда, и подружился он в то время с Хурином из Хитлума. Но когда был он еще совсем молод, разразилась Дагор Браголлах (455 год Первой Эпохи)11). Реки огня текли с вершины Тангородрима, а за ними шли орки, балроги и дракон Глаурунг. Барахир вместе с сыном12) и большим отрядом воинов Народа Беора поспешил на запад, дабы помочь королю Финроду Фелагунду, который сражался в Ущелье Сириона. Финрод попал в окружение орков и был бы убит или взят в плен, если бы подоспевший Барахир со своим отрядом не спас его. После битвы Финрод поклялся в вечной дружбе и помощи Барахиру и его роду и в знак клятвы отдал ему свое кольцо (2).

После этого Берен вместе с отцом и уцелевшими воинами вернулся в Дортонион, но земля та была захвачена врагом почти целиком, а ее жители погибли, попали в плен или бежали. Однако Барахир решил сражаться до конца, не желая отдавать врагу ни пяди родной земли. Воины Народа Беора бились отчаянно, но силы были слишком неравны и многие из них погибли, а их жены и дети не могли оставаться в безопасности в Дортонионе. Тогда Эмельдир, жена Барахира, увела уцелевших женщин и детей на юг.

Но Барахир и его сын с оставшимися в живых воинами Народа Беора остались сражаться за Дортонион. В конце концов у Барахира осталось лишь двенадцать человек (3), среди которых был и Берен. Они скрывались в тайном убежище у озера Аэлуин, откуда совершали вылазки, нападая на врагов.

Моргот приказал своему наместнику Саурону уничтожить Барахира и его отряд. Благодаря захвату в плен Горлима, одного из воинов Барахира, Саурону удалось вызнать, где находится их убежище. Тогда он послал туда множество орков, и Барахир с товарищами погибли (осень 462 года Первой Эпохи).

По счастливой случайности Берена в то время не было в тайном убежище – он по приказу отца ушел разведывать окрестные земли. Когда он спал, застигнутый ночью в лесу, ему явился во сне призрак убитого Горлима и поведал о своем предательстве, наказав поспешить к Барахиру и предупредить его. Берен так и сделал, но было уже поздно – он нашел лишь трупы отца и его товарищей.

Берен похоронил Барахира, насыпав над ним груду камней, и поклялся на его могиле отомстить Морготу. После этого он отправился по следам орков, которые перебили отряд, и вскоре нагнал их, когда они остановились на привал у Истока Ривиля. Незамеченным подкрался он к оркам, ибо был хорошим следопытом, и подслушал, что говорили враги. Предводитель орков хвастался отрубленной рукой Барахира, которую нес Саурону в доказательство смерти врага, и собирался снять с нее кольцо Финрода, решив присвоить его себе и не отдавать господину. Не успел он этого сделать, как Берен выстрелил в него из лука и убил наповал. Берен выскочил из-за скалы, за которой скрывался, зарубил двоих орков, схватил руку Барахира, убил еще одного врага, который схватил его, и бросился бежать. Благодаря своему искусству следопыта и кольчуге гномьей работы ему удалось уйти от погони, и так Кольцо Барахира перешло к Берену13).

Теперь Берен решил сражаться со слугами Моргота один, выполняя клятву. Стал он другом птиц и зверей и с тех пор не ел мяса, а убивал лишь тех, кто служил Морготу. Люди, слыша о подвигах Берена, воспрянули духом и начали точить мечи для сопротивления. И пели они песни о Берене, его луке и мече Дагморе. Берен пробирался в лагерь врагов и убивал их вожаков, охотился на охотников и нес погибель убийцам. Он убил Горгола Мясника, устроил засаду в Ладросе, поджег Друн и убил за один бой тридцать врагов. Убивал он и волков, а однажды ранил самого Саурона, рыщущего в волчьем облике14). Так продолжалось несколько лет, и столько вреда причинил он Морготу, что тот назначил за его голову награду не меньшую, чем за голову Фингона, верховного короля нолдор. Берен боялся не столько смерти, сколько плена, и долго удавалось ему уходить от преследования, он совершил множество подвигов, слава о которых разошлась по всему Белерианду и дошла даже до скрытого Дориата, а орки, несмотря на награду, бежали от одного только слуха о его появлении. Тогда Моргот послал против него армию во главе с Сауроном, и тот выпустил на Берена волколаков. И так вскоре его оттеснили к самому югу Дортониона, и ему ничего не оставалось, кроме как бежать из родной земли или погибнуть. И посреди зимы с гор на юге Дортониона узрел Берен далекий Дориат и пришла ему в сердце мысль идти в то королевство, куда не ступала еще нога смертного (464 год Первой Эпохи)15).

Берен смог перейти через Эред Горгорот, Горы Ужаса, и пересечь Нан Дунгортеб – этого не удавалось сделать никому из эльфов и людей, ибо в тех местах обитали огромные ужасные пауки – потомки Унголиант, с коими Берен сражался, а кроме того, там сталкивались чары Саурона и Мелиан, и царили в тех местах лишь безумие и смерть. Никому Берен не рассказывал о том, как прошел этот ужасный путь, но к границе Дориата вышел он сгорбленным и поседевшим, и этот подвиг считался не самым малым среди его деяний.

Берену удалось пересечь Завесу Мелиан без ведома и согласия владык Дориата (4), ибо его вела великая судьба. Некоторое время он провел в лесу Нельдорет, отдыхая и исцеляясь от ран, и однажды летним вечером увидел танцующую на поляне среди зарослей болиголова Лутиэн, дочь Тингола и Мелиан, владык Дориата. Пораженный ее красотой, Берен сразу же полюбил ее, и память о прежних муках и боли оставила его.

Но Лутиэн почти сразу же исчезла, а на Берена пало заклятие немоты. Долго скитался он по Дориату, разыскивая деву, и видел иногда издали – но не мог настичь. Мысленно он назвал ее «Тинувиэль», что на синдарине значит «соловей».

Но однажды, накануне весны следующего года (465 год Первой Эпохи)16) Берен вновь увидел Лутиэн, танцующую перед рассветом, и она запела. И песнь эта разбила оковы зимы и мороза, и сорвала заклятие немоты с Берена. И тогда Берен позвал ее: «Тинувиэль!»

Услышав крик и увидев Берена на краю поляны, Лутиэн испугалась и бросилась бежать. Но вскоре она остановилась и повернула обратно. И встретила она Берена, который искал ее, и увидев его, тоже была охвачена любовью. Но все же выскользнула Лутиэн из его объятий и ушла, а Берен впал в забытье, похожее на смерть. После он очнулся и вновь разыскивал ее, мучимый разлукой. И однажды дочь Тингола сама пришла к нему, когда он сидел один во тьме, и вложила свою руку в его.

До самого лета Берен и Лутиэн бродили вместе по прекрасным лесам Дориата, не думая ни о чем кроме своей любви, и никто из Детей Эру никогда не испытывал такого счастья. Но кратким было это время, ибо их выследил менестрель Даэрон, друг Лутиэн, который был тоже влюблен в нее, и он рассказал о влюбленных Тинголу. Король был разгневан, и призвал он к себе Лутиэн, но та не стала ничего рассказывать ему, пока он не пообещал не казнить Берена и не заключать его в темницу.

И когда дал король такое обещание, Лутиэн сама привела к нему возлюбленного, и предстал он перед Тинголом и Мелиан. Берен, оробевший от красоты Менегрота и величия его владык, молчал. И Тингол гневно и презрительно обратился к нему, вопрошая, как смел он, несчастный смертный, явиться в Дориат, куда не дозволено было входить никому из людей? Лутиэн ответила, что это Берен, сын Барахира, о чьих подвигах известно в Дориате. Тингол же приказал самому Берену говорить за себя. И спросил он, какое оправдание может дать Берен, дабы не постигло его тяжкое наказание. И Берен, взглянувший в лицо Лутиэн, а затем – Мелиан, отбросил страх и ответил, что его вела сама судьба и здесь он нашел величайшее сокровище, которым желает владеть вечно, и ни камень, ни сталь, ни огонь Моргота, ни сила эльфийских королевств не смогут остановить его, а сокровище это – Лутиэн, дочь Тингола. Тишина пала на зал, и все думали, что Берен не минует казни за свою дерзость, но Тингол сказал, что не может нарушить свое слово, хотя смерти и заслужил соглядатай и раб, который в царстве Моргота научился таиться и подкрадываться. Берен же разгневался на несправедливое обвинение и сказал, что он не соглядатай и не раб, а отец его за свои подвиги получил от короля Финрода кольцо. И показал Берен кольцо своего отца Тинголу.

Но ответил Тингол, что подвиги отца еще не означают, что сын может жениться на дочери владык Дориата. И если Берен желает забрать одно сокровище, то должен принести Тинголу другое – то, что охраняют камень, и сталь, и огонь Моргота – Сильмариль из Железной Короны владыки Ангбанда. И тогда он отдаст ему Лутиэн, если та еще будет согласна стать его женой. Рассмеялся тогда Берен и сказал презрительно, что король продает свою дочь за рукотворные побрякушки, и поклялся, что в следующий раз, когда он предстанет перед Тинголом, Сильмариль будет в его руке. И после этого взглянул он на Мелиан, которая не сказала ни слова, попрощался с Лутиэн, поклонился владыкам Дориата и ушел.

Берен покинул пределы королевства Тингола, раздумывая, как исполнить его поручение. Он взобрался на холмы у водопадов Сириона и взглянул на юг, где простиралась Талат Дирнэн и вдалеке виднелось нагорье Таур-эн-Фарот, под которым скрывался Нарготронд. И в отчаянии отправился он в этот тайный город.

Когда вступил Берен в пределы королевства Нарготронд, он шел, подняв кольцо Финрода и громко выкрикивая свое имя, дабы не приняли его за вражеского соглядатая. И стражи Нарготронда не стали причинять ему вреда, а отвели к королю. Король Финрод не нуждался в своем кольце, чтобы вспомнить о Беоре и Барахире. Выслушав повесть Берена, он понял, что выполнение клятвы Барахиру приведет его к смерти, но не мог и не желал нарушить ее.

Финрод собрал жителей Нарготронда на совет и обратился к вождям родов за помощью. Напомнил он им о подвигах Барахира и о своем спасении и рассказал, какое дело надо выполнить Берену. И поначалу сердца нарготрондрим загорелись мыслью о войне с Морготом, и были склонны они помочь человеку17). Но тут поднялся Келегорм, сын Фэанора, который после поражения в Дагор Браголлах жил вместе со своим братом в Нарготронде. И обнажив меч, напомнил он о клятве Фэанора, которую повторил некогда за своим отцом – преследовать всякого, завладевшего Сильмарилями, ненавистью и местью. А вслед за ним встал Куруфин, чьи речи были менее громкими, но не менее убедительными. И нарисовал он перед жителями Нарготронда картины убийств и разрушений, что постигнут их, если они отважатся на войну. И так напугал он нарготрондрим, что они не дерзали выйти на открытую битву до того, как в Нарготронд пришел Турин. И возроптали эльфы на Финрода, отказавшись следовать за ним.

Тогда разгневанный Финрод снял с себя корону Нарготронда и бросил ее на пол, сказав, что он не нарушит своей клятвы и призывает всех, у кого осталась хоть капля отваги, следовать за ним. Но лишь десять эльфов откликнулись на призыв и ушли за королем.

Осенью 465 года Первой Эпохи Финрод и Берен с маленьким отрядом направились к Ангбанду. Шли они пешими, дабы не привлекать внимания врага. Финрод решил идти мимо своей бывшей крепости на Тол Сирионе, захваченной Сауроном, через Ущелье Сириона. Неподалеку от истоков Иврина, у подножия Эред Вэтрина, эльфы заметили отряд орков. Они напали на них ночью и всех перебили. Потом взяли орочью одежду и оружие, вымазали руки и лицо черным, а орочьи космы вплели в свои волосы18). Затем Финрод своими чарами придал им облик орков. И так они надеялись ускользнуть от внимания Саурона на Тол-ин-Гаурхоте (ибо так ныне стал называться остров).

Но Саурон заметил, как мимо его крепости спешит отряд орков, кои не доложили о себе, как должны были делать все слуги Моргота. Он послал им навстречу своих воинов и те привели Финрода и Берена с другими эльфами на Тол-ин-Гаурхот. Финрод и Берен назвались Дунгалефом и Неребом, орками, что выполняли на юге приказ Моргота, а сейчас возвращаются к своему господину в Ангбанд. Тогда Саурон начал задавать им вопросы о Нарготронде, и удивился, что они так много знают о делах в городе, и поэтому начал их подозревать. Саурон упомянул, что Моргот послал орка Больдога в Дориат, дабы тот пленил Лутиэн и доставил в Ангбанд. Берен помрачнел и нахмурился при этой новости, и Саурон заметил это, все больше подозревая, что перед ним вовсе не орки. Тогда он приказал им повторить «свои клятвы», в которых проклинаются «свет, закон, любовь», «луна и звезды», призывается тьма, что должна окутать весь мир и произносится пожелание гибели Манвэ и Варде. Но ни один из верных эльфов или людей не произнес бы добровольно такого проклятия, и Берен спросил, кто такой Саурон, чтобы мешать им выполнить приказ Моргота19). Окончательно укрепившись в своих подозрениях, Саурон запел чародейную песнь, что была призвана сорвать личины с пришельцев и раскрыть все их тайны. Тогда в ответ ему запел песню силы и Финрод, и так начался их Поединок. Долго сопротивлялся эльфийский король натиску Саурону, хотя и уступал ему в силе, но когда Саурон упомянул о крови, пролитой нолдор в Альквалондэ, Финрод был побежден и упал, потеряв сознание.

Тогда фальшивые личины были сорваны со всех эльфов и Берена, и предстали они перед Сауроном нагими и дрожащими от ужаса. Но благодаря силе Финрода их имена и цель путешествия остались сокрыты от Саурона.

Саурон велел заковать их в цепи и бросить в подземелье, решив узнать эту тайну с помощью пыток и угроз. И каждый день приходил к пленникам волк, и пожирал одного на виду у других, дабы устрашить оставшихся в живых и вырвать у них признание. Но никто из эльфов не предал своего господина. В конце концов в живых остались лишь Берен и Финрод, коего Саурон, увидев в нем эльфа великой силы, решил оставить напоследок. И тогда Берен сказал, что он расскажет обо всем, чтобы спасти хотя бы Финрода, и что он освобождает Финрода от клятвы. Но Финрод призвал его не верить Саурону, ибо тот, узнав, что в руках у него Финрод и Берен, не выполнит обещания, а лишь подвергнет их еще большим мукам. Рассмеялся Саурон, ибо он подслушивал все разговоры пленников, и вслух приказал волку идти к Берену, решив оставить Финрода в плену и узнать у него цель похода, а может быть, использовать его как заложника20).

Но когда волк вошел в темницу и готовился броситься на Берена, Финрод сумел порвать свои цепи и схватился со зверем. Руками и зубами он сумел убить волка, но и сам был смертельно ранен. Он попрощался с Береном и умер во тьме подземелья.

И когда Берен оплакивал Финрода, ожидая скорой смерти, он вдруг услышал прекрасную песнь из-за стен темницы. То Лутиэн, узнав о его пленении от своей матери Мелиан, пришла к нему на помощь вместе с псом Хуаном. И Берен ответил ей песней, в которой воспевались Семь Звезд, знак, предвещающий падение Моргота. А после, утратив силы, впал он в забытье.

Лутиэн и пес Хуан сумели победить слуг Саурона и его самого и обрели власть над крепостью. Лутиэн обрушила двери темниц, и пленники Саурона вышли наружу. И спустилась она в подземелье, и нашла Берена, неподвижно лежащего рядом с мертвым Финродом. Лутиэн решила, что он тоже мертв, и обняв его, тоже впала в забытье. Но Берен тогда очнулся и пробудил Лутиэн, и вновь обрели они друг друга. И вынесли они тело короля наружу, и похоронили его на вершине Тол Сириона.

Пес Хуан покинул влюбленных, возвратившись к своему хозяину Келегорму, а Берен и Лутиэн поспешили прочь от острова, обретя на время былую радость. И добрались они до леса Бретиль недалеко от границ Дориата, и там Берен вспомнил о своей клятве. Решил он выполнить ее, а Лутиэн отослать в безопасные родные леса. Но Лутиэн воспротивилась этому, сказав, что он может забыть о клятве и бродить по Белерианду или попытаться выполнить ее. Но что бы он ни выбрал, она не оставит возлюбленного.

И так шли они, споря, по лесу Бретиль, не обращая внимания ни на что вокруг, когда встретили их случайно Келегорм и Куруфин, изгнанные из Нарготронда, за которыми следовал один лишь пес Хуан. Увидев Берена и Лутиэн, братья обратились против них. Куруфин направил своего коня к Лутиэн и схватил ее, намереваясь увезти, а Келегорм скакал на Берена, желая затоптать его конем. Но тут Берен прыгнул на круп мчащегося коня Куруфина, и с тех пор Прыжок Берена прославлен среди людей и эльфов. Берен схватил эльфа сзади, и они оба упали на землю. Конь встал на дыбы и сбросил Лутиэн на траву. Тем временем Берен схватился с Куруфином, одолел его и принялся душить, так что лицо эльфа почернело и он едва не расстался с жизнью. Но и сам Берен был близок к смерти, ибо Келегорм мчался к нему, стремясь поразить копьем. В тот час Хуан оставил службу Келегорму и бросился между Береном и конем Келегорма. Конь, испугавшись пса, поворотил в сторону. Проклял Келегорм пса и коня, но Хуан так и не дал ему приблизиться к Берену и Куруфину. Придя в себя от падения, Лутиэн крикнула Берену, дабы он не убивал Куруфина, ибо негоже им убивать эльфов. Берен послушался и отпустил сына Фэанора, отбросив его в сторону. Он отобрал у Куруфина кольчугу, кинжал Ангрист, который мог резать железо, и коня и крикнул, чтобы Куруфин убирался к своим родичам, которые, быть может, научат его благородству. Куруфин же проклял Берена, предсказав ему скорую и жестокую смерть, и вскочил на коня позади брата, и они сделали вид, что уезжают. Берен же и Лутиэн отвернулись, чтобы идти своей дорогой, и пес Хуан тоже пошел с ними. И тогда, исполнившись злобы, Куруфин взял лук у брата и выпустил две стрелы в Лутиэн. Первую перехватил на лету зубами Хуан. Вторая же вонзилась в грудь Берену, который, обернувшись, заслонил собою возлюбленную.

Хуан погнался за братьями, которые в страхе ускакали, а Лутиэн перевязала раненого Берена. Вернувшийся Хуан принес им целебную траву. Благодаря этому Берен вскоре исцелился, и они продолжили путь(466 год Первой Эпохи)21).

Лутиэн не хотела расставаться с Береном, а тот не желал подвергать ее опасностям безнадежного путешествия, но не хотел и отказаться от своей клятвы Тинголу. Однажды утром, когда Лутиэн спала, он взял коня и тайно ушел к Ангбанду один, наказав Хуану охранять дочь Тингола. И поскакал он на север и, остановившись на привал у границ Таур-на-Фуин, откуда уже были видны Анфауглит и Тангородрим, сложил печальную Песнь Расставания и запел ее, думая, что расстается навеки с любовью и со светом. Но не успел он допеть песню, как услышал издали ответ Тинувиэли. Но вместо нее увидел он вскоре огромного волка и летучую мышь, которые двигались к нему с юга. Испугался Берен и решил, что голос любимой должен завлечь его в ловушку. Но тут скинули волк и летучая мышь фальшивые личины, и оказалось, что это Хуан и Лутиэн, облаченные в шкуры убитых волка Драуглуина и летучей мыши Тхурингвэтили. Так Лутиэн и Берен вновь встретились, и Берен был счастлив несколько мгновений, но вновь омрачился, вспомнив о клятве Тинголу, и проклял он свою клятву. Но тогда заговорил Хуан и посоветовал Берену не расставаться более с Лутиэн, что бы он ни решил, ибо она умрет, оставшись одна. Понял тогда Берен, что не суждено им разлучиться, и отправились они дальше вдвоем, ибо Хуан повернул назад.

Лутиэн вновь накинула шкуру Тхурингвэтили, а Берена по совету Хуана облачила в шкуру Драуглуина, и стал Берен во всем подобен волколаку, разве что глаза его горели хотя и мрачным, но ясным огнем. И так двигались они к Ангбанду через равнину Анфауглит, и ни один из слуг Моргота не узнал в них врагов. А когда подошли они к вратам крепости Моргота, то увидели чудовищного волка Кархарота, который охранял их, и был тот волк больше и ужаснее всех остальных волков. Кархарот заподозрил неладное, ибо слышал о гибели Драуглуина, и приказал им остановиться. Но Лутиэн, ощутив в себе унаследованную от майяр волшебную силу, зачаровала волка, и Кархарот погрузился в сон.

И начали спускаться влюбленные вниз, в ужасные подземелья Ангбанда. Никто не остановил их, ибо они еще были в фальшивых личинах. Так достигли они самого глубокого подземелья, где сидел сам Моргот на своем черном троне. А вокруг него стояли его слуги – ужасные балроги и чудовищные волколаки. Берен в шкуре волка метнулся к самому трону Моргота и забрался под него. Лутиэн же волею Моргота лишилась шкуры Тхурингвэтили и предстала перед ним в истинном обличии. Не испугалась дочь Тингола, а назвала свое настоящее имя и предложила Морготу спеть перед ним. Моргот, лелея в душе черные замыслы, согласился, но собственная злоба подвела его, ибо пока он обдумывал тайные злые думы, Лутиэн ускользнула от его взгляда и, запев песню, ослепила владыку Ангбанда. Слуги же Моргота от чар той песни погрузились в сон, а Сильмарили в короне Врага вспыхнули ярким светом.

Моргот склонил голову от тяжести Железной Короны и самоцветов в ней, и тогда Лутиэн подхватила крылатую шкуру Тхурингвэтили и, взлетев, махнула перед лицом Моргота своим волшебным плащом, который навевал сон. Моргот тоже заснул и упал со своего трона, а корона скатилась с его головы.

И тогда пробудила Лутиэн заснувшего Берена прикосновением руки, и он сбросил волчью шкуру. Корона Моргота была слишком тяжела, чтобы унести ее22), и Берен принялся вырезать один из Сильмарилей Ангристом. Он взял освобожденный камень в руку, и тот не обжег ее, хотя это была смертная плоть. Решил тогда Берен забрать все три камня, но не такова была их судьба. Кинжал сломался и обломок его задел щеку Моргота, который зашевелился во сне. И дрогнул тогда весь Ангбанд, а слуги Моргота стали пробуждаться.

Охваченные ужасом, бежали Берен и Лутиэн наверх, прочь из страшной крепости, забыв о своих личинах. Но там, около врат, поджидал их пробудившийся Кархарот. Лутиэн была измучена и не было у нее сил, чтобы усыпить волка снова. Тогда Берен, не имея другого оружия, поднял Сильмариль. На мгновение Кархарот испугался, а Берен приказал чудовищу убираться, если оно не хочет, чтобы огонь сжег его, и ткнул самоцвет волку между глаз.

Но Кархарот быстро оправился от страха и, разинув жадную пасть, он откусил правую руку Берена вместе с Сильмарилем (с тех пор Берена прозвали «Эрхамион»). Однако тут же зачарованный самоцвет принялся жечь его внутренности, и Кархарот с безумным воем бежал прочь.

Хотя и были спасены Берен и Лутиэн от волка, но казалось, что пришел им конец. Лутиэн губами собрала яд из раны Берена и смогла унять кровь, но Берен был в забытьи, сама она утратила последние силы, а войска Ангбанда пробуждались. Но тут неожиданно появился Торондор и два других орла Манвэ и, подхватив Лутиэн и бесчувственного Берена, унесли их на юг.

По пути пролетали орлы над Гондолином, и Лутиэн видела издали сияние белого города, но рыдала она, думая, что Берен вскоре умрет.

Орлы принесли их на границу Дориата, в ту самую лощину, где Берен когда-то оставил Лутиэн, и там Берен, благодаря заботам Лутиэн и вернувшегося Хуана, исцелился. Но это заняло долгое время из-за тяжести раны и отравы в ней. И вновь они гуляли по лесам вместе. Но Берен не забыл своей клятвы Тинголу, да и по людским законам негоже было пренебрегать волей отца, разве что в крайней нужде, и не хотел он разлучать навеки Лутиэн с ее отцом и заставлять ее жить жизнью лесных охотников. И хотя Лутиэн была согласна остаться с ним в лесах навсегда, он все же уговорил ее вернуться вместе с ним в Дориат.

Так влюбленные прибыли в Дориат, где со времени ухода Лутиэн и пропажи Даэрона в домах эльфов поселилась печаль. Огромная толпа народа шла за Береном и Лутиэн, когда вошли они во врата Менегрота. Предстали Берен и Лутиэн перед Тинголом и Мелиан, и Берен преклонил перед королем колено и сказал, что пришел за тем, что просил раньше. Тогда спросил Тингол, что он может сказать о выполнении своей клятвы. «И ныне Сильмариль в моей руке», - ответил Берен и показал пустую левую руку. А что сталось с правой – видели все. И с тех пор называл себя Берен «Камлост» - «пустая рука». А после сел Берен по левую руку короля, а Лутиэн – по правую, и рассказали они все, что с ними приключилось. И смягчился Тингол, и понял, что разлучить этих двоих не может никакая сила в Арде, а Берен – один из великих в ней. И дал он согласие на свадьбу своей дочери и сына Барахира.

Но не суждено было Берену и Лутиэн спокойно жить в Дориате. Вскоре после их свадьбы достигли Менегрота вести, что чудовищный Кархарот прошел сквозь Завесу Мелиан (в чем помогла ему сила Сильмариля) и бесчинствует ныне в лесах Дориата, объятый безумием. И тогда объявил король Тингол великую Охоту на Волка.

Вместе с Тинголом отправились за волком Берен, Белег и Маблунг. Следовал за ними и пес Хуан. Охотники выехали утром и отправились на северо-восток, по берегу реки Эсгалдуин. Недолго пришлось им искать Кархарота – в одной из темных лощин увидели они волка, лакающего воду, ибо так он думал утолить жар от Сильмариля в своем брюхе. Волк почуял их приход, но не бросился на охотников, а метнулся в кусты и там затаился, поджидая. Эльфы выставили вокруг загонщиков, чтобы не дать Кархароту уйти, и сами тоже не спешили нападать на него. Берен стоял рядом с Тинголом, когда Хуан, наскучив ожиданием, кинулся к логову волка, желая поднять его. Тогда бросился Кархарот из кустов на Тингола, но Берен кинулся между ними со своим копьем. Но волк повалил его и вонзил зубы ему в грудь. Тут примчался Хуан и вступил в схватку с чудовищем. Долго бились они, пока не был Кархарот убит Хуаном. Но и Хуан был смертельно ранен, и заговорил он третий и последний раз с Береном, прощаясь, и Берен положил руку ему на голову, и так пес умер. Тингол же склонился над раненым Береном. К ним подоспели Маблунг и Белег, но увидев, что произошло, отбросили копья и зарыдали.

Маблунг вскрыл брюхо издохшего волка и увидел в нем сияющий Сильмариль и руку Берена, сжимающую камень. И хоть были сожжены внутренности Кархарота будто огнем, но рука осталась нетленной. Однако не успел Маблунг к ней прикоснуться, как она рассыпалась в прах.

Маблунг вытащил Сильмариль и отдал его Берену. Тот взял его в левую руку (и вновь не обжег его камень) и, казалось, ожил человек от его прикосновения. Тогда высоко поднял он Сильмариль и отдал его Тинголу, и так выполнил Берен свою клятву.

Раненого Берена унесли в Менегрот, где в тревоге ждала охотников Лутиэн. Она вышла навстречу охотникам и встретилась с ними под буком Хирилорн. Лутиэн обняла и поцеловала мужа, и велела ждать ее за Западным Морем, и Берен взглянул ей в глаза прежде, чем дух его расстался с телом. А после легла Лутиэн на траву и тоже умерла (467 год Первой Эпохи).

Дух Берена ожидал Лутиэн в Чертогах Мандоса для последнего прощания, и вскоре пришла она за своим возлюбленным. И преклонив колена, принялась Лутиэн петь перед владыкой Намо, и так печальна была ее песнь, что разжалобила она даже сурового Мандоса.

Потому призвал он дух Берена, и так они с Лутиэн встретились за Западным Морем. Но не властен был Мандос решать, что делать с душами людей, или менять судьбу Детей Эру, и тогда обратился он с вопросом к Манвэ, а тот стал искать совета Эру Илуватара. И волею Эру был дан Лутиэн выбор: она могла возродиться в Валиноре и жить там беспечально до Конца Арды, но Берен тогда ушел бы за Круги Мира, как и все люди, и более никогда бы они не встретились. Или Лутиэн могла выбрать участь людей – и тогда им с Береном было бы дозволено вернуться в Средиземье ненадолго, а после смерти вместе уйти туда, куда уходят все люди. И выбрала Лутиэн второй путь.

И тогда вернулись Берен и Лутиэн в Средиземье, а в Дориате обрели вновь плоть и стали живыми мужчиной и женщиной (469 год Первой Эпохи)23). Но не остались они там, а отправились дальше на восток и шли долго, не зная ни голода, ни жажды, пока не прибыли на зеленый остров Тол Гален на реке Адурант в Оссирианде. Там и поселились они, и назвали тот остров Дор Фирн-и-Гуинар, Землей Живущих Мертвых. На Тол Галене у супругов родился сын Диор (470 год Первой Эпохи) 24).

А однажды пришли на остров злые вести (502 год Первой Эпохи)25). Гномы убили короля Тингола и похитили у него ожерелье Наугламир с вделанным в него Сильмарилем. Убийц догнали и убили, и вернули ожерелье, но Дориат остался без защиты, ибо Завеса пала, когда вслед за погибшим мужем покинула королевство и Мелиан. Тогда вторглись туда гномы большим войском, дабы отомстить за убийство сородичей и, разбив воинство эльфов, вновь похитили Наугламир. Войско гномов, отяжеленное добычей, ныне направлялось к своему городу Ногроду. Собрал тогда Берен Зеленых Эльфов, кои жили в Оссирианде, и вместе с ними и сыном своим Диором подстерег гномов у бродов Сарн Атрад. При переправе многие гномы были убиты стрелами эльфов из засады, а потом эльфы вышли из леса и вступили с гномами в бой. Берен сражался с королем гномов и убил его в поединке, и взял у него Наугламир. Эльфы победили в схватке, отомстив за Тингола, и отобрали у гномов похищенные сокровища Дориата. Но золото было проклято умирающим королем гномов, и Берен бросил его в реку Аскар. Лишь Наугламир с Сильмарилем забрал он себе, омыв в водах реки от крови.

Вернулся Берен к Лутиэн с вестью о мщении за ее отца, но мало это утешило Лутиэн. И Наугламир отдал он ей, и носила его Лутиэн, став еще прекраснее, чем прежде. Из-за силы Сильмариля стал Тол Гален цветущей землей, похожей на Аман. Но, говорят, свет зачарованного камня ускорил конец Берена и Лутиэн – всего через год они умерли (503 год Первой Эпохи)26), и никто не знает, где упокоились их тела.

Говорили, что род Берена и Лутиэн никогда не угаснет.

В Нуменоре было создано сказание о Походе за Сильмарилем, которое называлось «Нарн Берен ион Барахир» (Сказание о Берене, сыне Барахира), а также «Нарн е-Динувиэль» (Сказание о Соловье)27).

Также об их подвигах рассказывала поэма на синдарине, написанная в форме анн-теннат. Часть этой поэмы в переводе на вестрон рассказывает хоббитам Арагорн во время их ночевки на Пасмурной Горе, но полностью эту поэму в Третьей Эпохе знал только Эльронд.

Сравнение других героев с Береном

С Береном дважды сравнивают Турина (сначала Нэллас28), потом Гвиндор). Эльронд говорит на Совете, что место Фродо рядом с великими героями древности, в числе которых он называет и Берена.

Сам Дж. Р.Р.Толкин сравнивал свою жену Эдит с Лутиэн, а себя – с Береном. После смерти Эдит он пишет в одном из писем: «В 1934 г. она все еще была со мною, и ее прекрасные дети — тоже. А теперь вот она ушла раньше Берена, оставив его и впрямь одноруким, да только не обладает он властью растрогать неумолимого Мандоса, и нет «Дор Гюрт и куйнар», Земли Умерших, что Живы, в этом Падшем Королевстве Арды, где поклоняются прислужникам Моргота…» (с)29)

На могиле Дж.Р.Р.Толкина под его именем написано имя «Берен».

История Берена из «Книги Утраченных Сказаний»

Этот персонаж появился в легендариуме очень рано, еще в «Книге Утраченных Сказаний». Ниже я привожу историю Берена по этой версии отдельно, поскольку она сильно отличается от более поздней.

Берен был номом (нолдо), сыном Эгнора-охотника из лесов на севере Хисиломэ (Хитлума). Немногие сравнились бы с ним в храбрости, и однажды пришел он через ужасы Железных Гор в Артанор, Запредельные Земли (Дориат). Неизвестно, что привело его туда, быть может, лишь тяга к странствиям. И там увидел он Тинувиэль (Лутиэн), танцующую летом на поляне среди зарослей болиголова под звуки свирели ее брата Дайрона.

Столь прекрасной была эльфийская дева, что Берен подкрался поближе, дабы разглядеть ее – и лицо его увидел Дайрон. Он испугался, ибо сразу понял, что Берен не из народа лесных эльфов, и бросился бежать, крича, чтобы и Тинувиэль убегала. Но она не могла бегать так же быстро, как брат, и затаилась в зарослях болиголова. Берен начал искать ее и случайно дотронулся до ее руки. Тогда кинулась Тинувиэль бежать к дому своего отца и Берен бросился за ней, но не смог догнать.

Тогда принялся Берен бродить по тем местам, желая еще раз увидеть Тинувиэль и однажды вновь увидел ее танцующей на безлесном холме. И стал он часто приходить туда, а один раз осмелился позвать ее «Тинувиэль!» (ибо он слышал это имя от Дайрона). И Тинувиэль, чье сердце давно оставил страх, заговорила с ним. Тогда Берен попросил ее научить его танцевать, и танцуя, она увлекла его к жилищу своего отца.

Берен вошел в дом короля Тинвэлинта (Тингола) и оробел, увидев его и королеву Гвэнделинг (Мелиан). Тогда Тинвэлинт спросил, кто он, но Берен молчал от робости, и за него ответила Тинувиэль. И сказала она, что он не причинил ей зла и так ей по нраву, что она просит отца не быть с ним суровым. Тогда вновь спросил Берена Тинвэлинт – чего он хочет от эльфов Артанора? И осмелев от того, что Тинувиэль заступилась за него, Берен попросил его дочь Тинувиэль. Тинвэлинт счел его слова неудачной шуткой и в ответ решил тоже посмеяться над оборванным пришельцем, и сказал, что отдаст Тинувиэль за Сильмариль Фэанора из короны Мелько (Моргота). Разгневался Берен и серьезно ответил, что он выполнит просьбу короля, и ушел из его дворца.

Идя вдоль Железных Гор, отправился он к Ангаманди (Ангбанду), обиталищу Мелько. Много опасностей встретил он на пути – там водились ядовитые змеи и волки, и, что еще хуже, рыскали банды орков и гоблинов. Однажды он едва отбился от волка (а из оружия у него была лишь ясеневая дубина). Мучили Берена голод и жажда, и вот, наткнувшись на следы орочьей стоянки, он решил поискать там еды – но вернувшиеся орки захватили его в плен. Его пытали, но не убили, ибо предводитель орков знал, что Мелько нужны сильные рабы. Тогда приволокли Берена к Мелько. Тот разгневался, ибо думал, что это ном из его рабов осмелился зайти так далеко в лес. Но Берен отвечал, что он из рода свободных номов, что живут в Арьядоре и общаются с людьми. Тогда Мелько разозлился еще больше, ибо изо всех сил желал прекратить дружбу эльфов с людьми. Но Берен решил обмануть его и ответил, что он ушел из Арьядора потому, что не желал якшаться с людьми, а хотел послужить Айну Мелько, Владыке Мира. И добавил, что он – великий охотник, который особо искусен в ловле мелких зверей и птиц.

Сладкая лесть вскружила голову Мелько, и он поверил Берену. Послал его Мелько на кухню, дабы он стал рабом Тэвильдо, князя котов (прообраз Саурона), а чертоги Тэвильдо стояли недалеко от тронного зала Мелько. Тэвильдо же невзлюбил Берена, ибо почуял запах пса (Берен же души не чаял в собаках, когда жил в родных краях). Поэтому он назначил Берену очень трудное испытание – изловить в его замке трех мышей. Мыши те были непростые – дикие, злобные, колдовской породы, крупнее крыс и крайне свирепые. Не из чего было Берену изготовить ловушку и потому не преуспел он в этой охоте, и наградой ему стал лишь укушенный палец. Тэвильдо разгневался, но не причинил Берену большого вреда (ибо боялся заслужить недовольство Мелько), и ном отделался лишь несколькими царапинами. Но все же пришли для Берена черные дни – его сделали слугой при кухне, и тяжко трудился он весь день – мыл полы и посуду, тер столы, рубил дрова, носил воду, вращал вертела. Поесть же и поспать ему давали мало, и стал он изможденным и неухоженным, и уже жалел о том, что покинул пределы Хисиломэ и увидел танцующую Тинувиэль.

Но Тинувиэль не забыла о нем. Сначала она просила отца своего о помощи, а потом, когда он отказал ей и даже запер в домике на дереве, бежала оттуда и отправилась за Береном. По дороге посчастливилось ей повстречать пса Хуана (а он был другом отца Берена), и когда услышал пес о несчастье нома, то сразу же он решил помочь Тинувиэли. Он посоветовал Тинувиэли отправиться к Тэвильдо и вызнать, там ли Берен, и если это так, то сказать Тэвильдо, что его враг Хуан лежит тяжело больной в лесу, и тем выманить князя котов наружу. Так надеялся Хуан победить Тэвильдо и помочь Берену.

Так Тинувиэль и сделала, и пробравшись в чертоги Тэвильдо, она увидела Берена на кухне. Эльфийка обманула князя котов, рассказав о якобы больном Хуане, и она нарочно говорила так громко, что Берен услышал ее, и понял, что она явилась помочь ему. От неожиданности он рассыпал гору посуды, и один из котов-поваров до крови расцарапал его в наказание.

Хитрость Хуана и Тинувиэли удалась – Тэвильдо поверил ей, и вместе с двумя котами-танами отправился к Хуану, чтобы замучить его, лишившегося сил, до смерти. Когда они пришли, Хуан убил одного из танов-котов по имени Ойкерой, а Тэвильдо вместе с другим котом загнал на дерево. Тогда потребовал пес, чтобы Тэвильдо освободил Берена. Коту ничего не оставалось делать, как согласиться. Он отдал Хуану свой золотой ошейник, дабы его слуги повиновались приказам того, у кого он будет, а также поведал псу тайное заклятие, которое скрепляло камни его замка и позволяли управлять котами.

Тинувиэль взяла ошейник и отправилась к чертогам Тэвильдо. Она показала этот знак котам, а также произнесла магические слова, и коты, повинуясь, вывели из замка Берена и старого нома Гимли – единственных пленников Тэвильдо в то время. Берен одной рукой поддерживал Гимли, а в другой нес большой нож для защиты, ибо замок от слов Тинувиэли затрясся, а коты начали дико визжать.

Не было предела удивлению Берена, когда он увидел Тинувиэль, окруженную котами, а она приветствовала его и увела за собой. Коты же не посмели преследовать их, ибо они испугались, а чары Мелько оставили их, и они вновь стали маленькими и утратили человеческую речь.

Когда же вернулись Берен и Тинувиэль к Хуану, тот отпустил Тэвильдо восвояси, но золотой ошейник оставил себе.

Берен, Тинувиэль и Хуан ушли подальше от замка Тэвильдо в леса и долго жили там, и Берен обрел силы, забыв о рабстве.

Но в конце концов Тинувиэль затосковала по дому, однако не хотелось ей и расставаться с Береном, которого она полюбила. Берен же не смел вернуться в Артанор без обещанного Сильмариля. И тогда решил он все же отправиться за ним в Ангаманди.

Тинувиэль выпросила у Хуана шкуру Ойкероя и облачила в нее Берена с помощью волшебства фэери. Правда, не удалось ей научить его визжать и мурлыкать, и кошачьи глаза были мертвыми и пустыми. Но им пришлось с этим смириться, и отправились Берен и Тинувиэль вместе в Ангаманди.

Перед вратами Ангаманди встретили они волка Каркараса (Кархарота), который заподозрил неладное. Но Тинувиэль танцем своим зачаровала его, и он уснул, а влюбленные вместе вошли в тронный зал Мелько. Берен во мраке сошел за кота и беспрепятственно забрался под трон Мелько, а Тинувиэль назвала себя и сказала, что отец прогнал ее из своих чертогов. Удивился Мелько и заподозрил обман, но Тинувиэль предложила танцевать перед ним, и он согласился, лелея в душе злобный замысел.

Затанцевала Тинувиэль - и все слуги Мелько погрузились в сон, лишь он сам засыпать не думал. Тогда дева запела песню, которой научила ее Гвэнделинг, и лишь тогда он заснул, побежденный чарами, сполз на пол, а корона скатилась с его головы. Тогда Тинувиэль пробудила задремавшего под троном Берена, он выбрался из кошачьей шкуры и с помощью ножа из кухни Тэвильдо вырезал Сильмариль. Однако нож его сломался, и тогда Мелько и его слуги заворочались во сне.

Испуганные, влюбленные помчались к выходу из чертогов, но у ворот их ждал пробудившийся Каркарас. Берен заслонил собою Тинувиэль, хотя она предупреждала, чтобы он так не делал, и это обернулось бедой, ибо не успела дева вновь усыпить волка. Он бросился на Берена и откусил ему руку с Сильмарилем. Уже приготовились Берен и Тинувиэль к смерти, но Сильмариль, что происходил из благого королевства богов, начал жечь утробу волка огнем. Тогда волк кинулся бежать, обезумев от боли, и своим воем разбудил он всю крепость. Берен и Тинувиэль тоже бежали оттуда, а когда смогли перевести дух, Тинувиэль разрыдалась над искалеченной рукой Берена и осыпала ее поцелуями, и так исцелила. Но с тех пор Берена прозвали «Эрмабвед», то есть «Однорукий».

Мелько же, проснувшись, разъярился от потери Сильмариля и выслал своих орков вдогонку за беглецами. Хуан услышал шум погони и со сворой других псов набросился на слуг Мелько. Многих он убил сам или покалечил, другие обратились в бегство, но все же орки продолжали преследование. Берен и Тинувиэль же, утратив надежду, укрылись в Нан Дунгортин (Нан Дунгортеб), и туда же Валар привели Хуана после схватки. Он посадил Тинувиэль себе на спину, а Берену велел бежать рядом, и так они ускользнули все же от погони, ибо Хуан вел их извилистыми тропами, путая следы. Берен убил огромного орка, что пытался утащить Тинувиэль, и это было достойное деяние.

Так вступили они в пределы защитных чар Гвэнделинг и там долго отдыхали от мрака Ангаманди. Но однажды опечаленный Берен сказал, что он должен попрощаться с Тинувиэлью, ибо она возвратится к отцу, а он сам может только сокрыться в лесах, ибо утратил Сильмариль и не выполнил обещания. Однако Тинувиэль убедила его идти вместе с ней к Тинвэлинту, поскольку она не мыслила теперь жизни без Берена.

Горе и смятение поселились в лесу Тинвэлинта после бегства его дочери. Обезумев от горя, он разослал воинов на ее поиски, и многие погибли. На северных и восточных рубежах шла война с орками, и чары Гвэнделинг не могли долго удерживать врагов. А кроме того, напал на эльфов огромный волк, обуянный безумием, и многих убил.

Услышав эти вести, Тинувиэль и Берен поспешили к королю, и при виде живой и невредимой дочери горе владык сменилось радостью. Но Тинвэлинт спросил Берена, где же Сильмариль – ибо это было бы хоть каким-то воздаянием за все беды, причиненные его земле. Тогда устыдила Тинувиэль отца, ибо из-за его глупой шутки Берен мучился в рабстве и едва не погиб. Но Берен сказал, что он выполнил обещание и даже сейчас рука его сжимает Сильмариль, а на просьбу показать камень ответил, что рука его не здесь.

Тогда склонилось сердце Тинвэлинта к Берену, и выслушав рассказ об их путешествии с Тинувиэлью, попросил король, дабы оба они остались здесь. Но Берен ответил, что он все же должен добыть Сильмариль, и для этого уже не нужно пускаться в долгий путь, ибо он находится не так далеко от королевского жилища – в утробе волка Каркараса, того самого, что ныне разоряет Артанор.

И решили они тогда устроить охоту на волка. Кроме самого Берена и Тинвэлинта туда отправились Хуан и Маблунг, могучий тан короля, и больше никого не было с ними. Хуан повел охотников по следу, но не увидели они волка в тот день и заночевали близ ручья, неся по очереди стражу. И когда пришла очередь Берена, услышал он жуткий вой и треск кустов, и понял, что то приближается волк. Едва успел он разбудить остальных, как Каркарас уже был совсем близко. Волк увидел Берена и узнал его и, думая, что он причина его муки, бросился прямо на него. Берен выставил перед собой копье и оно попало в горло зверя, в то же время Хуан вцепился в заднюю ногу волка, а копье короля пронзило сердце твари. Но Берен под тяжестью волка упал и лицо его было залито кровью от ран, которые успел нанести ему волк перед гибелью.

Тогда сдвинули охотники труп зверя и разрезали ему брюхо, и се! – там среди обгоревших внутренностей сиял Сильмариль. Маблунг извлек его и предложил Тинвэлинту взять, но тот ответил, что возьмет только если сам Берен отдаст ему камень. Хуан же сказал, что этого не будет, если они не поторопятся, ибо Берен опасно ранен.

Тогда омыли Маблунг и Тинвэлинт раны Берена и, соорудив носилки из веток, поспешили к королевскому жилищу. Там встретили их эльфы, и велико было бы их ликование, если бы не раненый Берен. Тинувиэль же бросилась на грудь возлюбленному и зарыдала, тогда он очнулся, а Маблунг подал ему Сильмариль. И Берен отдал камень Тинголу, и сказал, что хоть и прекрасен камень, но Тинувиэль прекраснее. И дух его отлетел в Чертоги Мандоса.

Некоторые потом говорили, что своими нежными поцелуями Тинувиэль вернула Берена к жизни, но это не так. Ибо дева тоже умерла, последовав за Береном, а краса ее и мольбы разжалобили сурового Мандоса, и вернул он обоих к жизни. Но предупредил их Мандос, что ныне стали они не эльфами, а смертными людьми, и придется им со временем все же вернуться в чертоги смерти, если не призовут их боги в Валинор. И ушли Берен и Тинувиэль оттуда, взявшись за руки, и видели их танцующими вместе на склонах холмов30).

Берен и Тинувиэль поселились в земле и-Гуильвартон, земле Живущих Мертвых, что находилась в Хисиломэ (Хитлуме), и правили народом эльфов. Там родился у них сын Диор.

Но однажды примчался к ним Хуан, неся горестную весть о гибели Тинвэлинта от рук гномов и о разорении Артанора. Горько заплакали Берен и Тинувиэль, а когда выслушали они рассказ Хуана, Берен созвал своих подданных. Много их собралось, но вооружены они были не очень хорошо – лишь ножами да луками. Но все же выступили они против гномов, ибо нельзя было мешкать и дать им вернуться в свои пещеры.

Берен выслал вперед разведчиков, и они встретили эльфа Уфедина (5), который рассказал им все о войске гномов. И тогда устроил Берен Наугладуру (королю гномов) засаду у брода Сарнатрод. Когда половина войска перебралась уже через реку, и на камни брода ступил сам Наугладур, зазвучали эльфийские рога и засвистели стрелы воинов Берена. Много гномов было убито, а их ноша (награбленные сокровища Тинвэлинта) попадала в реку. Другие же бежали, напуганные неотвратимой гибелью.

Но король гномов не бежал. Обнажил он свой меч, когда перед ним появился Берен, и предлагал ему как выкуп Науглафринг, но Берен ответил, что и так получит ожерелье, когда убьет гнома. Мужественно защищался король и отчаянным был поединок, и не раз натягивали эльфы луки, опасаясь за своего вождя, но Берен кричал, чтобы они не стреляли. Много раз был Берен ранен, и немногие его удары причиняли вред противнику, ибо Наугладур был защищен прочной кольчугой. Три часа длился поединок, и Берен начал уже уставать. Заметил это гном и стал наносить удары еще яростнее, надеясь на победу, но когда нанес он сокрушительный удар, нога его ступила на острый камень и он полетел вперед, а Берен схватил его за бороду и оплечье и рывком повалил наземь. И не пожелал он пятнать свой клинок кровью гнома, а выхватил меч у короля и сразил Наугладура его же собственным оружием.

Тело короля гномов бросили в воду, а Науглафринг Берен забрал себе, омыв от крови. Весть о гибели Наугладура и многих гномов не облегчила печали Тинувиэли, а Берен, чтобы хоть немного утешить ее, надел ей на шею ожерелье.

Но вскоре пришла к Берену и Тинувиэли Гвэнделинг и, увидев Науглафринг на шее дочери, разгневалась, ибо знала, что ожерелье это проклято. Она сказала об этом Берену, но тот лишь рассмеялся, ответив, что святость Сильмариля победит любое зло. Однако, сказала Гвэнделинг, слишком долго этот камень пробыл в короне Мелько, а ковали ее зловещие кузнецы. Тогда Тинувиэль сняла ожерелье, но Берен не выбросил его, а хранил у себя.

Вскоре после этого Тинувиэль начала истаивать и, исчезнув в лесах, ушла оттуда в чертоги смерти, как и говорил Мандос (и, быть может, проклятие Науглафринга ускорило ее смерть), а Берен отправился разыскивать ее в лесах Хисиломэ и Артанора, но не нашел, и его постигла та же участь.

Некоторые эльфы говорят, что ныне охотится Берен в лесу Оромэ в Валиноре, а Тинувиэль танцует там на зеленых лужайках. Но никто не знает, правда ли это31).

Другие имена

В «Книге Утраченных Сказаний» этого героя также зовут Береном и это имя не меняется ни разу, за исключением ранних черновиков начала «Лэ о Лэйтиан» – там Берену на короткое время дается имя «Маглор»32).

Когда Финрод, Берен и их отряд предстают перед Тху (Сауроном), Берена называют «Неребом»33).

В «Книге Утраченных Сказаний» прозвище Берена звучит как «Эрмабвед» (Ermabwed)34).

В «Поздних Анналах Белерианда» его прозвище звучит как «Эрмабуин» (Ermabuin)35).

В «Ранних Анналах Белерианда» его называют «Маблосген» (Mablosgen)36).

В «Этимологиях» приводятся следующие варианты прозвищ:

«Эрхамрон» (Erchamron) – нолдорин37).

«Эрхамуи» (Erchamui)38).

«Эрмабрин» (Ermab®in)39).

«Маблост» (Mablost) – дориатрин40).

«Маблотрен» (Mablothren)41).

Другие версии

Черновики «Лэ о Лэйтиан»

Кольцо и клятву Барахиру дает не Финрод, а Келегорм, и именно к нему приходит Берен за помощью. Келегорм, не желая нарушать клятву, с помощью магии изменяет облик Берена, дает ему своих воинов и волшебный нож. Берена и его спутников берут в плен, и они предстают перед Морготом. Берен выдает себя за «охотника из лесов»42).

Согласно другому варианту этого события Берен отделился от своих проводников и заблудился (и попал в плен к Морготу)43). Он скрыл свое имя и цель похода и был отдан в рабство Тху (Саурону) Охотнику44).

Берен попал в плен к Тху, но тот решил, что это тоже ном (нолдо), а не человек45).

После освобождения из плена у Тху Берена отнесли в Нарготронд, где он исцелился46).

Куруфин выстрелил в Берена и Лутиэн47).

«Лэ о Лэйтиан»

Убежищем Барахиру и его товарищам служил «заросший лесом остров посреди болот»48).

После смерти отца и его товарищей Берен желал, чтобы клинок или стрела оборвали его мучительную жизнь, лишенную радости49).

Друзьями Берена были не только звери и птицы, но и некие «духи, живущие в древних скалах и пустошах»50).

Лутиэн танцевала под музыку Даэрона, а он, увидев Берена, бежал сам и закричал, чтобы Лутиэн бежала. Она же медлила в удивлении, ибо не знала страха, но испугалась, когда увидела фигуру со спутанными волосами и длинной тенью. Тогда она спряталась в гуще цветов болиголова, а Берен, как слепой ходил по краю поляны, и шарил в растениях, пока случайно не схватил ее за руку. Тогда она бежала от него так быстро, как могла51).

Берен позвал Лутиэн - «Тинувиэль!», и пока она стояла на месте, оставив на миг страх, он прыгнул, схватил ее в объятия и поцеловал. И тогда в ней тоже зародилась любовь, но она выскользнула у него из рук и бежала52).

Когда Берен и Лутиэн вместе гуляли по лесам Дориата, Берен стал легок на ногу, в глазах у него зажегся новый свет, он танцевал, смеялся и пел53).

Тингол, который дал слово не казнить и не заключать в темницу Берена, пытается обойти свое обещание и угрожает Берену, что он будет вечно бродить среди лабиринтов чар Завесы Мелиан54).

Берена проклинает не Куруфин, а Келегорм. Интересна одна из фраз проклятия: «Не удержать тебе долго в руке ни одного из сокровищ: ни девы, ни Сильмариля!»55) Буквально это проклятие исполнилось – ведь правую руку Берен, действительно, потерял, но он добыл Сильмариль и женился на Лутиэн – таким образом, исполнившись, это проклятие потеряло свой злобный смысл.

Стреляет в Лутиэн (и попадает в Берена) здесь тоже Келегорм. Стрела попадает Берену в плечо56).

Хуан и Лутиэн приходят к Берену, готовящемуся идти через Анфауглит, в своих истинных обличьях, и лишь потом Хуан приносит влюбленным шкуры Драуглуина и летучей мыши57).

В схватке с Кархаротом у врат Ангбанда Берен левой рукой вцепляется в его шерсть, а правой с зажатой в ней Сильмарилем, бьет волка по морде, ничего не говоря. Кархарот же откусывает ему руку58).

Другие тексты

Интересно, что в другом сказании «Книги Утраченных Сказаний» - «Сказании о Турамбаре и Фоалокэ» - говорится, что Эгнор (Барахир) был родичем Мавуин (Морвен) – таким образом, он, как и его сын Берен, должен быть человеком59).

В «Лэ о Детях Хурина» говорится, что Хурин был товарищем Берена по оружию, и они вместе воевали с троллями и орками на севере Хитлума60). Берен в этом варианте еще был эльфом по происхождению. Именно по причине дружбы своего мужа с Береном Морвен решает отослать Турина к Тинголу61).

В «Наброске Мифологии» Барахир и Берен происходят из народа илькоринов (Темных Эльфов)62).

Там же говорится, что Берен подружился с Хурином в то время, когда был изгоем63).

В «Наброске Мифологии» есть любопытное развитие событий после прихода Берена в Нарготронд. Финрод предостерег Берена о том, что сыновья Фэанора (Келегорм и Куруфин) из-за своей Клятвы никогда не позволят Берену отдать Сильмариль Тинголу (если Берену удастся его добыть). Поэтому Фелагунд собрал войско на битву с Морготом, не говоря Келегорму и Куруфину о том, что Берену необходимо добыть Сильмариль. Никакой ссоры не произошло, Финрод отдал свою корону Ородрету на время своего отсутствия, а сам вместе с Береном во главе своего войска отправился к Ангбанду. Келегорм и Куруфин в походе не участвовали. Однако войско Фелагунда было разбито воинами Саурона, Повелителя волков. Удалось спастись только Финроду, Берену и небольшому отряду эльфов. Переодевшись в одежду убитых орков, они отправились к Ангбанду мимо Тол-ин-Гаурхота, но были схвачены Сауроном и заточены в темницу, где их, одного за другим, пожирал волк64).

В «Наброске Мифологии» утверждается, что некоторые считали, будто Мандос, выслушав повесть Берена, освободил его65).

По «Лэ о Детях Хурина» Берен и Лутиэн после своего воскрешения жили на Охотничьем Нагорье у реки Нарог66).

В одном из вариантов «Повести Лет» говорится, что после разгрома Дориата Мелиан принесла эту весть Берену и Лутиэн, а также отдала им Наугламир с Сильмарилем прежде чем уйти из Средиземья. Войско же гномов у Сарн Атрада разбил не Берен, а Келегорм и Куруфин67).

В «Квэнта Сильмариллион» говорится, что никому не известно, коротка или длинна была их вторая жизнь68).

В «Поздней Квэнта Сильмариллион» утверждается, что в Конце Мира из Чертогов Мандоса выйдут Турин Турамбар и Берен Камлост69).

Изменения хронологии

Ранние Анналы Белерианда

132 год Первой Эпохи Рождение Берена70).

155 год Первой Эпохи Дагор Браголлах. Берен сражается в отряде Барахира71).

160 год Первой Эпохи Гибель Барахира и его отряда. Берен спасается, преследует и убивает убийцу отца, забирает у него Кольцо Фелагунда и становится изгоем-одиночкой72).

163-164 годы Первой Эпохи Берен приходит в Дориат, где возникает любовь между ним и Лутиэн. Требование Тингола принести ему Сильмариль. Поход за Сильмарилем, Кархарот калечит Берена. Охота на Кархарота, первая смерть и воскрешение Берена. Берен и Лутиэн живут в Оссирианде73).

202 год Первой Эпохи Убийство Тингола гномами. Мелиан бежит в Оссирианд и рассказывает об этом Берену и Лутиэн. Она также приносит в Оссирианд Науглафринг с вделанным в него Сильмарилем. Берен мстит убийцам, разбив с помощью Зеленых Эльфов войско гномов74).

203 год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн75).

Поздние Анналы Белерианда

232 год Первой Эпохи Рождение Берена76).

255 год Первой Эпохи Дагор Браголлах. Берен сражается в отряде Барахира77).

261 (460) год Первой Эпохи Гибель Барахира и его отряда. Берен спасается, преследует и убивает убийцу отца, забирает у него Кольцо Фелагунда и становится изгоем-одиночкой78).

262 (462) год Первой Эпохи Берен приходит в Дориат и встречает Лутиэн. Возникает любовь между Береном и Лутиэн79).

263 (463) год Первой Эпохи Тингол требует у Берена принести Сильмариль. Начало Похода за Сильмарилем80).

264 (464) год Первой Эпохи Берен приходит за помощью к Финроду. Финрод, Берен и отряд эльфов выступают к Ангбанду. Их захватывает в плен Тху (Саурон) и держит в подземельях острова Тол-на-Гаурхот. Смерть Финрода. Освобождение Берена Лутиэн81).

265 (465) год Первой Эпохи Берен и Лутиэн идут в Ангбанд и добывают один из Сильмарилей. Кархарот откусывает Берену руку с Сильмарилем. Возвращение Берена и Лутиэн в Дориат. Смерть Берена от зубов Кархарота. Лутиэн уходит в Мандос и освобождает Берена. Воскрешение Берена и Лутиэн. Их уход из Дориата в Оссирианд82).

267 (467) год Первой Эпохи У Берена и Лутиэн рождается сын Диор83).

302 (502) год Первой Эпохи Убийство Тингола гномами. Мелиан бежит в Оссирианд и рассказывает об этом Берену и Лутиэн. ОБерен мстит убийцам, разбив с помощью Зеленых Эльфов войско гномов. Он забирает Наугламир с Сильмарилем и позже ожерелье носит Лутиэн84).

303 (503) год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн85).

Повесть Лет

505 год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн86).

Поздняя Квэнта Сильмариллион

465 год Первой Эпохи Первая смерть и воскрешение Берена и Лутиэн87).

501 год Первой Эпохи Вторая смерть Берена и Лутиэн88).

(1) В оригинале – игра слов («empty-handed» с английского языка можно перевести как «с пустыми руками», а буквальное значение «пусторукий») (прим. сост.).

(2) Это кольцо позже назвали Кольцом Барахира.

(3) См. статью «Отряд Барахира».

(4) Этого не мог сделать никто, чья сила была меньше, чем у королевы Мелиан, но некогда она предсказала, что человек из рода Беора пересечет ее Завесу по велению судьбы.

(5) Эльф, предавший Артанор гномам. Он желал завладеть Науглафрингом (Наугламиром), а когда ему это не удалось, бежал из войска гномов и бродил один в лесу.

Составитель – Юлия Понедельник

1) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 352
2) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 353
3) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 370
4) «The History of Middle-earth», Volume XII, «Of Dwarves and Men», p. 326
5) ibid
6) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», p. 343, lines 489-490
7) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», p.343, line 485
8) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Problem of ROS», p. 368
9) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Later Quenta Silmarillion», p. 232
10) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Later Quenta Silmarillion», p. 231
11) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 52
12) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», p. 335, lines 158-165
13) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», pp. 342-343, lines 440-488
14) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», pp. 343-344, lines 503-523
15) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 61
16) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 62
17) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 216, lines 1840-1841
18) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 220, lines 2000-2008
19) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 228-230, lines 2100-2167
20) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 248-249, lines 2574-2609
21) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 63
22) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 302, lines 4136-4137
23) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 70
24) ibid
25) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 345
26) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 348
27) «The History of Middle-earth», Volume X, «Myths Transformed», p. 373
28) «The Children of Hurin», p. 94
29) «The Letters of J. R. R. Tolkien», Letter № 332
30) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Tale of Tinuviel», pp. 4-48
31) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Nauglafring», pp. 233-240
32) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 168
33) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.229, line 2121
34) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Tale of Tinuviel», p. 34
35) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 131
36) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 372
37) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 371
38) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 361
39) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 371
40) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 361
41) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p.370
42) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 219
43) ibid
44) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 220
45) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 233
46) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 257
47) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 273
48) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.165, line 280
49) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 166, lines 332-336
50) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 167, lines 351-353
51) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 174, 176-177, lines 511-526, 609-648
52) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 180, lines 740-757
53) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 185, lines 828-837
54) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 191, lines 1073-1079
55) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 265, lines 3074-3083
56) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 265-266, lines 3083-3095, 3116
57) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 277-279, lines 3342-3453
58) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 307, lines 4208-4221
59) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «Turambar and the Foalokё», p. 71
60) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of the Children of Hurin», p.13, lines 297-299
61) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of the Children of Hurin», p.9, lines 119-133
62) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 25
63) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 28
64) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 28
65) ibid
66) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of the Children of Hurin», p.61, lines 1545-1546
67) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», pp. 350-351
68) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», p. 305
69) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Later Quenta Silmarillion», p. 247
70) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 356
71) ibid
72) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 358
73) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», pp. 359-360
74) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 367
75) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.368
76) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 131
77) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», pp. 131-132
78) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 134
79) ibid
80) ibid
81) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», pp. 134-135
82) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 135
83) ibid
84) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 141
85) ibid
86) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 346
87) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Later Quenta Silmarillion», p.231
88) ibid
берен.txt · Последние изменения: 2018/07/29 00:41 — Juliana
Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!