Энциклопедия Tolkien.su

Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!


Куруфин ('Curufin)

Куруфин
(Curufin)
499b30d939ce.jpg
Раса: эльф-нолдо
Место рождения: Валинор, Тирион
Дата рождения: Эпоха Древ
Дата смерти: 507 год Первой Эпохи
Родственники
Отец: Фэанор
Мать: Нэрданэль
Братья: Маэдрос, Маглор, Келегорм, Карантир, Амрод, Амрас
Супруга: N/A
Дети: Келебримбор
Внешний облик
Рост: N/A
Волосы: черные
Цвет глаз: N/A
Оружие
Оружие: кинжал Ангрист

По происхождению – эльф-нолдо. Пятый сын Фэанора. Ушел вслед за отцом и братьями в Исход. Участвовал в битвах: Убийство Родичей в Альквалондэ, Дагор-нуин-Гилиат, Дагор Браголлах, Нирнаэт Арноэдиад, битва в Дориате. В Средиземье правил Химладом вместе с братом Келегормом. Потерпев поражение в Дагор Браголлах, отправился вместе с Келегормом в Нарготронд. Отговорил жителей Нарготронда следовать за Финродом в поход за Сильмарилем. После известия о гибели Финрода был изгнан из Нарготронда вместе с братом. Погиб при нападении на Дориат.

Этимология

«Куруфин» - это перевод на синдарин имени «Куруфинвэ» (Curufinwё). «Сuru» (квэнья) - «искусный», «finwe» - повторение имени его деда, Финвэ. «Куруфинвэ» - отцовское имя Куруфина, оно совпадает с отцовским именем его отца, Фэанора. Материнское имя Куруфина – «Атаринкэ» (Atarinkё). Это имя означает «маленький отец» («atar» (квэнья) – «отец»). Краткое имя – «Курво» (Curwo)1). Куруфин предпочитал называться отцовским именем. На северном диалекте синдарина его имя звучало бы как «Куруфим» (Curufim)2).

Эпессэ – Искусный.

Родовой знак

Знаком Куруфина, как и всего Дома Фэанора, была восьмилучевая звезда.

starfe.jpg

Внешний облик

Куруфин внешне очень походил на отца (за что ему и было дано материнское имя)3). Волосы у него были черные, а губы – тонкие4).

Характер, знания, умения

Куруфин был очень похож на отца также нравом и искусностью в ремеслах, хотя его талант в этой области был меньше. Интересовался он и языками (он был единственным знатоком гномьего языка кхуздула, и все сведения об этом языке были получены эльфами только от него)5). Куруфин был умен и хитер, искусен в речах и мог очаровать ими слушателей, подобно Фэанору. Он отличался «опасным нравом». Куруфин был сильным и умелым наездником.

Семья

Куруфин был пятым сыном Фэанора из нолдор и Нэрданэли из нолдор. У него было четыре старших брата – Маэдрос, Маглор, Келегорм и Карантир – и двое младших – Амрод и Амрас. Куруфин более других братьев дружил с Келегормом. Келегорм и Куруфин были друзьями Арэдэли (коей больше по душе был Келегорм), и часто они все вместе охотились в лесах Валинора. У Куруфина были жена и сын Келебримбор.

Биография

Куруфин родился и провел детство в Валиноре, в городе Тирионе на вершине Туны. Он был самым любимым сыном Фэанора, ибо с детства проявлял талант в ремеслах - лишь немного меньший, чем у его отца6). Фэанор и его сыновья часто странствовали по Валинору, редко останавливаясь подолгу на одном месте. Наиболее часто они гостили в чертоге Аулэ. В Валиноре Куруфин женился, и у него родился сын Келебримбор.

Мелькор, освобожденный из Мандоса, желал посеять рознь среди нолдор и заговорил с ними об оружии – поначалу с сыновьями Фэанора, а затем – с сыновьями Индис7). Говорил он о том, что братья Фэанора замышляют занять его место наследника короля нолдор и силой изгнать его из Тириона. И Фэанор, поверив наветам, отковал в тайной кузнице мечи себе и всем своим сыновьям, сделал он также всем шлемы с алыми гребнями.

Когда Фэанор был изгнан из Тириона, Куруфин, как и все его братья, последовал за ним в изгнание. На севере Амана они построили крепость Формэнос.

Куруфин не отправился на Праздник Урожая, устроенный Манвэ в надежде примирить детей Финвэ (1495 Год Валар8)). В тот день, почувствовав скуку, сыновья Фэанора отправились на верховую прогулку в Зеленые Холмы. Но внезапно они увидели, как свет стал меркнуть, и в страхе помчались обратно в Формэнос. Однако когда они подъехали уже близко к крепости, на них пала тьма, а Формэнос окружила еще более черная туча. Оттуда доносились звуки ударов, затем братья увидели внезапный отблеск пламени и услыхали пронзительный крик. Но когда они попытались направить своих коней к дому, те встали на дыбы и сбросили всадников, а сами умчались прочь. Сыновья Фэанора лежали на земле, не в силах подняться; и внезапно на них нашла туча, и они ослепли. Но туча миновала их и унеслась на север, и они догадались, что это приходил Мелькор и с ним было неведомое существо (Унголиант, как стало известно позже). Когда они все же смогли добраться до дома, то увидели у ворот убитого Финвэ и обнаружили, что Сильмарили украдены9). Тогда они послали вестников в Валмар.

Когда Фэанор принес в Тирионе клятву вернуть Сильмарили, то Куруфин вместе с братьями, воздев мечи, повторили за отцом клятву. Именем Эру клялись они преследовать любого, кто возьмет Сильмарили и не отдаст их роду Фэанора. Эту клятву нельзя было нарушить и нельзя было сдержать, и преследовала она всякого до конца мира.

Куруфин отправился за отцом и братьями в Средиземье (1495 год Валар). Жена его осталось в Валиноре вместе с народом Финарфина, а сын Келебримбор последовал за ним10). Куруфин участвовал в Убийстве Родичей в Альквалондэ, после которого на нолдор пало Проклятие Мандоса.

Фэанор вместе с сыновьями тайком увел корабли, покинув Финголфина и его народ в Арамане. В 1497 Году Валар (через семь солнечных лет после его начала)11) они высадились в заливе Дренгист в месте под названием Лосгар. Там Фэанор объявил, что не собирается возвращаться, и приказал сжечь корабли. Куруфин, как и все его братья (кроме Маэдроса), участвовал в этом злом деянии.

Воинство Фэанора отправилось на восток и пришло в землю Митрим. На северном берегу озера с тем же названием они принялись строить военный лагерь. Но не успели они укрепиться, как на них напало войско Моргота, ибо пожар в Лосгаре был замечен его соглядатаями. Моргот рассчитывал быстро победить нолдор и сбросить их в море. Но он недооценил их ярость и силу мечей, а в глазах нолдор еще горел свет Амана. Эльфы одолели врагов и, выгнав их из Митрима, преследовали по великой равнине Ард Гален. Рати Моргота потерпели поражение, и лишь жалкая горсть орков вернулась в Ангбанд. Эта битва длилась десять дней, и ее назвали Дагор-нуин-Гилиат, Битва-под-звездами.

Но, несмотря на победу, великое горе ожидало нолдор. Фэанор, вырвавшийся далеко вперед, был смертельно ранен балрогами. Сыновья разогнали балрогов и унесли отца с поля боя, но он умер у Эйтель Сириона. И перед смертью он велел сыновьям повторить клятву о Сильмарилях и отомстить за отца.

В самый час смерти Фэанора к его сыновьям прибыло посольство от Моргота, признавая поражение и призывая начать переговоры. Маэдрос уговорил братьев притвориться, что они согласны на переговоры, и сам отправился в назначенное место. Но Моргот обманул их, прислав отряд больший, нежели было уговорено, и отряд Маэдроса был перебит, а сам он взят в плен. Тогда Моргот вновь отправил посланцев к сыновьям Фэанора, обещая лишь тогда отпустить их брата, если они откажутся от войны и вернутся в Валинор или уйдут на дальний юг Белерианда. В случае же отказа Черный Владыка обещал подвергнуть Маэдроса мукам. Но сыновья Фэанора, помня о клятве и не веря обещаниям Моргота, отказались. И Моргот повесил Маэдроса за руку на склоне Тангородрима.

В 1500 Году Валар12) в Средиземье прибыл Финголфин со своим народом, перейдя через Хэлькараксэ. Услышав о его приближении, сыновья Фэанора перенесли свой лагерь на южный берег Митрима, ибо опасались битвы с родичами, которые не забыли предательства.

Но Фингон спас Маэдроса и тем самым исцелил вражду между нолдор (5 год Первой Эпохи)13). Маэдрос передал корону верховного короля нолдор Финголфину и просил прощения за то, что Финголфина и его народ оставили в Арамане. Тогда Дом Фэанора был назван «Обездоленным» - из-за потери прав на верховное владычество и утраты Сильмарилей.

Для того, чтобы уменьшить опасность раздоров, а также желая принять на себя первый удар Моргота, Маэдрос увел братьев на восток Белерианда. Куруфин вместе с братом Келегормом держали перевал Аглон, укрепив его (в их в войске было много конных лучников)14). Их владениями считался Химлад – земли от реки Арос до реки Кэлон. Жилище братьев располагалось на юго-востоке от перевала Аглон, на самом западном из всхолмий, окружавших Химринг15). Куруфин также следил за путниками, пересекающими броды Ароса, хотя и не мешал гномам или эльфам ходить по Восточной Дороге, что шла вдоль северных границ Дориата16).

После битвы Дагор Аглареб (60 год Первой Эпохи)17)) нолдор установили Осаду Ангбанда, и в Белерианде на долгие годы воцарился мир.

В 150 году Первой Эпохи18) нолдор впервые встретились с гномами. Куруфин, единственный из нолдор, сумел завоевать дружбу этого недоверчивого народа, и гномы даже открыли ему свой тайный язык кхуздул. Куруфин интересовался языками, как и его отец, и все сведения о кхуздуле мудрецы эльдар получили от него19).

В 316 году Первой Эпохи20) Арэдэль, желая увидеть Келегорма и Куруфина, уехала из Гондолина против воли своего брата Тургона. С трудом она одна, без спутников, добралась до Химлада, но братьев не застала – они уехали с Карантиром в Таргелион. Поджидая друзей, Арэдэль уходила в прогулках все дальше от поселений нолдор, пока не заблудилась в лесу Нан Эльмот, где ее взял в жены Эол Темный Эльф. Братья, вернувшись, узнали о прибытии Арэдэли, о ее добровольном уходе из Гондолина и о том, что она пропала. Долго не было о ней никаких вестей, пока разведчики сыновей Фэанора, следившие за Нан Эльмотом (Келегорм и Куруфин не любили Эола и не доверяли ему(1), а Куруфин, кроме того, не желал, чтобы гномы дружили с Эолом), не увидели, как она едет верхом по опушке леса. Догадавшись, что с нею сталось, братья не стали сообщать Тургону о судьбе сестры, поскольку она не подвергалась опасности, а сделать что-либо, как им казалось, было уже поздно. Они боялись страшного пути через Нан Дунгортеб не меньше, чем другие, а наградой за опасное странствие им стали бы лишь упреки и гнев Тургона21). Брак Арэдэли они считали «насильственным» и «незаконным».

В 400 году Первой Эпохи22) Арэдэль вместе с сыном Маэглином бежала от Эола в Гондолин. Однако перед уходом они сказали слугам Эола, что отправляются к Келегорму и Куруфину. Поэтому Эол, пустившись в погоню, поскакал сначала в Химлад. Там его повстречали воины сыновей Фэанора и привели к Куруфину. Тот заговорил с Эолом презрительно и, насмехаясь, спросил, зачем он, так не любящий солнечный свет, путешествует днем? Эол, помня об опасности, сдержал горькие слова и довольно учтиво ответил, что ищет своих жену и сына, которые, насколько ему известно, отправились к сыновьям Фэанора. Куруфин же сказал, что их нет здесь, и видели, как они отправились к бродам через Арос, на запад, и, таким образом, либо Эол обманывает его, либо сам был обманут. Тогда Эол попросил дозволения уехать, чтобы продолжить поиски. Куруфин сильно желал убить Эола (и никто не узнал бы об этом убийстве, ибо воины Куруфина молчали бы, а остальные бы решили, что он погиб в пути)23). Однако он отпустил его, не желая нарушать законы эльдар (которые запрещали эльфам убивать друг друга из мести за обиды), хотя и сказал, что не дарит Эолу своей дружбы и незачем ему хвастаться браком с Арэдэлью, которую он взял в жены незаконно, без согласия родичей. Затем Куруфин прибавил, что не стоит Эолу ехать за женой и сыном, а если он не последует его совету, то его ждет гибель(2). Но Эол не внял совету Куруфина, и благодаря указанию сына Фэанора ему удалось найти путь в Гондолин и догнать Арэдэль и Маэглина(3).

Финголфин, верховный король нолдор, однако, не считал, что мир установлен навсегда, и строил планы нападения на Ангбанд. Но почти никто (кроме Ангрода и Аэгнора) не поддержал его, а сыновья Фэанора в то время менее всего были склонны к войне. Так замыслы Финголфина обратились в ничто.

В 455 году Первой Эпохи24), посреди зимы, Моргот атаковал Белерианд. Реки огня текли по Ард Гален, а вслед за ними шли орки, балроги и дракон Глаурунг. Это нападение застало эльдар и эдайн врасплох, и Осада Ангбанда была прорвана, а многие защитники северных границ погибли или бежали. Перевал Аглон был захвачен врагом, хотя и дорого это стоило Морготу, и Келегорм с Куруфином, потерпевшие поражение, с остатками своих воинов отступили на юго-запад. Битву эту назвали Дагор Браголлах, и кончилась она весной того же года, хотя война с той поры не прекращалась.

Келегорм и Куруфин со своими воинами ушли на запад вдоль северных границ Дориата, а потом повернули на юг и прибыли в Нарготронд к своему двоюродному брату Финроду Фелагунду. Финрод дозволил братьям и их дружине остаться в городе, и принесло это пользу Нарготронду, ибо воины сыновей Фэанора усилили оборону королевства Фелагунда.

Келегорм и Куруфин выказывали Финроду дружбу и помогали ему в любой нужде. Но в 465 году Первой Эпохи25) в Нарготронд пришел Берен. Он просил Финрода выполнить клятву, которую король дал некогда его отцу Барахиру, и помочь Берену добыть Сильмариль из короны Моргота. Финрод не мог отказаться от данного слова и созвал совет Нарготронда, чтобы решить, как помочь Берену. Услышав, что речь идет о Сильмариле, Келегорм вскочил, обнажил меч и напомнил всем о клятве Фэанора. Сказал он, что сыновья Фэанора никому не позволят завладеть Сильмарилем. А после рядом с братом встал Куруфин и повел речи более спокойные, но не менее убедительные. Он рисовал перед народом Нарготронда картины смерти и разрушения, что постигнут город, если его жители согласятся поддержать Финрода и начнут войну. И такой страх нагнал он на нарготрондцев, что те не осмеливались выйти на открытую битву до времен Турина (и с тех пор стали они воевать с помощью засад, чар и отравленных стрел, и, забыв об узах родства и о заключенных союзах, преследовали любых чужаков на границах королевства). И стали роптать жители Нарготронда, говоря, что Финрод – не Вала, чтобы повелевать ими. А на сыновей Фэанора пало Проклятие Мандоса, и черные замыслы зародились в их сердцах – решили они послать Финрода на смерть одного, а самим захватить власть в Нарготронде, ибо они происходили из старшей ветви рода. Тогда понял Финрод, что остался один, и в гневе бросил он на пол корону Нарготронда, отказавшись от королевской власти. Но Эдрахиль поднял корону и попросил Финрода назначить себе наместника. Финрод назначил своим наместником брата Ородрета и передал корону ему, но Келегорм и Куруфин при этом лишь улыбнулись и молча покинули зал.

И воистину, настоящими правителями Нарготронда стали сыновья Фэанора, а Ородрета никто не слушал. В то время на границах королевства появились в великом числе волки, коих высылал на юг Саурон, исполненный подозрений(4). Келегорм и Куруфин решили поохотиться на них, а заодно узнать вести об отряде Финрода. Они выехали на север, на равнину Талат Дирнен, и убили много вражьих тварей. И когда отдыхали братья неподалеку от западных границ Дориата, Хуан, пес Келегорма, нашел и привел к ним Лутиэн, бежавшую из Дориата, дабы искать своего возлюбленного, Берена. Обрадовалась Лутиэн, что встретила нолдор – врагов Моргота, назвала им свое имя и рассказала о том, что Финрод и Берен находятся в плену, а она стремится помочь им. Сыновья же Фэанора не сказали ей, что знают о походе Берена, а, пообещав помощь, увезли с собой в Нарготронд. Но они обманули Лутиэн, ибо не собирались помогать Финроду и Берену. Братья отобрали у Лутиэн волшебный плащ и заперли ее в городе, и не позволили никому говорить с ней, так что никто из жителей Нарготронда не знал, что Финрод находится в беде и не мог прийти ему на помощь. Сами же они послали к Тинголу гонцов с сообщением, что Лутиэн находится у них, и с просьбой о браке Лутиэн с Келегормом, который влюбился в нее.

Но пес Хуан, которого приставили сторожить Лутиэн, полюбил ее и помог ей бежать. Лутиэн и Хуан смогли одолеть Саурона и его волков и освободить Берена и других пленных из Тол-ин-Гаурхот. Но король Финрод и десять эльфов из Нарготронда к тому времени уже погибли.

Бывшие пленники, ведомые Хуаном, вернулись в Нарготронд и рассказали печальную повесть о гибели Финрода. Тогда нарготрондцы стали оплакивать смерть своего государя, и многие поняли, что скорее не страх, а предательство было причиной речей Келегорма и Куруфина. И поднялся в Нарготронде великий ропот против них, и все обвиняли сыновей Фэанора в смерти Финрода. Многие предлагали казнить их за предательство, но Ородрет, который стал теперь истинным правителем королевства, не дозволил проливать кровь родичей. Он лишь изгнал Келегорма и Куруфина, запретив предоставлять им хлеб и кров, и поклялся, что никогда более не вступит в союз с сыновьями Фэанора. И все их воины отвернулись от своих командиров, увидев, что тяжко легло на них проклятие Мандоса, и никто кроме Хуана не последовал за Келегормом и Куруфином, когда они уезжали, даже сын Куруфина, Келебримбор. Потрясенный деяниями отца, он отрекся от них и остался в Нарготронде.

Братья отправились на восток, к Химрингу, жилищу Маэдроса. Когда проезжали они северной окраиной леса Бретиль, то повстречались с Береном и Лутиэн, которые спорили, не зная, какой путь им избрать – идти ли в Дориат или в Ангбанд. Увидев влюбленных, сыновья Фэанора напали на них. Куруфин, будучи более умелым наездником, схватил Лутиэн и посадил ее перед собой в седло, а Келегорм помчался на Берена, желая растоптать его конем. Но Берен прыгнул на Куруфина сзади и, схватив за горло, стащил его с коня, и они принялись бороться. Лошадь встала на дыбы и повалилась на землю, так что Лутиэн тоже упала на траву. Тем временем Берен взял верх и стал душить Куруфина. Келегорм поскакал на помощь брату и хотел поразить Берена копьем. Но Хуан отрекся от службы Келегорму и преградил ему путь. Конь, испугавшись огромного пса, поворотил в сторону. Проклял тогда Келегорм и пса, и коня, но Хуан не сдвинулся с места, и так Келегорм не смог приблизиться к Берену и Куруфину. Лутиэн, увидев, что Куруфину грозит смерть, крикнула Берену, чтобы тот не убивал сына Фэанора, ибо негоже им губить эльфов. Берен послушался и отпустил Куруфина, но отобрал у него доспехи, коня и кинжал Ангрист, который резал железо как молодое деревце. Берен поднял Куруфина и отбросил его в сторону, предложив убираться к его благородным родичам, которые, быть может, обучат его учтивости. Проклял тогда Куруфин Берена и предсказал ему, что вскоре погибнет он мучительной смертью. Затем вскочил он на коня позади брата, а Берен и Лутиэн отвернулись, собираясь продолжить свой путь. Тогда, пылая стыдом и злобой, Куруфин схватил лук Келегорма и дважды выстрелил в Лутиэн. Одну стрелу на лету перехватил Хуан, вторая же попала в грудь Берену, который, развернувшись, закрыл собой любимую. Хуан же бросился на сыновей Фэанора, и те в испуге ускакали прочь.

Келегорм и Куруфин вернулись на восток, к своим братьям. А через некоторое время сыновья Фэанора узнали, что Берену и Лутиэн удалось отобрать Сильмариль у Моргота и теперь он находится у Тингола. Маэдрос отправил Тинголу послание, требуя вернуть Камень. Но Тингол ответил отказом, помня о крови Берена и муках Лутиэн, и о том, как они, несмотря на злобу Келегорма и Куруфина, смогли добыть Сильмариль. И, кроме того, чем больше король смотрел на самоцвет, тем больше желал владеть им. Маэдрос тогда ничего не ответил Тинголу, ибо собирал военный союз против Моргота, но Келегорм и Куруфин открыто клялись, вернувшись с войны, убить Тингола и уничтожить его народ, если Сильмариль не будет отдан им добровольно.

В 472 году Первой Эпохи26) Маэдрос собрал военный союз и готовился напасть на Ангбанд. Но у него было меньше сил, чем он рассчитывал. Ородрет не желал помогать никому из сыновей Фэанора, виня Келегорма и Куруфина в смерти Финрода. Тингол, помня об угрозах сыновей Фэанора, также ничем не помог им.

В 472 году Первой Эпохи27), летом, произошла битва Нирнаэт Арноэдиад(5). Эльдар и эдайн потерпели поражение, ибо их союзники-вастаки предали своих владык. Куруфин, как и все его братья, участвовал в этой битве. Сыновьям Фэанора удалось после разгрома их войска бежать на восток с остатками нолдор и наугрим. Все сыновья Фэанора были ранены, но никто не погиб.

После Битвы Бессчетных Слез сыновья Фэанора и их народ потеряли все свои владения и скитались, подобно сухим листьям, гонимым ветром, у подножия гор Эред Луин, смешавшись с Зелеными Эльфами, забыв о силе и славе прежних дней. Весть о падении Нарготронда в 495 году Первой Эпохи28) обеспокоила Маэдроса, но не огорчила ни Келегорма, ни Куруфина29).

В 503 году Первой Эпохи30) Берен и Лутиэн умерли, а Сильмариль, вделанный в ожерелье Наугламир, был передан их сыну Диору. Диор открыто носил его, и к Дориату вернулась часть былой славы. Но сыновья Фэанора, прослышав об этом, отправили к нему послание с требованием вернуть Сильмариль (505 год Первой Эпохи)31)). Ничего не ответил Диор, и тогда Келегорм принялся подстрекать братьев напасть на Дориат и силой отобрать чудесный самоцвет. И накануне нового, 507 года Первой Эпохи32), сыновья Фэанора напали на Дориат. Так случилось второе (после Альквалондэ) Убийство Родичей. Сыновья Фэанора победили в той битве, но трое из них погибли. Келегорм был убит рукою Диора, пали также Карантир и Куруфин. Но убиты были и Диор, и его жена, Нимлот, а их юных сыновей, Элуреда и Элурина, жестокие слуги Келегорма бросили умирать от голода в лесу. Однако сыновьям Фэанора не удалось взять Сильмариль, ибо Эльвинг, дочь Диора, бежала с ним к Устью Сириона.

Другие имена

Имя «Куруфин» этот персонаж носил начиная с самых ранних легенд, хотя сначала оно имело несколько иное значение:

«KUR»- «ремесло, умение». Ср. с «сrum» - «хитрость, коварство», «corw» - «хитрость, обман»33).

«PHIN» - «мастерство, сообразительность, сноровка, умение»34).

Таким образом, обе части имени (а не только «сuru», как в более позднем варианте) имеют значение «умелый в ремесле, искусный мастер». Однако следует отметить, что в этом имени присутствует и другой смысл – «хитрый, коварный, ловкий обманщик». Несомненно, это намек на ловкие интриги и коварные речи Куруфина в Нарготронде.

Однако, еще более раннее значение корня КURU - «магия»35).

В списке древнеанглийских имен в «Квэнта» Куруфина зовут «Cyrefinn Fácensearo» (Куруфин Искусный). В переводе с древнеанглийского «cyre» - «отборный, лучший», «fácen» - «обман, коварство, злобность» - слово имеет только «плохое» значение; «searu» - «умение, хитрость» - также с «плохим» значением «заговор, ловушка, предательство», «fácensearu» - «предательство, вероломство»36).

Эпессе «Искусный» дано Куруфину еще в «Книге Утраченных Сказаний»37).

В «Шибболет Фэанора» его имя пишется как «Kurufin»38).

Другие версии

Этот персонаж появился еще в «Книге Утраченных Сказаний», но заметную роль как отдельная личность начал играть только в поэме «Лэ о Лэйтиан».

Согласно «Шибболет Фэанора» Куруфин был не пятым, а четвертым сыном Фэанора, меняясь местами с Карантиром39). Но в других поздних текстах он так и остался пятым. Была ли это случайная ошибка или Дж.Р.Р.Толкин намеревался поменять старшинство братьев – неясно.

Там же утверждается, что Фэанор, замыслив сожжение кораблей в Лосгаре, взял для исполнения злого умысла только Куруфина, любимого сына, и еще несколько самых преданных эльфов, и сжег корабли тайно, когда все спали. Таким образом, в этой версии из сыновей Фэанора только Куруфин принимал участие в сожжении кораблей40).

В «Поздней Квэнта Сильмариллион» говорится, что именно сыновья Фэанора принесли к Эзеллохару вести об убийстве Финвэ и краже Сильмарилей. Когда они рассказывали об этом Валар, то не знали, что Фэанор находится здесь же, и когда он бежал в ночь, пораженный горестными вестями, то они последовали за ним, ибо боялись, что в горе он убьет себя41).

В «Ранних Анналах Валинора» друзьями Келегорма и Куруфина были Ородрет, Ангрод и Аэгнор, которые по этой причине приняли сторону Фэанора в споре перед Исходом. Келегорм и Куруфин взяли своих друзей на корабли, когда уплыли, покинув Финголфина42).

В «Квэнта Сильмариллион» друзьями Келегорма и Куруфина были только Ангрод и Аэгнор, и лишь их сыновья Фэанора взяли с собой на корабли43).

В «Книге Утраченных Сказаний» семь сыновей Фэанора только после смерти отца дали ужасную клятву ненависти и мести всем: богам, эльфам или людям, кто бы ни пожелал завладеть Сильмарилями. Дети Фэанора оставили Нолэмэ (Финвэ) и вернулись в Дор-Ломин, где они стали могущественным и неистовым народом44).

В черновике «Серых Анналов» Куруфин (а не Карантир) назван самым «суровым и гневливым из братьев» и именно он упрекает Ангрода на совете в Митриме, обвиняя его в том, что тот рассказал о планах нолдор Тинголу45).

В заметке к тексту «О Маэглине» утверждается, что Арэдэль до того, как заблудилась в Нан Эльмоте, все же встретилась с Келегормом и Куруфином и рассказала им о своем уходе из Гондолина46).

В тексте «О Маэглине» говорится, что Келегорм и Куруфин, опасаясь того, что сила Моргота станет несокрушимой, готовились к войне с ним еще во время Осады Ангбанда (в 300-х годах Первой Эпохи))47). Однако это утверждение противоречит тому, что говорится в опубликованном «Сильмариллионе»: сыновья Фэанора менее других были склонны слушать Финголфина, который призывал напасть на Ангбанд (422 год Первой Эпохи)48).

В первоначальных набросках текста «О Маэглине» Маэглин до того, как отправиться в Гондолин, пришел к Келегорму, который дал ему быстрых коней и обещал помощь в будущем. Келегорм и Куруфин перекрыли Восточную Дорогу и брод через Арос и не пустили по ней Эола, и хотя он бежал от них в темноте, это его сильно задержало49).

В «Серых Анналах» сказано, что в 402 году на северных границах произошло сражение, самое жестокое со времен бегства Глаурунга, ибо орки пытались прорваться через перевал Аглон. Там бились Маэдрос и Маглор (вероятно, Келегорм и Куруфин тоже сражались там, защищая свои земли), а им на помощь пришли Ангрод и Аэгнор, а также Беор, и тогда эльдар и эдайн одержали победу50).

Там же утверждается, что крепость на Тол Сирионе была взята в 456 году Первой Эпохи. Келегорм и Куруфин с остатками своих воинов, уходя от Аглона на запад, яростно сражались с войском Саурона, осаждавшим крепость, и, задержав его, помогли Ородрету бежать в Нарготронд. Туда же отправились и сыновья Фэанора, отступив перед мощью врага. В Нарготронде Финрод принял их с благодарностью за спасение брата, и вражда между домами Фэанора и Финарфина была на время забыта51)(6).

В «Лэ о Детях Хурина» утверждается, что именно Келегорм и Куруфин построили Нарготронд после того, как отступили на юг в Дагор Браголлах (оба брата здесь названы «искусными»). Затем они ушли сражаться в Нирнаэт Арноэдиад и больше не вернулись в город, которым стал править Ородрет. Келегорм и Куруфин же остались на востоке52).

В «Наброске Мифологии» Нарготронд строят Финрод и его братья, но Келегорм и Куруфин помогают им и остаются жить в городе53).

В «Ранних Анналах Белерианда» Келегорм и Куруфин после Дагор Браголлах бегут на юг вместе с Ородретом (который в этом варианте был их другом и из-за этой дружбы поселился восточнее всех других сыновей Финарфина, рядом с сыновьями Фэанора. Именно эта дружба являлась причиной того, что Келегорм и Куруфин позже жили в Нарготронде)54). В другом варианте этого текста Келегорм и Куруфин помогают Финроду и Ородрету оборонять Тол Сирион, а после поражения все четверо бегут на юг в Нарготронд55).

В «Поздних Анналах Белерианда» Келегорм и Куруфин после Дагор Браголлах бегут к своему другу Ородрету в Таур-на-Дайнион (восточный Дортонион)56).

В «Лэ о Лэйтиан» Куруфин предлагает Келегорму сделать вид, что они едут на охоту на волков, а на самом деле поискать вести о Финроде и Берене (Ородрета он при этом называет «медлительным тупицей»). Далее он говорит, что если они встретят возвращающихся Финрода и Берена с Сильмарилем, то надо отобрать у них камень силой. Другой же наградой братьям станет трон Нарготронда. Примечательно, что Куруфин не говорит о том, что они сделают с самими Финродом и Береном при встрече. Он как бы не хочет этого говорить открыто «я не буду говорить, что надо сделать, вслух – но твоим (и нашим) станет принадлежащий нам по праву камень света, другой же может завоевать трон»57). Из этого можно сделать вывод, что Куруфин подразумевает убийство Финрода. Келегорм соглашается с братом. (В примечании на полях к «Лэ о Лэйтиан» говорится, что это Куруфин «вложил зло в сердце Келегорма»)58). Там же именно Куруфин подбивает Келегорма обманом завлечь Лутиэн в Нарготронд59)(7).

В «Лэ о Лэйтиан» Куруфин, а не Келегорм влюбляется в Лутиэн и намеревается жениться на ней60) (следует отметить, что здесь Куруфин еще не женат, а Келебримбор отсутствует). Хуан же, встав на сторону Лутиэн и охраняя ее, не подпускает к ней Куруфина61).

Здесь же утверждается, что Ородрет и все жители Нарготронда знали об участи Финрода и Берена (которые томились в подземельях Саурона), но нарготрондцы, поддавшись влиянию сыновей Фэанора, не слушали Ородрета и не собирались помогать своему королю62).

В черновике «Лэ о Лэйтиан» говорится, что послы Келегорма и Куруфина сообщают Тинголу о смерти Финрода и Берена и о том, что Келегорм стал королем Нарготронда. Они просят у Тингола руки Лутиэн для Келегорма, намекая, что она больше не вернется, а также предостерегают Тингола от того, чтобы тот претендовал на Сильмариль. Тингол приходит в ярость – и теперь его мнение о Берене улучшается, хотя он и винит его в печали, павшей на Дориат и исчезновении Даэрона63).

В «Квэнта» Тингол, не желая отдавать Лутиэн замуж за Келегорма, послал в Нарготронд требование вернуть ее в Дориат. Но ему ответили, что Лутиэн исчезла, а Келегорм и Куруфин изгнаны и отправились на восток. Тогда Тингол отправил посланцев в Аглон, требуя у Келегорма и Куруфина помочь отыскать Лутиэн и грозя войной в случае отказа. Однако его посланцы встретились с Кархаротом и погибли все, кроме Маблунга64).

В первом варианте «Лэ о Лэйтиан» за Келегормом и Куруфином уходят все их воины65). Однако в более позднем варианте поэмы за ними никто не следует66).

Там же Берена в лесу Бретиль проклинает не Куруфин, а Келегорм. Он предсказывает Берену, что тому «не удержать в руке ни драгоценности, ни девы, ни Сильмариля»67) (игра значений: в буквальном смысле пророчество исполняется, поскольку Берен теряет правую руку, но, несмотря на это, Берену удается и овладеть Сильмарилем, и жениться на Лутиэн, поэтому злоба Келегорма не достигает цели).

Также именно Келегорм, а не Куруфин, здесь стреляет из лука в Лутиэн68). И в поэме говорится, что после того, как Хуан навсегда покинул своего хозяина, ни один пес не желал следовать за Келегормом и Куруфином на охоте69).

В черновиках «Лэ о Лэйтиан» Куруфин стреляет дважды, направляя одну стрелу в Берена, а другую – в Лутиэн70).

В «Квэнта Сильмариллион» утверждается, что «предательскую» стрелу Куруфина, ранившую Берена, помнили среди людей, и поэтому лишь половина воинов народа Халета пришла на Нирнаэт Арноэдиад, и их отряд присоединился к войску Фингона, а не Маэдроса71).

В «Наброске мифологии» Келегорм и Куруфин приходят в Нирнаэт Арноэдиад из Нарготронда не со всеми своими воинами, тем самым нарушая свое слово (поскольку обещали собрать все силы). Их воины не желают присоединяться к Фингону и присоединяются к войску Маэдроса и Маглора72).

Там же говорится, что Маэдрос, Келегорм и Куруфин прибыли слишком поздно к месту основной битвы (войска Моргота с войском Фингона), но успели спасти остатки эльфов от гибели или плена73).

По версии «Книги Утраченных Сказаний» сыновья Фэанора подошли слишком поздно и узрели только поле битвы (Нирнаэт Арноэдиад); они убили оставшихся там грабителей и, хороня Нолэмэ (Финвэ), возвели над ним и другими убитыми величайший холм из камней, который назвали Холмом Смерти74).

В «Книге Утраченных Сказаний» после Битвы Бессчетных Слез (Нирнаэт Арноэдиад) Маэдрос и остальные сыновья Фэанора поссорились с Тургоном, потому что сами хотели главенствовать, и ушли на юг75).

В «Повести Лет» сказано, что войско гномов, разорившее Дориат, было разгромлено поджидавшими в засаде у Бродов Аскара Келегормом и Куруфином. Но сыновья Фэанора не нашли Сильмариля и были разгневаны76).

В изначальном варианте «Наброска Мифологии» утверждается, что сыновья Фэанора, победив жителей Дориата, захватили Науглафринг (Наугламир), но на них пало проклятие, лежавшее на золоте, и они ссорились над ним, пока в живых не остался один Маглор77).

В «Книге Утраченных Сказаний» говорится, что именно Куруфин был послан своими братьями к Диору, чтобы вести с ним переговоры о Сильмариле. После битвы в Дориате он остается жив, но о дальнейшей его судьбе ничего не сказано78).

В «Книге Утраченных Сказаний» утверждается, что сыновья Фэанора напали на Дориат в тот же день, когда Моргот напал на Гондолин79).

В «Ранних Анналах Белерианда» битва в Дориате происходила на его восточных границах – вероятно, именно там и пали Келегорм, Куруфин и Карантир80).

Изменения хронологии

Ранние Анналы Белерианда

51 год Первой Эпохи Начало Осады Ангбанда81).

155 год Первой Эпохи Эльдар и эдайн разбиты в Дагор Браголлах82).

163 год Первой Эпохи Приход Берена в Нарготронд83).

164 год Первой Эпохи Изгнание Келегорма и Куруфина из Нарготронда84).

172 год Первой Эпохи Эльдар и эдайн разбиты в Нирнаэт Арноэдиад85).

205 год Первой Эпохи Сыновья Фэанора требуют Сильмариль у Диора, но он ничего им не отвечает86).

206 год Первой Эпохи Разорение Дориата сыновьями Фэанора. Куруфин погибает в битве87).

Поздние Анналы Белерианда

255 год Первой Эпохи Эльдар и эдайн разбиты в Дагор Браголлах88).

263 год Первой Эпохи Приход Берена в Нарготронд89).

264 год Первой Эпохи Изгнание Келегорма и Куруфина из Нарготронда90).

272 год Первой Эпохи Эльдар и эдайн разбиты в Нирнаэт Арноэдиад91).

305 (505) год Первой Эпохи Сыновья Фэанора требуют Сильмариль у Диора, но он ничего им не отвечает92).

306 (506) год Первой Эпохи Разорение Дориата сыновьями Фэанора. Куруфин погибает в битве93).

Повесть Лет

511 год Первой Эпохи Разорение Дориата сыновьями Фэанора. Куруфин погибает в битве94).

(1) Эол сеял недружелюбие к нолдор среди гномов Ногрода, которых он часто навещал95).

(2) Это следует считать «истинным» пророчеством. Куруфин не ошибся, Эола в Гондолине ждала гибель (прим. сост.)

(3) В заметках к тексту «О Маэглине» Дж.Р.Р.Толкин писал: «Встреча Эола и Куруфина (если она не слишком затягивает действие) хороша, поскольку показывает (как это и требуется) Куруфина, который слишком часто ведет себя как злодей (особенно в «Сказании о Тинувиэли»), в лучшем и более уважительном свете — хотя все же как эльфа опасного нрава, говорящего презрительно»96).

(4) После захвата Финрода и Берена с отрядом (прим. сост.)

(5) Подробнее о ходе этой битвы см. статью «Нирнаэт Арноэдиад» (прим. сост.).

(6) Однако это противоречит хронологии опубликованного «Сильмариллиона», где взятие Тол Сириона произошло через два года после Дагор Браголлах (прим. сост.).

(7) Очевидно, сам Куруфин не обладает достаточной «авторитетностью», чтобы действовать в Нарготронде самому, поэтому он действует через брата Келегорма (прим. сост.)

Cоставитель - Юлия Понедельник

1) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», pp.352-353
2) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.344
3) , 39) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.353
4) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.260, lines 2904-2905
5) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.358
6) «The History of Middle-earth», Volume XII, «Of Dwarves and Men», p. 318
7) «The History of Middle-earth», Volume X, «The Later Quenta Silmarillion», p.276
8) «The History of Middle-earth», Volume X, «The Annals of Aman», p.98
9) «The History of Middle-earth», Volume X, «The Later Quenta Silmarillion», pp. 293-294
10) «The History of Middle-earth», Volume XII, «Of Dwarves and Men», p. 317
11) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.16
12) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 29
13) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.31
14) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.53
15) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», p. 338
16) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», pp. 332-333
17) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.36
18) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 45
19) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.358
20) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.47
21) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», pp. 328-329
22) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.48
23) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», pp.327-328
24) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.52
25) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.62
26) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.71
27) ibid
28) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.85
29) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Wanderings of Hurin», p.255
30) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p.348
31) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 351
32) ibid
33) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 366
34) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 381
35) «The history of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «Appendix.Names in the «Lost Tales»», p.337
36) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Quenta», pp. 260-261
37) «The history of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Nauglafring», p.241
38) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.343
40) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p.354
41) «The History of Middle-earth», Volume X, «The Later Quenta Silmarillion», pp. 293-295
42) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Valinor», p. 322
43) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», pp.237-238
44) «The History of Middle-earth», Volume I, «The Book of Lost Tales», «Gilfanon's Tale: The Travail of the Noldoli and the Coming of Mankind», p.273
45) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.115
46) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», p. 328
47) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», p. 329
48) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.50
49) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», p. 324
50) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.49
51) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p.54
52) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of the Children of Hurin», p.65, lines 1710-1722
53) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 27
54) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 127
55) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 133
56) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 132
57) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp.237-238, lines 2314-2339
58) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.246
59) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp.240-241, lines 2448-2463
60) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.241, lines 2473-2474
61) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.242, lines 2530-2533
62) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp.241-242, lines 2491-2511
63) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.311
64) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Quenta», p.137
65) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.261, lines 2914-2915
66) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian Recommenced», p.359, lines 82-84
67) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.265, lines 3074-3083
68) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.265, lines 3085-3088
69) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.265, lines 3105-3107
70) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p.273
71) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», p.308
72) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 29
73) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 30
74) «The History of Middle-earth», Volume I, «The Book of Lost Tales», «Gilfanon's Tale: The Travail of the Noldoli and the Coming of Mankind», p.274
75) «The History of Middle-earth», Volume I, «The Book of Lost Tales», «Gilfanon's Tale: The Travail of the Noldoli and the Coming of Mankind», p.272
76) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», pp.350-351
77) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p.37
78) «The history of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Nauglafring», pp.241-242
79) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Nauglafring», p. 242
80) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.368
81) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.354
82) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.358
83) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.359
84) ibid
85) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.361
86) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p.368
87) ibid
88) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p.131
89) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p.134
90) ibid
91) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p.136
92) ibid
93) ibid
94) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p.348
95) «The History of Middle-earth», Volume XI, «Maeglin», p.327
96) ibid
куруфин.txt · Последние изменения: 2016/08/16 19:09 — Juliana
Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!