Энциклопедия Tolkien.su

Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!


Лутиэн (L’uthien)

Лутиэн
(Luthien)
luthien_tinuviel.jpg
Раса: эльф-синда
Место рождения: Нельдорет
Дата рождения: 1200 Год Валар
Дата смерти: 503 год Первой Эпохи
Родственники
Отец: Тингол
Мать: Мелиан
Сестра: нет
Супруг: Берен
Дети: Диор
Внешний облик
Рост: высокий
Волосы: черные
Цвет глаз: серый

По происхождению – наполовину эльф, наполовину майа. Дочь Элу Тингола, короля синдар, и майа Мелиан. Родилась и выросла в Эгладоре (позже Дориат). Встретила в Дориате человека Берена и полюбила его. Тингол сказал, что выдаст свою дочь за Берена только если тот принесет один из Сильмарилей. Узнав, что ушедшему за Сильмарилем Берену грозит смертельная опасность, Лутиэн бежала из Дориата. Вместе с псом Хуаном победила Саурона и освободила Берена. Берен и Лутиэн отправились в Ангбанд и добыли там Сильмариль, после чего Лутиэн вышла замуж за Берена. Когда Берен был убит волком Кархаротом, Лутиэн тоже умерла и ушла в Мандос, где умолила владыку Мандоса Намо отпустить Берена. Выбрала участь смертных и вместе с Береном вернулась в Средиземье. Родила сына Диора. Жила вместе с Береном на острове Тол Гален, где они оба умерли во второй раз.

Этимология

«lhûth» (синдарин) – «чары, заклятие, волшебство», «Lhúthien» (синдарин) - «чаровница, волшебница»1).

Эпессэ – «Тинувиэль» (Tinuviel), что на синдарине означает – «соловей».

Гербы

luthien_1.jpg luthien_2.jpg

Внешний облик

Лутиэн была высокой, гибкой и стройной, у нее были черные волосы и сияющие серые глаза. Она считалась прекраснейшей из всех Детей Эру.

Характер, умения

Лутиэн была отважной, верной и доброй. Она была милосердна даже к врагам и держала свое слово. Лутиэн обладала даром исцеления ран и болезней.

Семья

Лутиэн была единственным ребенком Элу Тингола, короля синдар, и майа Мелиан. Вышла замуж за человека Берена и родила ему сына Диора.

Биография

Лутиэн родилась в Эгладоре, в лесу Нельдорет, и белые цветы нифредиля, подобные звездам на земле, выросли, дабы приветствовать ее (около 1200 Года Валар2)). Тогда еще не было солнца и луны, мир Средиземья лежал под звездами, но в Белерианде все росло и цвело благодаря майа Мелиан. Лутиэн выросла в лесах Нельдорет и Регион, по которым любила бродить и танцевать на полянах и вершинах холмов. Ее мать Мелиан многому научила ее, поскольку сама была из мудрейших обитательниц Средиземья. Лутиэн дружила с Даэроном, менестрелем, мудрецом и советником короля Тингола. Даэрон часто сопровождал ее в странствиях, и она танцевала под музыку его свирели.

В 1495 Году Валар3) в Средиземье вернулся Мелькор, Черный Враг Мира. Он отстроил свою крепость Ангбанд на севере, собрал огромное войско и напал на синдар (1497 Год Валар4)). Синдар удалось отбить атаку, но они понесли огромные потери. Тингол и Мелиан собрали многих оставшихся в живых вокруг себя в лесах Нельдорет и Регион, и Мелиан обнесла их чародейской Завесой, которую никто не мог пересечь против ее воли (если он не обладал большей силой или тому не сопутствовали особые обстоятельства). Теперь эти земли получили название Дориат, Огражденное Королевство. Лутиэн поселилась там вместе с родителями.

Долго Лутиэн жила в Дориате, огражденная от забот и страхов остального мира, пока не пробил час ее судьбы. В Дориат вошел Берен, человек из Народа Беора. Он смог пересечь Завесу незаметно для Мелиан и других жителей Дориата, ибо такова была его судьба. Берен был измучен и обессилен, ибо он бежал от орков, захвативших его родной край Дортонион на севере от Дориата, к тому же ему пришлось пересечь опасные горы Эред Горгорот, населенные ужасными чудовищами. Поседевшим и сгорбленным вошел он в Дориат. И однажды, летним вечером, в лесу Нельдорет близ реки Эсгалдуин увидел он Лутиэн, танцующую среди зарослей болиголова. Она была одета в синее платье, расшитое золотыми цветами и украшенное белыми самоцветами5) (464 год Первой Эпохи)6).

Но Лутиэн тогда даже не заметила его. Лишь накануне весны следующего года (465 год Первой Эпохи)7) она вновь танцевала на холме перед рассветом и запела. И песнь эта разбила оковы зимы и мороза и сорвала заклятие немоты с Берена. И тогда Берен позвал ее: «Тинувиэль!» Услышав крик и увидев Берена на краю поляны, Лутиэн испугалась и бросилась бежать. Но вскоре она остановилась и повернула обратно. И встретила она Берена, который искал ее, и, увидев его, сама была охвачена любовью. Хотя Лутиэн все же выскользнула из его объятий и ушла, она, ведомая своей судьбой, однажды весенним вечером сама нашла Берена, когда он сидел один во тьме, и вложила в его руку свою. До самого лета Берен и Лутиэн бродили вместе по прекрасным лесам Дориата, не думая ни о чем кроме своей любви, и никто из Детей Эру никогда не испытывал такого счастья. Но кратким было это время, ибо их выследил Даэрон, который был тоже влюблен в Лутиэн, и он рассказал о влюбленных Тинголу. Король был разгневан и призвал к себе Лутиэн. Но она не стала ничего рассказывать, пока Тингол не пообещал не казнить Берена и не заключать его в темницу. И когда дал король такое обещание, Лутиэн сама привела к нему возлюбленного, и предстал он перед Тинголом и Мелиан. Когда Тингол стал спрашивать, кто такой Берен и как он осмелился пробраться в Дориат, Берен, подавленный всем окружающим великолепием, молчал. Тогда Лутиэн сказала, что это Берен, великий герой, сражающийся со слугами Моргота, и о нем поют песни даже в Дориате. Но Тингол приказал говорить самому Берену и оскорбил его, назвав рабом Моргота и соглядатаем. Берен гордо отвечал, что он не раб и не соглядатай, а служит королю Фелагунду, как и весь его род. И Тингол решил пойти на хитрость: он сказал Берену, что даст согласие на его брак с Лутиэн, лишь когда Берен принесет ему один из Сильмарилей. Тингол думал, что Берен погибнет, пытаясь совершить этот подвиг, и тогда Лутиэн освободится от его чар (ибо он считал, что Берен наложил на его дочь заклятие). Рассмеялся тогда Берен и сказал презрительно, что король продает свою дочь за рукотворные побрякушки, и поклялся, что в следующий раз, когда он предстанет перед Тинголом, Сильмариль будет в его руке. И после этого взглянул он на Мелиан, которая не сказала ни слова, попрощался с Лутиэн, поклонился владыкам Дориата и ушел.

Лутиэн осталась в Дориате, но больше не пела и не танцевала, и не играл Даэрон, и тишина пала на зеленые леса. Вскоре тень темного предчувствия легла на сердце Лутиэн. Она пришла к Мелиан, и та сказала, что Берен пленен Сауроном, могучим слугой Моргота, на острове Тол-ин-Гаурхот. Тогда решила Лутиэн бежать, чтобы помочь, возлюбленному, но доверилась Даэрону, а тот выдал ее замыслы королю.

Тингол решил, что Лутиэн охватило безумие, и исполнился великого гнева и печали. Он не хотел лишать ее воздуха и света, но желал удержать в Дориате силой. И тогда решил он сделать вот что: построить на могучем буке Хирилорн, который рос недалеко от Менегрота, деревянный дом, заключить туда Лутиэн и поставить вокруг дерева стражу. Так стремился он уберечь дочь от опасности и не дать ей уйти на помощь возлюбленному.

Так оказалась Лутиэн лишена свободы в родном краю, долго думала, как ей бежать, и наконец у нее появился план. С помощью чар отрастила она свои волосы, обрезала их и соткала из волос плащ и веревку. Тот плащ обладал волшебной силой: он скрывал своего владельца и навевал на всех окружающих сон. Лутиэн спустила веревку с Хирилорн, и стража вокруг дерева заснула. Тогда надела Лутиэн плащ, спустилась вниз по веревке и, никем не замеченная, бежала из Дориата на юг.

Блуждая по Талат Дирнен, Лутиэн встретила пса Хуана (это был пес из Валинора, и его не могли обмануть чары плаща). Хуан заставил Лутиэн прийти к своему хозяину, а хозяином его был Келегорм, сын Фэанора. В то время Келегорм и его брат Куруфин жили в Нарготронде и были негласными его правителями: король Нарготронда Финрод ушел с Береном, отцу которого он дал клятву, а брат Финрода Ородрет, ставший наместником короля, не обладал в городе никакой настоящей властью, все жители Нарготронда слушали лишь Келегорма и Куруфина.

Келегорм и Куруфин знали о Берене и его цели, но не сказали об этом Лутиэн. Лутиэн рассказала им о бедственном положении Берена, и тогда сыновья Фэанора обещали ей помощь, если она отправится с ними в Нарготронд. Но они лгали, и как только Лутиэн оказалась в Нарготронде, у нее отобрали волшебный плащ, а саму ее заперли и не позволяли говорить ни с кем, кроме них самих.

Келегорм, увидев несравненную красоту Лутиэн, влюбился в нее, и тогда сыновья Фэанора придумали план. Они решили, что Келегорм вступит в брак с Лутиэн, тогда военная сила Дориата будет на их стороне и они смогут собрать силы эльфийских королевств против Моргота. Келегорм отправил к Тинголу посланцев, говоря о своем браке с Лутиэн. Тингол был разгневан и собрался пойти войной на Нарготронд, когда пришли иные вести.

Пес Хуан подружился с Лутиэн и часто приходил к ее дверям, желая охранить ее от зла, что, как он чувствовал, пришло в Нарготронд. Лутиэн часто говорила с ним о Берене, в конце концов Хуан полюбил ее и решил пойти против воли своего хозяина. Он заговорил с Лутиэн (ему суждено было говорить три раза в жизни) и принес ей плащ. Они вместе бежали из Нарготронда, Хуан позволил Лутиэн ехать на своей спине, и никто не смог догнать их (зима 465 года Первой Эпохи8)).

Они отправились к Тол-ин-Гаурхот, и Лутиэн, выйдя на мост, соединяющий крепость на острове с берегом, запела. То была песнь такой великой силы, что Берен в подземелье услышал ее и запел в ответ. А после, ослабев, впал в забытье. Лутиэн услышала Берена, и песнь ее обрела еще более великую силу. Саурон тоже услышал ее и усмехнулся про себя: он узнал Лутиэн и решил пленить ее и отдать Морготу, за что ему бы вышла великая награда. Он выпустил на Лутиэн волков, но Хуан убивал их одного за другим, и самый сильный из них, Драуглуин, издыхая, принес Саурону весть, что здесь сам Хуан. Тогда Саурон, зная, что гибель Хуану принесет сильнейший волк, сам обернулся волком и помчался к Хуану и Лутиэн.

Велик и страшен был Саурон, и Хуан отпрыгнул в сторону. Лутиэн испугалась и упала, но край ее плаща мелькнул перед глазами Саурона, и тот ощутил дремоту. Тогда на него напал Хуан и в жестокой схватке победил Саурона. Лутиэн пригрозила побежденному Саурону, что он будет обращен в бессильный призрак, над которым будет презрительно насмехаться Моргот. Она потребовала, чтобы он уступил ей власть над крепостью, тогда Хуан его отпустит. Саурон боялся лишиться тела, поэтому согласился и выдал ей слова заклятия, которые скрепляли камни крепости воедино. Хуан отпустил Саурона, и тот, серьезно раненный, улетел в облике летучей мыши.

А Лутиэн с помощью заклятия Саурона обрушила ворота, стены и крыши крепости, и тогда на свет солнца вышло множество пленников, уже не чаявших освободиться. Но Берена среди них не было. Тогда Лутиэн и Хуан спустились в подземелье и обнаружили Берена, неподвижно лежащего рядом с мертвым телом Финрода, который спас Берена ценой своей жизни.

Лутиэн решила, что он тоже мертв, и, обняв его, впала в забытье. Но Берен тогда очнулся и пробудил Лутиэн, и вновь обрели они друг друга. И вынесли они тело короля наружу, и похоронили его на вершине Тол Сириона. Пес Хуан покинул влюбленных, возвратившись к своему хозяину Келегорму, а Берен и Лутиэн поспешили прочь от острова, обретя на время былую радость. И добрались они до леса Бретиль недалеко от границ Дориата, и там Берен вспомнил о своей клятве. Решил он выполнить ее, а Лутиэн отослать в безопасные родные леса. Но Лутиэн воспротивилась этому, сказав, что он может забыть о клятве и бродить по Белерианду или попытаться выполнить ее. Но что бы он ни выбрал, она не оставит возлюбленного. И так шли они, споря, по лесу Бретиль, не обращая внимания ни на что вокруг, когда встретили их случайно Келегорм и Куруфин, изгнанные из Нарготронда, за которыми следовал один лишь пес Хуан. Увидев Берена и Лутиэн, братья обратились против них. Куруфин направил своего коня к Лутиэн и схватил ее, намереваясь увезти, а Келегорм скакал на Берена, желая затоптать его конем. Но тут Берен прыгнул на круп мчащегося коня Куруфина, и с тех пор Прыжок Берена прославлен среди людей и эльфов. Берен схватил эльфа сзади, и они оба упали на землю. Конь встал на дыбы и сбросил Лутиэн на траву. Тем временем Берен схватился с Куруфином, одолел его и принялся душить, так что лицо эльфа почернело и он едва не расстался с жизнью. Но и сам Берен был близок к смерти, ибо Келегорм мчался к нему, стремясь поразить копьем. В тот час Хуан оставил службу Келегорму и бросился между Береном и конем Келегорма. Конь, испугавшись пса, поворотил в сторону. Проклял Келегорм пса и коня, но Хуан так и не дал ему приблизиться к Берену и Куруфину. Придя в себя от падения, Лутиэн крикнула Берену, дабы он не убивал Куруфина, ибо негоже им убивать эльфов. Берен послушался и отпустил сына Фэанора, отбросив его в сторону. Он отобрал у Куруфина кольчугу, кинжал Ангрист, который мог резать железо, и коня и крикнул, чтобы Куруфин убирался к своим родичам, которые, быть может, научат его благородству. Куруфин же проклял Берена, предсказав ему скорую и жестокую смерть, и вскочил на коня позади брата, и они сделали вид, что уезжают. Берен же и Лутиэн отвернулись, чтобы идти своей дорогой, и пес Хуан тоже пошел с ними. И тогда, исполнившись злобы, Куруфин взял лук у брата и выпустил две стрелы в Лутиэн. Первую перехватил на лету зубами Хуан. Вторая же вонзилась в грудь Берену, который, обернувшись, заслонил собою возлюбленную.

Хуан погнался за братьями, которые в страхе ускакали, а Лутиэн перевязала раненого Берена. Вернувшийся Хуан принес им целебную траву. Благодаря этому Берен вскоре исцелился, и они продолжили путь (466 год Первой Эпохи9)).

Лутиэн не хотела расставаться с Береном, а тот не желал подвергать ее опасностям безнадежного путешествия, но не хотел и отказаться от своей клятвы Тинголу. Однажды утром, когда Лутиэн спала, он взял коня и тайно ушел к Ангбанду один, наказав Хуану охранять дочь Тингола. Но Лутиэн не желала покидать возлюбленного и, пробудившись, вместе с Хуаном бросилась вслед за Береном. Хуан принес с Тол Сириона шкуры убитых волка Драуглуина и летучей мыши Тхурингветили. Облачившись в них, Лутиэн и Хуан добрались до северной границы Таур-на-Фуина, где услышали голос Берена, поющего Песнь Расставания, в которой он прощался с возлюбленной, миром и самой жизнью. Лутиэн ответила ему, но Берен испугался, увидев волка и летучую мышь, от которой шел голос его возлюбленной. Но Хуан и Лутиэн скинули чужие личины, и великой была радость влюбленных от новой встречи. Однако Берен вспомнил о своей клятве Тинголу и проклял ее. Тогда вновь заговорил Хуан и посоветовал Берену не расставаться более с Лутиэн, что бы он ни решил, ибо она умрет, оставшись одна. Понял тогда Берен, что не суждено им разлучиться, и отправились они дальше вдвоем, ибо Хуан повернул назад. Лутиэн вновь накинула шкуру Тхурингвэтили, а Берена по совету Хуана облачила в шкуру Драуглуина, и стал Берен во всем подобен волколаку, разве что глаза его горели хотя и мрачным, но ясным огнем. И так двигались они к Ангбанду через равнину Анфауглит, и ни один из слуг Моргота не узнал в них врагов. А когда подошли они к вратам крепости Моргота, то увидели чудовищного волка Кархарота, который охранял вход, и был тот волк больше и ужаснее всех остальных волков. Кархарот заподозрил неладное, ибо слышал о гибели Драуглуина, и приказал им остановиться. Но Лутиэн, ощутив в себе унаследованную от майар волшебную силу, зачаровала волка, и Кархарот погрузился в сон. И Берен с Лутиэн начали спускаться вниз, в ужасные подземелья Ангбанда. Никто не остановил их, ибо они еще были в чужом обличье. Так достигли они самого глубокого подземелья, где сидел сам Моргот на своем черном троне. А вокруг него стояли его слуги – ужасные балроги и чудовищные волки-оборотни. Берен в шкуре волка метнулся к самому трону Моргота и забрался под него. Лутиэн же волею Моргота лишилась шкуры Тхурингветили и предстала перед ним в истинном обличии. Не испугалась дочь Тингола, а назвала свое настоящее имя и предложила Морготу спеть перед ним. Моргот, лелея в душе черные замыслы, согласился, но собственная злоба подвела его, ибо пока он углубился в тайные злые думы, Лутиэн ускользнула от его взгляда и, запев песню, сделала так, что владыка Ангбанда не мог увидеть ее. Слуги же Моргота от чар той песни погрузились в сон, а Сильмарили в короне Врага вспыхнули ярким светом. Моргот склонил голову от тяжести Железной Короны и самоцветов в ней, и тогда Лутиэн подхватила крылатую шкуру Тхурингветили и, взлетев, махнула перед лицом Моргота своим волшебным плащом, который навевал сон. Моргот тоже заснул и упал со своего трона, а корона скатилась с его головы. И тогда пробудила Лутиэн заснувшего Берена прикосновением руки, и он сбросил волчью шкуру. Корона Моргота была слишком тяжела, чтобы унести ее, и Берен вырезал один из Сильмарилей Ангристом. Он взял освобожденный камень в руку, и тот не обжег ее, хотя это была смертная плоть. Решил тогда Берен забрать все три камня, но не такова была их судьба. Кинжал сломался и обломок его задел щеку Моргота, который зашевелился во сне. И дрогнул тогда весь Ангбанд, а слуги Моргота стали пробуждаться. Охваченные ужасом, бежали Берен и Лутиэн наверх, прочь из страшной крепости, забыв о своих личинах. Но там, около врат, поджидал их пробудившийся Кархарот. Лутиэн была измучена и не было у нее сил, чтобы усыпить волка снова. Тогда Берен, не имея другого оружия, поднял Сильмариль. На мгновение Кархарот испугался, а Берен приказал чудовищу убираться, если оно не хочет, чтобы огонь сжег его, и ткнул самоцвет волку между глаз. Но Кархарот быстро оправился от испуга и, разинув жадную пасть, откусил правую руку Берена вместе с Сильмарилем (с тех пор Берена прозвали «Эрхамион»). Однако тут же зачарованный самоцвет принялся жечь его внутренности, и Кархарот с безумным воем бежал прочь. Хотя и были спасены Берен и Лутиэн от волка, но казалось, что пришел им конец. Лутиэн губами собрала яд из раны Берена и смогла унять кровь, но Берен был в забытьи, сама она утратила последние силы, а войска Ангбанда пробуждались. Но тут неожиданно появился Торондор с двумя другими Орлами Манвэ, они подхватили Лутиэн и бесчувственного Берена и унесли их на юг. По пути пролетали орлы над Гондолином, и Лутиэн видела издали сияние белого города, но рыдала она, думая, что Берен вскоре умрет. Позже говорили, что слезы Лутиэн падали на землю, и от них в Гондолине забил источник Эйтель Нинуи, вода в котором была целебной10). Орлы принесли их на границу Дориата, в ту самую лощину, где Берен когда-то оставил Лутиэн, и там Берен исцелился, благодаря заботам Лутиэн и вернувшегося Хуана. Но это заняло долгое время из-за тяжести раны и отравы в ней. И вновь они гуляли по лесам вместе. Но Берен не забыл своей клятвы Тинголу, да и по людским законам негоже было пренебрегать волей отца, разве что в крайней нужде, и не хотел он разлучать навеки Лутиэн с ее отцом и заставлять ее жить жизнью лесных охотников. И хотя Лутиэн была согласна остаться с ним в лесах навсегда, он все же уговорил ее вернуться вместе с ним в Дориат. Так влюбленные прибыли в Дориат, где со времени ухода Лутиэн и исчезновения Даэрона в домах эльфов поселилась печаль. Огромная толпа народа шла за Береном и Лутиэн, когда вошли они во врата Менегрота. Предстали Берен и Лутиэн перед Тинголом и Мелиан, и Берен преклонил перед королем колено и сказал, что пришел за тем, что просил раньше. Тогда спросил Тингол, что он может сказать о выполнении своей клятвы. «И ныне Сильмариль в моей руке», - ответил Берен и показал пустую левую руку. А что сталось с правой – видели все. И с тех пор называл себя Берен «Камлост» - «пустая рука». А после сел Берен по левую руку короля, а Лутиэн – по правую, и рассказали они все, что с ними приключилось. Тогда смягчился Тингол: он понял, что разлучить этих двоих не может никакая сила в Арде, а Берен – один из великих в ней. И дал он согласие на свадьбу своей дочери и сына Барахира. Но не суждено было Берену и Лутиэн спокойно жить в Дориате. Вскоре после их свадьбы достигли Менегрота вести, что чудовищный Кархарот прошел сквозь Завесу Мелиан (в чем помогла ему сила Сильмариля) и бесчинствует ныне в лесах Дориата, объятый безумием. И тогда объявил король Тингол великую Охоту на Волка.

Лутиэн осталась в Дориате, и вскоре тень темных предчувствий окутала ее сердце. Вскоре исполнились они, ибо Берена принесли в Менегрот на носилках - смертельно раненным. Он заслонил собой Тингола, когда на того бросился Кархарот, и теперь умирал. Хуан тоже погиб в схватке с Кархаротом, но и сам Кархарот был убит. Из его брюха извлекли руку Берена с зажатым в ней Сильмарилем, и умирающий Берен отдал камень Тинголу, и так была исполнена клятва. Лутиэн вышла навстречу охотникам и встретилась с ними под буком Хирилорн. Она обняла и поцеловала мужа, и велела ждать ее за Западным Морем, и Берен взглянул ей в глаза, прежде чем дух его расстался с телом. А после легла Лутиэн на траву и тоже умерла (467 год Первой Эпохи11)). Дух Берена ожидал Лутиэн в Чертогах Мандоса для последнего прощания, и вскоре пришла она за своим возлюбленным. И, преклонив колена, принялась Лутиэн петь перед Намо, и так печальна была ее песнь, что разжалобила даже сурового владыку Мандоса. Потому призвал он дух Берена, и так они с Лутиэн встретились за Западным Морем. Но не властен был Мандос решать, что делать с душами людей, или менять судьбу Детей Эру, и тогда обратился он с вопросом к Манвэ, а тот стал искать совета Эру Илуватара. И волею Эру был дан Лутиэн выбор: она могла возродиться в Валиноре и жить там беспечально до Конца Арды, но Берен тогда ушел бы за Круги Мира, как и все люди, и более никогда бы они не встретились. Или Лутиэн могла выбрать участь людей – и тогда им с Береном было бы дозволено вернуться в Средиземье ненадолго, а после смерти вместе уйти туда, куда уходят все люди. И выбрала Лутиэн второй путь. И тогда вернулись Берен и Лутиэн в Средиземье, а в Дориате обрели вновь плоть и стали живыми мужчиной и женщиной (469 год Первой Эпохи12)). Лутиэн тогда касанием руки исцелила Тингола, который поседел от горя. Мелиан же посмотрела в глаза дочери и поняла, что та уйдет из мира навеки, и велика была печаль Мелиан. А Берен и Лутиэн не остались в Дориате, а отправились дальше на восток и шли долго, не зная ни голода, ни жажды, пока не прибыли на зеленый остров Тол Гален на реке Адурант в Оссирианде. Там и поселились они, и назвали тот остров Дор Фирн-и-Гуинар, Землей Живущих Мертвых. На Тол Галене у супругов родился сын Диор (470 год Первой Эпохи13)).

А однажды пришли на остров злые вести (502 год Первой Эпохи14)). Гномы убили короля Тингола и похитили у него ожерелье Наугламир с вделанным в него Сильмарилем. Убийц догнали и убили, и вернули ожерелье, но Дориат остался без защиты, ибо Завеса пала, когда вслед за погибшим мужем покинула королевство и Мелиан. Тогда вторглись туда гномы большим войском, дабы отомстить за убийство сородичей и, разбив воинство эльфов, вновь похитили Наугламир. Войско гномов, отяжеленное добычей, ныне направлялось к своему городу Ногроду. Собрал тогда Берен Зеленых Эльфов, которые жили в Оссирианде, и вместе с ними и сыном своим Диором подстерег гномов у брода Сарн Атрад. Берен одержал победу, убил царя гномов и отобрал у него Наугламир с Сильмарилем и все похищенные сокровища. Сокровища он утопил в реке Аскар, а Наугламир забрал себе.

Вернулся Берен к Лутиэн с вестью о мщении за ее отца, но мало это утешило Лутиэн. И Наугламир отдал он ей, и носила его Лутиэн, став еще прекраснее, чем прежде. Из-за силы Сильмариля стал Тол Гален цветущей землей, похожей на Аман. Но, говорят, свет зачарованного камня ускорил конец Берена и Лутиэн – всего через год они умерли (503 год Первой Эпохи15)), и никто не знает, где упокоились их тела.

Говорили, что род Берена и Лутиэн никогда не угаснет. Однако велика была печаль эльфов, ибо Лутиэн ушла из мира навеки и ее красота была потеряна навсегда. Из-за того, что Лутиэн была самой благородной, чистой и прекрасной из всех Детей Эру, потомков ее и Берена называют «детьми Лутиэн». Лутиэн (наряду с Фэанором и Галадриэлью) была величайшей из эльдар и главной героиней историй эльфов16).

Упоминания Лутиэн в других текстах

В Нуменоре было создано сказание о Походе за Сильмарилем, которое называлось «Нарн Берен ион Барахир» (Сказание о Берене, сыне Барахира), а также «Нарн е-Динувиэль» (Сказание о Соловье)17).

Также о подвигах Берена и Лутиэн рассказывала поэма на синдарине, написанная в форме анн-теннат. Часть этой поэмы в переводе на вестрон рассказал хоббитам Арагорн во время их ночевки на Пасмурной Горе, но полностью эту поэму в Третьей Эпохе знал только Эльронд.

Арвен, дочь Эльронда, была очень похожа на свою прапрабабку Лутиэн. Однажды Арагорн в садах Ривенделла пел песню о встрече Берена и Лутиэн в лесах Нельдорета. И тут он увидел, будто Лутиэн в синем с серебром платье выступила ему навстречу – то была Арвен Ундомиэль. В тот день Арагорн полюбил ее.

Когда Фродо у брода через Бруинен пытается противостоять назгулам, он поднимает свой клинок со словами: «Эльберет и Лутиэн Прекрасной клянусь, вы не получите ни Кольца, ни меня!» Сам Дж. Р. Р. Толкин сравнивал свою жену Эдит с Лутиэн, а себя – с Береном. После смерти Эдит он пишет в одном из писем: «В 1934 г. она все еще была со мною, и ее прекрасные дети — тоже. А теперь вот она ушла раньше Берена, оставив его и впрямь одноруким, да только не обладает он властью растрогать неумолимого Мандоса, и нет «Дор Гюрт и куйнар», Земли Умерших, что Живы, в этом Падшем Королевстве Арды, где поклоняются прислужникам Моргота…» (с)18)

На могиле Эдит Толкин под ее именем написано имя «Лутиэн».

История Тинувиэли из «Книги Утраченных Сказаний»

Эта героиня появилась в легендариуме очень рано, еще в «Книге Утраченных Сказаний». Ниже я привожу историю Тинувиэли (и Берена) по этой версии отдельно, поскольку она сильно отличается от более поздней.

Тинувиэль была дочерью короля эльфов Тинвелинта (Тингола) и фей (духа) Гвенделинг (Мелиан). Она жила в Артаноре (Дориате). У Тинувиэли был младший брат Дайрон.

Однажды Тинувиэль танцевала на поляне среди зарослей болиголова под звуки свирели Дайрона. Здесь ее неожиданно увидел Берен, эльф из номов, который случайно забрел в Артанор.

Столь прекрасной была эльфийская дева, что Берен подкрался поближе, дабы разглядеть ее, и лицо его увидел Дайрон. Он испугался, ибо сразу понял, что Берен не из народа лесных эльфов, и бросился бежать, крича, чтобы и Тинувиэль убегала. Но она не могла бегать так же быстро, как брат, и затаилась в зарослях болиголова. Берен начал искать ее и случайно дотронулся до ее руки. Тогда кинулась Тинувиэль бежать к дому своего отца, и Берен бросился за ней, но не смог догнать.

Он принялся бродить по тем местам, желая еще раз увидеть Тинувиэль, и однажды вновь увидел ее танцующей на безлесном холме. Часто стал Берен приходить туда, а один раз осмелился позвать ее: «Тинувиэль!» (ибо он слышал это имя от Дайрона). И Тинувиэль, чье сердце давно оставил страх, заговорила с ним. Тогда Берен попросил ее научить его танцевать, и, танцуя, она увлекла его к жилищу своего отца.

Берен вошел в дом короля Тинвелинта и оробел, увидев его и королеву Гвенделинг. Тогда Тинвелинт спросил, кто он, но Берен молчал от робости, и за него ответила Тинувиэль. И сказала она, что он не причинил ей зла и так ей по нраву, что она просит отца не быть с ним суровым. Тогда вновь спросил Берена Тинвелинт – чего он хочет от эльфов Артанора? И осмелев от того, что Тинувиэль заступилась за него, Берен попросил его дочь Тинувиэль. Тинвелинт счел его слова неудачной шуткой и в ответ решил тоже посмеяться над оборванным пришельцем, и сказал, что отдаст Тинувиэль за Сильмариль Фэанора из короны Мелько (Моргота). Разгневался Берен и серьезно ответил, что он выполнит просьбу короля, и ушел из его дворца.

После ухода Берена Тинувиэль пролила немало слез и совсем перестала петь и танцевать. Она очень много думала о Берене и сильно тревожилась, не погиб ли он. В конце концов она отправилась к своей матери Гвенделинг и спросила о судьбе Берена. Гвенделинг же ответила, что он в плену у Тевильдо, Князя Котов (прообраз Саурона). Очень опечалилась Тинувиэль и сначала просила отца своего о помощи Берену, но Тинвелинт лишь разгневался и обещал, что убьет Берена, если тот еще появится в Артаноре. Потом Тинувиэль решила сама идти на помощь Берену и попросила о помощи Дайрона, но тот выдал ее планы отцу. Еще больше разгневался Тинвелинт и запер дочь в домике на буке Хирилорн, а внизу приставил стражу. Однажды Тинувиэли приснился сон о Берене, и наконец придумала она, как бежать из Артанора. Она попросила воды и вина, а также маленький ткацкий станок. И стала Тинувиэль колдовать, и вырастила свои волосы очень длинными, а потом состригла их и соткала из них волшебный плащ, который навевал сон на любого. Потом Тинувиэль сделала веревку, спустилась по ней вниз и усыпила стражу, и, укрытая плащом, бежала из Артанора.

Тинувиэль долго шла и очень жалела, что нет с ней Дайрона. Но по дороге посчастливилось ей повстречать пса Хуана (а он был другом отца Берена), и когда услышал пес о несчастье нома, то сразу же он решил помочь Тинувиэли. Он посоветовал Тинувиэли отправиться к Тевильдо и вызнать, там ли Берен, и если это так, то сказать Тевильдо, что его враг Хуан лежит тяжело больной в лесу, и тем выманить князя котов наружу. Так надеялся Хуан победить Тевильдо и помочь Берену.

Так Тинувиэль и сделала, и пробравшись в чертоги Тевильдо, она увидела Берена на кухне. Эльфийка обманула князя котов, рассказав о якобы больном Хуане, и она нарочно говорила так громко, что Берен услышал ее и понял, что она явилась помочь ему. От неожиданности он рассыпал гору посуды, и один из котов-поваров до крови расцарапал его в наказание.

Хитрость Хуана и Тинувиэли удалась: Тевильдо поверил ей, и вместе с двумя котами-танами отправился к Хуану, чтобы замучить его, лишившегося сил, до смерти. Когда они пришли, Хуан убил одного из танов-котов по имени Ойкерой, а Тевильдо вместе с другим котом загнал на дерево. Тогда потребовал пес, чтобы Тевильдо освободил Берена. Коту ничего не оставалось делать, как согласиться. Он отдал Хуану свой золотой ошейник, дабы слуги повиновались приказам его нового обладателя, а также поведал псу тайное заклятие, которое скрепляло камни его замка и позволяло управлять котами.

Тинувиэль взяла ошейник и отправилась к чертогам Тевильдо. Она показала этот знак котам, а также произнесла магические слова, и коты, повинуясь, вывели из замка Берена и старого нома Гимли – единственных пленников Тевильдо в то время. Берен одной рукой поддерживал Гимли, а в другой нес большой нож для защиты, ибо замок от слов Тинувиэли затрясся, а коты начали дико визжать.

Не было предела удивлению Берена, когда он увидел Тинувиэль, окруженную котами, а она приветствовала его и увела за собой. Коты же не посмели преследовать их, ибо они испугались, а чары Мелько оставили их, и они вновь стали маленькими и утратили человеческую речь.

Когда же вернулись Берен и Тинувиэль к Хуану, тот отпустил Тевильдо восвояси, но золотой ошейник оставил себе.

Берен, Тинувиэль и Хуан ушли подальше от замка Тевильдо в леса и долго жили там, и Берен обрел силы, забыв о рабстве.

Но в конце концов Тинувиэль затосковала по дому, однако не хотелось ей и расставаться с Береном, которого она полюбила. Берен же не смел вернуться в Артанор без обещанного Сильмариля. И тогда решил он все же отправиться за ним в Ангаманди.

Тинувиэль выпросила у Хуана шкуру Ойкероя и облачила в нее Берена с помощью волшебства фэери. Правда, не удалось ей научить его визжать и мурлыкать, и кошачьи глаза были мертвыми и пустыми. Но им пришлось с этим смириться, и отправились Берен и Тинувиэль вместе в Ангаманди.

Перед вратами Ангаманди встретили они волка Каркараса (Кархарота), который заподозрил неладное. Но Тинувиэль танцем своим зачаровала его, и он уснул, а влюбленные вместе вошли в тронный зал Мелько. Берен во мраке сошел за кота и беспрепятственно забрался под трон Мелько, а Тинувиэль назвала себя и сказала, что отец прогнал ее из своих чертогов. Удивился Мелько и заподозрил обман, но Тинувиэль предложила танцевать перед ним, и он согласился, лелея в душе злобный замысел.

Затанцевала Тинувиэль - и все слуги Мелько погрузились в сон, лишь он сам засыпать не думал. Тогда дева запела песню, которой научила ее Гвенделинг, и лишь тогда он заснул, побежденный чарами, сполз на пол, а корона скатилась с его головы. Тогда Тинувиэль пробудила задремавшего под троном Берена, он выбрался из кошачьей шкуры и с помощью ножа из кухни Тевильдо вырезал Сильмариль. Однако нож его сломался, и тогда Мелько и его слуги заворочались во сне.

Испуганные, Берен и Тинувиэль помчались к выходу из чертогов, но у ворот их ждал пробудившийся Каркарас. Берен заслонил собою Тинувиэль, хотя она предупреждала, чтобы он так не делал, и это обернулось бедой, ибо не успела дева вновь усыпить волка. Он бросился на Берена и откусил ему руку с Сильмарилем. Уже приготовились Берен и Тинувиэль к смерти, но Сильмариль, что происходил из благого королевства богов, начал жечь утробу волка огнем. Тогда волк кинулся бежать, обезумев от боли, и своим воем разбудил он всю крепость. Берен и Тинувиэль тоже бежали оттуда, а когда смогли перевести дух, Тинувиэль разрыдалась над искалеченной рукой Берена и осыпала ее поцелуями, и так исцелила. Но с тех пор Берена прозвали «Эрмабвед», то есть «Однорукий».

Мелько же, проснувшись, разъярился от потери Сильмариля и выслал своих орков вдогонку за беглецами. Хуан услышал шум погони и со сворой других псов набросился на слуг Мелько. Многих он убил сам или покалечил, другие обратились в бегство, но все же орки продолжали преследование. Берен и Тинувиэль же, утратив надежду, укрылись в Нан Дунгортин (Нан Дунгортеб), и туда же Валар привели Хуана после схватки. Он посадил Тинувиэль себе на спину, а Берену велел бежать рядом, и так они ускользнули все же от погони, ибо Хуан вел их извилистыми тропами, путая следы. Берен убил огромного орка, что пытался утащить Тинувиэль, и это было достойное деяние.

Так вступили они в пределы защитных чар Гвенделинг и там долго отдыхали от мрака Ангаманди. Но однажды опечаленный Берен сказал, что он должен попрощаться с Тинувиэлью, ибо она возвратится к отцу, а он сам может только сокрыться в лесах, ибо утратил Сильмариль и не выполнил обещания. Однако Тинувиэль убедила его идти вместе с ней к Тинвелинту, поскольку она не мыслила теперь жизни без Берена.

Горе и смятение поселились в лесу Тинвелинта после бегства его дочери. Обезумев от горя, он разослал воинов на ее поиски, и многие погибли. На северных и восточных рубежах шла война с орками, и чары Гвенделинг не могли долго удерживать врагов. А кроме того, напал на эльфов огромный волк, обуянный безумием, и многих убил.

Услышав эти вести, Тинувиэль и Берен поспешили к королю, и при виде живой и невредимой дочери горе владык сменилось радостью. Но Тинвелинт спросил Берена, где же Сильмариль: ибо считал он, что лишь Камень мог быть каким-то воздаянием за беды, причиненные его земле. Тогда устыдила Тинувиэль отца, ибо из-за его глупой шутки Берен мучился в рабстве и едва не погиб. Но Берен сказал, что он выполнил обещание и даже сейчас рука его сжимает Сильмариль, а на просьбу показать камень ответил, что рука его не здесь.

Тогда смягчилось сердце Тинвелинта к Берену, и, выслушав рассказ об их путешествии с Тинувиэлью, попросил король, дабы оба они остались здесь. Но Берен ответил, что он все же должен добыть Сильмариль, и для этого уже не нужно пускаться в долгий путь, ибо он находится не так далеко от королевского жилища – в утробе волка Каркараса, того самого, что ныне разоряет Артанор.

И решили они тогда устроить охоту на волка. Кроме самого Берена и Тинвелинта туда отправились Хуан и Маблунг, могучий тан короля, и больше никого не было с ними. И случилось так, что Берен был смертельно ранен, но и Каркарас был убит Хуаном, и в брюхе его нашли Сильмариль. Тогда отдал Берен камень Тинвелинту и умер.

Некоторые потом говорили, что своими нежными поцелуями Тинувиэль вернула Берена к жизни, но это не так. Ибо дева тоже умерла, последовав за Береном, а краса ее и мольбы разжалобили сурового Мандоса, и вернул он обоих к жизни. Но предупредил их Мандос, что ныне стали они не эльфами, а смертными людьми, и придется им со временем все же вернуться в чертоги смерти, если не призовут их боги в Валинор. И ушли Берен и Тинувиэль оттуда, взявшись за руки, и видели их танцующими вместе на склонах холмов19).

Берен и Тинувиэль поселились в земле и-Гуильвартон, земле Живущих Мертвых, что находилась в Хисиломэ (Хитлуме), и правили народом эльфов. Там родился у них сын Диор.

Но однажды примчался к ним Хуан, неся горестную весть о гибели Тинвелинта от рук гномов и о разорении Артанора. Горько заплакали Берен и Тинувиэль, а когда выслушали они рассказ Хуана, Берен созвал своих подданных. Много их собралось, но вооружены они были не очень хорошо – лишь ножами да луками. Но все же выступили они против гномов, ибо нельзя было мешкать и дать им вернуться в свои пещеры.

Берену и его войску удалось победить войско гномов, и Берен убил их царя Наугладура и забрал у него Науглафринг с Сильмарилем.

Тело короля гномов бросили в воду, а Науглафринг Берен забрал себе, омыв от крови. Весть о гибели Наугладура и многих гномов не облегчила печали Тинувиэли, а Берен, чтобы хоть немного утешить ее, надел ей на шею ожерелье.

Но вскоре пришла к Берену и Тинувиэли Гвенделинг и, увидев Науглафринг на шее дочери, разгневалась, ибо знала, что ожерелье это проклято. Она сказала об этом Берену, но тот лишь рассмеялся, ответив, что святость Сильмариля победит любое зло. Однако Гвенделинг сказала, что слишком долго этот камень пробыл в короне Мелько, а ковали ее зловещие кузнецы. Тогда Тинувиэль сняла ожерелье, но Берен не выбросил его, а хранил у себя.

Вскоре после этого Тинувиэль начала истаивать и, исчезнув в лесах, ушла оттуда в чертоги смерти, как и говорил Мандос (и, быть может, проклятие Науглафринга ускорило ее смерть), а Берен отправился разыскивать ее в лесах Хисиломэ и Артанора, но не нашел, и его постигла та же участь.

Некоторые эльфы говорят, что ныне охотится Берен в лесу Оромэ в Валиноре, а Тинувиэль танцует там на зеленых лужайках. Но никто не знает, правда ли это20).

Другие имена

Изначально настоящим (и единственным) именем героини было «Тинувиэль». Позже Дж.Р.Р. Толкин назвал дочь Тингола «Мелилот» (Melilot)21), но быстро заменил это имя на «Лутиэн», а «Тинувиэль» сделал прозвищем, данным Береном.

В «Этимологиях» есть написание имени «Lhuthien»22).

Другие версии

Черновики «Лэ о Лэйтиан»

В черновиках «Лэ о Лэйтиан» были описаны разные варианты встречи Лутиэн с Келегормом и Хуаном и ухода Лутиэн из Нарготронда.

Первый вариант: «Тинувиэль бежит в волшебном плаще и встречает охотящегося Келегорма. Келегорм преследует ее, Хуан, его пес, ловит и ранит Тинувиэль. Келегорм предлагает ей возмещение, но не может помочь, он отправил своих номов с Береном и все они погибли, Берен, должно быть, тоже. Хуан уходит с ней»23).

Второй вариант: «В конце концов Келегорм уступает ее слезам и освобождает из плена, отдает плащ, но не помогает из-за своей клятвы. Не желает Келегорм и спасать Фелагунда, потому что без него является полновластным правителем Нарготронда. Она уходит от Келегорма. Но Хуан стал служить ей, и они уходят вместе»24).

В третьем варианте Лутиэн помогает бежать Хуан, но они уходят без ее плаща25).

В черновиках «Лэ о Лэйтиан» говорится о том, что Моргот прослышал о бегстве Лутиэн и послал своего военачальника Больдога с отрядом искать ее и доставить к нему. Больдога убивает Тингол, который выходит с войском, чтобы освободить Лутиэн из Нарготронда. Но Тингол слышит о побеге Лутиэн и отказывается от мысли напасть на Нарготронд, вместо этого посылая вестников в Аглон с требованием помочь отыскать Лутиэн. На вестников нападает взбесившийся Каркарос (Кархарот), и лишь один Маблунг возвращается к Тинголу26).

После добычи Сильмариля и встречи с Каркаросом (во время которой Берен лишается руки и Сильмариля) Берен и Лутиэн бегут к Сириону, укрытые волшебным плащом Лутиэн27).

В другом черновике Берен и Лутиэн бегут к Гряде Тени, но сбиваются с пути и блуждают среди ужасных теней Нан Дунгортин (Нан Дунгортеб), их преследуют призраки и ловят в свои сети гигантские пауки. Хуан освобождает их и ведет вниз по Сириону, так что они подходят к Дориату с юга и там видят пустые тихие леса, и никого не встречают, пока не доходят до охраняемого моста28).

«Лэ о Лэйтиан»

В «Лэ о Лэйтиан» Лутиэн танцевала под музыку Даэрона, а он, увидев Берена, обратился в бегство, крича, чтобы и Лутиэн бежала. Она же медлила в удивлении, ибо не знала страха, но испугалась, когда увидела фигуру со спутанными волосами и длинной тенью. Тогда она спряталась в гуще цветов болиголова, а Берен, как слепой, ходил по краю поляны и шарил в кустах, пока случайно не схватил ее за руку. Тогда она бежала от него так быстро, как могла29).

Берен позвал Лутиэн: «Тинувиэль!», и пока она стояла на месте, оставив на миг страх, он прыгнул, схватил ее в объятия и поцеловал. И тогда в ней тоже зародилась любовь, но она выскользнула у него из рук и бежала30).

В «Лэ о Лэйтиан» сказано, что Лутиэн позволяла переступать порог своего дома на Хирилорне только Дайрону31).

В «Лэ о Лэйтиан» довольно подробно описывается заклятие Лутиэн. Она перечисляет самые длинные в мире вещи (многие из которых не появляются больше ни в каких текстах и никак не объясняются), а потом поет о сне и дреме. Сама же Лутиэн погружается в сон. Когда она просыпается, ее волосы отрастают до необычайной длины32).

В Лутиэн влюбился не Келегорм, а Куруфин. Он же смотрел на Лутиэн с «горячим желанием». Это насторожило Хуана в Нарготронде, и тот стал стеречь Лутиэн, не подпуская к ней Куруфина33).

В Бретиле в Лутиэн стрелял не Куруфин, а Келегорм34).

Хуан и Лутиэн приходят к Берену, готовящемуся идти через Анфауглит, в своих истинных обличьях, и лишь потом Хуан приносит влюбленным шкуры Драуглуина и летучей мыши35).

Другие тексты

В «Квэнта» утверждается, что подвиг Лутиэн в Ангбанде считался величайшим и опаснейшим подвигом, что совершали женщины эльдар, он был равен вызову Финголфина и даже превосходил бы его, если бы Лутиэн не происходила от расы духов36).

В «Квэнта» говорится, что Мелиан призвала Торондора и тот отнес Лутиэн в Валинор (после гибели Берена), где Лутиэн добилась воскрешения Берена и разделила с ним смертную участь в Средиземье37).

В «Наброске Мифологии» Лутиэн после гибели Берена переходит Скрежещущие Льды с помощью своей матери Мелиан и так попадает в Валинор (об обратном пути в обоих вариантах ничего не говорится)38).

По «Лэ о Детях Хурина» Берен и Лутиэн после своего воскрешения жили на Охотничьем Нагорье у реки Нарог39).

В «Квэнта Сильмариллион» даны (нандор) названы «Друзьями Лутиэн»40).

В «Проблеме корня РОС» говорится, что Лутиэн во время странствий с Береном выучила его родной язык и говорила по большей части на нем. Когда Берен спросил, зачем она это делает, если ее язык красивее и богаче, она ответила, что теперь принадлежит к народу людей и покинула свой собственный народ*41).

В одном из вариантов «Повести Лет» говорится, что после разгрома Дориата Мелиан принесла весть об этом Берену и Лутиэн, а также отдала им Наугламир с Сильмарилем, прежде чем уйти из Средиземья. Войско же гномов у Сарн Атрада разбил не Берен, а Келегорм и Куруфин42).

В «Квэнта Сильмариллион» говорится, что никому не известно, коротка или длинна была вторая жизнь Берена и Лутиэн43).

*Это противоречит утверждению в «Сильмариллионе», что Народ Беора в Белерианде забыл собственный язык и разговаривал на синдарине.

Изменения хронологии

Ранние Анналы Белерианда

163-164 годы Первой Эпохи В Дориат приходит Берен, который влюбляется в Лутиэн. Требование Тингола принести ему Сильмариль. Поход за Сильмарилем, Кархарот калечит Берена. Охота на Кархарота, первая смерть и воскрешение Берена. Берен и Лутиэн живут в Оссирианде44).

202 год Первой Эпохи Убийство Тингола гномами. Мелиан бежит в Оссирианд и рассказывает об этом Берену и Лутиэн. Она также приносит в Оссирианд Науглафринг с вделанным в него Сильмарилем. Берен мстит убийцам, разбив с помощью Зеленых Эльфов войско гномов45).

203 год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн46).

Поздние Анналы Белерианда

262 (462) год Первой Эпохи Берен приходит в Дориат и встречает Лутиэн. Возникает любовь между Береном и Лутиэн47).

263 (463) год Первой Эпохи Тингол требует у Берена принести Сильмариль. Начало Похода за Сильмарилем48).

264 (464) год Первой Эпохи Берен приходит за помощью к Финроду. Финрод, Берен и отряд эльфов выступают к Ангбанду. Их захватывает в плен Тху (Саурон) и держит в подземельях острова Тол-на-Гаурхот. Лутиэн бежит из Дориата. Cмерть Финрода. Лутиэн освобождает Берена 49).

265 (465) год Первой Эпохи Берен и Лутиэн идут в Ангбанд и добывают один из Сильмарилей. Кархарот откусывает Берену руку с Сильмарилем. Возвращение Берена и Лутиэн в Дориат. Смерть Берена от зубов Кархарота. Лутиэн уходит в Мандос и освобождает Берена. Воскрешение Берена и Лутиэн. Их уход из Дориата в Оссирианд50).

267 (467) год Первой Эпохи У Берена и Лутиэн рождается сын Диор51).

302 (502) год Первой Эпохи Убийство Тингола гномами. Мелиан бежит в Оссирианд и рассказывает об этом Берену и Лутиэн. Берен мстит убийцам, разбив с помощью Зеленых Эльфов войско гномов. Он забирает Наугламир с Сильмарилем и позже ожерелье носит Лутиэн52).

303 (503) год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн53).

Повесть Лет

505 год Первой Эпохи Смерть Берена и Лутиэн54).

Поздняя Квэнта Сильмариллион

465 год Первой Эпохи Первая смерть и воскрешение Берена и Лутиэн55).

501 год Первой Эпохи Вторая смерть Берена и Лутиэн56).

Составитель – Юлия Понедельник

1) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 370
2) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 9
3) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 14
4) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 15
5) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 179, line 695
6) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 61
7) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 62
8) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 66
9) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 67
10) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», p. 301
11) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 69
12) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Grey Annals», p. 70
13) ibid
14) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 345
15) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 348
16) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Shibboleth of Fёanor», p. 357
17) «The History of Middle-earth», Volume X, «Myths Transformed», p. 373
18) «The Letters of J. R. R. Tolkien», Letter № 332
19) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Tale of Tinuviel», pp. 4-48
20) «The History of Middle-earth», Volume II, «The Book of Lost Tales», «The Nauglafring», pp. 233-240
21) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 157
22) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Etymologies», p. 370
23) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 244
24) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 245
25) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 246
26) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 310-312
27) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 309
28) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 312
29) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 174, 176-177, lines 511-526, 609-648
30) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 180, lines 740-757
31) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 203, lines 1406-1407
32) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», pp. 205-206, lines 1476-1523
33) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 241, lines 2473-2474, p. 242, lines 2530-2533
34) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 265, lines 3083-3095
35) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of Leithian», p. 277-279, lines 3342-3453
36) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Quenta», pp.135-136
37) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Quenta», p.138
38) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Silmarillion», p. 28
39) «The History of Middle-earth», Volume III, «The Lay of the Children of Hurin», p.61, lines 1545-1546
40) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», p. 215
41) «The History of Middle-earth», Volume XII, «The Problem of ROS», p. 369
42) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», pp. 350-351
43) «The History of Middle-earth», Volume V, «Quenta Silmarillion», p. 305
44) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», pp. 359-360
45) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 367
46) «The History of Middle-earth», Volume IV, «The Earliest Annals of Beleriand», p. 368
47) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 134
48) ibid
49) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», pp. 134-135
50) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 135
51) ibid
52) «The History of Middle-earth», Volume V, «The Later Annals of Beleriand», p. 141
53) ibid
54) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Tale of Years», p. 346
55) «The History of Middle-earth», Volume XI, «The Later Quenta Silmarillion», p.231
56) ibid
лутиэн.txt · Последние изменения: 2018/12/20 16:33 — Juliana
Реклама на Tolkien.su. Хостинг не окупает, но пытается!