Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Author Topic: Сказание о Непожелавших  (Read 76896 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #260 on: 21/06/2022, 07:06:47 »
На Запад

Глава 9

На льду, подо льдом и другие превратности пути

2 часть

А лёд продолжал угрожающе трещать. Торгвалду нужно было срочно что-то предпринимать, но в ужасе он не мог даже оторвать взгляда от расползавшихся под ним во все стороны трещин. В чувство его привела боль от вонзившейся в плечо стрелы. Гигант издал громкий вопль и оглянулся назад. В туманной пелене он уже ясно различал силуэты своих преследователей. В следующее мгновение над поверхностью замёрзшей реки вновь прокатился ужасный рёв, и Торгвалд заметил, как к нему приблизились огромные четвероногие твари, с белой шерстью. Разверстые пасти были усеяны острыми как бритвы зубами а с нижних челюстей обильно капала липкая тягучая слюна. На спине у каждого страшилища сидели по два гоблина, один из которых удерживал поводья, а другой стрелял из лука, выпуская одну за другой чернооперённые стрелы. Развязка неумолимо приближались.
Исполнившись ужаса, Торгвалд поднялся на ноги в попытке спастись бегством и в следующее мгновение по горло ушёл под лёд. Его тут же обожгло пронизывающим холодом ледяной воды, словно тысячи острых иголок одновременно вонзились по всему телу. Гигант отчаянно завертел головой в поисках спасительной верёвки и, обнаружив её подле себя, судорожно вцепился в неё обеими руками. Рюкзак за спиной быстро промок насквозь, и стал тяжёлым, будто в него доверху натолкали булыжников.
Тем временем, заметив, что лёд впереди изрезан сотнями трещин, твари с гоблинами на спинах остановились, и теперь лишь продолжали рычать в бессильной злобе.
Почувствовав близость роковой развязки, Торгвалд внезапно преобразился. В одно мгновение в нём проснулись скрытые, до поры дремавшие силы, и он начал энергично ломать лёд перед собой локтями, при этом медленно продвигаясь вперёд. Ещё через несколько мгновений он разглядел силуэты поджидавших его эльфов, а затем и Фамбура с Мельхеором.
– Держись за верёвку! – закричал Фамбур. – Сейчас мы тебя вытащим!
Торгвалд из последних сил вцепился в верёвку, а его товарищи стали тащить её на себя. Однако, едва кузнец выбирался из воды, кромка льда тут же проламывалась под его весом, и он снова погружался в воду. Несмотря на это, он постепенно приближался к берегу и вскоре почувствовал под ногами дно.
Увидев, что жертва уходит прямо у них из-под носа, несколько четвероногих тварей ринулись вперёд, однако лёд под ними тут же проломился, и они оказались в ледяной воде. Остальные, наученные горьким опытом, в страхе попятились назад, в бессильной злобе оглашая окрестности жутким утробным рычанием. Барахтающиеся в образовавшейся полынье орки и их твари ещё какое-то время безуспешно пытались выбраться из воды, однако вскоре их движения стали замедленными и, в конце концов, течение затянуло их под лёд.
Тем временем, друзьям таки удалось вытащить Торгвалда на лёд и оттащить от пролома. 
– Надо же! – удивился гном, разглядывая всё ещё висевший за плечами Торгвалда походный мешок, который тот так и не бросил. – А ведь он тебе, приятель, жизнь спас, и даже не одну!
Все взглянули на ношу кузнеца и увидели, что в битком набитом походными вещами мешке торчат четыре чернооперённых стрелы. Пятая вонзилась Торгвалду в край сюртука на плече, и было похоже, что нанесённая ей рана, была не серьёзной.
– Прости, друг, – бегло произнёс Мельхеор, – я знаю, что тебе пришлось нелегко, но мы должны немедленно уходить. Вскоре они спустятся ниже по течению, переправятся на этот берег в месте, где лёд более крепок и очень быстро доберутся до нас. Так что сцепи зубы и поднимайся, потому как опасность ещё далеко не миновала. К тому же бег согреет тебя быстрее, нежели мы сможем развести костёр.
Торгвалд молча кивнул головой, отёр мокрое лицо рукавом сюртука и поднялся на ноги. Ещё мгновение и путники уже бежали по лесу меж стройных стволов мачтовых сосен. Вокруг мягким ковром лежала покрытая инеем хвоя, которая делала их шаги почти беззвучными. Чуть дальше от берега скованной льдом реки под ногами появился снег.
– Стойте! – Наконец прокричал Мельхеор, тяжело дыша. – Всем нам нужно хоть немного передохнуть. Совсем обессиленных они нас всё равно быстро поймают.
Против отдыха никто возражать не стал, а потому не тратя лишних слов, спустились в первый попавшийся овраг и обессилено повалились прямо на снег.
– Торгвалда надо как-то согреть, – пробормотал Фамбур, немного отдышавшись.
– Надо, так согреем, – согласился Мельхеор. – Ну-ка, друзья, поднимайтесь, нужно собрать немного хвороста, а ты, Фамбур, доставай огниво и разводи огонь. Да, совсем позабыл: ты, Гилгаэр, займись раненным и напои его здравуром, это немного согреет его до того, как запылает костёр. И далеко не расходитесь, держитесь в пределах видимости друг друга.
Гилгаэр повернул обессиленного кузнеца на бок и начал стягивать с него куртку. К счастью оказалось, что стрела лишь слегка задела плечо Торгвалда. Эльф осторожно обнажил рану и обработал её здравуром из своей походной фляги. Затем он перевязал рану кузнеца куском чистой материи и предложил ему сделать несколько глотков целебного напитка.
Неподалёку лежало поваленное, давно высохшее дерево, и путники без особого труда наломали сухих веток. Пока разожгли костёр, Торгвалд от холода уже едва мог двигаться. С него сняли всю верхнюю одежду, которая уже давно покрылась ледяной коркой, а его самого усадили поближе к огню.
– Ну как ты, дружище? – участливо справился Фамбур.
Торгвалд стучал зубами так сильно, что ответить гному совсем ничего не мог.
– Держись, скоро согреешься, и всё будет в порядке, – похлопал его бородач по плечу.
Тинур подбросил в костёр целую охапку сухого валежника, отчего пламя поднялось над землёй почти в рост кузнеца. От костра вокруг сразу повеяло жаром и всем пришлось отодвинуться подальше.
– Господин Мельхеор, – неожиданно спросила Рози, – а что это за страшилища были там, на льду?
– Это гворхи, белые волки севера, – хмуро ответил Мельхеор. – В Эсгалдоре их называют иначе – улкараки. Живут они в Волчьих Холмах, на север от Окружных Гор. Собственно, те холмы именно поэтому так и называются.
– Волки? – искренне удивилась Рози. – Но я не знала, что волки могут быть такими огромными. Те, которых я разглядела, были как кони!
– Эти твари не совсем обычные волки, – вздохнул Мельхеор. – Уж и не знаю, что там с ними делал Атармарт, но уверен, что тут не обошлось без тёмных чар. Больше я тебе о них ничего сказать не могу, потому что и сам больше ничего не знаю.
– А они не заметят нас? – взволнованно спросила Рози.
Мельхеор молча поглядел на малышку, – А ведь она права, – заметил он, поразмыслив. – Гилгаэр, Тинур! Надо бы разведать, что делается наверху, а иначе они поймают нас здесь как мышей попадавших в горшок с сырниками.
Эльфы молча поднялись и, выбравшись на поверхность, скрылись за кромкой оврага.
– Господин Мельхеор, – снова спросила Рози, когда эльфы ушли, – а где сейчас находится Пако?
При этом вопросе Мельхеор помрачнел. Он так разволновался, что потянулся за своей трубкой и закурил. Пока он пытался скрыть своё волнение, Рози не спускала с него своих карих глазёнок, и маг понял, что сегодня от ответа ему точно не удастся отвертеться.
– Видишь ли… – неуверенно начал волшебник, не зная с чего ему лучше начать, а о чём вообще упоминать не стоит. – К сожалению в нашем мире существует не только добро. Много в нём есть такого, о чём добрым людям, хоббитам, эльфам и гномам лучше даже не знать. И всё же, знаем мы о том или нет, но тёмные силы время от времени вторгаются в нашу жизнь, ведь весь смысл их существования состоит в том, что если они, по неразумию своему, не могут быть счастливы сами, то стремятся хотя бы уравнять в своих несчастьях всех остальных. Зависть нещадно жжёт их изнутри, но сами они ничего с этим поделать уже не могут. А всё это происходит потому, что они не столь мудры, чтобы следовать Закону Сотворившего Мир. Вот ты, например, не раз и не два не слушалась мамы, не так ли?
Рози энергично замотала головкой со словами: – Нет, господин Мельхеор, такое постоянно случалось с Пако.
– Ну хорошо, пускай будет Пако, – согласился Мельхеор. – В своё время твой брат не слушался своего замечательного деда, отца и мать, и теперь из-за этого он попал в неприятности. А если бы он был послушным, то ничего подобного с ним не случилось бы.
– Но в тот день, когда к нам в трактир заявился демон в чёрном плаще Пако вёл себя хорошо, и в доме все были довольны его работой, – возразила Рози.
Не зная, что ответить сообразительной девчушке, Мельхеор озадаченно потеребил бороду. – Пожалуй, ты права. В том случае Пако действительно не натворил ничего осудительного. Виноваты были другие. Но твой брат очень переживал за своих друзей и очень хотел им помочь. К сожалению, а может быть и к счастью, каждый поступок в нашем мире имеет свои положительные или отрицательные последствия. В этой жизни все мы подобны водомеркам, которых тебе не раз приходилось видеть в запрудах: в какую сторону бы они не двинулись, по водной глади всегда расходятся круги. Точно так же происходит и со всеми нашими делами, будь они добрыми или злыми. Твой брат хотел совершить доброе дело, а в этом мире нет ничего более похвального, чем помощь друзьям, стало быть, и последствия его поступка не могут быть плохими.
– Но почему же тогда он попал в беду? – чуть не плача всхлипнула носиком Рози.
– Знаешь, что, – внезапно нашёлся Мельхеор. – Сейчас он вовсе даже не в беде. А когда мы поможем друзьям в Хелегонде, ты сама в этом убедишься. Хорошо?
Рози кивнула головкой и отёрла с ресниц проступившие слёзы.
– И знаешь что ещё? – вдруг вновь оживился Мельхеор.
– Что? – на этот раз улыбнулась девочка.
– Ты ведь хотела помочь Пако, а значит, и последствия твоего поступка тоже будут хорошими, – улыбнулся в ответ маг. – Во всяком случае, мне бы очень хотелось в это верить, – задумчиво добавил он после некоторой паузы. – И всё же, главное состоит в том, чтобы в это непременно верила ты сама!
– Я буду верить, господин Мельхеор, – снова всхлипнула малышка, отирая рукавом назойливо проступающие слёзы, – только вы пообещайте мне, что мы обязательно отыщем моего брата и выручим его из беды.
– Хорошо Рози, – как можно убедительней согласился волшебник, – я обещаю тебе, что как только мы поможем хелегондцам, то сразу после этого отправимся на юг, где обязательно отыщем твоего Пако. Хорошо?
Рози энергично закивала головкой и вновь улыбнулась.
– Ну и мастер же ты, Мельхеор, выстраивать словеса, – заметил Фамбур. – Сколько тебя слушаю и никогда не перестаю удивляться. И всё же ты лучше мне скажи, как думаешь, разумнее будет остановиться на ночлег здесь или будем продолжать идти дальше?
– Многое в этом вопросе сейчас будет зависеть от тех сведений, с которыми вернутся наши друзья, – задумчиво ответил Мельхеор, потом достал из кармана свою любимую трубку и закурил. Тем временем Торгвалд уже успел обогреться, а его одежда почти высохла. Заметив, что жар от огня начал спадать, Фамбур молча поднялся и вновь отправился за дровами. Пока гном собирал с земли сухой валежник, Рози тихонько запела одну из своих песенок:

Где-то там вдалеке, где нарциссы цветут,
Зеленеют луга и свирели поют,
Я найду своё место, обрету мой покой,
И тогда, мне поверь, я вернусь за тобой.

Об одном лишь прошу, вспоминай обо мне,
Сквозь дожди и невзгоды, мечты при луне.
Я укрою тебя, защищу от всех бед
В час, когда срок придёт, не забуду обет.

Пусть колючи ветра и нелёгок мой путь,
Пусть дорога трудна, но не в этом ведь суть.
Я оставлю печали и мрак позади,
И лишь ветер в лицо, да рассвет впереди.

Пусть же вера твоя не иссякнет в ночи,
И надежда заменит пламя свечи.
Ты не бойся колючих ветров перемен,
Ведь дыханье весны обратит все их в тлен.

– Ай да молодчинка! – выдохнул Торгвалд, и друзья все вместе захлопали в ладоши. – Мне как будто даже светлей на душе стало! Ну-ка спой для нас ещё что-нибудь ободряющее.
Рози вновь набрала в грудь воздуха и уже собиралась было запеть снова, когда увидела возвращающихся эльфов. Эсгалдорцы беззвучно приблизились и подсели к огню, в который Фамбур уже успел подбросить сухих веток. Все с нетерпением ждали, что скажут разведчики, а потому никто не проронил ни слова.
Наконец Тинур заговорил: – Мы так и не нашли на этом берегу их следов. Очевидно, что пока ещё они опасаются переходить реку по льду. Случай с Торгвалдом нагнал на них страху. Но радоваться рано, ведь мороз крепчает и ночью они, скорей всего, таки переправятся по льду на эту сторону от реки.
При этом известии Фамбур и Торгвалд с облегчением выдохнули, ведь опасались гораздо худшего.
– Вы хорошо смотрели? – спросил Мельхеор. – Они случаем не подались на север? Они вполне могут обойти озеро Хелек с северной стороны.
– Нет, мудрейший Палландо, они ждут заката, – уверенно ответил Гилгаэр, – и уже этой ночью мороз сделает их более решительными.
– Ну что ж, друзья, – сказал Мельхеор, вставая, – тогда нам вновь пора отправляться в путь. Вскоре начнёт вечереть и мороз усилится. Всё это делает наше положение очень опасным. Хорошо, что хоть Торгвалда удалось обогреть. Так что, мой удачливый друг, одевайся, – повернулся маг к кузнецу. – Более задерживаться здесь нам нельзя.
Пока Торгвалд надевал вполне сносно обсохшую одежду, друзья потушили костёр и присыпали его землёй, а потом и снегом.
К этому времени небо потемнело от низко плывущих свинцовых туч, и повалил густой снег.
– Торгвалд, дружище, – окликнул Мельхеор кузнеца, – возьми-ка ты Рози к себе на закорки, а то с её маленьким ростом брести по сугробам будет совсем непросто. А рюкзак за тебя понесёт Фамбур.
– Хорошо, мастер Мельхеор, – сразу согласился Торгвалд.
Тинур подсадил Рози на спину кузнецу и друзья вновь продолжили путь.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #261 on: 23/06/2022, 11:50:52 »
На Запад

Глава 10

Урвин

1 часть

Приближалась ночь. В лесу было тихо и безветренно. Снег валил крупными хлопьями, а сугробы росли прямо на глазах. Уже через полчаса снежный покров поднялся до колен. Мельхеор шагал впереди всех, и было похоже, что он точно знает, куда идёт. Время от времени он останавливался, будто вспоминая одному ему известные приметы, озирался по сторонам, и вновь шагал дальше.
– Куда ты ведёшь нас, дружище? – тяжело дыша спросил Фамбур мага.
– Потерпите ещё немного, и очень скоро у нас будет крыша над головой, жаркий очаг и тёплый приём гостеприимного хозяина, – ответил маг. – Здесь неподалёку живёт один мой старый приятель. Вот у него-то мы обогреемся и немного отдохнём. Видите вон тот пригорок? – указал маг рукой. – За ним будет небольшая лощина, где и стоит сруб старины Урвина. Так что давайте поднатужимся. Осталось уже совсем немного.
– И кого только могло занести в эту глушь посреди леса… – удивлённо пробормотал Фамбур. – Тут уж помощи точно ждать неоткуда.
Некоторое время гном удивлённо вертел по сторонам головой, а затем догнал Мельхеора и заговорил:
– До сих пор не приходилось мне слыхать о том, что кто-то в этих лихих краях мог бы прожить в одиночку, но думаю, что ты знаешь, о чём говоришь. Но чем же он тут занимается, этот, твой, старый приятель? Что побудило его поселиться в этом лесу в полном уединении?
– Ну, о том, что он живёт тут в полном уединении, я не говорил, – ответил маг. – А на вопрос, что делает в этих краях старина Урвин, ответить будет довольно сложно, так как рассказывать придётся не один день подряд. Но если сказать вкратце, то он лесоруб. Заготавливает здесь дерево, да и продаёт в Хелегонде. Такой ответ удовлетворит твоё любопытство, мой любознательный гном?
– Если не хочешь рассказывать, то так и скажи, – недовольно пробурчал гном, чувствуя, что Мельхеор намеренно что-то утаивает. – Ну да ладно, сами поглядим, что за фрукт твой знакомый. 
Ночь подкрадывалась быстро, а путникам не очень-то хотелось остаться ночевать посреди тёмного леса. Именно поэтому, услышав о возможном ночлеге под крышей, все воодушевлённо прибавили шагу, хоть на самом деле уже давно выбились из сил.
Сидя за широкой спиной громилы Торгвалда Рози не устала, как остальные, но изрядно замёрзла, и ей больше всех не терпелось оказаться на вершине пригорка. Когда глазам малышки открылся вид на уютную, закрытую от всех ветров лощину, посреди которой стоял небольшой бревенчатый домик, её сердечко радостно ёкнуло в груди. Из наполовину занесённых снегом небольших окошек теплом домашнего уюта лился свет горящего в очаге огня, а из трубы на крыше в небо поднималась тонкая струйка дыма. Рядом с домиком на фоне белого покрывала зимы темнел силуэт ещё одного строения, однако в нём, в отличие от первого, не было видно ни единого огонька.
Казалось, что уже лишь от одного вида света в окошках приземистого домика всем сразу стало теплей. В этот поздний час тепло домашнего очага было самым желанным из всего того, о чём могли мечтать замёрзшие, выбившиеся из сил путники.
– Ну что ж, мы на месте, – объявил Мельхеор, потирая озябшие руки. – Однако на безмятежный ночлег даже не надейтесь. Мы пробудем здесь совсем недолго.
Слова мага разочаровали Рози, но она даже не подала виду, что расстроена.
 И вот начался спуск к жилищу проживавшего в здешней глуши отшельника. К этому часу небо очистилось, и снег прекратился. В морозном небе медленно загорались звёзды.
– Моего старого приятеля зовут Урвин, – сообщил Мельхеор, чтобы все слышали – и живёт он в этих краях уже очень давно. Смею вас заверить, чтобы жить в этой глуши в полном одиночестве нужна недюжинная смелость и Урвин не из робкого десятка. Жаль только, что этим вечером мне придётся принести ему плохую весть. Похоже, что нынешней ночью его дом опустеет, ведь после всего, что мы видели и знаем, оставаться тут совсем небезопасно, а тем более одному. Рано или поздно орки и гворхи будут здесь, и я не завидую тому, кто окажется у них на пути.
– Но как мы двинемся дальше, если все едва держимся на ногах? – забеспокоился Фамбур, тяжело дыша.
– А вот на этот счёт можешь особо не переживать, дружище, – ответил Мельхеор как можно более убедительно. – Дело в том, что у Урвина есть то, что значительно облегчит нам весь дальнейший путь до Хелегонда.
– Хорошо бы мне иметь твой оптимизм, – недовольно проворчал гном.
Домик становился всё ближе и ближе, и вскоре во дворе залаяли собаки.
– Собачки у Урвина умные, но чужаков особо не жалуют, – сказал Мельхеор, обернувшись к следовавшим за ним товарищам. – Из всех нас им знаком лишь я один. Они почуяли меня и потому лишь лают, но если бы вы оказались тут без меня, то вам вполне могло бы и не поздоровиться. Так что ждите меня здесь, пока я всё улажу.
Мельхеор развернулся и уверенно шагнул на манящий свет, пробивавшийся сквозь небольшие окошки. Когда до дома оставалось всего несколько десятков шагов, дверь сруба внезапно отворилась, и на крыльце показался рослый, широкоплечий бородач со странной штуковиной в руках.
– Стой, где стоишь, или я спущу на тебя собак, а вдобавок попотчую из своего самострела!
– Да ты ли это, Урвин? Что это на тебя вдруг нашло? – растерялся Мельхеор, не зная, как поступить дальше.
– Нашло, что из леса пришло, – сердито отозвался бородач. – Ты что это тут делаешь у меня во дворе?
– Да вот, видишь ли, мы тут с друзьями грибы неподалёку собирали, – съязвил маг.
– Отвечай прямо, коли тебя спрашивают, некогда мне тут с тобой в загадки играть, – недовольно проворчал Урвин.
Явно обескураженный столь неожиданным приёмом, Мельхеор застыл в нерешительности.
– Ладно, дружище, – наконец потеплел тон бородача. – Ты уж прости за не шибко тёплый приём. Совсем темно стало, вот и не признал я тебя поначалу. Да и то, что в этом лесу творится в последнее время, заставляет ко всему относиться настороженно, с опаской.
– А я то уже было решил, что ты и впрямь на меня собак натравишь, – с облегчением выдохнул Мельхеор и шагнул навстречу хозяину дома.
– Ты, кажется, упомянул о своих друзьях, – напомнил Урвин.
– Да, я тут не один, – подтвердил маг и, повернувшись, махнул рукой поджидавшим его товарищам.
– Странная у вас компания для сбора грибов, если не сказать большего, – улыбнулся Урвин, когда в пятачке света, пролившегося во двор через распахнутую дверь, показались продрогшие путники. – Что ж, проходите в дом, а там уж и знакомиться будем.
На вид хозяин дома оказался рослым тучным стариком, лет шестидесяти, и если бы не его рост, то он вполне сошёл бы за гнома. Он был выше Мельхеора, обоих эльфов, и лишь гигант Торгвалд превосходил его в росте. Широкоплечий, как кузнец и коренастый как Фамбур, Урвин обладал крепкими мозолистыми руками и, похоже, недюжинной силой, а седая борода, заправленная под ремень, лишь усиливала впечатление путников, что перед ними ещё один гном, правда на этот раз просто очень рослый.
– Проходите друзья, – виновато повторил Урвин, – а за грубоватую встречу прошу прощения. Сегодня днём сюда явилась ватага орков. Они, правда, убежали в лес, как только их заприметили мои собачки. Я лишь дважды успел выстрелить им вдогонку.
–   Много их было? – обеспокоено спросил Мельхеор.
– Да уж, наверное, с десяток точно, – прикинул Урвин. – Да это ещё что! Вот с неделю назад я неподалёку в лесу такое видел! Ну да ладно, потом расскажу, а вы не стесняйтесь, проходите. Я уж как-нибудь постараюсь загладить свою вину перед вами за первоначальную грубость.
Урвин сошёл с небольшого крыльца и пропустил гостей в дом. Затем он подошёл к уже притихшим собакам и заговорил:
– Это наши гости, мои родные, они наши друзья, – приговаривал он, поглаживая своих четвероногих помощников. Собаки тут же завиляли хвостами и начали виновато поскуливать. Это были большие пушистые лайки, хорошо переносившие суровый климат здешнего края. Среди них были и пятнистые, и чёрные, и коричневые, и даже полностью белые. Всего собак у Урвина было одиннадцать. Успокоенные хозяином они послушно забрались в свою огромную будку с круглым лазом впереди, которая походила скорее на настоящее собачье общежитие, ведь все животные жили здесь вместе.
Путники переступили порог и оказались в не очень-то просторной комнате. Справа, в дальнем углу, из глиняного кирпича был сложен небольшой камин, в котором уютно, по-домашнему, потрескивали объятые пламенем поленья. У огня все ещё покачивалось кресло-качалка, а рядом, на небольшом столике, дымилась у пепельницы брошенная трубка. Под дальней стеной от входа стоял внушительный дубовый верстак, с беспорядочно разбросанным на нём инструментом, а над ним висела старая, пожелтевшая от времени карта. Вдоль стен было выстроено несколько этажерок, доверху заставленных всякой всячиной, а слева от входа располагалась крепкая кровать из дуба, с соломенным матрацем на ней.
Простившись со своими любимцами, Урвин вернулся к дому. Взойдя на крыльцо, он обернулся через плечо, чтобы убедиться, не остался ли ещё кто-нибудь во дворе и, шагнув в дом, со скрипом затворил за собой дверь. Свой самострел он тут же повесил на вбитый в стену гвоздь, где рядом красовались плотная стёганая куртка, сплошь обшитая небольшими металлическими пластинами, лёгкий стальной шлем и покоящийся в ножнах короткий, широкий меч.
– Вот так лесоруб, – многозначительно закивал головой Фамбур, косясь на Мельхеора.
– Это память о славных былых днях, – прогремел низким басистым голосом хозяин, заметив интерес гнома к своей амуниции. – А звать то тебя как? – Спросил он бородача.
– Фамбур, – подсказал гном и протянул Урвину руку.
– Очень приятно, – оживился «лесоруб» и, улыбаясь, сжал руку гнома с такой силой, что тот даже переменился в лице. – Ой, извини, дружище, – сконфузился он, разжимая свою мозолистую пятерню. – Я в этой глуши совсем отвык от общения, и привык иметь дело с топором, молотом да рубанком. Надеюсь, ты не затаил на меня обиды.
– Да что вы, мастер Урвин, ни в коем разе, – поторопился ответить Фамбур.
– Стало быть, старина Мельхеор уже кое-что рассказал вам обо мне, – с облегчением вздохнул хозяин дома. – Ну тогда давайте теперь знакомиться ближе. Те, кто меня знают в этих краях, величают Урвином, а теперь мне хотелось бы услышать ваши имена. Мельхеор, не представишь ли ты мне всех своих спутников?
– С удовольствием, мой старый друг, – улыбнулся волшебник. – Итак, с Фамбуром из Харбада ты уже знаком. Теперь я представлю тебе Эвингила и Тинура, – будучи названными эльфы поклонились хозяину, – старину Торгвалда, кузнеца с Отпорного Перевала и самую юную нашу спутницу, Рози Прыгинс.
– Знакомая фамилия, – добродушно прогремел басом Урвин. – Похоже, что однажды я уже где-то её слыхал.
– Я тебе подскажу, мой друг, – сказал Мельхеор. – Когда ты в последний раз бывал в Хелегонде?
– Где-то с полгода назад, – сходу ответил Урвин.
– Тогда готов поспорить, – продолжил Мельхеор, – что в тамошнем заведении тебе приходилось слышать историю о Пончероме Прыгинсе и его взбалмошном внуке Пако.
– Постой, постой, – заулыбался Урвин, внимательно разглядывая смутившуюся малышку, – не хочешь ли ты мне сказать, что это прелестное создание внучка того самого Пончо?
– Ты попал в самую точку, мой друг, – подтвердил Мельхеор.
– Тогда безмерно рад с тобой познакомиться, пушинка, – обрадовался Урвин, растянув улыбку до ушей. – И как же мне тебя звать?
– Все зовут меня Рози, – смущённо пискнула девочка.
– Очень хорошо, – просиял от радости великан. – Ну что ж, Рози, теперь самое время узнать, что занесло в эти края тебя и твоих друзей. Рассаживайтесь дорогие гости, кому где удобней, чтоб я мог послушать вашу историю. Что до тебя, мой друг Палландо, то ты можешь занять моё кресло-качалку. Я ведь знаю, как ты любишь понежиться в нём, покуривая трубочку.
– Это верно, мой старый друг, – согласился Мельхеор, – однако сейчас не тот случай, когда я могу позволить себе подобную роскошь, а потому, если не возражаешь, я присяду прямо здесь, – и он примостился на краю кровати.
– Конечно, друзья, занимайте места, где вам будет угодно, – предложил Урвин.
Несмотря на любезное приглашение хозяина рассаживаться кому где удобней, стульев на всех в доме явно не хватало, а потому он тут же вытащил из-под верстака крепко сбитый табурет и округлый деревянный чурбак, на котором, судя по многочисленным следам ударов топора, рубил дрова. Табурет, как самый крупный среди гостей, занял Торгвалд, а Фамбур присел на чурбаке, так как он более всего подходил невысокому коренастому гному. Эльфы расположились на кровати рядом с магом, а кресло-качалка осталось свободным, и его, убедившись, что все нашли себе место, занял сам хозяин. Что до Рози, то, заметив, что на неё никто не обращает особого внимания, малышка бросилась к очагу, где тут же расположилась на расстеленной перед камином шкуре. Она стащила зубами связанные бабушкой варежки и, закрыв от удовольствия глазёнки, протянула к огню окоченевшие на морозе ручонки.
– Ну что ж, друзья, рассказывайте всё как есть, без утайки, – сказал Урвин, подобрав со стола свою, всё ещё дымящуюся, трубку.
– Ты уж прости меня, дружище, но сегодня хороших вестей у нас для тебя нет, – начал Мельхеор.
– Ладно, тогда приступай к плохим, – не слишком раздосадованно проворчал Урвин, ещё не веря в то, что новости могут оказаться для него слишком уж плохими.
– У нас совсем мало времени, мой друг, – продолжил Мельхеор. – Я настоятельно советую тебе уходить отсюда. Лучше будет, если этой же ночью ты присоединишься к нашей компании, а направляемся мы прямиком в Хелегонд. Только там сейчас можно чувствовать себя в относительной безопасности от надвигающейся бури.
– А ты всё так же хитёр, как и в те давние времена, когда мне довелось побродить с тобой по свету, – ухмыльнулся Урвин. – Ты, конечно, хорошо знаешь о моём Феасуллэ и добротных санях в придачу и теперь хочешь, чтобы я подвёз тебя до Столицы Севера.
– Послушай, дружище, я вовсе с тобой не шучу, – сурово сдвинул свои кустистые брови Мельхеор. – Сегодня утром мы едва спаслись на реке от стаи гворхов. Я уже молчу о том, что вместе с ними были и орки. Они побоялись переправиться на этот берег по растрескавшемуся льду, но этой же ночью наверняка станут смелее, ведь мороз продолжает крепчать!
– Вот-те на! – растерянно выдохнул Урвин. – А я то хотел вас удивить! Дело в том, что неделю назад, или что-то около того, я тоже повстречал в лесу одну из этих злобных тварей. А ведь ещё совсем недавно я был уверен, что они в наши края и дорогу давно уж позабыли. Да-а-а… ну дела! Никак силы зла вновь голову поднимают!
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #262 on: 23/06/2022, 11:52:01 »
На Запад

Глава 10

Урвин

2 часть

– Ну что ж, – тяжело вздохнул Мельхеор, – теперь, когда ты понял, что я вовсе не собираюсь с тобой шутить, я расскажу тебе, почему мы все здесь оказались. Сейчас мне тяжело думать о том, что возможно, именно моя неосторожность привела к тому, что древний вулкан зла в Волчьих Холмах вновь проснулся. Ну да ладно, вполне возможно, что этому просто суждено было случиться и при любых других обстоятельствах. Так о чём это я? Ах да… дело в том, что на меня возложена некая важная задача, ради выполнения которой я и оказался здесь вместе со своими друзьями. К сожалению, о многом я не могу тебе сейчас поведать. Могу лишь сказать, что несколько лет назад в мои руки попала некая старинная вещица, являющаяся ключом к успеху дела, за которое я взялся уже очень, очень давно. К великому несчастью об этом узнал некто, кто готов теперь перевернуть весь мир, чтобы завладеть тем, что может помочь многим моим друзьям.   
– Неужели ты говоришь об Атармарте?! – мгновенно посуровел Урвин.
– О нём самом, мой друг, – тяжело вздохнул Мельхеор. – Да, во всех странностях последних дней не обошлось без чёрной воли Древнего Предателя. 
– Постой, – оживился Урвин, – не хочешь ли ты мне сказать, что та таинственная вещица при тебе, раз уж здесь появились прихвостни этого древнего демона? Ведь гворхи и гоблины ищут вас, не так ли?
– Нет, – возразил Мельхеор. – Тут ты оказался не прав. К счастью вещица, о которой я упомянул, сейчас далеко отсюда, и находится в надёжных руках преданных друзей.
– Но тогда я вообще ничего не понимаю, – озадаченно почесал затылок Урвин. – Что здесь тогда делают гворхи?
– Ты хорошо знаешь, мой друг, – ответил Мельхеор, – что злая воля всегда ненасытна и тем, кто ей одержим, мало обладать чем-то одним – такие всегда жаждут властвовать над всем известным им миром. Каждый злой помысел порождает собой ещё большее зло и потому Атармарт не остановится до тех пор, пока весь мир не окажется у его ног. Сейчас распространить свою власть над прилегающими к Волчьим Холмам землями Древнему Предателю мешает только Хелегонд. Этот оплот свободных земель севера не даёт ему безоглядно двинуться на юг. Ты ведь и сам хорошо знаешь, как важен этот город. Благодаря Хелегонду уже многие годы удерживается надёжная связь между Гродбаром и Харбадом, а пока гномы востока и запада вместе, то любому, даже очень сильному противнику, будет ой как непросто совладать с ними. Именно поэтому Хелегонд сейчас словно кость в горле Атармарта. Нам хорошо известны планы Древнего Предателя – он собирается сокрушить Ледяной Город, как главное звено, которое является оплотом процветания свободных народов севера. И если ему это удастся, тогда он без труда, по очереди, разделается и со всеми остальными, и тогда это станет лишь вопросом времени.
– Я даже не стану спрашивать, откуда тебе это известно, – сурово сказал Урвин, – ведь, после стольких лет знакомства, мне в твоих словах сомневаться не приходится.
На мгновение все замолчали, и лишь потрескивание дров в очаге всё ещё нарушало установившуюся тишину. Наконец Урвин решительно поднялся и, уперев руки в бока, переспросил:
– Стало быть, враг уже у нашего порога?
– Да, мой друг, – кивнул головой Мельхеор.
– Ну что ж, друзья, тогда нам действительно надо немедленно отсюда уходить, – обеспокоено произнёс Урвин. Он подошёл к окну, раздвинул грубоватые занавески и пристально вгляделся в темноту ночи, будто всё видел сквозь непроглядный мрак. Потом он развернулся и встревожено сказал:
– Собирайтесь. Их разведчики уже здесь. Только не суетитесь, а иначе они поймут, что нам уже известно об их присутствии.
– Погоди, друг, – тут же поднялся с края кровати Мельхеор. – У тебя случаем не осталось тех почтовых голубей, которых я привёз тебе во время своего прошлого визита? Мне необходимо кое о чём известить моих друзей в Нимлонде. 
– Есть ещё один, и он словно тебя дожидался, – отозвался Урвин.
– Но я его здесь не вижу, – обеспокоено сказал маг.
– Не волнуйся, он уже более года в амбаре вместе с Феасуллэ живёт, – пояснил Урвин. – Уж очень они сдружились, и олень мой к нему привязался. Надо же! И что может быть общего у птахи и оленя? Так что ты пока пиши своё послание, а я стану собираться в дорогу. Перья и чернила на столе.
Мельхеор забрал у Торгвалда табурет, сел за стол и начал что-то быстро царапать на небольшом клочке бумаги, в то время как Урвин подошёл к огромному сундуку, стоявшему у входа, открыл его и начал рыться внутри. Бородач что-то недолго там перекладывал с места на место, а затем легко, одной рукой, достал из сундука уже готовый, туго завязанный здоровенный узел. – Вы, друзья, – обратился он к Торгвалду и Фамбуру, – несите это в амбар и погрузите в сани, что стоят в дальнем углу, а я пока ещё кой-чего в дорогу подберу.
Узел оказался достаточно тяжёлым и крепкому Торгвалду, решившему было нести его самостоятельно, таки понадобилась помощь Фамбура. Эльфы бросились помогать носильщикам, но Фамбур натужно пробормотал:
– Вы, ребятки, лучше бы придержали нам дверь.
Когда тюк, собранный Урвином, наконец вытащили из дома, эльфы раскланялись перед хозяином и тоже вышли во двор. Рози уже успела обогреться у пылающего огня, и теперь ей стало интересно, кто такой Феасуллэ, о котором упомянул хозяин дома. Не в силах сдерживать разыгравшегося любопытства, девочка поднялась и выскочила на улицу вслед за остальными.
Небо на дворе было сплошь затянуто тучами, а темень была такая, что чуть дальше от дома, куда не доставал проливавшийся из окошек свет, меркла даже белизна свежевыпавшего снега. Стоило отойти от дома всего несколько десятков шагов и всё вокруг терялось в черноте непроглядной ночи. К счастью амбар находился неподалёку от дома, и друзья отыскали его без особого труда.
– Никак этот громила решил захватить с собой наковальню, – недовольно пробурчал Фамбур, опуская тяжёлый узел прямо в сугроб у ворот хозяйского амбара. – Странный он этот Урвин. Прикидывается гномом, даже бороду на наш манер носит… да вот только не гном он. Не бывает таких здоровенных гномов! Чтоб меня гоблин за печень укусил! И что он только напихал в этот мешок? А вообще, не верю я ему. Никакой он не лесоруб, да и топора у него тоже нет.
– Да ладно тебе, старина, – отозвался Торгвалд. – и чего ты только взбеленился? Сейчас ведь что самое важное? Что он согласился нам помочь. Поскорей бы отсюда убраться, а кто он, этот Урвин, меня вовсе не интересует.
Прекратив препирательства, друзья отворили скрипящие створки амбарных ворот, но внутри оказалось совсем темно. Где там были сани, или пробудивший любопытство Рози Феасуллэ, было не разобрать.
– Вот так всегда, – вновь недовольно проворчал Фамбур. – Нет, чтобы масляный фонарь тут повесить… здесь же темно, хоть глаз выкалывай! Пойду, что ли, огня принесу.
Гном развернулся и направился обратно в дом, а остальные остались его ждать на пороге амбара. Рози изо всех сил напрягала зрение, чтобы хоть что-нибудь разглядеть во мраке, но ничего так и не разобрала. Когда из темноты раздалось громкое фырканье не то лошади, не то какого-то другого крупного животного, девочка вновь присмотрелась к темноте за разверстыми воротами. Там, в дальнем углу, малышка разглядела во мраке одинокую отсвечивавшую серебристым свечением точку. Затем зажглась ещё одна. Несомненно это были глаза копытного, но какого именно? Рози попыталась представить себе, кто бы это мог быть, но других вариантов кроме лошади у неё так и не нашлось.
– Но там же темно, как в брюхе у тролля! – вновь послышался на крыльце голос возмущённого Фамбура.
– Вот и хорошо, – спокойно ответил Урвин. – Те, кто притаились на взгорке, и сейчас неотрывно следят оттуда за нами, не поймут, что мы собрались улизнуть у них из-под самого носа. И не вздумайте больше шуметь, мастер гном, а то скоро сюда сбегутся все гоблины с Волчьих Холмов.
Фамбур замолчал, но то, что он всё равно оставался весьма рассержен, чувствовалось даже сквозь темноту ночи. 
– Ну-ка, друзья, расступитесь в стороны, а то он у меня малость стеснителен, но зато шибко резв, – тихо сказал Урвин, подходя к амбару. Затем он раздвинул ворота ещё шире и вместо того, чтобы заходить внутрь, тихонько присвистнул. Вслед за этим в темноте послышался перестук копыт.
– Обыкновенный конь, – разочарованно вздохнула Рози. – Ну разве что глаза у него немного странные.
Однако когда статное животное вышло на свет, проливавшийся во двор через небольшие окошки сруба отшельника, из груди Рози вырвался вздох удивления… на голове «коня» росло настоящее дерево! Малышка не могла поверить своим глазам и даже ущипнула себя за нос, чтобы убедиться, что вовсе не спит.
– Ай да чудеса! – выдохнула девочка не в силах сдержать восторг. – Дяденька, –  спросила она Урвина, едва придя в себя, – а почему у вашего коня на голове растут ветки?
– Экая ты смешная девчушка, – улыбнулся Урвин. – Это не ветки, а самые настоящие рога.
– Рога?! – ещё больше удивилась Рози.
– Вот именно! – улыбнулся Урвин. – Самые настоящие, заправдашние рога. Ты что, оленя никогда не видела?
– Оленя? – ошарашено выдохнула Рози и замотала головой. Она когда-то что-то про оленей слышала, да только никогда этих величавых животных своими глазами не видела. Люди, наведывавшиеся на Отпорный Перевал, в качестве тягловой силы всегда использовали лошадок, а гномы предпочитали пони или кабанчиков, которых специально для этого отлавливали и приручали.
– Да, малышка, – кивнул головой Урвин. – Феасуллэ самый настоящий олень. Ну разве что малость необычный. Но ты его не бойся. Хотя у моего четвероногого друга и горячая кровь, он у меня покладистый, – с этими словами Урвин внезапно оторвал растерявшуюся девчушку от земли и в одно мгновение усадил верхом на спину могучего животного. Это произошло так быстро, что Рози даже не успела испугаться.
Почувствовав наездника, Феасуллэ возбуждённо забил копытами.
– Не бойся, Пушинка, – поспешил успокоить Урвин девочку. – Ты уже слышала, что моего друга зовут Феасуллэ, что означает – дух ветра. Он у меня послушный, да и детей тоже любит, хотя и встречается с ними крайне редко.
Чтобы не свалиться в сугроб, Рози крепко обхватила шею животного и от страха зажмурилась. Уже спустя мгновение Феасуллэ успокоился и застыл, как вкопанный, а девочка опасливо открыла глазёнки и, убедившись, что опасности нет, осторожно погладила оленя по холке.
– Вот видишь, нет ничего страшного, – улыбнулся Урвин, – теперь вы уже почти друзья.
Внезапно во мраке амбара послышалось хлопанье крыльев, и на свет вылетела белая голубка. Она пролетела над самой головой Рози, и уселась на ветвистых рогах Феасуллэ.
– А вот и почтальон старины Мельхеора, – произнёс Урвин. – Правда я очень сомневаюсь, что теперь эта птица хоть куда-нибудь улетит. Уж очень они сдружились с моим Феасуллэ.
– Этот – улетит, – неожиданно раздался рядом голос Мельхеора, уже успевшего написать своё послание. Едва маг поднял руку, как голубка вспорхнула со своего «насеста» и перелетела к нему. Не теряя времени понапрасну, Мельхеор аккуратно привязал к лапке птицы наспех нацарапанную записку и, убедившись в надёжности крепления, стал что-то нашептывать своему пернатому посланнику. Затем маг подбросил голубку вверх и она захлопала крыльями в воздухе. Птица сделала несколько прощальных кругов вокруг Феасуллэ и скрылась во мраке ночи.
– А ты говоришь, не полетит, – сказал Мельхеор, поворачиваясь к Урвину. – Эта голубка обучена в Нимлонде, и доставит послание, даже если ей придётся лететь сквозь огонь.
Проводив птицу взглядом, Урвин подошёл к своему четвероногому другу и, ласково похлопав его по холке, произнёс:
– Вэлла-нэ пьелтэ, Феасуллэ… вэлла-нэ пьелтэ.
Олень покосился на хозяина, а затем встрепенулся и сделал несколько шагов вперёд. Немного успокоив своего любимца, Урвин скрылся в непроглядном мраке амбара.
Вскоре из темноты донеслось натужное кряхтенье, а затем в проёме ворот амбара показались большие сани, которые Урвин вытолкал во двор без чьей либо помощи даже несмотря на то, что под полозьями не было снега! Фамбур даже присвистнул от удивления, а остальные не могли поверить своим глазам, не в силах оторвать потрясённых взглядов от невероятного силача. Глядя на Урвина, вряд ли кому-то могло прийти в голову, что этот седобородый дед обладает такой неимоверной силищей.
– Ну что уставились? – растерялся отшельник, заметив, что все смотрят на него. – Я что-то сделал не так?
– Ну, приятель… уж насколько я давно тебя знаю, – отозвался искренне потрясённый Мельхеор, – но такого никак не ожидал…
– Ладно вам, друзья, не время сейчас для признаний. Пора нам убираться отсюда, пока ещё не поздно, – проворчал Урвин, готовя упряжь. – Палма, Феасуллэ, – обратился он к своему четвероногому другу, и олень послушно приблизился к саням. Тогда бородач подхватил Рози со спины животного и, выбрав для неё самый укромный уголок под удобной спинкой, усадил в сани. Последовало несколько его умелых движений, и олень был запряжён. Легко оторвав от земли приготовленный в дорогу узел, который с трудом тащили Торгвалд и Фамбур, Урвин аккуратно разместил его рядом с Рози. – Ну вот, вроде бы и всё, – сказал он, отряхивая руки. – Теперь осталось лишь поговорить с моими собачками, и будем трогаться в путь.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #263 on: 23/06/2022, 11:52:44 »
На Запад

Глава 10

Урвин

3 часть

Подойдя к будке, возвышавшейся с правой стороны от амбара, Урвин чудно присвистнул и оттуда сразу же, одна за другой, выбрались его большие пушистые собаки. Рози с интересом следила за тем, что последует дальше, и увидела, как Урвин стал подходить по очереди к каждому из своих четвероногих друзей и что-то нашёптывать на ухо. Любовно тормоша своих любимцев, он обошёл всех. Некоторые из собак стали жалобно поскуливать, но затем вожак завыл, задрав голову к небу, и вся стая послушно сгрудилась вокруг него.
– Ну что ж, мои родные, бегите, – с сожалением вздохнул Урвин. – Скоро мы снова будем вместе.
Вожак ещё раз пронзил ночь протяжным воем и ринулся в южном направлении, увлекая за собой всю стаю.
Проводив взглядом, скрывшихся во тьме собак, Урвин обернулся к северу и, вглядевшись во мрак ночи, произнёс:
– Ну что, друзья, всё готово. Пора нам трогаться в путь, а то эти лиходеи уже совсем осмелели и начали подбираться ближе. Похоже, что мы собрались вовремя.
Едва отшельник это сказал, как Феасуллэ обеспокоено забил копытами.
– Спокойно, мой мальчик, я всё вижу, – сказал бородач, похлопывая оленя по спине. – Теперь ваша очередь, друзья, – повернулся он ко всем остальным, – присаживайтесь, как вам удобней, и держитесь крепче.
Путники разместились на подстилке из сухой соломы, которой были устланы сани, а Урвин занял своё место впереди и взял в руки поводья.
– Но разве ты не погасишь в доме огонь? – Спросил Мельхеор.
– Нет, мой друг, – повернулся Урвин к магу. – Пусть лиходеи, что притаились во тьме, думают, что мы всё ещё в доме и никуда уходить не собираемся. Ойле, Феасуллэ! Фрам! – тихо скомандовал он и сильное животное легко, словно пёрышко, стронуло тяжело гружёные сани.
Снег тихо хрустел под широкими полозьями, а впереди раздавался дробный топот копыт Феасуллэ. Рози оглянулась назад и ещё долго смотрела, как удаляются в ночи светящиеся окошки небольшого, но показавшегося таким тёплым и уютным дома Урвина. Вскоре лесной домик скрылся за пригорком, через который перевалили сани, и свет вдали пропал.
Тучи над головами путников к этому времени заметно поредели, и лунный свет то и дело пробивался к убелённой снежным покровом земле. Неожиданно далеко позади послышался волчий вой, и к нему тут же примешались злобные возгласы.
– Вовремя мы успели, – хладнокровно произнёс Урвин, но ему никто не ответил. Все, затаив дыхание, глядели туда, где совсем недавно скрылись в ночи огни бревенчатого сруба.
Едва Рози представила, что было бы, если бы она со своими спутниками осталась ночевать в доме, ей стало дурно, но морозный ветер, хлёстко бьющий в лицо, быстро привёл девочку в чувство.
Не прошло ещё и пяти минут, как небо позади окрасилось багровым заревом, которое с каждым мгновением становилось всё ярче и ярче. 
– Эх, – с сожалением вздохнул Урвин, оглянувшись назад, – теперь придётся строить новый дом.
А неистовые вопли, доносящиеся издалека, с каждым мгновением становились всё яростней, и Рози от охватившего её ужаса втиснулась в уголок и зажмурила глаза.
– А вот это уже значительно хуже, – вновь произнёс Урвин, и на этот раз в его голосе ясно почувствовалась тревога. – Держитесь, друзья. Ойле, Феасуллэ, ойле муйе.
Повинуясь указаниям своего хозяина, олень резко свернул в сторону и побежал значительно быстрей. Ветер свистел у путников в ушах, а Рози, ощущая близость неведомой опасности, перепугалась ещё больше, однако выглянула из-под тёплого капюшона, чтобы поглядеть, что так взволновало даже хладнокровного Урвина. В этот миг малышку ждало ещё одно потрясение… внезапно она увидела впереди дивный серебристый свет. Ещё не успела она восхищённо ахнуть, как поняла – этим свечением лучились роскошные рога Феасуллэ! Более того! Точно такое же свечение исходило и от копыт животного! Они мелькали перед глазами с такой скоростью, что вскоре у Рози зарябило в глазах. Казалось, что олень летел над землёй – так легка была его поступь. А всё это время мимо с невероятной скоростью проносились стволы вековечных сосен. Все кроме Урвина опасались, что вот-вот произойдёт столкновение, но Феасуллэ уверено тащил сани вперёд, безошибочно обходя стороной неохватные стволы древесных гигантов.     
Внезапно впереди в лунном свете метнулась чья-то тень. Феасуллэ тут же наклонил голову, угрожающе выставив рога вперёд, и в следующее мгновение сгусток мрака бросился наперерез мчащемуся во весь опор оленю. Тут же раздался глухой удар. Что-то огромное и тяжёлое отлетело в сторону и оттуда, где оно упало, до беглецов донёсся душераздирающий рык раненного зверя.
– Всё друзья, – облегчённо вздохнул Урвин, отерев со лба проступивший от неимоверного напряжения пот, – теперь опасность осталась позади. Это был всего лишь один гворх, а позади остались десятки, а может быть и сотни этих свирепых тварей. Но куда им тягаться в беге с моим Феасуллэ! Ойле, Феасуллэ! Фрам! – Торжествующе прокричал бородач, и сани понеслись ещё быстрей.
А Рози то восхищённо поглядывала на осиянные ореолом оленьи рога, то оборачивалась назад в опасении, не догоняет ли их стая ужасных гворхов. Но Феасуллэ летел вперёд словно ветер, и вскоре крики преследователей окончательно стихли в ночи. Теперь лишь шорох пушистого снега под копытами оленя нарушал ночную тишь. Вскоре Рози с сожалением заметила, что чудесное свечение рогов Феасуллэ начало притухать, а затем и вовсе пропало. Девочка разочарованно вздохнула, укуталась в плед и, убаюканная монотонным покачиванием саней, заснула крепким сном.


Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #264 on: 24/06/2022, 11:52:12 »
На Запад

Глава 11

Хелегонд

1 часть

Снег мягко хрустел под полозьями стремительно несущихся саней, а морозный воздух утра немилосердно хлестал раскрасневшиеся щёки путников. Одной Рози всё было нипочём – из-под пледа выглядывал лишь кончик её носа, а сама она ещё продолжала спать безмятежным сном. Лес остался позади, и теперь вокруг путников простиралась снежная пустыня. Лишь вдалеке ещё проглядывалась тёмная полоска удаляющейся стены стройных сосен, однако вскоре и она скрылась за пологой возвышенностью. 
Нынешнее утро выдалось на редкость погожим и если бы не события тревожной ночи, то у путников были бы все основания к замечательному настроению на весь предстоящий день.
Проснулась Рози оттого, что почувствовала, что кто-то не слишком настойчиво теребит её за плечо.
– Поднимайся, моя дорогая, а иначе пропустишь незабываемое зрелище, – послышался добродушный голос Мельхеора. – Тебе ведь ещё не приходилось бывать в Хелегонде, или я ошибаюсь?
Рози нехотя выбралась из-под одеяла и приподнялась.
– Погляди во-о-он туда, – указал Мельхеор рукой.
Рози протёрла заспанные глаза, сладко потянулась и, растерянно завертела головкой, щурясь от ослепительной белизны укрытой снегом равнины.
Первым делом она к своему величайшему удивлению заметила, что при свете дня Феасуллэ оказался таким же белым, как и окружающая его со всех сторон снежная пустыня. Лишь рога да мелькавшие впереди копыта оленя были светло-серыми. Наконец малышка поглядела туда, куда ей настойчиво указывал рукой маг, и опешила: там, на горизонте, она увидела нечто, потрясшее её детское воображение до глубины души. Что-то невероятное блестело в лучах восходящего солнца словно редчайший, диковинный бриллиант. Блеск был так ослепителен, что сперва девочка была вынуждена закрыть глаза, но снедаемая нетерпением, она тут же осторожно приоткрыла веки, чтобы поскорей удовлетворить своё любопытство. Рози даже не представляла себе, чем бы могло быть то, что она увидела, но несомненным было лишь одно – оно было огромным!
– Что это? – ахнула Рози от восторга.
– Это и есть Хелегонд – Жемчужина Севера, – произнёс Мельхеор с ноткой гордости в голосе.
– Хелегонд? – ещё больше удивилась Рози, решив, что волшебник попросту её разыгрывает.
– Он самый, – уверенно подтвердил Мельхеор.
– Но как такое может быть? – недоверчиво спросила искренне озадаченная малышка. – Из чего тогда он построен?
– Видишь ли, моя дорогая, – продолжил Мельхеор, улыбаясь, – в этих краях всегда очень суровые зимы, и тебе это хорошо известно. Земля здесь промерзает настолько, что добыть в этих местах глину для кирпича или камень очень трудно, доставлять всё это издалека непросто, да и лес тоже находится не так уж и близко. Исходя из всего вышесказанного, самым подходящим материалом для возведения стен своего города хелегондцы посчитали лёд, каким бы странным это тебе ни показалось. Большие прямоугольные глыбы вырезают прямо на поверхности скованного морозом озера Хелек, что означает – ледышка. Так как в здешних местах тёплых дней в году очень мало, чтобы лёд, из которых построены оборонительные укрепления города, начал хотя бы подтаивать, то эта традиция вот уже многие годы остаётся неизменной.
– Но почему же тогда здесь построили город, если жить в этих краях так непросто? – не унималась Рози.
– Всё дело в том, что первые поселенцы, прибывшие на берега озера Хелек, были беженцами из далёких южных земель. Около сотни счастливчиков, кому удалось пережить трудный переход через ледяную пустыню, бежали от преследования зловещего короля земель называемых Ангмар. Этот лиходей много лет назад вторгся в земли Арнора и разорил их. Лишь небольшой горстке беженцев удалось избежать участи многих своих соотечественников и скрыться от преследования Ангмарского короля-чародея. Они-то и основали здесь город, но тогда ещё не подозревали, что и в этих краях тоже есть свои тени канувших в прошлое времён.
Пока Рози слушала Мельхеора, Феасуллэ, почувствовав близость города, заметно прибавил ходу. Постепенно из ослепительного сияющего бриллианта на горизонте Хелегонд преобразился в настоящую крепость с неприступными стенами и башнями. Цитадель отливала на солнце прозрачной голубизной льда, и от этого вид её укреплений напоминал гигантский сапфир. Задыхаясь от неимоверного восхищения, Рози даже решила, что ей снится сон, однако, ущипнув себя, поняла, что это не так. Город располагался на холме, обрывавшимся над озером Хелек крутым спуском, и гордо возвышался над необъятной заснеженной равниной. С двух сторон ледяные стены огибались двумя глубокими оврагами, гигантскими дугами протянувшимися к замёрзшему озеру, дно которых было более чем наполовину заметено снегом. Это обстоятельство создавало обманчивое впечатление того, что к стенам крепости довольно легко подобраться, однако это было совсем не так, как казалось. К восточным и западным воротам города поперёк глубоких оврагов были переброшены длинные арочные мосты, выстроенные наполовину из камня и дерева (опоры мостов были каменными, а поперечные балки и настил – деревянными). В том месте, где отсутствие оврагов делало крепость уязвимой, возвышалась самая высокая и единственная башня цитадели, полностью сложенная из камня.
Когда путники приблизились к городу, с головной башни затрубил горн, и на стенах тут же засуетились солдаты, пытавшиеся разглядеть прибывавших гостей.
Сани стремительно приближались к городу, и едва Феасуллэ втащил их на мост, как тут же заскрипели и начали отворяться восточные ворота. Огромные деревянные створки, сплошь оббитые листами железа, были испещрены сотнями замысловатых рун, в которых явно угадывался почерк мастеров подземных чертогов. На каждой из двух половин ворот был изображён гном в полном боевом облачении, прикрывавшийся большим прямоугольным щитом, а в руках бородатые воины сжимали секиры с длинными топорищами.
– Эти ворота для Хелегонда смастерили гномы Харбада, а те, что с другой стороны – гродбарцы, – пояснил Мельхеор, заметив, с каким интересом Рози рассматривает руны и узоры, отчеканенные на металлических створках. – И те, и другие сделали это в знак признания заслуг хелегондцев перед Северной Торговой Гильдией. Все жители заснеженных равнин знают, что без Хелегонда существование Северного Торгового Пути было бы невозможным.
Наконец сани миновали арку городских ворот, и въехали во внутренний двор.
– Приехали, – громко сказал Урвин, оборачиваясь к своим пассажирам.
– Вот те на! – послышался удивлённый возглас справа. – Неужели, ребята, это сам старина Урвин к нам пожаловал?
– Рад видеть тебя в добром здравии, Кирпи, – тут же поприветствовал Урвин коренастого гнома. – Я вижу ты по-прежнему здесь несменный начальник караула.
– Да, мой друг, – расплылся гном в добродушной улыбке. – А кто ещё может лучше меня приглядеть за порядком в этом городе?
– Да уж, с этим спорить не приходится, – согласился Урвин.
– Моё пламенное приветствие и тебе, старина Мельхеор, – повернулся Кирпи к магу, когда тот выбрался из саней. – А ты-то что забыл в наших краях? Я тебя уже лет пять тут не видел.
– И тебе доброго дня, дружище, – протянул Мельхеор руку гному. – А это мои друзья, эсгалдорцы Гилгаэр и Тинур, это Торгвалд, кузнец с Отпорного Перевала и внучка одного моего старинного друга – Рози. Полагаю, что Фамбура из Харбада тебе представлять нужды нет, ведь он бывает у вас каждый год.
– Да уж, этот почтенный гном мне знаком, – улыбнулся Кирпи и обнялся с сородичем.
– Ладно, довольно вам обниматься, – остудил Мельхеор пыл старых приятелей. – Нам нужно как можно скорей встретиться с Владыкой Тормом.
– Вот тебе и здрасьте… – в недоумении развёл Кирпи руками. – Едва переступили через порог и сразу к делам. Я то думал, мы посидим в трактирчике за кружечкой пивка, поговорим о том, о сём, а ты как всегда в спешке. И в этом, мой друг, вся твоя сущность. А вообще, откровенно признаться, я прямо теряюсь в догадках, что могло привести вас в наш город в самый разгар зимы, – озадаченно произнёс гном, почёсывая затылок, – и меня это шибко настораживает. Я ведь за многие годы знакомства с тобой, уже хорошо заучил, что ты, Мельхеор, просто так нигде не показываешься.
Услышав слова гнома, Мельхеор пристально заглянул ему в глаза, и брови мага сошлись над переносицей, что говорило о том, что он не в восторге от подобной приветственной речи.
– Нет, дружище, ты неправильно меня понял, – поторопился исправиться Кирпи, решив, что чем-то обидел волшебника, – смею всех вас заверить, что в нашем городе гостям всегда рады, и если я чего с дуру сболтнул, не подумавши, извиняйте.
– Ты Кирпи лучше погоди радоваться, мы ведь сюда не от хорошей жизни прибыли, – сурово произнёс Мельхеор, – и то, что ты от нас услышишь, тебя точно не обрадует.
– А всё-таки не люблю я, Мельхеор, когда ты начинаешь говорить своими загадками, – недовольно пробурчал Кирпи. – Что там у вас такое стряслось, что вы мчались к воротам, словно вас преследовала стая свирепых гворхов?
– Если бы ты знал, мой друг, насколько ты оказался близок к истине, – нахмурился Мельхеор. – Ну да потерпи уж немножко, скоро всё узнаешь. А что, в «Дубовой Бочке» сейчас свободные комнаты есть?
– Для вас, друзья, в Хелегонде всегда найдётся местечко, – вновь улыбнулся гном, – даже если для этого мне самому придётся ночевать на улице. А вообще ты, Мельхеор, и сам давно знаешь, что в это время гостей у нас тут немного. Так что «Дубовая Бочка» вся к вашим услугам. Уверен, что сегодня для каждого из вас там наверняка найдётся отдельная комната.
А уж старина Бадли как обрадуется… Если память мне не изменяет, то последние его постояльцы, гномы из Гродбара, уже три дня назад как съехали. С тех пор городские ворота больше и не открывались.
– Ну ладно дружище, – перебил гнома Мельхеор, – поговори пока с Урвином, а мы сейчас должны устроится и хоть малость передохнуть с дороги, ведь с нами юная леди. Да и натерпеться нам пришлось всякого, так что не обессудь, встретимся позже.
– Ладно, – согласился Кирпи. – Тогда зайду к вам вечерком. Посидим, как в былые времена.
– Полагаю, Кирпи, что нам с тобой придётся встретиться значительно раньше, – с озабоченным видом произнёс Мельхеор, затем повернулся к Рози, взял малышку за руку и повёл к бревенчатому двухэтажному зданию под черепичной крышей. Из всей прибывшей компании лишь один Урвин задержался побеседовать с Кирпи.
Прохожие, встречавшиеся друзьям на пути, лишь только завидев Мельхеора, приветствовали его почтительными жестами, а кто даже снимал шляпу, если таковая имелась. Многие из них оборачивались и украдкой провожали эльфов любопытствующими взглядами. В своём большинстве хелегондцы были рослыми, крепко сложенными, преимущественно светловолосыми людьми с обветренными лицами, и для Рози казались настоящими великанами. Гномы среди прохожих попадались тоже, но значительно реже.
– Надо же, – думала про себя Рози, – Мельхеора даже здесь все знают.
Девочка непрестанно вертела головой по сторонам, ведь для неё Хелегонд был первым городом, в котором она очутилась.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #265 on: 24/06/2022, 11:53:03 »
На Запад

Глава 11

Хелегонд

2 часть

На самом деле Хелегонд был не так уж и велик, как это казалось Рози. Ему было далеко до величия самых известных городов юга, однако благодаря той важной роли, которую он неизменно играл в жизни немногочисленных народов севера, торговцы, регулярно курсирующие Северным Торговым Путём, считали город негласной столицей северных земель. За внушительными ледяными стенами Хелегонда ютились не больше сотни домиков, сложенных из брёвен. Лишь в центре города высился дворец, построенный из камня – тут, в тиши просторных чертогов, восседал на своём троне владыка Торм, и авторитет этого достойного витязя в здешних краях был непререкаем. С ним считались даже гномы Гродбара и Харбада несмотря на то, что сам Торм отнюдь не был выходцем из Подгорного Народа. Причина такого почитания была очевидна, ведь без Хелегонда торговый путь между двумя подгорными твердынями был бы невозможен, а стало быть, от благоденствия Одинокой Жемчужины Севера (как частенько величали город меж собой многочисленные торговцы) зависело благополучие живущих на многие сотни лиг вокруг.
Лишь завидев на пороге своего заведения группу вошедших посетителей, хозяин трактира «Дубовая Бочка» даже выронил из рук дымившуюся трубку, что весьма озадачило гостей, которым оставалось лишь гадать, чем оказался так поражён трактирщик. На самом же деле в замешательство хозяина трактира поверг вид двух настоящих эльфов, которых в здешних краях отродясь не видывали.
– Прошу прощения, господа, – поспешил извиниться розовощёкий, весьма упитанный трактирщик, кое-как справившись с удивлением. – Что ж это я… Проходите и располагайтесь, где вам будет удобней. Что-то я сегодня с утра не доспал, да теперь весь день всё из рук валится.
В трактире царил полумрак, так как окошки в нём были совсем небольшими, а посетителей совсем не было, поэтому хозяин и не стал зря палить свечи.
– Что-то у тебя, Бадли, сегодня совсем пусто, – заметил Мельхеор, снимая шляпу.   
– Господин Мельхеор?! – вновь удивился трактирщик. – Как же это я вас не признал-то? Вы уж меня простите и присаживайтесь. Вот ведь я недотёпа, не разглядеть такого уважаемого гостя! Проходите и присаживайтесь ближе к окошку. Так мне будет лучше всех вас видно.
Друзья прошли в зал и присели за столик, на который указал им растерявшийся хозяин.
Боб! Бил! – прокричал Бадли, и на его зов тут же явились два рыжих мальчугана с взъерошенными шевелюрами. – Ну-ка немедленно ступайте на кухню и скажите миссис Хельде, чтобы она приготовила для моих друзей что-нибудь особенное. Ступайте, да поживей! Не то лишу вас обоих обеда!
Мальчуганы тут же убежали, а Бадли повернулся к Мельхеору и вновь заговорил:
– Ох уж мне эти сорванцы! Это внуки одного моего старого приятеля. Он попросил меня, чтобы я помог ему сделать из них людей, но чую, сложно мне придётся. Разве от них чего путного дождёшься? Как утворят чего-нибудь… ну прямо вредители какие-то! Но вам то беспокоится нечего, ваш завтрак будет готов настолько быстро, насколько это вообще возможно сделать. Уж вы не сомневайтесь, моя Хельда стряпает замечательно! Да вы уж и сами давно об этом знаете. Она у меня – ну просто золото! Или, не совсем золото, – добавил Бадли, немного подумав, потрогав на лбу весьма заметную шишку. – Но вам то уж точно на этот счёт переживать нечего.
– Как я погляжу, с постояльцами у тебя нынче не густо, – промолвил Мельхеор, дождавшись когда обрадованный нежданными гостями Бадли наконец замолчит.
– Да уж, это вы верно подметили, господин Мельхеор, – тут же помрачнел трактирщик. – Но какими же судьбами вас забросило в наши края? – Вновь оживился он.
– Эх-хе-хех, – тяжело вздохнул Мельхеор. – Это очень долгая, да и совсем уж нерадостная история. Давай поговорим с тобой об этом как-нибудь в другой раз. Ты лучше подыщи для нас комнаты, чтобы мы могли с дороги хоть немного отдохнуть.
– Да что тут подыскивать-то, господин Мельхеор, – вновь завёлся Бадли – для друзей у меня всегда только самое лучшее! А вы для меня ну прямо…
– Да ты успокойся, дружище, я это хорошо знаю, – оборвал маг трактирщика. – Но у меня есть к тебе особая просьба. Ты уж постарайся подобрать комнатку поудобней для нашей юной спутницы, – заботливо положил Мельхеор руку на плечо притихшей Рози, – а уж мы, если придётся, и в хлеву у тебя сможем переночевать. Со мной за столько лет странствий и похуже бывало.
– Да зачем же вам как в пути-то, господин Мельхеор?! – ужаснулся Бадли. – Ныне у меня места столько… Ну да вы уж знаете, а если у вас нечем платить, то я и в долг могу вас приютить.
Как ни был рад неожиданной встрече Бадли, однако при последних словах его голос заметно сник.
– Не беспокойся, старина, вот возьми, – поспешил вернуть улыбку на лицо трактирщика Мельхеор, доставая из кармана плаща небольшой, но туго набитый кошель. – Этого точно хватит, чтобы мы, все до единого, прожили у тебя здесь не меньше недели, если ты, конечно, за последние пять лет не поднял платы за свои услуги.
– Нет, что вы, господин Мельхеор, в такое то время года и подобным положением дел я даже уступлю вам немного, – поспешил заверить гостей довольный хозяин. – Спасибо вам, что вы, по обыкновению, зашли ко мне, а не к этому сквалыге Люпину.
– Не торопись меня благодарить, ибо может так статься, что все мы ещё порядком успеем тебе надоесть, – улыбнулся маг.
– Да что вы такое говорите, господин Мельхеор, – плеснул Бадли руками, – живите хоть до весны. Я ведь к вам со всей душой, от чистого сердца, так сказать, а вы говорите надоесть.
– Ладно, дружище, если денег в моём кошельке станет недостаточно, ты только скажи, и мы быстро решим этот вопрос, – по-приятельски похлопал Мельхеор трактирщика по плечу. – А пока что, я тебя очень прошу, поторопи своих мальчуганов и старушку Хельду.
– Конечно, конечно, господин Мельхеор, – тут же вскочил из-за стола грузный трактирщик и вперевалку направился в кухню, чтобы лично проследить за приготовлением завтрака.
В трактире стало совсем тихо. Бедная Рози до того устала, что, положив голову на стол, мгновенно заснула. Однако вскоре чуткий носик малышки потревожили доносившиеся из кухни аппетитные запахи, и она вновь открыла глазёнки. Фамбур от нетерпения даже заёрзал на стуле и недовольно проворчал:
– Ну что они там так долго? Я ведь и слюной истечь могу!
– Перестань ворчать, как старый дед, – одёрнул гнома Мельхеор. – Рози тоже голодна, но терпит молча.
К счастью для гнома, едва он открыл рот, чтобы ответить магу, как в зале вновь появился Бадли с большим серебряным подносом в руках. За ним, с почти такими же подносами, но чуть поменьше, шествовали два его юных помощника. Было заметно, что трактирщик явно доволен тем, что приготовила этим утром миссис Хельда, и теперь его круглое розовое лицо сияло от радости успешному началу нового трудового дня.
Пока служки Бадли расставляли на столе соблазнительно пахнущие угощения, входная дверь отворилась, и на пороге показался Урвин. Мгновением спустя по залу прокатился басистый зычный голос лесного отшельника:
– Ага, я вижу, что вы тут без меня времени даром не теряли. Здравствуй, старина Бадли, – на ходу поприветствовал он трактирщика, подсаживаясь за стол к товарищам.
– Господин Урвин?! – Опешил хозяин заведения. – А я то думал, что все сюрпризы на сегодня закончились. Да уж, денёк сегодня – что надо! Ну а вас то какими ветрами посреди зимы к нам в Хелегонд занесло?
При этих словах Урвин нахмурился и сдержанно ответил:
– Знаешь, приятель, будет лучше пока об этом не вспоминать. Вскоре ты и так всё узнаешь, а сегодня такой хороший день, что не хотелось бы его омрачать. Пусть тени минувших эпох подождут своего часа, а мы пока насладимся солнечным утром и аппетитной стряпнёй старушки Хельды. Кстати, как она поживает? Надо будет после завтрака перекинуться с ней парой словечек.
Услышав решительный ответ Урвина, Бадли замолчал и сосредоточился на своих обязанностях.
Когда стол был накрыт и трактирщик удовлетворённо вытер руки о свой фартук, все будто по сигналу дружно потянулись к расставленным на столе яствам. Слова были излишни, и трактир наполнили звуки жевания и аппетитного причмокивания. Один Бадли на радостях всё никак не мог успокоиться, то и дело приговаривая:
– Откушайте вот этой рыбки, господин Мельхеор. Такой вас нигде больше не угостят. Её моя Хельда готовит по старинному семейному рецепту. Да что это я, вы ведь и сами давно об этом знаете. Кушайте господа, кушайте на здоровье.
– Хозяин, – внезапно спросил Фамбур, отведя душу и утолив первый голод, – а что, много нынче у вас в городе гномов из Гродбара?
– Помилуйте, голубчик, – беспокойно отозвался Бадли, – если бы гродбарцы были у нас сейчас в городе, то мой трактир отнюдь не пустовал бы. Нынче у нас в округе вроде всё спокойно, а потому нет никакой надобности кормить лишние рты. Вы, конечно, поймите меня правильно, мне то от этого всегда была прямая выгода, ведь содержание наёмников оплачивается из городской казны. Но владыка Торм счёл подобные траты излишними и поэтому вот уже пять лет кряду Хелегонд обходится без привлечения гномов из Гродбара. 
– И так вот всегда, – недовольно проворчал Фамбур, – все ошибки в этом мире делаются в самые безобидные и мирные времена.
Бадли удивлённо покосился на гнома, но промолчал, не поняв, к чему тот клонит.
Ещё какое-то время вновь ели в полной тишине, когда наконец, насытившись, Мельхеор встал из-за стола и сказал:
– Вы тут, друзья, пока располагайтесь и отдыхайте, а у меня сегодня ещё есть кой-какие дела, которые не стоит откладывать в долгий ящик. Торгвалд, пригляди за Рози, чтобы у неё ни в чём не было недостатка, а я скоро вернусь, – бросил маг напоследок уже с порога.
– А я что же, совсем что ли не в счёт? – обиженно буркнул гном. – Да неужто я не смогу приглядеть за нашей малышкой? Мы ведь гномы умеем быть не только неустрашимыми воинами, но и заботливыми любящими родителями, а значит, и няньки из нас тоже могут получиться неплохие.
Когда дверь за Мельхеором затворилась, из-за стола начали подниматься и все остальные.
– Прошу вас, господа, следуйте за мной, – сказал Бадли и сам повёл своих гостей на второй этаж по старой скрипучей лестнице. Там, по обеим сторонам не очень-то длинного коридорчика располагались два ряда комнатушек для постояльцев.
Рози досталась особая комнатка, которая располагалась в стороне от всех остальных, и едва Бадли отворил перед малышкой дверь, как та сразу поняла, что не желает ничего лучшего.
– Проходи, милая, – почему-то грустно сказал трактирщик. – Уверен, что здесь тебе будет лучше всего.
Рози обрадовано шагнула через порог уютной, чисто прибранной комнатки, в которой сходу безошибочно узнала детскую. У прямоугольного витражного окна, с узором из цветных стёкол посередине, стояла аккуратно застеленная кроватка-качалка, а справа, под стеной – этажерка, доверху забитая разукрашенными деревянными и соломенными игрушками. При виде кроватки глаза Рози начали закрываться сами собой, как бы подсказывая ей, что кратковременного сна минувшей тревожной ночи её детскому организму явно не хватало.
– Что ж, отдыхай, дорогая, – сказал Парлемон, заметив, что Рози широко зевнула. – Пусть тебе приснятся хорошие сны.
Выходя, трактирщик улыбнулся и тихонько притворил за собой дверь.


Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #266 on: 24/06/2022, 11:54:14 »
На Запад

Глава 11

Хелегонд

3 часть

Когда Рози проснулась, дело близилось к вечеру. За окном потемнело, но не оттого, что было уже слишком поздно, а потому что солнце спряталось за серой пеленой туч, и вновь повалил густой снег. Рози поднялась и, свесив ноги с кровати, какое-то время молча смотрела в серое окно, за которым кружились пушистые снежинки.
– Где же сейчас Пако? – Задумалась она. – На дворе зима, а он то ведь удрал из дома в одной, давно заношенной, куртке. Да и Мельхеор, похоже, совсем не торопится на его поиски. Но ведь он мне пообещал…
Девочка тяжело вздохнула.
– А что мне остаётся? Придётся ждать.
Рози соскочила с кровати и, подойдя к окошку, прислонилась к холодному стеклу, отчего её курносый носик стал больше похож на пятачок поросёнка. На дворе вовсю валил густой снег. Подоконник занесло, и теперь на нём покоился целый сугроб. Рози приподнялась на цыпочках, чтобы лучше разглядеть, что творится на улице под окном, однако за плотной стеной снегопада ей так и не удалось увидеть хоть что-нибудь интересное. Тогда она вернулась к кровати, натянула на ноги свои тёплые чуни (хоббиты Отпорного Перевала уже давно привыкли к такого рода обуви, ведь суровыми зимами северных широт их не спасала от холода даже густая шёрстка на стопах) и вышла в коридор. Стараясь не создавать ни малейшего шума, девочка прошла по коридору, спустилась по лестнице и оказалась в общем зале, где за одним из столов уже собрались все её спутники.
– А вот и наша отважная путешественница! – произнёс Мельхеор, приметив девочку на нижних ступенях лестницы. – Подходи, моя дорогая, и присаживайся. Мы не хотели тебя будить, но раз уж ты проснулась сама, то пойдёшь вместе с нами.
Рози подбежала к столу и проворно забралась на пустующий табурет. Стол для неё был явно высоковат, а потому Бадли принёс для девочки пышную подушку, на которую тут же её и усадил. Теперь Рози могла самостоятельно дотянуться до некоторых из угощений, в изобилии расставленных на столе гостеприимным хозяином.
– А куда мы пойдём? – поинтересовалась Рози, немного насытившись. – Неужели вы, наконец, вспомнили про Пако?
– Нет, моя дорогая, – ответил Мельхеор, немного помрачнев. – О Пако ни один из нас и не думал забывать, однако его поиски мы начнём не сегодня.
Воспрянувшая было духом Рози тут же помрачнела.
– Не беспокойся, Рози, – продолжил Мельхеор, – очень скоро мы отправимся к Пако, но пока что нам ещё надо окончить кой-какие дела здесь. Сегодня мы заглянем в гости к правителю Хелегонда, и от успеха этого визита будут зависеть судьбы многих. Владыка Торм – потомок древнего рода дунаданов, спасшихся в этих суровых краях от преследования Ангмарского короля-чародея, некогда ставшего на сторону тёмного повелителя Саурона. Ныне непримиримые враги славного народа канули в бездну пространств и времён, а Владыка Торм собрал под своим знаменем немногих уцелевших. Теперь хелегондцы могут помочь нам остановить пробудившееся зло севера, а это, в свою очередь, упростит задачу Пако и Нобби.
Из того, что сказал маг, Рози совсем ничего не поняла, однако его улыбка немного приподняла ей настроение.
– Ну что ж, моя дорогая, – сказал Мельхеор, когда заметил, что Рози немного повеселела, – коль скоро ты немного подкрепилась, то нам в самый раз пора выходить. На улице, правда, далеко не лучшая погода, однако наше дело более не может ждать.
Мельхеор встал из-за стола, а за ним поднялись и все остальные.
– Хорошо хоть идти здесь совсем недалеко, – недовольно буркнул Фамбур. – Гномы Харбада к такому холоду непривычны.
– Торгвалд, ну-ка возьми нашу малышку на руки, – сказал Мельхеор, надевая поверх своего заношенного плаща тёплую стёганую куртку, – а то на дворе намело такие сугробы, что она утонет в них с головой.
Кузнец улыбнулся и взял насупившуюся девочку на руки.
– Ну вот! Они всё время обходятся со мной, как с маленькой! – обиженно подметила Рози.
Фамбур тоже помрачнел, однако на этот раз спорить не стал, ведь он был невысок, и чтобы нести Рози выше сугробов, ему пришлось бы посадить её к себе на плечи.
– Все готовы? – спросил Мельхеор, бегло оглядев собравшихся товарищей. Убедившись, что можно идти, он дёрнул на себя ручку двери, и в трактир тут же ворвалась метель. На морозном воздухе снежинки впивались в кожу лица, словно тысячи мелких иголок, и в это мгновение Рози не пожалела, что оказалась на руках у Торгвалда – теперь ей не нужно было выискивать дорогу в этой снежной кутерьме, а кроме того, она смогла прикрыть лицо руками. Снег валил такой, что уже за несколько шагов было ничего не видать. Плащ возглавлявшего шествие Мельхеора хлестал по лицу низкорослого Фамбура, отчего тот непрестанно ругался: благо Рози не понимала ни единого словечка из непрерывного потока харбадской брани.
Как Мельхеор находил дорогу в непроглядной метели, можно было лишь гадать, но вскоре впереди показался свет. Наконец Рози почувствовала, что Торгвалд поднимается вверх по ступеням, затем раздался скрежет массивных дверей, потом стук их захлопнувшихся створок за спинами прибывших, и вновь стало тихо и тепло. Девочка отвела озябшие руки от лица и увидела, что оказалась в продолговатом просторном зале с высокими сводами. Вверху, под арочным потолком, выстроился длинный ряд поперечных деревянных балок, с которых свисали десятки разноцветных вымпелов, богато расшитых серебром и золотом. Некоторые из них опускались из-под сводов так низко, что, казалось, Торгвалд вполне может задеть их головой. С обеих сторон зала, словно воины, выстроились каменные колонны, увешанные добротными доспехами и оружием. Внутреннее убранство дворца освещали факела и масляные лампады, в изобилии развешенные на боковых стенах. В самом центре зала на толстых цепях висела массивная люстра, щедро украшенная искусной ажурной ковкой. Сотни свечей обильно освещали высокий постамент, на котором восседал статный мужчина зрелых лет, с седыми волосами, ниспадающими на плечи, и суровым проницательным взглядом. Усы и аккуратно остриженная бородка придавали его облику величия, а голову венчал широкий серебряный обруч, украшенный причудливым орнаментом. По левую его руку, в кресле с высокой спинкой, сидела миловидная молоденькая девушка, а за спиной недвижно застыл высокий, ладно сложенный юноша в серебристой кольчуге, с длинной синей мантией за плечами.
– Мудрец севера, мастер тисового посоха, синий маг Палландо Странник, также известный в наших краях, как Мельхеор Проницательный со своими друзьями, – объявил глашатай у входа и гулко стукнул о пол жезлом.
Едва оказавшись во дворце, Торгвалд поставил Рози на чудесный мозаичный пол.
– Ну как ты, не замёрзла? – заботливо поинтересовался Фамбур. Он взял озябшие руки девочки в свои ладони и подышал на них, пытаясь хоть немного обогреть. – Потерпи, милая, сейчас станет теплей.
Потопав ногами, чтобы сбить налипший снег, Мельхеор повернулся к своим спутникам и тихо сказал:
– Если кто-то из вас ещё не запомнил, владыку Хелегонда зовут Торм, его дочку – Гельдэ, а сына, что стоит за у него за спиной – Толмар. Теперь следуйте за мной.
Друзья отряхнули с одежды снег и последовали за магом. С обеих сторон вдоль центрального прохода недвижно стояли караульные при полном боевом облачении, а у основания постамента, на котором величаво возвышались правители Хелегонда, собрались несколько влиятельных представителей городской общины, людей и гномов, и о чём-то хмуро шептались между собой. Среди них Рози заметила уже знакомого друзьям начальника городской охраны – гнома Кирпи.
Остановившись у ног главы города, Мельхеор учтиво поклонился, и остальные не замедлили последовать примеру мага. 
– Здравствуй, Палландо Странник, – благодушно кивнул головой венценосный владыка. – Приветствую тебя и твоих друзей в чертогах моего дворца. Уверен, что ты пожаловал к нам не ради праздного любопытства. Я весь в нетерпении услышать твои слова, ведь по городу расползаются странные слухи. Все мы уже давно знаем, что ты никогда не являешься просто так и готов поспорить, что и в этот раз ты прибыл к нам по важному делу. Итак, с чем ты явился к нам сегодня?
– Боюсь, владыка, что не смогу порадовать твой слух хорошими вестями, – начал Мельхеор, глядя в глаза Торму.
– Да мы уж к этому давно привыкли, – перебил Торм мага и выразительным жестом велел продолжать.
Оперевшись на свой посох, Мельхеор тяжело вздохнул и, собравшись с мыслями, спросил:
– Знакомо ли тебе имя Атармарт, мой друг?
Услышав зловещее имя, Торм сразу переменился в лице; его брови почти сошлись над переносицей, а во взгляде проснулась неприкрытая тревога. Он долго не отвечал, словно всё ещё надеялся, что ослышался, но решительный взгляд мага говорил об обратном. Наконец владыка Хелегонда медленно проговорил:
– А я уж было понадеялся, что этого злодея поглотил мрак, и впредь мы больше не услышим его чёрного имени.
– К сожалению, это не так, владыка, – вздохнул Мельхеор. – Я своими глазами видел полчища, которые он собрал под знаменем тьмы и теперь часть его войска направляется к Хелегонду.
После слов Мельхеора среди немногих собравшихся поднялся ропот, но когда Торм поднял руку, все вновь затихли.
– Я слишком давно тебя знаю, мой друг, чтобы подвергать твои слова хоть малейшим сомнениям, – вновь заговорил владыка Хелегонда. – Да, вести твои безрадостны и тревожны, впрочем, я давно уже не помню от тебя хороших. Однако, как это ни странно, я всё равно рад нашей встрече, – с этими словами Торм поднялся, неспешно сошёл по ступеням к Мельхеору и, улыбнувшись, заключил его в свои объятия. – Хотя то, что ты говоришь, способно ввергнуть в отчаяние кого угодно, однако я никогда не забуду всего того, что ты для нас сделал, – добавил он. – А война… что ж, мы уже давненько не слыхали звона мечей и, полагаю, всем нам будет полезно вспомнить, чья кровь всё ещё течёт в наших жилах. И хотя весть, принесённая тобой, вселяет в мою душу тревогу, я всё ещё верю в то, что нет такой напасти, которая способна погасить в наших сердцах пламя подвига, переданное нам нашими славными предками.
Разняв объятия, Торм громко хлопнул в ладоши и сказал:
– Принесите для наших друзей скамьи. Негоже держать гостей с дороги на ногах.
– Гельдэ? – удивлённо воскликнул Мельхеор, переведя взгляд на златовласую девушку. – Что ж, как я и ожидал, ты стала настоящей красавицей – вылитая мать. Эх-хе-хех, – вздохнул маг, – как быстро летит время. Ну а ты, Толмар, стал воистину подобен прославленным витязям былых времён! 
Польщённый словами Мельхеора, юноша ещё больше расправил плечи и выпрямился, а златокудрая девушка с зелёными, как изумруды, глазами раскраснелась и смущённо опустила взгляд.
А Рози словно попала в сказку. Стоя рядом с Мельхеором, девочка не могла поверить своим глазам – прямо перед ней, на троне с высокой фигурной спинкой, сидела настоящая леди высоких кровей. Девушка казалась малышке настолько прекрасной и величавой, что от восторга ей даже стало трудно дышать. Дома бабушка Велисвета частенько рассказывала ей о бесстрашных витязях, готовых взглянуть в лицо самой смерти ради спасения своих избранниц, о высокородных красавицах и великой любви, неподвластной самому времени. Рози частенько украдкой вытаскивала из бабушкиного сундука её старые платья и, примеряя их перед зеркалом, представляла себя принцессой одной из завораживающих её детское сердечко историй. Она даже не надеялась на то, что когда-нибудь ей удастся совершить путешествие далеко за пределы окрестностей Отпорного Перевала и многое увидеть своими собственными глазами. Да и теперь она всё ещё не могла поверить, что всё вокруг, не один из её чудесных сказочных снов.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #267 on: 24/06/2022, 11:54:51 »
На Запад

Глава 11

Хелегонд

4 часть

Когда все гости разместились на принесённых прислугой скамьях, Торм поднялся по ступеням и вновь занял своё место.
Что ж, мой друг, – обратился к Мельхеору владыка Хелегонда, – теперь ты можешь начинать своё повествование, а мы все вместе тебя послушаем.
– Я так понимаю, – вновь заговорил Мельхеор, – что кое-что ты уже слышал от своих людей, со многими из которых я уже говорил, а потому скажу тебе прямо, мой старый друг, грозный враг у ворот и сейчас самое время обратиться за помощью, пока ещё это сделать не поздно.
– Скажи мне прямо, Мельхеор, – нахмурился Торм, – за всем этим действительно стоит Древний Предатель?
– Сожалею, мой друг, но это так, – подтвердил Мельхеор. – Мне и многим из моих друзей довелось увидеть его своими собственными глазами. К счастью, благодаря стечению обстоятельств, теперь мы знаем о его планах.
– Ну и что же он собирается предпринять? – тут же поинтересовался Торм.
– Ты, мой старый друг, уже давно знаешь историю о Древнем Предателе, – продолжил Мельхеор, – и, конечно же, слышал о том, что некогда он был одним из Перворожденных. В те давние времена, когда он ещё не переступил роковой черты, Мелькор разглядел в нём слабость – его желание стать властителем всего своего рода. В дальнейшем это желание поработило все остальные стремления и чувства падшего. Всё, на что Атармарт решился сегодня, служит единой его цели – добиться того, чего он жаждал многие тысячелетия. Но если ранее он желал властвовать лишь над Перворожденными, то теперь ему этого уже мало. Его вожделённой страсти уже не одно тысячелетие, а всё что существует в мире, имеет свойство умножаться и расти, будь оно доброе или злое. Всякое вожделение подобно сорняку, который обвивает всё, что растёт рядом, быстро лишая его света и тепла, а затем распространяется дальше. Таким образом, Атармарт начнёт с тех, кто окажется к нему ближе всех и не остановится до тех пор, пока весь мир не окажется игрушкой его чёрных помыслов. Такова уж природа зла – всё начинается с малого. Сейчас передовые отряды Древнего Предателя уже на подступах к Хелегонду, и эта вьюга на дворе играет на руку оркам, среди которых есть и те, что бежали с юга после разгрома армии Саурона. С ними также и гворхи, которых мы видели вчера у реки Кельнен, всего в двух днях пути отсюда.
Мельхеор замолчал, а Торм глубоко задумался. В зале стало тихо. Лишь потрескивали горящие факела, да завывала снаружи непрекращающаяся вьюга.
– Принесите карту, – внезапно потребовал Торм, и один из его помощников тут же ушёл, вернувшись спустя несколько минут с большим свитком пожелтевшего от времени пергамента. Через мгновение карта была развёрнута у ног владыки Хелегонда, и тот попросил Мельхеора подойти и показать место встречи с гворхами. Мельхеор неспешно поднялся по ступеням к Торму и указал пальцем на карте:
– Вот здесь, – уверенно сказал маг и вернулся на своё место.   
– Что-ж, – вновь заговорил Торм, – гонцов в Гродбар мы отослали ещё днём, едва по городу начали расползаться слухи. Но путь до Гродбара моего самого быстрого гонца даже при благоприятной погоде займёт никак не меньше пяти дней пути. Сейчас на дворе сильная пурга, а это значит, что пять дней превратятся во все десять. На сборы у гродбарцев, при условии, что они проявят всю свою решительность, уйдёт никак не менее суток, а сюда они будут добираться походным маршем более недели. Учитывая всё вышесказанное, помощи из Гродбара мы можем ожидать не ранее, чем через две-три недели, а уже завтра на закате враг может оказаться у наших стен. В Харбад мы гонцов не отправляли, так как, скорей всего, дорога туда уже отрезана и ваша встреча с гворхами лишь подтвердила наши опасения. Правда существует ещё обходной путь через занесённые снегом пустоши, однако он чрезвычайно опасен и настолько долог, что этот вариант мы даже не стали рассматривать. Что-ж, друзья, со всей ответственностью должен признать, что мы попали в сложное положение.
– Согласен, владыка, – кивнул головой Мельхеор, – однако должен сказать, что, не смотря ни на что, у меня есть для всех нас и одна хорошая новость.
– И какая же новость может оказаться хорошей после всего того, о чём ты нам только что поведал? – Удивился Торм.
– Как это ни удивительно при всех сложившихся обстоятельствах, – заговорил Мельхеор, – однако то, о чём я сейчас скажу, позволит всем хелегондцам облегчённо вздохнуть.
– Тогда не томи, мой друг, говори свою весть, – с надеждой в голосе поторопил Торм мага.
– Мне достоверно известно, – неспешно проговорил Мельхеор, – что главные силы Атармарта находятся сейчас далеко от этих мест, да и сам он во главе основной части своего войска движется на юг. А это по-настоящему хорошая новость, ну, по крайней мере, для Хелегонда. Твоим воинам, владыка, не придётся иметь дело с чарами тьмы, а это, можешь мне поверить на слово, уже вовсе не мало.
– Я смутно себе представляю, о чём ты говоришь, мой друг, но не могу тебе не верить, – ответил Торм. – Если всё так, как ты сказал, то это значит, что у Атармарта сейчас есть цель и поважней Хелегонда. Но наш город по праву называют Жемчужиной Севера, так какова же тогда та, другая цель Древнего Предателя?
– Тебе, мой друг, и я в этом уверен, не раз приходилось слышать о потаённых землях Эсгалдора, – ответил Мельхеор.
– Да, это так, – сразу согласился Торм. – Я много слышал об этих таинственных землях. Уж не хочешь ли ты мне сказать, что Атармарт каким-то чудесным образом нашёл лазейку в потаённую долину?
– К сожалению, это так, мой друг, – ответил маг.
– Ну что-ж, Эсгалдор далеко, а враг у нас на пороге, – заметил Торм. – Так что давайте, друзья, подумаем сейчас о том, как нам отстоять Хелегонд.
Владыка Торм повернулся к начальнику городской охраны гному Кирпи и жестом руки подозвал его к себе.
– Сколько нынче воинов под твоим началом? – поинтересовался Владыка Хелегонда.
– Без малого три сотни, мой господин, – браво отрапортовал гном.
– А в моей гвардии немногим более пяти сотен, – задумчиво продолжил Торм. – Не густо. Возможно, ещё удастся набрать сотню-две из горожан и это пока всё, чем мы можем располагать на сегодняшний день. Я так понимаю, что о численности приближающегося врага у нас пока что сведений нет совсем? – Произнёс владыка, обведя присутствующих вопросительным взглядом. – Хорошо, тогда завтрашний день начнём с разведки, ведь о предстоящем противнике всегда нужно знать как можно больше.
Торм тяжело вздохнул, опустив взгляд. Затем он вновь оживился и сказал:
– Хотел бы я, друзья, посидеть с вами за столом, да послушать ваши истории, но теперь прошу меня простить, ведь можно считать, что город отныне на осадном положении, а у меня ещё так много дел.
Затем он поднялся и добавил:
– Моя дочь развлечёт вас, друзья, а мне пора заняться своими прямыми обязанностями градоначальника.
– Не для того мы рисковали своими жизнями, чтобы развлекаться у тебя во дворце, владыка, – сказал Мельхеор и тоже поднялся. – Время посидеть за столом и послушать байки у нас ещё будет потом, а в такое тяжкое время мы не можем себе позволить развлечений, пока все остальные готовятся к войне.
Торм пристально заглянул в глаза мага и согласно кивнул головой.
– Хорошо, друзья, – сказал он, – вы вольны делать то, что считаете нужным, а меня прошу простить за то, что сегодня более не могу уделить вам своего внимания.
Владыка Хелегонда сбежал по ступеням и быстрым шагом направился к одной из дверей в задней части зала, а следом за ним зашагал и его сын.
Когда Торм покинул зал, все присутствовавшие на встрече сразу засобирались уходить. И люди и гномы по очереди подходили к дочери Владыки Хелегонда и, учтиво раскланявшись, направлялись к выходу. Этому примеру последовали и прибывшие путники.
Пурга не утихала, и поиски дороги в «Дубовую Бочку» были не из простых. На дворе не было видно ни единого горящего факела или фонаря – все они давно были погашены пургой. Лишь кое-где сквозь сильную метель через небольшие окошки с трудом проглядывал свет домашних очагов. И если бы не Урвин, то остальные могли бы ходить кругами до самого утра. Таинственный отшельник уверенно брёл сквозь пургу прямо к входу к заведению Бадли, и уже через минут десять ходьбы друзья оказались на крыльце «Дубовой Бочки». Успев порядком замёрзнуть, все сразу же расположились поближе к пылающему очагу, а пока отогревались, хозяин со своими юными помощниками готовил аппетитный ужин. За работой Бадли непрестанно что-то говорил, но его никто не слушал, так как усталость у путников накопилась такая, что даже на выслушивание хозяина уже не хватало сил. Просто сидели молча, подставляя ближе к огню озябшие руки. Говорить тоже не хотелось, а Торгвалд, пригревшись у огня, даже захрапел.
Ужин прошёл быстро и тихо, ведь шутить ни у кого уже не оставалось ни сил, ни желания. Закончив трапезу, молчаливо разошлись по своим комнатам и быстро заснули.     
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #268 on: 25/06/2022, 06:39:56 »
На Запад

Глава 12

Новые друзья

1 часть

На следующее утро Рози проснулась от протяжного звука сигнального горна. Она выбралась из-под тёплого одеяла, подбежала к окну и, привстав на цыпочки, попыталась выглянуть во двор, однако к её полному разочарованию снега на подоконнике намело столько, что разглядеть хоть что-нибудь кроме клочка неба не представлялось возможным. К тому же мороз густо разукрасил стекло своими причудливыми узорами, и Рози была вынуждена отказаться от намерения выглядывать через окно, ведь всегда лучше выйти на двор самой.
– Хорошо хоть вьюга стихла – подумала девочка про себя.
В комнате делать было больше нечего, поэтому Рози быстро оделась и сбежала по ступенькам вниз. В холле никого кроме Торгвалда и хозяина трактира не оказалось, и Рози сразу почувствовала себя обманутой. – Разумеется, мастера Торгвалда они оставили чтобы присматривать за мной, – обиженно подумала малышка про себя и тут же спросила: – А где же все остальные?
– А, это ты, Пушинка, – оторвался Торгвалд от пивной кружки. – Все они ещё с раннего утра разошлись кто куда и, честно сказать, я и сам не понял всего, чего они тут мне наговорили. Помню только, что эльфов мастер Мельхеор направил к начальнику городской стражи мастеру Кирпи – они, дескать, зоркие и приближение врага могут заметить гораздо раньше всех остальных. Должно быть сейчас стоят, бедолаги, где-то на самом верху, на продуваемых всеми ветрами ледяных городских стенах. Я прямо как подумаю про это, то даже мне тут холодно от одной мысли становится, а как эти ребята там держатся, даже не представляю. А мне было велено оставаться здесь и присматривать за тобой.
– Вот ещё! – возмутилась Рози, уперев руки в бока. – Я и сама за кем хочешь присмотреть сумею! Мама не раз и не два оставляла меня приглядывать за тремя моими младшими братишками. 
– Может это и так, как ты говоришь, Пушинка, – равнодушно отозвался Торгвалд, – но если уж мастер Мельхеор поручил мне тебя опекать, то я уж, будь уверена, его не подведу.
– Это мы ещё посмотрим, – обиженно буркнула Рози себе под нос, чтобы не услышал Торгвалд. Теперь девочка окончательно поняла, что здесь её никто всерьёз не воспринимает, и сердито сжала кулачки, решив всех хорошенько проучить.
– Что-ж, юная мисс, ваш завтрак уже готов, – сообщил трактирщик, расплывшись в довольной улыбке.
Рози сразу смекнула, что для того, чтобы усыпить бдительность своего няньки, ей будет лучше ни с кем не пререкаться, а потому она молча забралась на стул, на который Бадли заботливо подложил для неё небольшую подушку, и приступила к еде. Торгвалд подсел к своей подопечной поближе и, довольно потягивая из кружки пенное пиво, стал отрешённо поглядывать за окно.
Пока Рози завтракала, трактирщик сновал вокруг неё как юла, то и дело предлагая своей маленькой гостье отведать замечательных блюд, приготовленных специально для неё миссис Хельдой. Тут надобно заметить, что в отличие от большинства своих сородичей Рози Прыгинс не любила много кушать, поэтому, наскоро подкрепившись, поспешила избавиться от чрезмерно обходительного хозяина заведения. Поблагодарив Бадли за великолепный завтрак, она проворно соскочила со стула и, подбежав к вешалке у входной двери, начала стягивать с крючка свою шубку.
– Постой, Пушинка, ты куда это собралась? – обеспокоено спросил Торгвалд, преграждая девочке путь к выходу.
– Пойду искать господина Мельхеора, – несколько растерянно ответила девочка.
– Но сам мастер Мельхеор велел мне приглядеть, чтобы я никуда тебя не выпускал, – решительно заявил кузнец.
Рози обескуражено воззрилась на гиганта, ставшего напротив парадной двери и поняла, что тот ни за что не выпустит её на двор. Тогда девочка перевела жалостливый взгляд на толстяка Бадли, ища у того поддержки, однако трактирщик лишь с сожалением пожал плечами.
– Ну ты подумай, милая, зачем тебе туда высовывать свой курносый носик? – начал уговаривать малышку Торгвалд. – Там ведь сугробов намело в добрых два твоих росточка.
Конечно же, кузнец сильно преувеличил насчёт высоты сугробов, но как раз это и заинтересовало Рози более всего. Кроме того, девочке не терпелось побродить по городу, который она видела, пока что, лишь мельком.
Оценив возникшее на пути препятствие в виде широко расставленных ног Торгвалда, Рози поняла, что если ей и удастся прошмыгнуть мимо неповоротливого кузнеца, то уж вряд ли она сможет без посторонней помощи отворить массивную входную дверь трактира. Девочка разочарованно вздохнула и, понурив голову, побрела в свою комнату. Однако, не смотря на неудачу, она даже и не подумала снимать свою кроличью шубку и мягкие меховые чуни. Когда она поднималась по скрипучим деревянным ступеням лестницы, от досады ей хотелось расплакаться, однако она сдержалась. В эти досадные мгновения она вспоминала Пако, для которого ещё никогда не встречалось непреодолимых препятствий, и решила действовать по его примеру.
Рози хорошо помнила, что когда Пако лишали возможности погулять, то он без труда, втайне спускался во двор через окно, по водосточной трубе, а потом таким же образом возвращался обратно. В комнатке Рози тоже было окно, и она решила последовать примеру своего находчивого, изворотливого братца. При этой мысли сердечко малышки учащённо забилось в груди, и надежда выбраться на улицу вопреки всем препятствиям вновь окрылила её.
Оказавшись в своей комнатке, Рози тут же подбежала к окну и внимательно его осмотрела. Мороз уже успел разрисовать стёкла причудливыми узорами, но даже усилившийся холод не мог пошатнуть решительности малышки исполнить задуманное. Главное внимание девочки привлекла массивная щеколда, на которую запиралось окошко. Не теряя времени, Рози подтащила к окну единственный стул, находившийся в её комнате, и без особого труда забралась на него. Стёкла замёрзли, и через них было уже совсем ничего не видать. Рози немного подышала на окно и вскоре прочистила на стекле небольшой глазок, через который можно было хоть что-то рассмотреть. Однако холод снаружи был такой, что расчищенный пятачок тут же опять замерзал.
– Придётся открывать, – смело решила Рози, – а то ведь так и совсем ничего не увижу.
Девочка выдвинула щеколду из-под металлической скобы, намертво вбитой в оконную раму изнутри, и попыталась отворить окно. Однако то ли оттого что окно примёрзло, то ли потому, что его обильно засыпало снегом, но оно даже не шелохнулось. Тогда Рози смело забралась на широкий дубовый подоконник и навалилась на оконные створки всем весом своего маленького тельца. Внезапно что-то треснуло и, не успев понять, что с ней произошло, девочка кубарем покатилась по наклонной крыше. Снега наверху было много, и он тут же залепил малышке всё лицо, отчего она и вовсе перестала представлять, что происходит. Прошло ещё несколько мгновений, прежде чем Рози почувствовала, что куда-то падает. Вслед за этим раздался сухой хруст, после чего всё стихло.
Придя в себя, Рози пошевелила сначала одной рукой, затем другой, потом подвигала ногами и, облегчённо вздохнув, поняла, что ничего страшного не случилось. Она отёрла с лица подтаявший снег и открыла глаза…
Вокруг царил полумрак, и сперва Рози не удалось толком ничего разглядеть, лишь откуда-то сверху через дыру в пробитой насквозь соломенной крыше на неё падал свет серого дня. В нос девочке сразу ударил едкий запах стойла, где обычно содержат животных. Рози приподнялась и, ощупав место под собой, поняла, что лежит на сухой мягкой соломе. Перевернувшись на живот, она стала на четвереньки и внезапно почувствовала, что сверху на неё кто-то дышит мерным дыханием могучих лёгких. От неожиданности она тут же отпрянула в сторону, но, упёршись спиной в какое-то препятствие, замерла не дыша. Её сердечко колотилось в груди так сильно, что она даже слышала его удары своими собственными ушами.
– Должно быть, лошадь или какое-то другое животное, – попыталась успокоить себя Рози.
Остановившись на успокаивающем предположении, Рози притихла и стала ждать, когда глаза привыкнут к окружающему полумраку. Животное, или что бы то ни было, чьё близкое дыхание девочка ощутила на себе, не проявляло никаких враждебных намерений, и она немного успокоилась. Какова же была её радость, когда в проявившемся полумраке ей наконец удалось разглядеть перед собой четвероногого друга Урвина – Феасуллэ. Олень удивлённо рассматривал неожиданную гостью и, похоже, сам был встревожен шумом внезапного падения. Теперь он осторожно обнюхивал девочку, сжавшуюся в комок и забившуюся в дальний угол яслей с соломой.
Убедившись, что ей ничто не угрожает, Рози осмотрелась по сторонам и вскоре поняла, что находится в просторном амбаре, где кроме Феасуллэ содержатся и другие животные.
Олень тоже успокоился и перестал обращать на Рози внимание. Чуть поодаль в стойлах топтались встревоженные лошади – они не видели девочки за стенками яслей и продолжали волноваться, то и дело оглашая амбар беспокойным прерывистым ржанием. Наконец Рози привстала на колени и тщательно отряхнулась от налипшей соломы. Затем она подползла к оленю и осторожно погладила животное по морде. Рози опасалась, что Феасуллэ отойдёт от неё в сторону, но тот продолжал спокойно жевать свой корм, даже не пытаясь возражать против ласки нежданной гостьи.
– Хороший мальчик, – сказала Рози, осторожно поглаживая животное. – А шёрстка то у тебя какая гладкая! Интересно куда девался твой хозяин, мастер Урвин? Тебе, наверное, тоскливо здесь без него? Ну не переживай, скоро он вернётся. А знаешь, мне тоже сейчас грустно и может быть даже грустнее, чем тебе – твой то хозяин где-то поблизости, а мой брат, Пако, сейчас очень далеко и я даже не представляю себе, где он может находиться. Господин Мельхеор обещал мне, что скоро мы отправимся на юг и обязательно его отыщем, но прошло уже несколько дней, а он всё не вспоминает о моём бедном брате. А Пако у меня хороший. Как начнёт, бывало, рассказывать свои замечательные истории, так все местные ребятишки сразу сбегаются его послушать. А однажды Белинда, моя подружка, и говорит, что он у меня, Пако значит, просто замечательный. Сама я раньше об этом как-то и не задумывалась, покуда он не пропал. Ну и дура же я была!
При этих словах Рози неожиданно для себя расплакалась.
– Теперь никто не хочет мне помочь. И господин Мельхеор… он ведь тоже пообещал, что мы его разыщем только затем, чтобы я не переживала. А теперь он о Пако даже и не вспоминает! Я то знаю, что у него на уме сейчас одна война, не маленькая ведь. И бабушка всегда мне говорила, что у этих мужчин лишь одно на уме, всякие там приключения да развесёлое застолье. И если надо, они нас, женщин, даже не моргнув глазом обманут!
Воспользовавшись тем, что её никто не видит, Рози окончательно разревелась. Слёзы застилали малышке глаза, а всё её тельце сотрясалось от безудержного рыдания. Но как это обычно бывает, дав волю своим страхам и переживаниям, девочка быстро успокоилась. Было похоже, будто у неё напрочь кончились слёзы и теперь рыдать уже не было никакого смысла.
Отерев со щёк ещё не успевшие высохнуть слёзы, Рози внезапно обратила внимание, что Феасуллэ перестал жевать и, похоже, внимательно её слушает. Более того, ей даже показалось, что олень искренне сочувствует её горю, а его добрые глаза определённо повлажнели.
– Ты что, понимаешь меня? – удивилась девочка. Конечно же, Рози вовсе не ожидала, что Феасуллэ ей ответит, но была бы безмерно счастлива, если бы он дал ей хоть какой-то знак, что её догадка верна. Однако, ни ответа, ни какого-либо иного знака девочка так и не дождалась. Вместо этого олень вновь приник к своей кормушке и заработал челюстями, будто ничего не произошло.
– Нет, не обманывай меня, – вновь заплакала Рози. – Ты ведь тоже, как и все эти мужчины – мальчик. Я всё равно знаю, что ты хорошо меня понял. Не смей от меня отворачиваться!
Рози до того расстроилась, что решила вернуться в трактир, чтобы закрыться там в своей комнатке и дать волю горестям и печалям. Обиженная на Феасуллэ, она стала выбираться из яслей, однако, не успела ещё соскочить на пол, как олень аккуратно схватил её зубами за шиворот и вновь вернул на место.
– Ты это чего? – удивлённо выдохнула Рози и растерянно уставилась в умные блестящие глаза животного.
Внезапно Феасуллэ начал кивать головой вверх-вниз, вверх-вниз и, наверное, очень даже удивился, когда Рози вновь расплакалась, однако на этот раз уже от безудержной радости. В следующее мгновение девочка прильнула к морде оленя, пылко обняв его шею своими ручонками.
– Ты ведь мне поможешь, правда? – вопрошала девочка, но Феасуллэ в цепких объятиях малышки уже просто не мог кивать головой.
– Спасибо, Феасуллэ! Спасибо, мальчик! Я знала, что ты не такой, как все эти мальчишки, – не могла успокоиться Рози, не разнимая рук. Она сидела бы так очень долго, если бы со стороны амбарных ворот не послышался скрип петель.
– Кто здесь? – спросил встревоженный голос молоденькой девушки.
Испугавшись наказания за проломанную крышу, Рози упала на дно яслей и притаилась.
– Я слышала тебя! А ну сейчас же выбирайся или я позову стражу! – повторила незнакомка, но угроза в её голосе выглядела не очень убедительно.
Рози вовсе не хотелось иметь дела со стражей, а потому она выбралась из яслей и виновато опустила голову, стараясь даже не смотреть на ту, кто её обнаружила.
– Я тебя знаю, – уже значительно мягче прозвучал приятный бархатный голос. – Ты та самая малышка, которая прибыла сюда с Мельхеором и Урвином! Но как ты сюда попала?
Рози виновато покосилась на проломанную в крыше дыру и, чувствуя свою вину, вновь опустила голову. Неожиданно до её ушей донёсся звонкий девичий смех.
– Не хочешь ли ты мне сказать, что упала сюда прямо с неба? – спросила девушка.
Рози подняла глаза, чтобы попросить у незнакомки прощения и по порядку рассказать, как всё получилось, но в этот миг узнала в девушке, стоящей перед ней с масляной лампой в руках, дочь владыки Торма, Гельдэ, и совсем опешила.
– Ты что, испугалась меня? – удивилась девушка.
– По правде сказать, да, сударыня, – перепугано пролепетала Рози.
– Не бойся, моя милая, – улыбнулась Гельдэ, – я ведь думала, что сюда пробрался какой-то злодей, а ты всего-навсего маленькая девочка.
Гельдэ даже не могла себе вообразить, как её слова – всего лишь маленькая девочка – задели самолюбие Рози. Малышка вновь насупилась и обиженно замолчала.
– Да не переживай ты так, – продолжала успокаивать девочку Гельдэ, – крышу наш конюх Халмир починит быстро. С тобой-то хоть всё в порядке? Сама ты нигде не ушиблась?
В ответ Рози молча замотала головой.
– Ну хоть это хорошо, – успокоилась девушка. – Кстати, я тебя случайно ничем не обидела? – поинтересовалась она, почувствовав обиду малышки, но, не желая признаваться, Рози вновь энергично замотала головой.
– Тогда пойдём со мной, я покажу тебе наш город, – мило улыбнулась Гельдэ и от этой улыбки девочка немного оттаяла.
Рози молча шагнула к девушке и со словами: – Пойдёмте, сударыня, – решительно протянула ей руку. Напоследок малышка с сочувствием оглянулась на Феасуллэ, остающегося в полутёмном амбаре – ей показалось, что это благородное свободолюбивое животное не привыкло находиться взаперти и чувствует себя здесь неважно. Но едва Рози очутилась на улице, как все сомнения и переживания тут же покинули её. Вокруг было белым-бело. От входа в амбар, посреди насыпанных снеговых круч, вилась неширокая расчищенная дорожка. Снежные скаты по бокам узкой тропинки были столь высоки, что Рози даже не могла рассмотреть высящихся вдоль дорожки деревянных строений, некоторые из которых были заметены по самую крышу. Куда бы ни повела за собой девочку Гельдэ, всюду тянулся нескончаемый снежный лабиринт, за высокими скатами которого Рози, с её невысоким росточком, совершенно ничего не могла видеть. И если бы не новая старшая подруга, то, отойдя от амбара уже за несколько поворотов, Рози неминуемо потерялась бы в царстве хрустящего под ногами, ослепительно-белого снега. Время от времени Гельдэ останавливалась и приподнимала свою маленькую спутницу, чтобы та могла хоть что-нибудь увидеть.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #269 on: 25/06/2022, 06:41:45 »
На Запад

Глава 12

Новые друзья

2 часть

Почти весь день новые подруги бродили по улочкам Хелегонда. Гельдэ много рассказывала Рози об истории своего родного города, а Рози слушала свою старшую спутницу с восхищением и благодарностью. Из повествования Гельдэ Рози узнала, что ныне в городе живут представители трёх народов. Основали город, как уже ранее сказал Мельхеор, беженцы с юга – дунаданы. Давным-давно потомки славного древнего рода нашли среди бескрайних холмов Северных Пустошей скованное льдом озеро, которое нарекли Хелек, то есть Ледышка. Здесь у источника питьевой воды они и основали своё поселение. Город начали строить на скальном основании, окружённом с двух сторон глубоким оврагом с крутыми склонами. Поначалу все хижины поселенцев строились из ледяных глыб, как это делали лоссоты – местные жители заснеженных равнин. Стен тогда ещё не возводили, потому как поначалу в этих суровых краях обороняться было не от кого. Коренные жители северных просторов, жили повсюду небольшими общинами и явившихся с юга гостей не тревожили.
Жить в краю вечного холода было непросто, и это подтолкнуло Хелегондцев к дальнейшим поискам. Направившись по крепкому льду озера Хелек на северо-восток, они вышли к опушке леса, показавшегося им бескрайним. Так у поселенцев появилось дерево для строительства более привычных для себя жилищ. Вначале некоторые были за то, чтобы навсегда переселиться под сень вековечных мачтовых сосен, однако этому не суждено было сбыться. Хелегондцы столкнулись с голодными гворхами – белыми волколаками севера. Прознав о новых аппетитных соседях, свирепые хищники появлялись из леса неожиданно, сея среди измотанных в долгих странствиях поселенцев ужас и панику. Так хелегондцы поняли, что жить в лесу вовсе небезопасно и возвратились назад, – не так уж много было поселенцев, чтобы противостоять внезапным набегам опаснейшего, свирепого врага. Однако, единожды отведав человечины, гворхи начали искать людей и на равнинах. С тех пор у хелегондцев впервые возникла необходимость постоянной защиты и так родилась идея возведения изо льда неприступной защитной стены. Гворхи без труда обнаружили поселенцев с юга, однако среди последних было немало доблестных воинов, закалённых в боях и способных дать достойный отпор любому врагу. Тогда гворхи стали нападать на местных жителей – лоссотов, ведь, почувствовав вкус человечины, уже не желали от неё отказываться.
До прихода южан лоссоты, живущие в крае вечной мерзлоты, не знали войн, а потому не могли защитить себя от постоянных набегов хищников. Так у исконных хозяев севера впервые возникла необходимость искать защиты у более организованных пришельцев с юга. С тех пор население Хелегонда начало быстро и неуклонно расти. Всё новые и новые семьи лоссотов вливались в единую общину города, укрепляя его обороноспособность. Позднее хозяева заснеженных равнин научили дунаданов делать сани с костяными полозьями, что в дальнейшем позволило хелегондцам доставлять в город дерево с окраин леса, лежащего восточнее. Когда численность горожан увеличилась, хелегондцы начали отправлять на заготовку дерева большие вооружённые отряды. Они рубили деревья и на санях, по льду, доставляли их в свой город. Мало-помалу в Хелегонде перестали строить дома изо льда. Однако гворхи были взбешены тем, что люди вторглись в их владения и не прекращали ночных набегов на горожан. Лишь когда высокая неприступная стена замкнула оборонительный рубеж города, хелегондцы стали для гворхов недосягаемыми. Спасительную стену возвели из ледяных глыб, вырезанных прямо с поверхности озера Хелек.
Ещё позднее в Хелегонд заявились и гномы. Недра подземных чертогов горных мастеров в те времена быстро истощались, и Подгорный Народ вынужден был искать рудные жилы в горах севера. И хотя вокруг Хелегонда не было гор, однако поисковая экспедиция кудесников горных недр, направляясь на запад, набрела на город, затерянный на заснеженных просторах севера.
Много интересного о Хелегонде узнала в этот день Рози, и прогулка с Гельдэ для неё пролетела почти незаметно.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #270 on: 25/06/2022, 06:42:32 »
На Запад

Глава 12

Новые друзья

3 часть

Тем временем  Мельхеор, Фамбур, Урвин и Гилгаэр с Тинуром  возвращались в «Дубовую Бочку» после быстротечного, но, тем не менее, весьма плодотворного дня. 
– Доброго тебе вечера, дружище Торгвалд, – поприветствовал маг кузнеца, переступая через порог трактира. – Как поживает наша маленькая путешественница? Не слишком ли много хлопот она доставила тебе за день?
– Что вы, господин Мельхеор, она весь день сидит тихонько в своей комнатке и с тех пор, как с утра позавтракала, я её больше не видел, – ответил Торгвалд, довольный своей исполнительностью.
– Признаться честно, слышать такое о ком-то из семейства знаменитых Прыгинсов, по меньшей мере, странно – искренне удивился Мельхеор. – Ну да ладно, сомневаться в твоих словах не приходится.
Вслед за магом в дверном проёме показались Урвин, Фамбур и Гилгаэр с Тинуром. Все они за день изрядно намёрзлись и теперь гурьбой потянулись к пылающему в очаге огню.
– Проходите судари, грейтесь на здоровье, – обрадовался Бадли, увидев своих вернувшихся постояльцев. – У меня уже почти всё готово к ужину. Ещё немного и будем накрывать на стол.
– Да, я уж точно не откажусь отведать чего-нибудь аппетитного, – обрадовался Фамбур, потирая перед огнём замёрзшие руки.
– Не извольте беспокоиться, я мигом, – бросил Бадли через плечо, спеша в кухню, откуда уже потянулись соблазнительные запахи.
– Пойду, приведу нашу Пушинку, что-ли, – сказал Торгвалд и поднялся из-за стола. Он неторопливо направился к лестнице, взбегающей на второй этаж, однако не успел ступить и на первую ступеньку, как входная дверь вновь отворилась, и вместе с холодным воздухом с улицы в трактир шагнули Рози и Гельдэ. Все взгляды тут же устремились к прибывшим и в зале воцарилась тишина.
– Ну что-ж, – наконец послышался ироничный голос Мельхеора, – теперь всё снова стало на свои места. А я то уже начал было волноваться.
– Да, приятель, – присоединился к шутке мага Фамбур, едва сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. – Похоже, что наша девочка оставила тебя с носом.
Торгвалд побледнел и теперь лишь растерянно переводил взгляд то на Рози, то на Мельхеора.
– Даже не представляю, как это могло произойти, – обескуражено пролепетал кузнец
– Да ладно, не убивайся ты так, дружище, – поспешил успокоить Мельхеор кузнеца, видя, как тот переживает из-за допущенного промаха. – Прыгинсы ведь они на то и Прыгинсы, чтобы кого угодно, не моргнув глазом, обвести вокруг пальца. Правда до недавнего времени я полагал, что это передаётся у них в роду только лишь по мужской линии, а теперь оказывается, что я был неправ. 
– Прошу прощения, мастер Торгвалд, – пролепетала Рози, виновато опустив глаза под ноги. – Я случайно вывалилась из окна наружу и оказалась в амбаре за домом. Вот, даже госпожа Гельдэ может это подтвердить.
Торгвалд недоумённо перевёл взгляд на миловидную дочку владыки Торма и, пребывая в полной растерянности, даже забыл поклониться.
– Ты хочешь сказать, милая, что падала из окна на втором этаже? – ещё более удивился Мельхеор.
– Да, господин Мельхеор, именно так всё и было, – тихо пролепетала Рози.
– Но ты хотя бы не ушиблась, Пушинка? – заволновался Фамбур, внезапно вскочив с табурета, на котором сидел перед пылающим очагом. Он подбежал к Рози и стал заботливо ощупывать её руки и ноги. – Нигде не болит? – то и дело спрашивал он. 
Рози лишь молча мотала головой, и вскоре бородач успокоился.
– Что-ж ты, старина? – с упрёком заглянул гном в глаза Торгвалду. – Тебе же велено было приглядеть за ней!
– Ну ты, Фамбур, поостынь, – вмешался Мельхеор. – Я ведь сказал уже, что Прыгинсы могут обвести вокруг пальца любого – такая уж у них в крови любопытная наследственность.
Гном недовольно попыхтел, но вернулся к огню и вновь присел на свой табурет.
– Спасибо тебе, Гельдэ, – почтительно поклонился Мельхеор дочери Торма. – А знаешь… оставайся-ка ты с нами. Вместе поужинаем, а затем мы проводим тебя во дворец к отцу.
– Спасибо, мастер Мельхеор, я с удовольствием осталась бы вместе с вами, тем более что и с Рози мы уже подружились, но отец с братом будут ждать меня во дворце этим вечером, и я должна поторопиться.
Гельдэ вежливо поклонилась друзьям, попрощалась с Рози и спустя мгновение затворила за собой дверь.
– Вот и хорошо, что все уже собрались, – вновь раздался довольный голос Бадли, несущего с кухни большой серебряный поднос, уставленный посудой с разнообразными яствами. Вслед за ним важно шагали два его служки с подносами поменьше. Последней показалась сама миссис Хельда. На её губах играла добродушная улыбка, а пухлые щёки горели румянцем.
– Мой нижайший поклон королеве местной кухни, – поприветствовал женщину Мельхеор, и щёки хозяйки от удовольствия зарделись ещё больше.
Польщённая комплиментом мага, Хельда тут же принялась командовать сервировкой стола, а уязвлённый этим обстоятельством Бадли от досады стал раздавать затрещины своим, якобы бестолковым, служкам. Было очевидно, что вступать в спор со своей супругой трактирщик не решался.
Наконец, пройдя испытание последним критическим взглядом Хельды, стол был признан полностью готовым к вечерней трапезе.
– Прошу, судари, присаживаться, – пригласила женщина с радушной улыбкой на лице.
– Спасибо, хозяюшка, – поблагодарил Мельхеор Хельду, присаживаясь первым, а вслед за ним засуетились все остальные. Рози не раздумывая примостилась по правую руку от Мельхеора а Фамбур тут же занял место рядом с ней. Напротив разместились Гилгаэр, Тинур и Торгвалд, а Урвин присел с торца стола, под окном. С противоположного конца стола оставалось ещё одно место, и едва Хельда удалилась на кухню, Бадли тут же придвинул табуретку и присел за стол вместе с остальными.
Сперва ели молча и над столом раздавалось лишь плямканье, причмокивание да постукивание ложками. Только Бадли не смолкал, неустанно расхваливая стряпню своей супруги, и назойливо предлагал отведать то одного блюда, то другого. Наконец Мельхеор отёр усы и бороду, и пока остальные ещё продолжали жевать, заговорил:
– Что-ж, друзья, теперь самое время подвести итог минувшему дню. Самым важным сегодня было то, что явившийся дозор во главе с сыном владыки Торма, Толмаром, пока так и не обнаружил никаких признаков перемещений врага на опушке Сумеречного Леса на востоке.
Но готов поспорить, что противник не дремлет и неустанно стягивает силы под покровом леса, чтобы очень скоро ударить по Хелегонду. Они, несомненно, там, в сердце Сумеречного Леса, и сейчас лишь затаились на время. Я так думаю, что они ждут какого-то определённого сигнала. Уверен, что итог сегодняшнего дня можно смело причислить к положительным результатам, так как каждый выигранный нами час может решить исход неизбежно предстоящего столкновения в нашу пользу. Нам лишь нужно продержаться до того момента, когда на помощь подоспеют гномы из Гродбара, а гонцов на запад Владыка Торм отправил ещё вчера, едва мы покинули его дворец.
– По этому поводу не извольте беспокоиться, друзья, – вставил слово Фамбур. – Эти ребята своё дело знают туго, так что точно не подведут.
– Друзья, что-то я не совсем понял, о чём вы тут только что говорили, – растерянно пробормотал Бадли. – Объясните мне, наконец, что происходит нынче в нашем городе? Сегодня ко мне заскочили промочить горло мои старинные приятели и тоже говорили о какой-то угрозе, исходящей с Волчьих Холмов на востоке. Да только из их сбивчивых разговоров я ничего так и не понял. Когда я попросил их объяснить, о чём они говорят, они тут же замолчали и перевели разговор на другую тему. А я так понимаю – они и сами мало что знали.
– Ты точно уверен, что хочешь это знать? – Спросил Мельхеор, заглядывая трактирщику в глаза.
– Обижаете, господин Мельхеор, – немного растерялся Бадли, – да разве я стал бы спрашивать, ежели-б не желал?
– Вот что, дружище, – вновь заговорил Мельхеор, смерив трактирщика строгим взглядом, – постарайся помалкивать о том, что сейчас услышишь, потому как многое в нашем положении ещё не совсем ясно, а лишняя паника в городе нам вовсе не нужна.
– Да чтоб мне лопнуть на этом месте, господин Мельхеор! – с пылом выдохнул Бадли.
– Ну хорошо, – сказал Мельхеор гораздо тише, чем говорил до этого. – То, что ты услышишь, скоро станет очевидно для всех в этом городе, а пока что об этом знают в основном те, на чьи плечи ляжет основная задача – защитить Хелегонд от вражеских полчищ.
– Да что вы такое говорите, господин Мельхеор?! – испуганно всплеснул руками Бадли. – Не иначе как гворхи вновь объявились в окрестных лесах?!
– Не перебивай, раз спросил, – осадил маг трактирщика.
– Уже молчу, господин Мельхеор, уже молчу, – тут же осёкся Бадли.
– Так вот, что я скажу тебе, приятель. Дело тут не только в гворхах. Если бы угрозой были лишь они, это было бы полбеды – с их стихийными набегами правители Хелегонда справлялись не раз и не два. Плохо то, что нынче вместе с ними орки и ведёт их всех воля тёмного повелителя, подобного самым отъявленным лиходеям былых времён.
Слушая Мельхеора, Бадли даже открыл рот и сильно побледнел. Было похоже, что от объявшего его ужаса ему даже не хватает воздуха.
– Но как же такое может быть?! – Наконец с трудом выдавил из себя трактирщик. – Ведь уже давно известно, что последнего ужасного лиходея низвергли лет двадцать тому назад! У меня в трактире и сейчас частенько заводят разговоры о той страшной войне. Да ведь и было это где-то далеко, на юге. Но чтобы у нас, под самым боком! Такого отродясь ещё не бывало!
– Да, мой друг, так уж иногда в жизни случается, – задумчиво сказал Мельхеор. – Никогда не знаешь наверняка, что ждёт тебя впереди.
– Да, скверное дело, – тяжело вздохнул Бадли. Он на мгновение замолк, а затем вновь спросил:
– И когда же они объявятся у наших стен?
– А вот этого мы и сами пока не знаем, – ответил Мельхеор. – Точно могу сказать лишь одно – объявятся они совершенно точно, но пока затаились и ждут какого-то знака от своего тёмного повелителя.
Слушая мага, трактирщик так разволновался, что у него даже задрожали руки, и его волнение незаметно перекинулось и на всех остальных. За столом повисла тишина, и даже аппетит у всех пропал.
Наконец Урвин не выдержал тягостного молчания и произнёс:
– Друзья, да что вы все так поникли? Мы что, хороним здесь кого-то? Ну а если нет, то давайте-ка немного отвлечёмся от всех забот и треволнений прошедшего дня. Бадли, займись своим делом и принеси сюда бочонок доброго пива!
– Это я мигом, мастер Урвин, – немного заторможено отозвался трактирщик, но без промедления поднялся и убежал выполнять полученный заказ.
– Друг, – обратился Урвин к Гилгаэру, едва Бадли скрылся в погребе, – я давно приметил, что у тебя с собой флейта. И дураку понятно, что ты носишь её с собой не затем чтобы мух отгонять. Не сыграешь ли нам что-нибудь?
Гилгаэр встрепенулся от нахлынувших на него тревожных мыслей и как будто даже обрадовался просьбе Урвина, согласно кивнув ему головой.
Эсгалдорец подошёл ближе к пылающему в очаге огню, присел на пустующий табурет и заиграл на своей флейте прекрасную, печальную мелодию. Все вокруг тут же притихли, наслаждаясь чудесной нежной музыкой. Мельхеор и Фамбур раскурили свои трубки и теперь попыхивали в воздух аккуратными колечками дыма, которые долго путешествовали под потолком. Неожиданно Рози заметила, что глаза Урвина увлажнились и, чтобы скрыть свои чувства, бородач отошёл к окну и долго смотрел на мерцающие за окном масляные фонари.
Музыка Гилгаэра была так восхитительна, что Бадли, показавшийся из погреба с увесистым бочонком в руках, застыл на месте, боясь разрушить дивные чары эльфийской мелодии, разливающейся по просторному залу. Лишь только когда флейта стихла, все устремили свои взгляды на вернувшегося трактирщика и заметили что в его глазах стоят слёзы.
– Бадли, дружище, что это с тобой? – Забеспокоился Мельхеор.
– Вовсе даже ничего, сударь, – отозвался хозяин, отирая носовым платком влажные глаза. – Очень уж душевная была мелодия. Такой мне уж точно никогда слыхивать не доводилось.
Звучно высморкавшись, Бадли водрузил бочонок с пивом на середину стола, а его юные помощники принесли чистые кружки и кувшин фруктового сока для Рози, который в этих северных краях был большой редкостью.
Фамбур тут же принялся наполнять кружки, поочерёдно подставляя их к пузатому бочонку.
– Замечательное пиво, хозяин! – заметил Урвин, вернувшись к столу и отпив из своей кружки. Бородач уже пришёл в себя и было похоже, что никто кроме Рози так и не заметил, как он растрогался музыкой эльфа.
– Если бы ты, мой друг, хоть раз отведал знаменитого Пончера на Отпорном Перевале, ты бы сейчас так не говорил, – заметил Мельхеор. – Хотя, надо признать, что и это пиво очень добротное.
– Да что ты, Мельхеор, так привязался к этому Отпорному Перевалу? – Отозвался Урвин. – Бывал я там лет сто назад… а может и больше, и кроме Великого Древа ничего заслуживающего моего внимания так и не заметил.
– Ну, мой друг, – возразил Мельхеор, – в те времена там ещё не было семейства Прыгинсов и их повсеместно знаменитого трактира «Привратник Эсгалдора». А сейчас даже трудно сказать, что на Отпорном Перевале более знаменито – Великое Дерево или трактир семейства Прыгинсов.
Кстати, по случаю хочу тебе напомнить, что Рози приходится внучкой самому Пончо Прыгинсу. И если бы ты не жил затворником в своём лесу последние сто лет, то сразу понял бы, какая честь выпала на твою долю, – шутливо улыбнулся Мельхеор.
– Да уж, господин Урвин, – неожиданно согласился Бадли, – даже я многое слыхал об этом Пончероме Прыгинсе и его знаменитом заведении.
– Да что вы говорите, друзья! – изрядно удивился Урвин. – Видать стоит и мне тряхнуть стариной после стольких то лет отдыха и вновь побродить по свету. Вот только с врагом разделаемся, и я со своим Феасуллэ ещё вволю попутешествую.
– Да уж, я бы тоже с радостью тряхнул стариной и отправился бы, например, к Башенным Холмам, что лежат у врат Серебристой Гавани, – мечтательно произнёс Фамбур. – Там, наверное, сейчас тепло, ну, во всяком случае, не так холодно как тут. Давненько я не бывал в тех краях, вот уж лет десять прошло.
Так за ароматным пивом завязалась оживлённая беседа. Друзья всё говорили и говорили. Вспоминали многое, а поднялись из-за стола лишь тогда, когда Фамбур выдавил из опустевшего бочонка последние капли пива. После этого, пожелав друг другу спокойной ночи, стали расходиться по комнатам.           




   
 
   
 
         
                             
                                 
                 
           
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #271 on: 28/06/2022, 06:58:24 »
На Запад

Глава 13

Быстрее ветра

1 часть

астало утро следующего дня. Тучи над Хелегондом не желали расступаться и плыли по небу сплошной серой пеленой.
Первым из всех поднялся Мельхеор и, неторопливо спустившись в зал, попросил Бадли сделать ёму чаю. Предстоящий день обещал быть хлопотным, но маг не спешил покидать «Дубовую Бочку». Сегодня он решил не искушать судьбу и был твёрдо намерен забрать Рози с собой, чтобы она вновь не натворила чего-нибудь непредвиденного. Так и случилось, что в этот день Рози оказалась под пристальным вниманием как минимум двоих – Мельхеора и Фамбура. Однако, несмотря на это обстоятельство, девочка была несказанно счастлива бродить по городу вместе со своими старшими товарищами, ведь для неё это означало, что взрослые принимают её как равную и именно поэтому на чрезмерную опеку со стороны дотошного Фамбура она уже не обращала никакого внимания. Вместе со всеми Рози побывала на прославленных ледяных стенах Хелегонда, где Мельхеор, Урвин и Фамбур по очереди долго глядели вдаль в какую-то странную трубу. Фамбур объяснил малышке, что этот особый инструмент предназначен для того, чтобы далёкие предметы делать близкими и с гордостью добавил, что изобрели это чудесное приспособление его сородичи. Рози тоже довелось заглянуть в этот удивительный предмет одним глазком, и то, что она там увидела, повергло её в неописуемый восторг. Лишь Гилгаэр и Тинур отказались заглядывать в волшебную трубу и заявили, что их собственные глаза видят гораздо дальше и лучше, чем любые магические предметы, изобретённые гномами. Тот факт, что гномы владеют некоторой магией, привёл Рози в полное изумление, а Урвин поведал, что труба действительно является подарком одного его старинного друга гнома, которого, к сожалению, уже давно нет в живых.
Ближе к полудню друзья встретились на крепостной стене с Владыкой Тормом и его сыном Толмаром, которые тоже с тревогой в глазах вглядывались в горизонт на востоке. Потом все вместе вернулись во дворец Торма, где Рози передали под опеку своей новой подруги Гельдэ. О большем Рози не могла и мечтать. Гельдэ провела девочку по своим укромным уголкам, куда до этого она любила приходить сама, чтобы уединиться от докучливой прислуги и нянек.
Тем временем в тронном зале дворца проходил совет военачальников Хелегонда. За внешним спокойствием вояк чувствовалось огромное внутреннее напряжение, ведь все ждали рокового знака, за которым последует неизбежное, однако ничего, что можно было принять за этот особый знак, не происходило. Между тем на улицах и крепостных стенах Хелегонда увеличилось число вооружённых воинов. Люди подносили к бойницам не только пучки стрел, ящики с камнями и просто глыбами льда, а также всё, что, будучи сброшенным со стен вниз, могло причинить хоть какой-то вред будущему врагу. Одним словом, в предстоящей осаде никто в городе уже не сомневался, но когда это могло произойти, и суждено ли городу продержаться до прибытия подкрепления гномов из Гродбара, никто не знал.
Так, в полном зыбкой неопределённости напряжённом ожидании, прошёл целый день. Вечером друзья вместе поужинали, в очередной раз отметив удивительную изобретательность в приготовлении блюд хозяйки Хельды, и отправились по своим комнатам.
В эту ночь Рози не спалось. Она долго ворочалась с боку на бок, и мысли о Пако никак не шли из её головы:
– Ну вот, ещё один день прошёл, – переживала она, – а Мельхеор даже и не собирается сдерживать своё обещание. Наверное, он думает, что я маленькая глупая девчонка, которую можно и обмануть, чтобы она успокоилась. Что же делать то?! Неужели придётся всё делать самой? Но что я могу одна в чужом незнакомом краю? Я ведь даже за пределами Отпорного Перевала ещё никогда не бывала. А всё-таки, почему Мельхеор считает, что Пако должен оказаться где-то на юге? Он ведь отправился в Эсгалдор, который находится в краю, над которым восходит Солнце, а это направление, насколько я помню, дедушка Пончо всегда называл восточным… или я что-то не так поняла? Как бы там ни было, пока сама всего не разведаю, то ничего не буду знать наверняка.
Рози тяжело вздохнула, – Кто знает, что там сейчас с Пако. Быть может, он попал в беду и теперь ему совсем некому помочь?
Не в силах хоть немного упокоиться, Рози повернулась на другой бок и в это мгновение неожиданно поймала себя на мысли, что сегодня в комнате значительно светлей, чем было вчера. Она приподнялась на кровати и увидела, что вся комната озарена странным багровым отсветом.
– Что это?! – удивилась девочка. Она отбросила в сторону шерстяной плед и встревожено подбежала к окну. Далеко на горизонте она увидела зловещее зарево, освещавшее низко плывущие над землёй тучи багровым светом.
Недобрые предчувствия вмиг охватили Рози, и ей стало по-настоящему страшно. Повинуясь сиюминутному порыву, она выбежала в коридор в одной ночной рубашке, чтобы сообщить о странном явлении кому-нибудь ещё, но к своему удивлению увидела, что внизу всё ещё горит свет. Сердце колотилось в груди малышки, словно насмерть перепуганная, запутавшаяся в силках птица. Она быстро сбежала по ступенькам и увидела, что все уже на ногах. Взгляды собравшихся в зале друзей мгновенно устремились к ней.
– Что случилось, милая? – как можно ласковее спросил Мельхеор. – Тебе приснился дурной сон?
Рози хотела закричать, что там, на горизонте творится что-то страшное, но вместо этого, напуганная и потрясённая, выдавила из себя едва слышным шёпотом:
– Что это, там, на горизонте?!
– Что ты, родная… не стоит так переживать, – не очень то убедительно попытался успокоить девочку Мельхеор, направляясь к ней. – Тебе всего лишь приснился кошмарный сон и ничего более.
– Но там, на дворе, всё небо озарено светом пожара! – на этот раз звонко прокричала Рози.
– Хм… так ты об этом… – растерянно пробормотал Мельхеор, останавливаясь. – По правде сказать, милая, никто из нас пока не догадывается о природе этого странного явления – озадаченно добавил он.
– Но что если это тот самый знак, которого ждали враги?! – не могла успокоиться Рози.
– Возможно это и так, Рози, – взволнованно произнёс Мельхеор, пытаясь не смотреть девочке в глаза, чтобы та не увидела, как сильно он встревожен. – Но пока что это только предположение, а наверняка это станет известно лишь завтра. Сейчас же будет лучше, если ты вернёшься в свою комнату и хорошо выспишься к завтрашнему дню, – как можно мягче добавил маг.
– Да, милая, пожалуй, так действительно будет лучше, – поддержал Мельхеора Фамбур, вынув изо рта дымящуюся трубку.
– Но мастер Фамбур! Как же я теперь могу заснуть?! – почти прокричала Рози от неимоверного волнения.
– Вот беда-то! Что же нам с тобой теперь делать? – растерянно покачал головой гном.
– А ты, дружище, попробуй рассказать ей о своих приключениях, – внезапно сообразил Мельхеор. – Уверен, твоя память полна воспоминаний о многих путешествиях, которые тебе довелось пережить на своём веку.
– Я? – удивился Фамбур.
– Конечно, – подтвердил Мельхеор. – Ты же сам нам недавно говорил, что из вас, гномов, получаются очень даже неплохие няньки.
– Было дело, – не стал отпираться Фамбур, задумчиво почёсывая свою косматую бороду.
– Теперь, мой друг, ты имеешь возможность подтвердить свои слова делом, – настоял маг.
Фамбур недовольно поворчал в бороду, но всё же потушил трубку, подошёл к Рози и, взяв девочку за руку, повёл по ступенькам наверх.
Рози всё равно не хотелось спать, однако то, что настоящий гном собирался рассказывать ей свои интересные истории, заставило её повиноваться. Оказавшись в своей комнате, она быстро забралась под одеяло и, натянув его до самого подбородка, притихла, приготовившись слушать Фамбура. Бородач присел рядом с кроватью девочки на единственном в комнате стуле, немного покряхтел, припоминая, о чём можно было бы рассказать малышке, а потом, сначала медленно, но затем всё живее и живее, заговорил. Он много рассказывал Рози о своей любимой бабушке, о том, каким сорванцом был в детстве сам, и Рози действительно узнала о гномах много такого, о чём ранее даже не догадывалась. До сих пор она всегда считала гномов твёрдыми как камень, а скорей даже чёрствыми. Но всё, что она знала о жителях подгорных чертогов по сей день, развеялось в прах. А Фамбур не подвёл Мельхеора, доказав магу свои незаурядные способности отличного няньки, потому как в конце-концов Рози незаметно для себя заснула крепким сном.
А пока Фамбур рассказывал Рози свои истории, Мельхеор с друзьями, не дожидаясь рассвета, покинули «Дубовую Бочку» и поднялись на восточную стену ледяной цитадели Хелегонда. Над заснеженными равнинами стояла глубокая ночь, а где-то далеко, за западным гребнем Окружных Гор, отсвечивавших светом бушующего пламени, полыхало ужасное пожарище. Толпы воинов и обычных горожан собрались на городских стенах и тревожно наблюдали за невиданным доселе знамением.
– Как думаешь, дружище, что бы это могло быть? – Спросил Мельхеора Урвин.
– Даже не представляю, что там сейчас творится, – отозвался Мельхеор, – но это определённо происходит в Эсгалдоре. Могу лишь предположить, что это горит лес, – добавил он так, чтобы его не услышали Гилгаэр и Тинур.
Вскоре к друзьям подошёл сам Торм с сыном и несколькими воеводами.
– Лихие времена нынче настают, – задумчиво сказал владыка Хелегонда.
– Воистину лихие, владыка, – хмуро согласился Мельхеор. – Однако с тем, что эти времена настают, я не соглашусь. На самом деле так они уходят из этого мира в своей последней агонии. Я ничуть не сомневаюсь, что то, что мы видим, это ещё одно злодеяние Атармарта – тёмного демона минувших эпох, и таким образом он пытается продлить своё существование в мире, где ему больше нет места. Он хорошо знает, что это его последний шанс, а потому пойдёт на всё, лишь бы не упустить его. Думаю, что не ошибусь, предположив, что это и есть тот знак, которого ожидают наши враги и теперь, владыка, готовь своих людей к бою, ведь час войны близок.
– Мои люди готовы, – спокойно ответил Торм, – но на гномов Гродбара нам теперь рассчитывать не приходится, ведь с того часа, как мы отправили гонцов, прошло всего два дня.
– Судьба уже неоднократно делала в наших жизнях неожиданные повороты, – ответил Мельхеор, таинственно прищурившись. – Кто знает, какой сюрприз она преподнесёт нам на этот раз…
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #272 on: 28/06/2022, 06:59:52 »
На Запад

Глава 13

Быстрее ветра

2 часть

После тревожной ночи число дозорных на стенах Хелегонда было увеличено вдвое, а Урвин не расставался со своей подзорной трубой, и не сводил взгляда с тёмнеющей полоски Сумрачного Леса на востоке. Все вокруг ждали, что враг вот-вот объявится, однако и в этот день всё оставалось спокойно. Хлопот поутру хватало для каждого и Рози, к немалому своему удивлению, оказалась предоставлена самой себе. Весь день она провела рядом с Феасуллэ, рассказывая ему о доме и пропавшем брате. 



На следующий день по городу разнеслась тревожная весть – у восточной оконечности покрытого льдом озера Хелек показались большие скопления вражеских войск и теперь стремительно приближались к Хелегонду. Численность вражеского войска была столь велика, что оно закрыло весь горизонт на востоке. Город затих в тревожном ожидании. Лишь из кузницы непрестанно раздавались звонкие удары десятков молотов. У кузнецов работы было невпроворот, и вот уже несколько последних дней они и днём и ночью неустанно чинили и изготовляли новые мечи и наконечники для стрел. Торгвалд тоже присоединился к кузнецам Хелегонда, и его помощь оказалась весьма кстати.
Теперь до Рози уже ни у кого не было никакого дела. У неё оставался лишь один друг, к которому она могла прийти в любое время и поведать ему обо всех своих страхах и надеждах. Но в этот день, войдя в амбар, Рози встретила там Гельдэ.
– Я знала, что ты сюда придёшь, – сказала девушка улыбнувшись.
– Ой, Гельдэ! – обрадовалась Рози. – Но почему ты не пришла вчера?
– В последние дни отец почти не отпускает меня от себя, – печально ответила Гельдэ, – а сегодня он решил отправить меня в Гродбар, пока ещё не поздно, и враг не добрался до стен города. Он не хочет подвергать меня опасности и говорит, что у него среди гномов Гродбара много друзей, которые приютят меня и не дадут в обиду.
– Значит, теперь ты уезжаешь? – спросила Рози расстроенным голоском.
– Да, моя дорогая, – грустно ответила девушка.
– Ты сказала – пока ещё не поздно… – а что случится, когда станет поздно? – поинтересовалась Рози.
– Как, разве ты ещё не слышала, что сюда движется целая армия? – искренне удивилась Гельдэ. – Скоро они возьмут наш город в кольцо и начнут осаду. Отец не уверен, что город удастся удержать, а потому отсылает меня на запад к гномам.
Эта неожиданная новость произвела на Рози удручающее впечатление. В глазах девочки появились слёзы, однако Гельдэ не догадывалась, что малышка переживает вовсе не за себя, а за своего пропавшего брата. Внезапно Рози осознала, что когда враг возьмёт город в кольцо, то ей уже ни за что не удастся отправиться на юг, чтобы помочь Пако, а если Хелегонд падёт, то о её несчастном брате и вовсе никто не вспомнит.
– Если хочешь, то можешь поехать в Гродбар вместе со мной, – тут же предложила Гельдэ, сжалившись над малышкой.
– Я не могу, – ответила Рози сдавленным голосом. – Ты ведь уезжаешь на запад, а мне нужно на юг.
– Но что ты там потеряла? – удивилась Гельдэ. – Для того чтобы попасть на Отпорный Перевал, нужно идти на восток, а именно оттуда сейчас и надвигается враг!
– Мне не нужно на Отпорный Перевал, – ответила Рози. – Все наши ушли оттуда уже более недели назад.
– В таком случае, почему бы тебе тогда не отправиться вместе со мной? – с надеждой в голосе спросила Гельдэ.
– Потому, что мой брат пропал уже почти три недели назад, – ответила Рози, – и он сейчас находится где-то далеко на юге – так мне сказал Мельхеор.
– Но почему ты думаешь, что ему там плохо? – спросила Гельдэ.
– Потому, сударыня, что я не думаю об этом, а чувствую, – пояснила Рози. – Он попал там в беду, а я всегда помогала ему по хозяйству, стало быть, и теперь смогу выручить.
– Но очень скоро ты уже не сможешь покинуть Хелегонд. К завтрашнему утру враг будет у стен города, – не сдавалась Гельдэ – она всё ещё надеялась, что ей удастся уговорить Рози отправиться вместе с ней.
– Но мои друзья всё равно остаются здесь – мастер Фамбур, господин Мельхеор, Торгвалд, – пояснила Рози. – Да и Гилгаэр с Тинуром и мастером Урвином хотя и мало со мной говорят, но всегда были ко мне добры. Как же я могу оставить всех их? Нет, я останусь здесь, а ты поезжай к гномам на запад, раз уж так решил твой отец. Если судьба будет ко всем нам благосклонна, то мы ещё с тобой свидимся.
По щекам Гельдэ скатились две бриллиантовые слезинки. Девушка молчала. Она поняла, что уговорить Рози ей уже точно не удастся – столько решительности и мужества было в словах маленькой девочки. Наконец Гельдэ присела, поцеловала Рози в лоб и вышла, не сказав больше ни единого слова, ведь была слишком расстроена.
Так Рози осталась в амбаре одна. Она тяжело переживала расставание с Гельдэ, но её решение остаться в Хелегонде было твёрдым и бесповоротным. Ей так хотелось с кем-нибудь поговорить, поделиться своими чаяниями и тревогами, но все вокруг были заняты, и никого кроме Феасуллэ рядом не было. Тяжело вздохнув, она робко шагнула к оленю.
Феасуллэ, тихо примостился в углу амбара на куче сухого сена и внимательно глядел своими большими умными глазами на расстроенную девочку. Он будто понимал, что теперь он единственный, кому Рози может довериться без опасений, и терпеливо ждал, когда она сама к нему подойдёт.
Приблизившись к своему новому четвероногому другу, Рози примостилась рядом с ним и, заглянув в его блестящие, карие глаза, сказала:
– Ну вот и остались мы с тобой одни. И я даже не знаю, что же мне теперь делать. Магу сейчас не до меня, да, впрочем, и всем остальным тоже. Похоже, что о моём бедном брате они все уже и думать позабыли, а значит, теперь я осталась одна, кто всё ещё может ему помочь. Эх, если бы ты мог унести меня на юг, чтобы я отыскала там моего бедного Пако. Он ведь всегда был такой наивный и безрассудный… Эх-хе-хех, – сокрушённо вздохнула Рози, поглаживая оленя по морде, – с тобой мы бы уж наверняка быстро добрались до самого юга, а сама-то я точно туда не дойду, да и куда идти-то? Вокруг лишь заснеженные пустоши, да и метель почти не утихает. Стало быть, ничего мне больше не остаётся, как ждать, когда господин Мельхеор вспомнит о своём обещании. Да и вспомнит ли он о нём когда-нибудь вообще? Даже если я ему буду постоянно об этом напоминать, какой с этого толк?
Рози ещё раз сокрушённо вздохнула и замолчала, а Феасуллэ сочувственно смотрел на расстроенную девочку своими понимающими карими глазами, однако ответить не мог. Так они и пребывали в тишине, наполненной тёрпкими запахами сена и сосновых брёвен, и размышляли о том, как быть дальше. Все помыслы и чаяния Рози были связаны лишь с Пако, и тревога в её груди не отпускала ни на мгновение. Но и Феасуллэ тоже не оставался безучастным, однако его думы оставались для девочки неразрешимой загадкой. Наконец Рози решительно настроилась на то, что этим вечером непременно дождётся Мельхеора и напрямую задаст ему столь тревожащий её вопрос о пропавшем брате.
Рози покинула Феасуллэ лишь на исходе дня и, ступив через порог «Дубовой Бочки», увидела, что внутри совсем никого нет. Лишь когда ветер захлопнул дверь за её спиной, из подсобки выбежал толстяк Бадли и, на ходу протирая заспанные глаза, невнятно пробормотал:
– Доброго вам вечера, мисс. Полагаю, вы не станете возражать, если я распоряжусь, чтобы хозяйка приготовила ужин. Господин Мельхеор забегал часом ранее и велел вам передать, чтобы вы никого не ждали.
Так и вышло, что этим вечером Рози оказалась за столом совсем одна, ведь никто из её друзей в трактире так и не объявился. Она молчаливо сидела в ожидании готовящегося для неё ужина и печально глядела на горящие на столе свечи. Вскоре к ней подсел Бадли, но все его попытки развеселить девочку оставались безуспешными – Рози оставалась всё такой же молчаливой и задумчивой и, казалось, даже не замечала присутствия словоохотливого трактирщика.
Миссис Хельда в этот вечер превзошла саму себя, приготовив для Рози просто королевский ужин, однако та к нему даже не притронулась, ибо дала себе слово, что не станет ни есть ни спать, пока не получит от Мельхеора ясный ответ на волнующий её вопрос. Бадли ещё долго пытался уговорить девочку хоть чего-нибудь отведать, но Рози лишь глядела на него безучастным молчаливым взглядом, твёрдо решив добиться своего. Уже далеко за полночь, её веки закрылись сами собой, и отяжелевшая головка девочки безвольно опустилась на стол у нетронутых угощений миссис Хельды. Потом, догорев, погасли и свечи, и зал наполнили багровые отсветы тлевших в камине углей. За окнами всю ночь мелькали факела, слышались встревоженные окрики караульных, и Рози привиделось, что Пако беспомощно кувыркается на дне неистово подпрыгивающей на кочках и ухабах повозки, стремительно несущейся посреди объятого ночью леса. Рядом с её братом были какие-то друзья, но кто именно, Рози разобрать не смогла. В её жутком сне за повозкой явно кто-то гнался, но кто это мог быть, она даже не представляла. Она лишь чувствовала всем своим тельцем холодный липкий ужас, в который её бросало от осознания близости неведомого зловещего преследователя, и это делало охвативший её страх ещё более кошмарным…
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #273 on: 28/06/2022, 07:00:56 »
На Запад

Глава 13

Быстрее ветра

3 часть

Ранним утром кто-то осторожно потрогал Рози за плечо. Девочка с трудом открыла заспанные глаза и тут же повернулась к окну, за которым давно разгорелся новый день. На дворе было уже совсем светло и, осознав, что она проспала за столом всю ночь напролёт, Рози подпрыгнула, словно ошпаренная.
– Что с тобой, милая? – заволновалась миссис Хельда.
– Я что, заснула?! – испуганно выпалила Рози вместо ответа.
– Да, дорогая. Но разве же можно так себя истязать? – покачала женщина головой. – Отправляйся к себе наверх и хоть немного поспи как положено.
– Мне, миссис Хельда, сейчас никак нельзя  спать, – решительно воспротивилась Рози, тревожно прислушиваясь к голосам, доносящимся со двора. Ещё мгновение и девочка соскочила с табуретки и направилась к выходу. Она с трудом дотянулась до своей шубки, оделась и без промедления выскочила на улицу.
– Бедная малышка, – сочувственно вздохнула Хельда, провожая девочку сострадательным взглядом.
Оказавшись на улице, Рози тут же побежала к восточным воротам (прогулки с Гельдэ по городу не прошли для неё даром). Этим утром на улицах Хелегонда было особенно жарко. По заметённым за ночь дорожкам пробегали облачённые в доспехи солдаты, мужчины из обычных горожан торопились следом за воинами, поднося к цитадели вязанки стрел. Отовсюду, и, главным образом, со стен, раздавались встревоженные окрики, не предвещавшие ничего хорошего. Конечно же, приближавшийся враг не был для Рози сюрпризом, но вопрос о том, насколько теперь близки к стенам города неприятельские полчища, не давал ей покоя.
– А что если город взят в кольцо? – переживала девочка. – Тогда ведь уже никто не сможет покинуть пределы городских стен... Но где же может находиться этот Мельхеор?! Где его теперь в этой суматохе искать? 
В следующий миг на Рози едва не налетел выбежавший из-за угла гном с взъерошенной бородой. Вместо извинений он пробормотал что-то невнятное и тотчас скрылся за поворотом. Перепуганная малышка вжалась в откос сугроба за спиной, сделала несколько глубоких вдохов и вновь побежала по снежному лабиринту. Заприметив впереди высеченные в ледяных глыбах ступеньки, взбегавшие к парапету выросшей перед ней стены, Рози прибавила шагу. Ступени лестницы были сплошь покрыты досками, приколоченными огромными гвоздями прямо к ледяным монолитам, и оказались для Рози слишком высокими, отчего необходимость забраться на самый верх стены оказалась для девочки весьма непростой задачей.
По бокам лестницы, а так же с внутренней стороны оборонной стены, по всей её протяжённости, были сделаны деревянные поручни. Однако перила для Рози тоже оказались слишком высоки, и ей пришлось с трудом буквально вскарабкиваться на каждую новую ступень, в любое мгновение рискуя свалиться с немалой высоты. Благо хоть под стенами всюду высились глубокие сугробы и это придало девочке смелости. – Если и упаду вниз, то уж точно не разобьюсь, – думала она про себя, преодолевая следующее препятствие. Оказавшись на парапете стены, Рози окончательно выбилась из сил, но, к счастью, сразу натолкнулась на Тинура.
– Ты что здесь делаешь? – обеспокоено спросил эльф, отводя девочку в сторону, чтобы она не мешала пробегавшим воинам.
– Ищу господина Мельхеора, – испуганно пискнула Рози.
– Думаю, что ему твоя затея совсем не понравится, – строго сказал Тинур. – Он вон там, на башне, над въездными воротами, – указал эсгалдорец рукой. – Но он там сейчас вместе с Владыкой Тормом и всеми воеводами Хелегонда. Я бы посоветовал тебе сейчас их не беспокоить, ведь враги совсем близко. Они вот-вот возьмут город в кольцо и начнут осаду.
– Господин Тинур, – стыдливо обратилась Рози к эльфу, – вы не подсадите меня повыше, чтобы я могла увидеть, что сейчас делается там, снаружи?
– Вот беда мне с тобой, – покачал эльф головой. – Ладно, я подсажу тебя ненадолго, но вначале ты пообещаешь мне, что после этого тотчас вернёшься в «Дубовую Бочку» и не сделаешь оттуда ни шагу, пока кто-нибудь из нас не явится за тобой. Согласна?
Рози молча кивнула головой и тут же оказалась на руках у Тинура.
– Вон там, видишь? – показал Тинур.
Рози глянула поверх стены и увидела вдали несколько длинных вражеских колонн, движущихся по направлению к городу.
На ослепительно-белом покрывале равнины они были подобны тёмным гигантским змеям, лениво приближающимся к своей обречённой жертве. Головные части колонн были уже совсем близко, едва ли в часе ходьбы от городских стен, а их хвосты ещё терялись на самом горизонте. В следующее мгновение взгляд Рози скользнул к мосту, соединявшему городские ворота с противоположным краем оврага под городскими стенами, и она заметила, что там всё ещё снуют взад-вперёд маленькие фигурки горожан.
– Что они делают?! – испугалась девочка.
– Не переживай, малышка, они выполняют то, что велел им делать Владыка Торм, – туманно ответил Тинур.
Приглядевшись, Рози заметила, что горожане, выносят из города остро отточенные колья и, дойдя до дальнего края моста, скрываются в потаённом проходе, вырытом в снежном покрове, засыпавшем овраг почти до половины. Несомненно, тайный ход уводил вдоль дальнего края оврага к его дну, но что делали все эти храбрецы, оставалось для Рози полной загадкой. Тем временем враг неумолимо приближался, а люди всё шли и шли. Одни из них скрывались в тайном туннеле, скрытом глубоким покровом снега, а другие, уже избавившись от своего странного груза, то и дело беспокойно оглядываясь через плечо на приближавшиеся вражеские полчища, поторапливались к городским воротам.
– Ну а теперь беги назад, в трактир, и никуда оттуда не выходи, – сказал Тинур повелительным тоном, ставя девочку на настил парапета. – Поняла?
Рози молча кивнула головой и поскакала по ступенькам назад, ежесекундно рискуя оступиться и скатиться до самого низа лестницы.
В её голове роем проносились тревожные мысли, и от отчаяния на глаза наворачивались слёзы. Рози даже не представляла, что теперь делать, ведь хорошо понимала, что все её надежды на то, что город удастся покинуть ещё до начала осады, ежесекундно таяли. Она своими глазами видела неисчислимые вражеские полчища, а из застольных разговоров своих старших спутников хорошо знала, что гномы Гродбара смогут прийти на выручку не ранее чем через две недели. За это время, если конечно Хелегонду ещё удастся выстоять, с Пако могло случиться непоправимое. Вся в слезах, вместо того, чтобы вернуться в «Дубовую Бочку», Рози побежала в амбар, ведь Феасуллэ оставался теперь единственным её другом, с которым она могла поделиться своими горестями.
Оказавшись в уже ставшем привычным полумраке, Рози в слезах бросилась к Феасуллэ и крепко обняла отдыхавшего на настиле сухой соломы оленя. 
– Я подвела его, – с трудом выдавила Рози слова из сдавливаемой рыданиями груди. – Теперь ему совсем некому помочь! Меня все обманывали, а я как дура ждала, что они меня не подведут! Что мне теперь делать? Дурёха я несусветная!
Рози всё плакала и плакала, орошая Феасуллэ ручьями своих горьких слёз, однако неожиданно олень заволновался и возбуждённо захрипел, что заставило девочку удивлённо отпрянуть от него в сторону.
Высвободившись из объятий убитой горем малышки, Феасуллэ поднялся на ноги, начал бить копытами и неистово замотал головой, словно вот-вот собирался рвануться с места наперегонки с самим ветром. Затем он повернулся к Рози, заглянул девочке в глаза и, к её немалому удивлению, опустился перед ней на колени, согнув передние ноги. Так он терпеливо стоял перед изумлённой девочки, не сводя с неё глаз, словно приглашал её забраться к себе на спину. Ошеломлённая неожиданным поведением своего четвероногого друга, Рози не могла отвести потрясённого взгляда, наблюдая как рога и копыта Феасуллэ буквально наливаются изнутри серебристым светом, отчего вскоре в амбаре стало светло, словно там разом зажгли десяток масляных светильников.
Время всё шло, а Феасуллэ упорно ждал, не сводя своих умных глаз с растерянной малышки. Наконец Рози поняла, что Феасуллэ хочет, чтобы она забралась к нему на спину, однако всё никак не могла решиться на этот рискованный шаг. Она даже не представляла, зачем это понадобилось оленю, однако его, исполненный преданности и сострадания, взгляд каким-то гипнотическим влиянием заставил её повиноваться. Впоследствии Рози так и не смогла припомнить, как оказалась верхом, однако едва она устроилась на спине Феасуллэ, крепко ухватившись за шею животного, как олень поднялся, словно пружина, и, подойдя к воротам амбара, взвился на дыбы. Чтобы не свалиться наземь, перепуганная девчушка что было сил стиснула свои ручонки вокруг шеи животного. В следующее мгновение Феасуллэ ударил копытами в ворота, и те в миг распахнулись настежь.
То, что случилось дальше, Рози запомнилось на всю её жизнь. Феасуллэ легко оттолкнулся от земли и вскочил на снежный наст. Копыта оленя ничуть не проваливались на снежном покрове и если бы перепуганная Рози могла оглянуться, то она заметила бы, что копыта животного даже не оставляют на снегу никаких следов. Все, кто находились рядом и стали свидетелями этого чуда, открывали рты, а многие даже выпускали из рук всё то, что до этого крепко сжимали.
Феасуллэ мелькнувшей молнией пронёсся над головами потрясённых горожан и стремительно направился к восточным воротам города. В это самое мгновение у восточных ворот города прозвучал приказ Торма поднять мост, и стражники торопились исполнить волю своего командира.
А из-за стен уже доносился мерный барабанный бой и рёв тысяч глоток рассвирепевших гворхов и орков разрывал пространство неистовой какофонией. Заметив, что мост впереди уже наполовину поднят, Феасуллэ прибавил скорости, и Рози от объявшего её ужаса зажмурила глаза. Тем временем олень со свистом пронёсся мимо ошарашено расступившихся у ворот воинов, взбежал по наполовину поднятому мосту и, оторвавшись от его края, завис в затяжном прыжке над разверзшейся под ним пустотой. Ещё несколько мгновений и копыта оленя гулко стукнулись о деревянный настил на другом краю оврага, а впереди всего на расстоянии полёта стрелы уже находились передовые отряды вражеских полчищ. Рози всего этого уже не видела, ведь после всех головокружительных трюков Феасуллэ она уже просто боялась открывать глаза.
Из передних рядов тёмного воинства, в надежде поживиться лёгкой добычей, наперерез Феасуллэ бросились сразу несколько гворхов, осёдланных гоблинами, однако не тут-то было: преодолев препятствие, олень резко метнулся вправо, вдоль протянувшегося в южном направлении оврага и огромными скачками начал стремительно отрываться от своих неудачливых преследователей. Теперь впереди простирались лишь необъятные просторы заснеженных Северных Пустошей. Гворхи в отличие от Феасуллэ не отличались лёгкостью поступи, и глубокий покров снега, в котором их лапы увязали до самого брюха, быстро поумерил их пыл. Оглашая воздух озлобленным рычанием, они вынуждены были повернуть назад не солоно хлебавши. Так, благодаря Феасуллэ, Рози вырвалась из окружаемого вражескими полчищами Хелегонда, и всё это действо её друзья наблюдали с возвышавшейся над воротами смотровой башни.
– Не переживай, дружище, – сказал Урвин, заметив ужас в глазах Мельхеора. – Им моего Феасуллэ вовек не догнать, даже если сложить все их усилия воедино. Сказать по правде, мой старый друг, для меня это событие, как и для тебя, явилось настоящим сюрпризом, однако на Феасуллэ я могу положиться как на себя самого. Уж если он что-то решил сделать, то так надо, и я ему в этом полностью доверяю. Попомнишь моё слово – малышка с ним не пропадёт, а вот нам вскоре будет здесь жарко.
Мельхеор укоризненно заглянул в глаза Урвина, но промолчал, а враг уже рассредоточивался вокруг Хелегонда, обтекая укрепления города сплошной беснующейся и рычащей массой.     
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #274 on: 29/06/2022, 13:20:57 »
На Запад

Глава 14

Хелегонд в огне

1 часть

Тучи над городом сгущались. Небо потемнело и, казалось, оно вот-вот упадёт на головы защитникам города. Кольцо врага сомкнулось, отрезав Хелегонд от остального мира, и началась планомерная подготовка к штурму.
Вначале город окружили пешие орки и наездники гворхов. Самые свирепые из четвероногих тварей оставались свободны от всадников и неустанно носились вокруг городских стен, тщетно ища возможности проникнуть в осаждённый город. Эти одиночки были до того злобными, что никто бы не удивился, узнав, что они сами и съели своих наездников. И, разумеется, что памятуя об ужасной участи бедолаг, желающих повторить их печальный опыт более не находилось.
Гворхи злобно брызгали ядовитой слюной и остервенело щёлкали челюстями, в надежде запугать обороняющихся. Некоторые из монстров пытались карабкаться на стены со стороны дозорной башни, где крепость не была защищена оврагом, но когда сверху на них посыпались стрелы и громадные камни, отступили.
А барабаны ни на мгновение не утихали. Многие из них были столь тяжелы и велики, что их везли на специально приспособленных для этого санях. Огромные тролли ударяли дубинами по туго натянутым шкурам, раздирая пространство в уродливые клочья. Вскоре от этого неистового шума над Хелегондом завибрировал воздух, а многим показалось, что они всем телом ощущают, как под их ногами сотрясается сама земля. Гвалт стоял такой, что, опасаясь оглохнуть, защитники цитадели закрывали уши руками. Кишащая, волнующаяся серая масса, сомкнувшаяся вокруг города, постепенно становилась шире и шире, и очень скоро кольцо вражеского окружения стало таким огромным, что пущенная со стен Хелегонда стрела уже не долетала до его края. Потом показались осадные приспособления. В их числе тролли катили огромные мощные катапульты, а орки подтаскивали длинные сучковатые лестницы. Лестницы были быстро равномерно распределены вокруг городских укреплений, а метательные машины нацелены в сторону осаждённого города. После того, как подвезли камни и смолу в перепачканных бочках, вокруг запылали большие костры, с помощью которых эту смолу начали растапливать.
Когда всё было готово к началу штурма, противники замерли. Они будто примеривались друг к другу, накапливая ярость и силы для предстоящего боя. Стих барабанный бой и над осаждённым городом на несколько мгновений воцарилась тишина.
Стрелки на ледяных стенах Хелегонда выбирали будущие цели, а иные пробовали крепость тетивы перед готовым разразиться боем. И хотя луки ещё не были натянуты, однако каждый из стрелков уже сжимал в руке смертоносную стрелу, которую готов был пустить во врага по первому приказу своего командира. Казалось, что время на мгновение остановило свой бег, чтобы дать неведомой судьбе возможность выбрать победителей и побеждённых, счастливчиков и тех, кто должны были пасть в предстоящем сражении. И ни один из защитников города не знал, кем окажется в конце уже нынешнего дня. Безвестность угнетала дух, усыпляя отвагу и решительность даже самых отъявленных храбрецов.
Пауза явно затянулась, а вражеские полчища продолжали подтягиваться к стенам Хелегонда. По мере прибытия новых сил задний край вражеского войска отодвигался всё дальше и дальше. Когда метательные машины были заряжены готовыми к залпу смертоносными снарядами, орки начали поливать их расплавленной смолой и поджигать. Внезапно раздался душераздирающий вопль, и десятки снарядов разом устремились к осаждённому городу.
Одни катапульты метали облитые смолой и подожжённые камни по деревянным строениям за оборонительными стенами, с целью их поджечь, а другие были нацелены на стены цитадели.
Отовсюду раздавался сухой треск колющегося льда, а его острые смертоносные осколки разлетались во все стороны, сея на своём пути увечья и смерть. Воины на стенах, как могли, прикрывались щитами сами и старались защитить стрелков, у которых и вовсе не было шансов уберечься от смертельно-опасных осколков. И всё же ледяная стена Хелегонда оказалась неподатливой, словно была сложена из камня и обладала такой толщиной, что даже несмотря на непрерывный шквальный обстрел, не получила сколько-нибудь значительных повреждений. Лишь её гладкая внешняя поверхность была изрыта теперь конусоподобными выбоинами, оставленными сталкивавшимися с ней огромными валунами.
Под непрерывно сыпавшимися с неба пылавшими снарядами жители Хелегонда не смотря ни на что продолжали выполнять свои обязанности. Кузнецы и плотники, гончары и портные тушили занимавшиеся очаги огня, растаскивали горящие брёвна, выносили из горящих домов пострадавших. Но, несмотря на самоотверженное сопротивление огненной стихии, вскоре в городе начался сильный пожар. На улицах послышались стенания и вопли женщин, плач детей.
Когда, владыка Торм понял, что деревянные дома больше не могут служить надёжной защитой для людей, тут же отдал приказ уводить всех горожан во дворец, который был неподвластен огненной стихии и пробивной мощи прилетавших из-за стен снарядов, так как был единственным каменным сооружением Хелегонда.
Мужчины на улицах всё ещё пытались тушить разгоравшийся огонь, чтобы уберечь от пожара как можно больше деревянных построек, однако это не очень хорошо им удавалось. При столкновении снарядов с препятствиями пылавшая смола разлеталась во все стороны, и огонь быстро перебрасывался на новые строения, нещадно пожирая всё то, что не было льдом. Уже через несколько часов такого обстрела небо над Хелегондом почернело от дыма, и в городе начал таять снег, что отчасти помогло приостановить ненасытное пламя.
Видя, как под ногами начинает плавиться лёд, Торм забеспокоился:
– Похоже, что теперь наши дела совсем плохи, – сурово сказал он стоявшему рядом Мельхеору. – У нас едва ли наберётся более тысячи воинов и тех, кто способны держать в руках оружие, а нашим врагам, похоже, и числа не сыщешь. Помощи тоже ждать не приходится, потому как нам вряд ли удастся продержаться более нескольких дней.
– Крепись владыка, и не рассказывай об этом своим воинам, – сердито сдвинул брови маг. – Никто не знает планов Высших и того, что Они уготовили всем нам. Если я верно всё рассчитал, то мы ещё погоним весь этот сброд назад, в ту дыру, из которой все эти твари выбрались.
– Шутить изволишь, дружище, – недовольно проворчал стоявший рядом Фамбур. – Да их здесь столько, что если они и не станут защищаться, мы скорее попадаем от изнеможения, чем перебьём их всех.
– Ну если непрестанно махать твоим тяжеленным топором, то, пожалуй, будет так как ты сказал, – согласился Мельхеор.
– Да чем бы ты не махал, мой друг, существенно это картины не изменит, – настоял на своём гном. – Хорошо хоть Феасуллэ унёс нашу малышку подальше от всего этого ужаса, да и я, прежде чем встретить свою смерть, уж точно успею рассчитаться за своего отца и отправить на тот свет несколько десятков этих страшилищ.
– Не переживай, друг, – неожиданно раздался рядом ободряющий, хрипловатый голос Урвина, – уж у кого кого, а у меня-то на них на всех сил хватит.
– Ну, разве что, ты бы был одним из бессмертных, – съязвил Фамбур, – тогда я бы отнёсся к твоим словам серьёзно.
– Будет вам, – одёрнул Мельхеор разговорившихся товарищей. – Лучше поглядите туда. Это выглядит по меньшей мере странно, но кажется они прекратили обстрел.
– Неужто у них камни закончились? – спросил Фамбур саркастическим тоном.
– Нет, мой друг, – ответил Мельхеор. – Похоже, что теперь они собираются приступить к настоящему штурму.
Маг и его товарищи приникли к бойницам и стали наблюдать, что именно собирается предпринять противник. А враг действительно готовился к решительному штурму. Там, за стенами Хелегонда орки подтаскивали к внешнему краю оврага все имевшиеся у них лестницы и спускали вниз. Однако лестниц на всех не хватало, а гоблинов было так много, что некоторые из них, подталкиваемые задними рядами, просто падали в провал. Вскоре гоблины начали валиться в овраг уже десятками, а затем и сотнями. Срываясь вниз, они полностью исчезали из виду в толще наметённого за многие дни снега, что тут же сопровождалось жуткими истошными воплями. Однако это ничуть не остудило пыл продолжавших толпиться у обрыва врагов, которые стремились первыми забраться на стены и ворваться в осаждённый город.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...

Offline Tinweros

  • Постоялец
  • ***
  • Gender: Male
    • View Profile
Сказание о Непожелавших
« Reply #275 on: 29/06/2022, 13:21:52 »
На Запад

Глава 14

Хелегонд в огне

2 часть

Лишь когда на снегу, укрывшем овраг, начали проступать чёрные пятна орочьей крови, пыл осаждавших заметно поубавился. Дело в том, что за несколько дней остававшихся у защитников города для подготовки к осаде, они успели прорыть под толщей снега ходы, где установили под самым краем оврага ряды остро отточенных кольев. Теперь сотни врагов, быстро усеяли эти колья гроздьями своих тел, и лишь когда смертоносная ловушка была заполнена доверху, враг получил возможность приблизиться вплотную к внешнему краю цитадели Хелегонда. Но тут со стен на орков тут же посыпался дождь стрел. Вниз летели камни, крупные осколки льда и просто всё, что попадалось под руки защитников города. Вскоре снежный покров под стенами крепости быстро превратился в сплошную тёмную массу шевелившихся тел. Но, несмотря на то, что враги каждую секунду сотнями валились замертво, вверх на стены быстро устремились десятки лестниц. Словно цепкие кошки, орки проворно карабкались вверх, и сбить их с лестниц было не так то просто. Когда защитникам Хелегонда удавалось оттолкнуть от стен одну из лестниц, орки с истошными воплями летели вниз, на головы своим товарищам. Однако вскоре самые проворные из нападавших таки забрались на парапет, и тогда на стенах, сразу в нескольких местах, завязалась жаркая схватка.
При виде взобравшихся на стены врагов, Фамбур стиснул мозолистыми руками свой двуручный топор и ринулся к очагу вспыхнувшего боя. Не желая отставать от разъярённого товарища, Урвин устремился вслед за ним, однако парапет сены был не слишком широк, а гном, ввязавшийся в бой первым, махал топором так, что подойти к нему не было никакой возможности. Топор Фамбура мелькал в воздухе подобно разящей молнии и любой, оказавшийся поблизости, каждое мгновение рисковал попасть под смертоносное лезвие.
Ежесекундно под сокрушительными ударами гнома в стороны разлетались разбитые в щепы щиты и отсечённые конечности врагов. Когда под ногами Фамбура стало скользко от чёрной орочьей крови, он неожиданно поскользнулся и растянулся во весь рост. Подняться на скользком дощатом настиле в тяжёлой боевой кольчуге было не так уж и просто, и орки с радостными криками и улюлюканьем бросились на беспомощно барахтавшегося гнома. Тяжёлая кольчуга, сработанная харбадскими мастерами, хорошо защищала от вражеских мечей, но теперь она предательски прижимала Фамбура к помосту, а дощатый настил был таким скользким, будто его щедро полили маслом.
К счастью находившийся поблизости Урвин подоспел вовремя. Он схватил гнома за шиворот и с силой дёрнул его на себя. Рывок оказался таким мощным, что Фамбуру показалось, что его вот-вот вытряхнут из кольчуги, однако этого не случилось. Единственное, что расстроило гнома, так это то, что он выронил свой топор. Вспоминая все проклятия гномов, он увидел, как Урвин шагнул вперёд, заслонив его от подступавших орков, подобрал оброненную им секиру и начал махать ей с такой силой, что враг, устрашившись невиданной мощи, сразу попятился назад. Это было и понятно, ведь увидев перед собой бородатого гиганта, похожего на гнома, но почти в два раза большего, чем предыдущий, гоблины могли ожидать самого худшего и они не ошибались. Урвину потребовалось сделать не более десятка взмахов топором, и перепуганные враги начали сами прыгать со стены в низ, ведь лестница была полностью забита непрерывно поднимавшимися вверх орками. Расстроившись тем, что ему не удалось зарубить ни одного из противников, гигант поддел топором тяжёлую лестницу и, поднатужившись, оттолкнул её от стены. Раздались душераздирающие вопли и не менее полусотни орков полетели на головы своим товарищам. Урвин был так разъярён, что вслед за сброшенной лестницей, вниз полетели и трупы убитых Фамбуром врагов.
Всё это время Гилгаэр и Тинур занимали места у бойниц неподалёку от восточных въездных ворот и старались поражать гоблинов, заряжавших катапульты, отчего скорострельность противника на их участке была заметно меньшей, чем на всех остальных.
Так, в непрерывных боях, прошёл весь день, а к вечеру натиск врага значительно ослаб. Перед наступлением ночи затяжной, но безуспешный штурм Хелегонда прекратился и противостояние переросло в стихийно вспыхивавшие кратковременные перестрелки, что дало возможность хелегондцам усмирить ярость бушевавших в городе пожаров.
Когда над осаждённым городом сгустились сумерки, орки принялись оттаскивать из-под стен свои сломанные лестницы и чинить их в стороне. Никто в осаждённом городе не сомневался, что штурм продолжится под покровом ночи, однако время шло, а атака всё не возобновлялась. Было похоже на то, что враги осознали решимость хелегондцев отстоять свой город и, получив яростный отпор, начали обдумывать иной план.
Когда уже совсем стемнело, опустившуюся над городом тьму внезапно прорезали огненные снаряды, которых было так много, что вскоре Хелегонд вновь объяло пламя пожарищ. Огненный дождь всё не прекращался, и к полуночи в городе уже трудно было отыскать хоть один дом, до которого не смогло добраться бушевавшее пламя. Лишь каменный дворец Торма хотя и был заметно повреждён, однако продолжал стоять на своих мощных каменных колоннах, давая убежище приют обескровленным горожанам.
С болью в сердце смотрел Торм на свой объятый пламенем город. И хотя в пределах Хелегонда уже мало что можно было разрушить, огромные каменные глыбы продолжали сыпаться на головы осаждённых.
Мельхеор ни на шаг не отходил от Торма, пытаясь чем мог поддержать правителя города, однако все его старания казались тщетными до момента, когда неожиданно над его головой послышалось хлопанье крыльев. Все, кто находились рядом, увидели, как свет факелов выхватил из темноты силуэт большого белого филина, который в одно мгновение взгромоздился на посох мага.
– А, это ты, мой старый друг, – обрадовался Мельхеор и ласково провёл рукой по шелковистым перьям ночного охотника. – Должен заметить, что ты как раз вовремя. А теперь давай-ка посмотрим, какие вести ты принёс нам сегодня, – воодушевлённо сказал маг, снимая с лапы филина небольшой кожаный мешочек. – Ну-ка, подержи мой посох, – попросил он Фамбура.
Фамбур перехватил из рук Мельхеора посох, на котором величаво восседала грациозная птица, а тот достал из мешочка сложенную записку, развернул её, и быстро пробежал глазами по строчкам.
– Ну что ж, друзья, – с облегчением вздохнул маг, – кажется, нынешней ночью провидение благоволит нам. Западнее Вековечного Ледника стоит хорошая погода и тринадцать тысяч гномов Гродбара во главе с Хемдриком Твердолобом уже на подходе к Мерцающему Гроту.
– Ты что, дружище, решил над нами подшутить? – Нахмуренно спросил Фамбур.
– Нисколечки, мой дорогой гном, – улыбнулся Мельхеор, и искренняя радость в его глазах быстро передалась бородачу.
– Тогда повтори мне то, что ты сказал ещё раз, – затаил от волнения дыхание Фамбур.
– Мы, маги, никогда не повторяем сказанного дважды, и ты это хорошо знаешь, – ответил Мельхеор. – Лучше я скажу всем вам о том, что ещё сказано не было. И, если мне позволит владыка Торм, – тут Мельхеор сделал паузу, ожидая одобрения правителя Хелегонда.
– Говори, мой друг, – сдержанно кивнул головой Торм, – мне тоже не терпится услышать твои слова.
– Итак, нам нужно продержаться ещё каких-то два дня, а на третий гродбарские топоры застанут наших врагов врасплох и ударят с тыла. К этому моменту всем нам стоит хорошо подготовиться, ведь в тот миг мы сможем воспользоваться паникой в стане врага, рассеять его силы и опрокинуть вспять. А учитывая то обстоятельство, что соотношение сил, даже в тот решающий миг, будет отнюдь не в нашу пользу, мы просто обязаны воспользоваться предоставившимся шансом.
– И в этом я с тобой полностью согласен, мой друг, – не замедлил поддержать Мельхеора Торм. – Мы выйдем навстречу нашим друзьям через западные ворота, и так наш враг у западных стен города окажется под ударом сразу с двух сторон. В истории мало кому удавалось выстоять, будучи атакованным и с фронта и с тыла одновременно. Это хороший шанс, и мы не должны его упустить.
– И мы его не упустим, отец, – с пылом в голосе вмешался Толмар.
– Что-ж, я вижу, что отвага и доблесть славных предков не перевелись в сердцах их достойных потомков, – заметил Мельхеор. – А это значит, что наш шанс опрокинуть неприятеля самоотверженностью пылких сердец доблестных воинов не так уж и мал, как может показаться на первый взгляд.
Маг сделал паузу и, опустив голову, добавил: 
– Но многим храбрецам в тот день придётся пожертвовать своими жизнями ради конечной победы.
– Мы знаем цену победам, мой друг, – сказал Торм суровым голосом, – и отстоим нашу свободу, чего бы нам всем это ни стоило.
Тому, кто никуда не плывёт, незачем ждать попутного ветра...