Author Topic: Про Гэндальфа Серого  (Read 2530 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Джон Феар Хоумлесс

  • Новичок
  • *
  • Gender: Male
    • View Profile
Про Гэндальфа Серого
« Reply #20 on: 10/08/2020, 01:52:56 »
Продолжение отличное, еще пару десятков глав, можно и здаваться автору.
« Last Edit: 10/08/2020, 01:55:34 by Джон Феар Хоумлесс »

Offline Визионер

  • Новичок
  • *
  • Gender: Male
    • View Profile
Про Гэндальфа Серого
« Reply #21 on: 12/08/2020, 22:44:43 »
Глава 2. Вперёд и вверх. (продолжение)

Две тысячи лет провел Гэндальф в Средиземье, и до сего дня, несмотря ни на что, не терял он веры в победу дела Валар.
«Но что как пророчество Тьмы не лжет, и уничтожение Единого Кольца – лишь отсрочка погибели Арды и Горнего мира – всего, ради чего я столько бился?» – думал он; верить в подобное было невыносимо.
Испытанная воля Гэндальфа дрогнула, прогибаясь под гнетом мертвящих сомнений. Копившаяся веками усталость всей тяжестью пала на него и старые раны духа и тела отозвались единой болью... Мрак и пустота. Одиночество и бессилие…

– Я слышал, Таркун! Все мы слышали проклятье Ловца, – подал голос Трор. Гэндальф поднял глаза: за призрачным королем гномов и двумя его соплеменниками бледной стеной стояли эльфы и люди. – И всё же не смей отчаиваться! Взгляни хоть бы на нас! Мы потеряли жизни, перестали быть, действовать и творить, но мы, гномы, верим, ибо таково предречение Отца нашего Махала, что придет, непременно наступит тот день, когда заново народившись, грянем мы родовые песни, раздуем горны и застучим, загремим тяжелыми молотами о литые наковальни, сотворяя новый Мир! И мы сделали свой выбор, что ты даровал нам, и не отвергаемся своего призвания. – И мы! – «выдохнул» сонм. – Не отвергайся ж и ты своего!

В глазах Гэндальфа стояли слезы, но ни одна не скатилась по впалым щекам… Он глубоко вздохнул и улыбнулся.
– Спасибо тебе, мастер Трор! Твоим рукам не поднять ныне и малую былинку, но тихое твое слово возвратило меня к жизни. Идёмте же! Вперед и вверх!

Так начался последний поход теней.

Гэндальф не стал удерживать тех духов, коим невмоготу было томиться долее под спудом гор.
– Ступайте, спешите к солнцу и ветру! Вас ждёт ваш последний путь. Однажды все мы сойдёмся на Битву Битв, на Дагор Дагоррат! Надеюсь – под общими стягами. Вы сделали сегодня выбор, не изменяйте ему!
По сонмищу прокатился всеобщий шепот благодарности – и мертвые (одни немедля, другие чуть погодя) растворились в обступающей волшебника мгле; пути, непроходимые для живых, – теням не преграда. С ним остались только гномы: подземный мир не был им настолько в тягость, как прочим духам. И всё же Трор попросил Гэгдалфа отпустить и его соплеменников, пообещав, что выведет волшебника единолично.
– Для меня это будет делом великой чести! – положил руку на сердце Трор.

– Кланяйтесь от меня Дюрину Бессмертному! – дал гномам последний наказ Гэндальф. – С ним мы, провижу, нескоро свидимся. Хоть мне и недолго уж осталось быть в Средиземье, но и он не задержится в чертогах Махала, ибо близится срок его возрождения. Прощайте!
– Прощай, Таркун!.. – поклонившись, исчезли духи.
– Ну что, показывай свою дорогу, Трор, сын Дайна! – обратился он к призрачному королю, когда они остались вдвоем. – Но перед тем, окажи милость, проведи меня к воде, – и как можно скорее, если не хочешь оказаться в обществе ещё одного привидения!
– О, совсем неподалеку, рукой подать, был когда-то чистейший родник! Источник живой воды! – тут же возвестил Трор, и повел волшебника за собой. И верно, преодолев недолгий, но крутой перевал, Гэндальф, пройдя теснину, пробрался к вытекавшему из-под завала ручью.
– Сказывали, Ундумавар не единожды пытался его уничтожить, но так и не смог: ключ все одно пробивался наружу! – с торжеством сообщил гном и добавил:
– И не дивно ли то, что живой и мертвый ключи расположены настолько близко!
– Воистину это так! – продохнул волшебник, насилу оторвавшись от воды. – Подобного рода соседство и мне видится неслучайным. Возможно, здесь не обошлось без воли владыки Ульмо: в древние дни Властитель Вод порой проникал по подгорным протокам до самых корней гор, противостоя торжеству Тьмы в Нижнем мире и отворял новые источники.

Сполна утолив жажду, Гэндальф присел на плоский валун перекурить, и накоротке поведал Трору о битве на мосту Дюрина, великом падении и долгой погоне за раукаром.
– Так это был он! – воскликнул гном. – А я его и не признал, проклятого: он рыскал по всему нашему узилищу, изодранный и нагой, – ничего общего с тем Балрогом, что сокрушил наше царство – знать, помощи искал у Ловца. Но того на месте не оказалось, и Балрог убрался ни с чем… Убей, добей его, Гэндальф, заклинаю тебя! – взметнулся Трор. – Я и так в неоплатном долгу перед тобой, и всё же молю тебя – отмсти ему за Дюрина, за Казад-Дум, за весь наш обездоленный род! Дня не прошло, как он метался по Заклятой пещере, как жалкий нетопырь. Мы с тобой непременно его догоним, если ты…
– Постой, погоди! – осадил гнома волшебник. – Во-первых, я потерял его след. Во-вторых, я здесь вовсе не за тем, чтобы сводить ваши старые счеты. Ваша месть обращена в прошлое, меня же заботит настоящее и будущее. Если Балрог доберется до Огневой щели во Втором зале – если уже не добрался! – да ещё скличет свою ораву, охотником стану не я, а он. Биться с восставшим в силе Балрогом и его сворой я не собираюсь и на верную смерть не пойду. Слишком много незавершенных дел осталось у меня в мире живых и заместить меня некому. Так что просто выведи меня отсюда, да как можно скорее!
– Не бойся, Таркун! – не отступался настырный призрак. – Я знаю, куда он направился, да только той дорогой ему никуда не дойти! В прежние времена пройти от Заклятой пещеры до верхних залов Мории проще всего было по Долгой выработке, связующей митрильные копи под Карадрасом с нижними ярусами Казад-Дума. Однако после Великого землетрясения Долгую выработку залило подземными водами. Я слышал, как об этом бухтели тролли, вернувшиеся с очередного лиходейства. Так что Балрог дойдёт до затопленного участка и повернет назад…
– Совсем затопило, говоришь? – изломил опаленные брови Гэнадальф,
– Да, глубинные рудники залиты водой из Поганого озера, куда впадает Заклятый поток, там никому не пройти.
– А мы сейчас где находимся?
– В точности не скажу, но где-то между Карадрасом и Келебдилом.
– Уже неплохо! – улыбнулся волшебник. – Он хоть и скользкий, как угорь, но у него нет жабр, чтобы пронырнуть подводные ходы.
– Я о том и говорю! – поддакнул Трор – Так что от Старой Мории со Вторым залом и Восточных ворот он, считай, отрезан. Ему остаётся один единственный путь – вверх по Бесконечной Лестнице. Никак иначе он на поверхность не выберется.
– Но если ты говоришь правду, то и мне никак иначе отсюда не выбраться. И вообще само слово «выбраться» не особо подходит к восхождению на вершину Келебдила! – охладил пылкого Трора Гэнадальф.
– Не обязательно – на самую вершину – «утешил» Трор. Начиная уж не вспомню нынче с какого яруса Лестница соединяется проходами с рудниками, а ещё выше – и с жилыми уровнями. Правда, все выходы с Лестницы отсечены потайными каменными дверьми, но я мог бы прочесть скрытые руны, отпирающие их…
– Ты целиком и полностью уверен, что иного пути на поверхность не существует? – строго спросил Гэндальф. – Подумай хорошенько, вспомни.
– Да, целиком и полностью – заверил гном. – Ничего, кроме отвесных рудничных колодцев, но там давно сгнили все вервия, и ему не вылезть.
– Тогда веди меня к Лестнице! Нужно поспеть туда раньше Балрога!

Offline Визионер

  • Новичок
  • *
  • Gender: Male
    • View Profile
Про Гэндальфа Серого
« Reply #22 on: 31/08/2020, 18:25:43 »
Глава 2. Вперёд и вверх. (продолжение)
Часа полтора ушло, чтобы добраться до распутья; волшебник осмотрел пол и нашел две цепочки следов, ведущих в разные стороны: первая, уходящая, едва виднелась (похоже, всё ещё сказывалось действие заклятой воды); вторая, возвратная, проступала более явно.
–Как ты и предвидел, он дошел до затопленной выработки, вернулся сюда и пошел другой дорогой. Увы, не могу определить, как давно это было, – Гэндальф недовольно смыкнул себя за бороду.
– Ничего: он-то пойдет, как получится, а мы – как быстрее. Я проведу тебя кратчайшим путём! – обнадежил неунывающий призрак.

Поначалу они шли за Балрогом; невесомый Трор при этом сновал туда-сюда, заглядывая по щелям да отноркам, и через какое-то время нырнул в неприметный проем справа, сделав волшебнику знак обождать; Гэндальф присел на скальный выступ и как раз подумывал набить трубку, когда дух вылетел обратно и заявил: – Нам сюда!
Гэндальф протиснулся следом и пройдя боком полсотни шагов двадцать по расщелине, слишком узкой, чтобы сквозь неё пробрался Балрог, угодил в просторную нору каменного червя.
– Они даже сюда, выходит, дорылись, – волшебник был неприятно удивлен.
– Причём давным-давно! – отозвался Трор. Говорят, в древности горные мастера отваживали их «солнечными зайчиками», низводя лучи по световым колодцам с помощью набора наклонных зеркал. И, как видно, отвадили.

Гэндальф шел за призраком по каменной червоточине часа два или дольше, без привалов и остановок; и всю дорогу Трор порывался разузнать у него о делах на поверхности, о деяниях Долгобородых и, разумеется, о своей семье.
– Не сейчас! – отмахивался Гэндальф, но гном, покружив, снова «налетал» с расспросами.
– Не взыщи, но на подробный рассказ у меня нет ни дыхания, ни времени, дорогой Трор: всякий час сейчас месяца стоит! – ответствовал Гэндальф, не сбавляя шагу. – Балрог всё ещё впереди, а силы мои на исходе. А ты не должен, развесив уши, завести нас в тупик. Так что я поведаю тебе о судьбе твоего рода всё, что только помню, однако не прежде, чем снова увижу солнце.

Призрак, заподозрив неладное, что-то проворчал себе под нос, успев ещё добавить вслух: «А скажи-ка мне, почтенный Таркун…», когда – бу-бум! – гору от преисподней до вершины сотряс мощнейший удар. Заходили ходуном, затрещали стены, полетели камни; где-то позади грохнул-обрушился свод норы. И следом в глубочайших глубинах, в самых недрах станового хребта, что-то натужно и тяжело ухнув, просело.

– Что это?! – невольно вжавшись в стену, воскликнул Гэндальф.
– Карадрас! Червей давит, – возвестил гном, ничуть не испугавшись: что призраку камнепад?
– В смысле? – переспросил Гэндальф.
– Черви издревле грызут основания гор, выедают их точно сыр, а великому Карадрасу это не по нутру. Вот он и трясет гряду, как сил поднакопит – червей давит, норы уничтожает. Тролли и орки в его вотчины – ни ногой. Покуда Карадрас спал, а спал он очень долго, Ундумавар простёр свою власть над Нижним миром от Миндолуина на юге до корневищ горы Грам на севере. Но тут Краснорог пробудился от вековечного сна, взъярился, и устроил такую встряску, что разом отсек Ловца от полнощных уделов. Они и в древности-то не слишком ладили, а тут и вовсе сделались заклятыми врагами. Всёс тех пор промеж собой за перевал да за ущелье бьются, ни один не уступает. Но сюда Краснорог достать не в силах: Ундумавар свои устои держит прочно, хоть силы и подрастерял в бесконечной драке. Зато уж в своих вотчинах Карадрас всех червей с подгорной нечистью передавил напрочь – на лиги вокруг и мили вглубь. Никого у себя во владениях не терпит…
– Да уж да, – согласился Гэндальф, вспомнив попытку Отряда одолеть Врата Краснорога, едва не сгубившую всех.

Землетрясение стихло; но не успел Гэндальф отойти и на полмили, как пол под ногами снова дрогнул; раздался нарастающий гул, перемежающийся резкими толчками, – точно в глубинах земных закипел, забурлил, срывая громадную крышку, исполинский котел.
– Ого! – восхитился гном, – да то не иначе днище Заклятого озера проломилось, и вода через разломы хлынула по норам червей в преисподнюю. А навстречу воде наверх по трещинам пошла раскаленная лава – и они схлестнулись! Воображаю, какая там нынче баня заварилась!..
– Тогда нам тем паче нужно уносить ноги! – рявкнул Гэндальф. – Не для того я прошел огонь и воду, чтобы свариться в этой норе, как паровой цыпленок!

Дальнейшее восхождение по извилистым, изъязвленным трещинами и провалами ходам (а из недр уже там и здесь уже начинал с шипением прорываться удушливый пар), привело через несколько часов их на нижний уровень Мории: Трор таки отыскал верную стезю, идущую в разломе коренной породы.
– Мы на Холостых приисках! – сообщил гном. – Здесь на три уровня вниз шла обманка и пустая порода. Тогда проходчики Дюрина прекратили зарываться вглубь, и стали бить поисковые ходы по сторонам, пока не напали на митрильную жилу, идущую под Карадрас – ту самую… Ох, лучше бы они её не находили…
– Это точно: не дорылись до Ловца с червями, так добились до Балрога, – понимающе хмыкнул волшебник.
Трор печально кивнул и улетел разведывать проходы к Бесконечной Лестнице.

Окончание следует...

Про Гэндальфа Серого
« Reply #23 on: 15/09/2020, 10:58:48 »
Весьма занимательное чтение, замечу снова.

Spoiler (click to show/hide)