Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Author Topic: Военная новелла "Во славу Родины!"  (Read 8286 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Межпланетникъ

  • Новичок
  • *
  • Gender: Male
  • Войсковой старшина Роханского вольного казачества.
    • View Profile
К берегам Западной Африки шла Российская эскадра. Возглавлял её контр-адмирал Георгий Борисович Панкратов на флагманском линкоре «Адмирал Вязьмикин». Вторым по величине судном после линкора был тяжёлый катероносец «Адмирал Трофимов», которым командовал капитан первого ранга Эдуард Анатольевич Татарчук. Тропические берега Анголы – региона Центральноафриканского Союза – должны были стать ареной для большой войны, где масла в огонь подливали Америка и Англия. На вооружении флота Анголы были лишь старые британские эсминцы, но и они могли наделать пакостей. Нельзя было также исключить, что у них имелись старые итальянские субмарины класса «Алессандро Кольбини». Ещё в составе эскадры шли пять ракетных корветов, авианосец «Николай Боголюбов», плавгоспиталь и два БДК. Вертолёты с «Боголюбова» постоянно зондировали море радарами. И вот командир «четвёрки» капитан Сагалевич увидел на экране вражескую субмарину. Штурман-оператор, лейтенант Вампилов, доложил:
- Над целью!
- Команда на сброс торпеды! – сказал Сагалевич.
- Есть! Сбрасываю! – ответил лейтенант.
Торпеда попала прямо в отсек с горючим, и на том месте, где только что была субмарина ангольцев, поднялся фонтан водяных брызг и пара. Сагалевич доложил об уничтоженной подлодке Панкратову, тот сказал в ответ:
- Молодец, капитан. Смотри только, на «Стингер» не нарвись. Возвращайся на «Боголюбова».
Когда Сагалевич подцепил на «Боголюбове» новую торпеду и вновь поднялся в воздух, то, отлетев на пять морских миль от эскадры, он увидел приближающиеся ангольские эсминцы. Он тут же доложил Панкратову. По всей эскадре была объявлена боевая тревога. Татарчук на своём «Трофимове» стал готовиться к бою:
- Продуть балластные понтоны!
- Есть продуть!
- Затопить боевую палубу!
- Есть затопить!
- Открыть порт!
- Есть открыть!
- Катера к бою!
- Есть к бою!
Катероносец был, по сути, плавучим доком для перевозки торпедных и пушечных катеров. Когда порт «Трофимова» открыли, из него в бой пошли катера. Торпедисты заходили с фланга, а пушечные катера шли в лобовую атаку. Командир пушечного катера №1, старший лейтенант Бондарев, отдал команду вступать в бой. Его основная башня ударила из 76-мм пушки в мостик головного корабля противника. С пулемётных установок катеров вели прицельный огонь по мостикам эсминцев.
Наконец бой окончился. Приближались берега Анголы. Оба БДК опустили аппарели. Морпехи и спецназ «Полюс» высадились на берег и сразу растворились в густом лесу. За ними по аппарелям скатились легкие артустановки, БТРы и БМП. Бойцы «Полюса» были экипированы по высшему разряду. Панама-анголка с волчьей головой на кокарде, платок-бедуинка, тельник, куртка с шевроном «Полюса» с изображением волчьей головы на левом рукаве, галифе, кеды, модульная разгрузка с питьевой системой на три литра и с прикрепляемыми боевыми модулями для оружия и боеприпасов, автомат, запасные пять рожков в разгрузке, матросский нож, кукри. Морские пехотинцы были экипированы так же, но были они не в панамах, а в чёрных беретах. Погрузившись в БТРы, они двинулись сквозь тропический лес. Командир дивизии спецназа, генерал Александр Истомин (позывной «Мещеряк»), сидел рядом с механиком-водителем, сержантом Владимиром Синицыным и заминал гильзу папиросы. Сделав «гофру», он сунул папиросу в угол рта и чиркнул зажигалкой.
- Товарищ генерал-майор, можно у вас чинарик стрельнуть? – осведомился капитан Ефремов.
- Кури, Лёва, покуда можно. Кто знает, что нас через минуту ждёт… - мрачно ответил генерал.
Только генерал успел открыть портсигар, как вдруг раздался голос майора Бориса Семянникова, стоявшего у пулемёта:
- Тревога!!! «Макаки» !!!!
Спецназовцы стали выпрыгивать из бронетранспортёров через задние люки. Вражеское спецподразделение «Бойцовые тигры» окопалось на болоте посреди пальмовой рощицы. Артустановки ударили снарядами, в бой пошли БМП, и генерал лично повёл своих солдат в бой. С ручным пулемётом в руках он вспрыгнул на БМП и с брони короткими очередями срезал ангольцев. Когда бой окончился, генерал взял рацию и связался с «Боголюбовым»:
- Я «Мещеряк», я «Мещеряк» … Вызываю «Витязь» … Пришлите вертолёты, пусть прозондируют лес тепловизорами и проверят, где противник, и в случае надобности проштурмуют лес… Конец связи.
Поставив часовых, дивизия окопалась лагерем. Медсёстры Рая Спиридонова и Ира Гладилина сидели у костра, генерал угощал их чаем. Где-то далеко раздавались взрывы – это отрабатывали вертолёты с «Боголюбова». Президент Египта Фарух-паша Игамбердулла накануне обещал предоставить аэродром подхвата в Каире для дозаправки самолётов с десантом.
Капитан Владимир Шемануев, держа в руках солдатскую жестяную кружку, потягивал из неё трофейный американский бурбон. Назавтра предстоял бросок к Луанде – там, на подступах к ангольской столице, должен был завязаться тяжёлый бой. Как выяснилось из только что полученных данных радиоперехвата, губернатор центральноафриканской провинции Ангола, Жозе-Агостинью Матумбу, бежал на вертолёте в Конго.
Наутро генерал Истомин велел раздать всем бойцам уставную порцию кофе, а после этого связался с десантниками генерала Микрюкова. Они были уже близко и кружили вблизи от Луанды. Истомин приказал грузиться в БТРы (хорошо ещё, что они были гусеничные, ехать на колёсной машине по тропикам – это всё равно, что по мещёрским болотам). Генерал взял себе позывной «Мещеряк», потому что его предки по матери были мещёрскими татарами, по отцу он был волжанин.
Через два часа после тяжёлого броска к аэропорту Кватро Феверейро выяснилось, что почти все полосы свободны. Как видно, местная олигархическая шобла сматывала удочки. Истомин отдал приказ на высадку десанта. На этот раз пользоваться парашютами не понадобилось. Самолёты приземлились и открыли аппарели. Десантники в голубых беретах и тельниках высадились и погрузились на броню. В бой, в принципе, вступать и не пришлось, так как деморализованные бегством губернатора гвардия и спецподразделение «Тропикана» массово сдавались в плен. Истомин разместился в губернаторской резиденции «Ла Морена», и через полчаса к нему прибыл вождь ангольского сопротивления американским и центральноафриканским оккупантам, Жетулиу Зинга.
- Товарищ Зинга, садитесь, - сказал Истомин. – Я назначаю Вас президентом Свободной Ангольской Республики. Мы оставим Вам боевую технику, чтобы Ваша страна могла сама защищать свою независимость. Она новейшая, так что не безпокойтесь. Да, я ещё распоряжусь, чтобы Вам оставили часть катеров с катероносца «Адмирал Трофимов».
- Благодарю Вас, товарищ Истомин! – искренне ответил Зинга. – Я, как добрый католик, буду молить за Вас Пресвятую Деву и Господа Иисуса Христа! И вся моя Родина полна благодарности к Вам за то, что Вы избавили нас от тирании этого мерзавца Матумбу!

Конец.
"Если Бога в сердце нет, значит, это место будет заполнено бесами".
А.П.Баркашов