Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Show Posts

This section allows you to view all posts made by this member. Note that you can only see posts made in areas you currently have access to.


Messages - Межпланетникъ

Pages: [1] 2 3
1
Любовь к пожилой женщине.

Где-то ждёт меня старая леди,
Что хранит для меня красоту,
Её волосы – словно из меди,
Я её всем другим предпочту!

Не нужны мне гламурные дуры!..
Мне нужна она, только она!
Будем мы говорить о культуре,
И чаёк будем пить у окна…

За «полтинник» ей? Да, я согласен!
У меня уже – возраст Христа.
Леди! Ты, как и прежде, прекрасна!
Над рекою грохочет гроза.

Медь волос твоих в отблесках молний
Отливает вечерней зарёй.
И умыто лицо твоё солнцем,
Твои очи блестят синевой.

Посвящается Ире, моей любимой.

2
В "Хоббите" упоминаются подземные и морские эльфы. Можно поподробнее?

3
Life, Universe and Everything / Пиджей знал
« on: 18/05/2020, 20:51:34 »
Думаю, что Средиземье могло быть на Севере России. Линдон это Таймыр, Ангмар это Верхоянье, а Аман это Гиперборея!

4
Я, как старообрядец, не интересуюсь всякой гностической хренью, а следую по Божьему пути. Очень люблю изучать творения св. отцов (мне недавно в церковной лавке попалась книга воспоминаний о Паисии Святогорце, крайне занимательное чтение). Также читаю Лавсаик и церковную художественную литературу.

5
Колокольный звон сквозь столетия
Над Рогожской заставой летит,
Пролетел он сквозь лихолетья,
А Рогожка – стоит и стоит…

Под Покровом Самой Богородицы
Старой Веры стоит бастион,
Хоть пока ещё не приходится
Снова в смертный шагать огонь…

Смерть антихристу!!! И печать его
Препроклятую мы оплюём,
Приходи же, Царь Православный,
Бесовню жечь Христовым огнём!!

Над Рогожкой шумят берёзы,
В небе светит Христовый Спас.
И узорочье, словно в морозы,
К Вере Древлей зовёт всех нас…

Мы лампаду елеем наполним,
Пред иконой Исуса зажжём,
Назначенье своё мы исполним,
И до Царства Святого дойдём.


6
К берегам Западной Африки шла Российская эскадра. Возглавлял её контр-адмирал Георгий Борисович Панкратов на флагманском линкоре «Адмирал Вязьмикин». Вторым по величине судном после линкора был тяжёлый катероносец «Адмирал Трофимов», которым командовал капитан первого ранга Эдуард Анатольевич Татарчук. Тропические берега Анголы – региона Центральноафриканского Союза – должны были стать ареной для большой войны, где масла в огонь подливали Америка и Англия. На вооружении флота Анголы были лишь старые британские эсминцы, но и они могли наделать пакостей. Нельзя было также исключить, что у них имелись старые итальянские субмарины класса «Алессандро Кольбини». Ещё в составе эскадры шли пять ракетных корветов, авианосец «Николай Боголюбов», плавгоспиталь и два БДК. Вертолёты с «Боголюбова» постоянно зондировали море радарами. И вот командир «четвёрки» капитан Сагалевич увидел на экране вражескую субмарину. Штурман-оператор, лейтенант Вампилов, доложил:
- Над целью!
- Команда на сброс торпеды! – сказал Сагалевич.
- Есть! Сбрасываю! – ответил лейтенант.
Торпеда попала прямо в отсек с горючим, и на том месте, где только что была субмарина ангольцев, поднялся фонтан водяных брызг и пара. Сагалевич доложил об уничтоженной подлодке Панкратову, тот сказал в ответ:
- Молодец, капитан. Смотри только, на «Стингер» не нарвись. Возвращайся на «Боголюбова».
Когда Сагалевич подцепил на «Боголюбове» новую торпеду и вновь поднялся в воздух, то, отлетев на пять морских миль от эскадры, он увидел приближающиеся ангольские эсминцы. Он тут же доложил Панкратову. По всей эскадре была объявлена боевая тревога. Татарчук на своём «Трофимове» стал готовиться к бою:
- Продуть балластные понтоны!
- Есть продуть!
- Затопить боевую палубу!
- Есть затопить!
- Открыть порт!
- Есть открыть!
- Катера к бою!
- Есть к бою!
Катероносец был, по сути, плавучим доком для перевозки торпедных и пушечных катеров. Когда порт «Трофимова» открыли, из него в бой пошли катера. Торпедисты заходили с фланга, а пушечные катера шли в лобовую атаку. Командир пушечного катера №1, старший лейтенант Бондарев, отдал команду вступать в бой. Его основная башня ударила из 76-мм пушки в мостик головного корабля противника. С пулемётных установок катеров вели прицельный огонь по мостикам эсминцев.
Наконец бой окончился. Приближались берега Анголы. Оба БДК опустили аппарели. Морпехи и спецназ «Полюс» высадились на берег и сразу растворились в густом лесу. За ними по аппарелям скатились легкие артустановки, БТРы и БМП. Бойцы «Полюса» были экипированы по высшему разряду. Панама-анголка с волчьей головой на кокарде, платок-бедуинка, тельник, куртка с шевроном «Полюса» с изображением волчьей головы на левом рукаве, галифе, кеды, модульная разгрузка с питьевой системой на три литра и с прикрепляемыми боевыми модулями для оружия и боеприпасов, автомат, запасные пять рожков в разгрузке, матросский нож, кукри. Морские пехотинцы были экипированы так же, но были они не в панамах, а в чёрных беретах. Погрузившись в БТРы, они двинулись сквозь тропический лес. Командир дивизии спецназа, генерал Александр Истомин (позывной «Мещеряк»), сидел рядом с механиком-водителем, сержантом Владимиром Синицыным и заминал гильзу папиросы. Сделав «гофру», он сунул папиросу в угол рта и чиркнул зажигалкой.
- Товарищ генерал-майор, можно у вас чинарик стрельнуть? – осведомился капитан Ефремов.
- Кури, Лёва, покуда можно. Кто знает, что нас через минуту ждёт… - мрачно ответил генерал.
Только генерал успел открыть портсигар, как вдруг раздался голос майора Бориса Семянникова, стоявшего у пулемёта:
- Тревога!!! «Макаки» !!!!
Спецназовцы стали выпрыгивать из бронетранспортёров через задние люки. Вражеское спецподразделение «Бойцовые тигры» окопалось на болоте посреди пальмовой рощицы. Артустановки ударили снарядами, в бой пошли БМП, и генерал лично повёл своих солдат в бой. С ручным пулемётом в руках он вспрыгнул на БМП и с брони короткими очередями срезал ангольцев. Когда бой окончился, генерал взял рацию и связался с «Боголюбовым»:
- Я «Мещеряк», я «Мещеряк» … Вызываю «Витязь» … Пришлите вертолёты, пусть прозондируют лес тепловизорами и проверят, где противник, и в случае надобности проштурмуют лес… Конец связи.
Поставив часовых, дивизия окопалась лагерем. Медсёстры Рая Спиридонова и Ира Гладилина сидели у костра, генерал угощал их чаем. Где-то далеко раздавались взрывы – это отрабатывали вертолёты с «Боголюбова». Президент Египта Фарух-паша Игамбердулла накануне обещал предоставить аэродром подхвата в Каире для дозаправки самолётов с десантом.
Капитан Владимир Шемануев, держа в руках солдатскую жестяную кружку, потягивал из неё трофейный американский бурбон. Назавтра предстоял бросок к Луанде – там, на подступах к ангольской столице, должен был завязаться тяжёлый бой. Как выяснилось из только что полученных данных радиоперехвата, губернатор центральноафриканской провинции Ангола, Жозе-Агостинью Матумбу, бежал на вертолёте в Конго.
Наутро генерал Истомин велел раздать всем бойцам уставную порцию кофе, а после этого связался с десантниками генерала Микрюкова. Они были уже близко и кружили вблизи от Луанды. Истомин приказал грузиться в БТРы (хорошо ещё, что они были гусеничные, ехать на колёсной машине по тропикам – это всё равно, что по мещёрским болотам). Генерал взял себе позывной «Мещеряк», потому что его предки по матери были мещёрскими татарами, по отцу он был волжанин.
Через два часа после тяжёлого броска к аэропорту Кватро Феверейро выяснилось, что почти все полосы свободны. Как видно, местная олигархическая шобла сматывала удочки. Истомин отдал приказ на высадку десанта. На этот раз пользоваться парашютами не понадобилось. Самолёты приземлились и открыли аппарели. Десантники в голубых беретах и тельниках высадились и погрузились на броню. В бой, в принципе, вступать и не пришлось, так как деморализованные бегством губернатора гвардия и спецподразделение «Тропикана» массово сдавались в плен. Истомин разместился в губернаторской резиденции «Ла Морена», и через полчаса к нему прибыл вождь ангольского сопротивления американским и центральноафриканским оккупантам, Жетулиу Зинга.
- Товарищ Зинга, садитесь, - сказал Истомин. – Я назначаю Вас президентом Свободной Ангольской Республики. Мы оставим Вам боевую технику, чтобы Ваша страна могла сама защищать свою независимость. Она новейшая, так что не безпокойтесь. Да, я ещё распоряжусь, чтобы Вам оставили часть катеров с катероносца «Адмирал Трофимов».
- Благодарю Вас, товарищ Истомин! – искренне ответил Зинга. – Я, как добрый католик, буду молить за Вас Пресвятую Деву и Господа Иисуса Христа! И вся моя Родина полна благодарности к Вам за то, что Вы избавили нас от тирании этого мерзавца Матумбу!

Конец.

7
Несколько разъяснений.
Станислав Терехов - основатель Союза Офицеров, который до недавнего времени возглавлял я (позже я передал полномочия Маршалу казачьих войск Н.А. Сиволобову).
Александр Кулагин - мой бывший друг, туристический инструктор А.Е. Колбатиков.
Профессор Сёмин - полковник казачьих войск Б.Г. Семянников.
Мичман Харитонов - мой друг, Соратник РНЕ Э.А. Семёнов.
Мичман Мантуров - мой родственник, ветеран советской милиции Е.П. Леонов.
Каперанг Трубчевский - ветеран морской пехоты СССР С.С. Тураев.
Священник о. Михаил и адмирал Келлер - вождь РНЕ А.П. Баркашов.
Царица Мария - поэтесса Н.В. Карташёва.
Царь Иван - поэт Н. Боголюбов.

Даария - это по неподтвержденным данным название одной из областей Гипербореи.

Лиинахамари - база ракетных субмарин на Кольском п-ове.

Эта книга входит во вселенную "Генералиссимуса", там Москва практически не упоминается, Питер называется Петроградом и вообще там другая история у России в ХХ веке (действие "Земли Терехова" происходит ориентировочно в 50-е гг.)

Код Биглера - это из "Швейка", где для шифровки использовалась страница из литературного произведения. Помните, там кадет Биглер комментировал эту систему на совещании?

8
ote]Америка публично отказалась от притязаний на Землю Терехова.
И вернула Аляску.
[/quote]Видите ли, Аляска не стояла в приоритетах в этой книге, там описывался конкретный поход к Гиперборее.

9
Из Лиинахамари к Северному полюсу отправлялась морская экспедиция. Возглавлял её контр-адмирал Александр Петрович Келлер. Его флагман – линкор «Адмирал Терехов» стоял у причала. Ещё в караване отправлялись эсминцы «Гремящий» и «Несгибаемый», сторожевик «Туча», десантный корабль «Григорий Щедрин» и субмарина М-57 «Адмирал Шарагин». Линкором командовал капитан первого ранга Сергей Степанович Трубчевский. В 8 утра были подняты флаги, и на «Терехове» начали разогревать котёл (на всех других судах движки были дизельные). Когда котёл был разогрет до появления активного пара, адмирал Келлер дал команду к отплытию. Трубчевский подошёл к машинному телеграфу и перекинул рукоятку в положение «средний ход». «Адмирал Терехов» вздрогнул и двинулся к выходу из бухты. За ним последовал весь караван.
Целью экспедиции было изучить неисследованные области вблизи Северного полюса. На «Терехове» (в своё время адмирал Станислав Терехов был известным полярным исследователем) плыла научная экспедиция во главе с профессором Грумантского Арктического Университета Борисом Григорьевичем Сёминым. Профессор Сёмин постоял немного на палубе, а затем подошёл к кормовой артиллерийской башне, где матросы во главе с боцманом Александром Кулагиным резались в «очко» на сигареты. Увидев профессора, боцман встал и сказал:
- Борис Григорьевич, присоединяйтесь!
- Спасибо, мореманы, я в карты играть не люблю, - ответил профессор.
- Всё равно садитесь к нам! У нас тут и чиф поспел, - и с этими словами боцман снял с газовой горелки жестяной чайник и протянул Сёмину кружку.
Сёмин присел на палубу, взял дюралевую кружку, и Кулагин налил ему фирменного морского чифира. Кулагин достал пачку «Моряка», вытряхнул папиросу, замял гильзу и, сунув папиросу в рот, чиркнул зажигалкой. Подошли мичманы Харитонов и Мантуров. Харитонов поманил к себе Сёмина и сказал:
- Товарищ профессор, Вас приглашают в кают-компанию.
Сёмин допил чифир, поставил кружку на палубу и отправился вслед за Харитоновым. Кулагин забычковал окурок папиросы в профессорской кружке из-под чифира и продолжил игру. Сёмин, войдя в кают-компанию, увидел старпома Леонида Ефремова.
- Борис Григорьевич, - сказал старпом, - на днях наш самолёт обнаружил вблизи Северного полюса остров. Именно он и является нашей целью. Возможно, америкосы уже пронюхали про него и попытаются колонизировать. Какова задача каждого Российского гражданина?
- Охранять суверенитет, честь и достоинство Российской Державы! – ответил Сёмин.
…Когда они проходили Грумант, раздался голос сигнальщика с грот-мачты:
- По бакборту крейсер, монитор и два морских охотника!
Трубчевский поднёс к глазам бинокль, пригляделся и ответил:
- Отставить тревогу! Это свои.
К каравану на большой скорости приближался крейсер «Адмирал Степовой», на мостике которого Трубчевский разглядел старого приятеля – капитана первого ранга Николая Даниловича Ермакова. Вслед за ним тянулся монитор «Ударный» и охотники «Шквал» и «Гроза».
- Привет, Серёга! – крикнул Ермаков Трубчевскому. – Приказано усилить ваш караван.
Сёмин присел на палубу около авиационной катапульты. На катапульте красовался ближний разведчик МБР-3, выкрашенный в серый сверху и голубой снизу – так называемая «полярная раскраска». На носовой турели стояла авиационная пушка, на кормовой – пулемёт калибра 12,7. Подошёл боцман Кулагин и предложил присоединиться к их компании.
- Товарищ профессор, присоединяйтесь к нам байки травить, а то скоро полярная ночь начнётся. Тогда уже такая скукотища наступит, что хоть волком вой.
- Хорошо, - ответил Сёмин и пошёл вслед за боцманом. Всё там же, под кормовой башней, матросы рассказывали друг другу интересные истории. Сёмин начал рассказывать:
- Когда я был геологом, то идём это мы как-то по тайге… Вдруг что-то на меня с дерева как граахнет!!! А это рысь оказалась. Запуталась когтями в моём рюкзаке и выпутаться не смогла, потому что я свалился на спину и придавил её! Ну, мои кореша её окоротили, скрутили, и в зверинец сдали, значить.
- А у меня, - сказал Кулагин, - была такая история. Я охранял склад ЛиинВМБ в рядах ВОХРа, вдруг вижу – несуны на базе объявились. Я, значитца, достаю свой «Вектор», гаешный ключ в карман сунул и им наперерез крадусь. Они к дырке в заборе подошли, а я, шо твой морской царь из трюма, перед ними встаю. Всё поотбирал да по клешням гаешником им настучал, штоб впредь неповадно было.
Через несколько часов тучи сгустились, пошёл снег с дождём. Приказ адмирала Келлера был один – так держать. Моряки согревались крепким кофе с камбуза, который им выдавали в котелках. Кофе был сдобрен консервированной сгущёнкой, и котелки, вставленные в морские шапки-ушанки, передавали по кругу. И внезапно…
…в воздухе раздались звуки псалмов Давидовых, исполняемых на очень архаичном диалекте церковнославянского языка. Кулагин от неожиданности хотел было выругаться, но крепкое словцо застыло на его губах, и он замер, пригвождённый к месту неземным, Ангельским пением. Внезапно зажглось полярное сияние, оно пылало в ритм с звучанием. Оно было ярко-зелёного цвета, отражалось на айсбергах и даже в шуге – смеси снега, льда и воды.
- Товарищ профессор, Вы слышите? – дрожащим голосом выдавил из себя перепуганный боцман. – Или у меня глюки?
- Слышу. Как на Троицу в Каменском Троицком монастыре.
Внезапно впереди разгорелся яркий свет. Адмирал Келлер приказал:
- Держать на источник света!
И вдруг впереди засияли зелёные горы. Келлер провёл перед лицом ладонью, подумав, что это наваждение. Но горы приближались, и впереди показался причал со стоящими у него двумя драккарами. У причала стояли люди, одеждой напоминающие персонажей Русских народных сказок. Впереди стояли мужчина и женщина – очевидно, царь и царица, и благообразный старец в белом облачении с… Крестом на груди – очевидно, Христианский священник. Подплыв к причалу, по другую сторону от драккаров, Келлер отдал команду:
- Бросай якоря!
Загремели сбрасываемые со шпилей якорные цепи. Келлер сказал:
- Отдать шторм-трап!
Спустившись на берег, он поклонился царю (на том была вышитая красными и зелёными узорами белая льняная рубаха, льняные же порты, кожаные постолы и золотой венок с прочеканенным изображением рябиновой грозди), затем царице (та была в голубом сарафане, белой блузке, убрусе и лаптях), а затем испросил благословения у священника.
- Да пребудет благословение Господне на рабе Божием Александре! – сказал иерей.
- Честный отче, ты знаешь моё имя? – искренне удивился Келлер.
- Сыне, священноиереям Даарии дано знать многое. Господь Исус Христос дал нам знать то, что нам нужно знать в пастырском труде, но не дал знать того, что не послужит ко спасению души даарийца.
- Аминь! – ответил Келлер. – Так, значит, вы называете свою страну Даарией? Как тебя зовут, отче?
- Аз есмь священноиерей Михаил. Я вижу, что ты привёз к нам мудреца из вашей страны. Пригласи его сюда.
- Товарищ профессор, идите сюда! – крикнул Келлер.
Когда Сёмин спустился по шторм-трапу на причал, царь вышел ему навстречу и сказал:
- Здравствуй, мудрец. Я царь Иван, а это царица Мария. Даарию крестил две тысячи лет назад пророк с юга, по имени Андрей. Даю тебе своё царское позволение изучать даарийские земли и напишу о том грамоту. Пётр, иди сюда! – и тут подбежал дьяк. – Напиши заморскому мудрецу грамоту, по которой он сможет изучать нашу страну. Потом отдашь мне, я руку приложу.
Дьяк через полчаса принёс грамоту, царь расписался и поставил печать. Потом царь пригласил Келлера и Сёмина на всенощное бдение в кафедральный собор Христа Вседержителя. Как таковая, исповедь выглядела у даарийцев довольно своеобразно. Исповедник подходил к священнику, тот накрывал ему голову епитрахилью, и в этот момент мозг священника начинал считывать информацию из мозга исповедника. Затем иерей читал разрешительную молитву, и на этом исповедь заканчивалась. Когда всенощное бдение закончилось, о. Михаил сказал Келлеру:
- Доблестный воевода, подготовь своих воинов. Приближаются злые люди.
Тут прибежал Кулагин и сказал:
- Александр Петрович! Американцы рядом! Линкор и десантный корабль!
Келлер поднялся на мостик «Терехова», дал знак Сёмину оставаться на суше и приказал подвести к причалу десантный корабль «Григорий Щедрин». Выдвинулась аппарель, и по ней застучали сапоги морских пехотинцев. Командир отряда морпехов, подполковник Анатолий Шепилов, повёл своих бойцов горами. В это время в направлении порта Ново-Ивановское двигался американский линкор «Президент Гарфилд» и транспорт «Вашингтон». Навстречу им двинулся «Терехов». Как позже любил вспоминать Келлер, «пока наглому янки пистолет под нос не сунешь, он не угомонится». Кулагин схватил свой боцманский свисток и затрубил тревогу. На всех судах сигнал тревоги тут же отрепетовали и все команды были готовы к бою. Впереди шёл «Терехов», позади – «Адмирал Степовой», по флангам – охотники. Внезапно «Терехова» дернуло на киле. Попадание! К счастью, пострадала только пулемётная турель. Келлер умело сманеврировал, ударив из главного калибра по мостику «Гарфилда». Тут в бой включился монитор «Ударный». Он с первого же залпа из двух своих «соток» проделал большую пробоину ниже ватерлинии «Президента Гарфилда». Американский линкор завалился на бакборт и быстро пошёл ко дну. Один из морских охотников, «Гроза», дал двухторпедный залп по американскому транспорту. Но «морские котики» уже успели высадиться. Шепилов, выследив врага в ущелье, накрыл всю колонну противника шквалом автоматного огня. Лёгкую бронетехнику американцы побросали.
В это время Сёмин изучал природные феномены Даарии. Он нашёл родник долголетия, отпив из которого можно прожить очень долго. После всенощной он причастился на Литургии (там причащали хлебом из протёртых орехов чилима и соком ягод брусники).
Встретившись с Келлером, он сказал:
- Товарищ контр-адмирал, ведь это же сказочная Гиперборея!
- Да, согласен. И к тому же даарийцы - нашей веры. А знаешь что, Боря? Давай мы её назовём Земля Терехова. А для них будет Даария.
Сёмин внёс изменения в арктические лоции, потом царь Иван пригласил его к себе во дворец. Он с удовольствием скушал несколько стейков из оленины, запил медовухой, разбавленной водицей из источника долголетия. Царь сказал ему:
- Мудрец, мы будем ждать вас всех в гости снова! Не забывайте нас!
На следующий день экспедиция отплывала в обратный путь. Кодом Биглера была передана в порт приписки шифрованная радиограмма об открытии Земли Терехова. Также сообщалось и о наглой выходке американцев. Когда караван достиг Лиинахамари, на пирс вышел комфлот адмирал Громов и сказал, что только что Америка публично отказалась от притязаний на Землю Терехова.

Конец.

10
Сегодня принял участие в подготовительных работах. Вывозил битый кирпич на тележке, красил Древа Валар, а также смывал матерные письменаграффити возле лифта.

11
Памяти Джона Р. Р. Толкина.

Когда в неравный бой пошли твои друзья,
В окопе ты лежал, поветрием сражённый.
Садовник Скромби родился под трели соловья
В твоём блокноте, как Перворождённый.

Под танков грохот Ланкаширский полк
По Сомме шёл, как по Ородруину,
И немец шёл, как сын Азога Болг,
Как орков рать – всё превратить в руины.

В Грейт-Хейвуде любимая жила,
Свиданья час молитвой приближая,
И падре Фрэнсис Морган ждал тебя,
Пока сражался ты, Отчизну защищая.

Ты детям даровал чудесную страну,
Где хоббиты и эльфы проживают,
Где гномы камень любят больше, чем жену,
Где Андуин лесами протекает.

Где нуменорцы ожидают Короля,
И где казачьи в Рохане порядки,
Где злое отторгает от себя земля,
И где целит Король от «чёрной лихорадки»!

12
Эй, хоббиты, готовьте к бою луки!
За нами – наш родной, любимый край!
По Хоббитании идёт дружина Туков,
Коль дорога Отчизна – в бой шагай!

За нами Смайлы, Землеройск и Микорыта!
Эй, Шаркич, вон из Хоббитании вали!
Бригады Тана тогда местью будут сыты,
Когда последний полуорк уйдёт с нашей земли!

В «Драконе» вновь рекой польётся пиво,
И старый Хэмбридж вновь картошку разведёт,
Благословлённые Галадриэлью нивы
Зазолотеют вновь! Смелей вперёд!

Веди ж нас в бой, наш вождь, отважный Мерри,
Разит врага арнорский твой клинок!
И скоро мы откроем в Торбу двери,
Не ступит никогда здесь больше орочий сапог!

Александр Липатов

13
ote author=Межпланетникъ link=topic=24042.msg523472#msg523472 date=1574858715]
Исус Христос заменил ветхозаветную жертву всесожжения на Безкровную жертву, принеся в жертву Себя Самого, перед этим установив символическое изображение Своих Крестных страданий на Тайной Вечере.
Жертву всесожжения приносили Яхве (который согласно Мёнину и есть Христос). Кому Христос принёс в жертву Самого Себя?
[/quote]Исус Христос принёс Самого Себя в ИСКУПИТЕЛЬНУЮ жертву Своему Отцу за грехи ВСЕГО ЧЕЛОВЕЧЕСТВА, омыв Своей кровью грехи всех людей, начиная с Адама и заканчивая теми, которые будут жить во времена Второго Пришествия.

14
Исус Христос заменил ветхозаветную жертву всесожжения на Безкровную жертву, принеся в жертву Себя Самого, перед этим установив символическое изображение Своих Крестных страданий на Тайной Вечере. И во время Евхаристии иерей так же символически "закалывает" просфору копием, которое символизирует как копьё Лонгина Сотника, так и жертвенный кинжал левита. Вся Евхаристия символизирует Крестный Путь Христа, Который заповедал нам творить Безкровную жертву в Его воспоминание.

15
ote author=Межпланетникъ link=topic=24042.msg523428#msg523428 date=1574772209]
Животные не имеют вечной жизни, "психис зоэс", их душа распадается в момент смерти. Люди приносили лучшее от своего скота, чтобы сделать подарок Богу. Смерть жертвенного животного на алтаре имела сакральный смысл, до сих пор это практикуется у армянских христиан.
Гои тоже по мнению представителей богоизбранного народа души не имеют.

Quote from: Синодальный перевод
Когда введет тебя Господь, Бог твой, в землю, в которую ты идешь, чтоб овладеть ею, и изгонит от лица твоего многочисленные народы, Хеттеев, Гергесеев, Аморреев, Хананеев, Ферезеев, Евеев и Иевусеев, семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя, и предаст их тебе Господь, Бог твой, и поразишь их, тогда предай их заклятию, не вступай с ними в союз и не щади их; и не вступай с ними в родство: дочери твоей не отдавай за сына его, и дочери его не бери за сына твоего; ибо они отвратят сынов твоих от Меня, чтобы служить иным богам, и тогда воспламенится на вас гнев Господа, и Он скоро истребит тебя. Но поступите с ними так: жертвенники их разрушьте, столбы их сокрушите, и рощи их вырубите, и истуканов [богов] их сожгите огнем; 

Вспомним, что уже царь Давид (условно) нарушал этот закон, взяв в жены хеттянку (хотя хетты в вышеприведенном списке). Замечу, что царь Давид был машиах, для него было сделано исключение.
Подобные законы были у многих народов: нужна была лояльность государству, которую можно обеспечить только чистотой крови. В наше время, повторю, есть множество других факторов лояльности, поэтому в гос-ве израиль множество по-европейски выглядящих евреев (но однако, евреев), да и не-евреев немало.
[/quote]Царь Давид был частичным славянином через Раав блудницу - Иерихонская цивилизация тоже основана Славянами, там нашли пряслица с изображением Коловрата. Он был блондин с голубыми глазами. Согласно В. Ерчаку, Вирсавия тоже была Славянкой. Хеттская цивилизация тоже относится к средиземноморским Славянам, они родственны фракийцам.

16
Можно даже со смелостью утверждать, что Спартанскую цивилизацию основали КАЗАКИ.

17
еями были все апостолы Христа. "Я пришел спасти народ Израильский".
Они были ветхозаветного вероисповедания, это да.

18
ote author=Межпланетникъ link=topic=24042.msg523428#msg523428 date=1574772209]
Животные не имеют вечной жизни, "психис зоэс", их душа распадается в момент смерти. Люди приносили лучшее от своего скота, чтобы сделать подарок Богу. Смерть жертвенного животного на алтаре имела сакральный смысл, до сих пор это практикуется у армянских христиан.
Гои тоже по мнению представителей богоизбранного народа души не имеют.

Quote
И лишь один из апостолов был еврей.
Евреями были все апостолы Христа. "Я пришел спасти народ Израильский".
[/quote]Это написано в Тании, сектантской каббалистической книжонке, и в Талмуде, который был написан уже после Вознесения. Евреем был только Иуда Искариотский, все остальные, и Христос в том числе, были галилеянами - палестинскими славянами. Средиземноморские славяне создали минойскую, спартанскую, фиванскую, аттическую, фокейскую, фракийскую цивилизации.

19
Янссон не была замужем - была лесбиянкой.
Враки. У неё был парень - Казимир Виртанен (прототип Снусмумрика).

20
Господи, благослови! Я многогрешный раб Иоанн, иерей Кронштадтский, пишу сие видение. Мною писано и моею рукою то, что я видел, то и передал письменно.

В ночь на 1-е января 1908 года, после вечерней молитвы я сел немного отдохнуть у стола. В келье моей был полумрак, перед иконой Божией Матери горела лампада. Не прошло и получаса, я услышал легкий шум, кто-то легко коснулся моего правого плеча и тихий легкий ласковый голос сказал мне: «Встань, раб Божий Иван, пойдем со мною». Я быстро встал.

Вижу, передо мною стоит: дивный чудный старец, бледный, с сединами, в мантии, в левой руке четки. Посмотрел на меня сурово, но глаза были ласковые и добрые. Я тут же от страха чуть было не упал, но чудный старец поддержал меня — руки и ноги у меня дрожали, я хотел что-то сказать, но язык мой не повернулся. Старец меня перекрестил, и мне сделалось легко и радостно — я тоже перекрестился. Затем он посохом указал на западную сторону стены — там тем же посохом начертил: 1913, 1914, 1917, 1922, 1930, 1933, 1934 года. Вдруг стены не стало. Я иду со старцем по зеленому полю и вижу — масса крестов стоит: тысячи, миллионы, разные: малые и великие, деревянные, каменные, железные, медные, серебряные и золотые. Я проходил мимо крестов, перекрестился и осмелился спросить старца, что это за кресты? Он ласково ответил мне: это — те, которые за Христа и за Слово Божие пострадали.

Идем дальше и вижу: целые реки крови текут в море, и море красное от крови. Я от страха ужаснулся и опять спросил чудного старца: «А что это крови так много пролито?» Он опять взглянул и сказал мне: «Это христианская кровь».

Затем старец указал рукой на облака, и вижу массу горящих, ярко горящих светильников. Вот они стали падать на землю: один, два, три пять, десять, двадцать, Затем стали падать целыми сотнями, все больше и больше, и все горели. Я очень скорбел, почему они не горели ясно, а только падали и тухли, превращаясь в прах и пепел. Старец сказал: смотри, и я увидел на облаках только семь светильников и спросил старца, что это значит? Он, склонивши голову, сказал: «Светильники, которые ты видишь, падающие, что значит Церкви упадут в ересь, а семь светильников горящих осталось — семь Церквей Апостольских соборных останутся при кончине мира».

Затем старец указал мне, смотри, и вот я вижу и слышу чудное видение: Ангелы пели: «Свят, Свят, Свят, Господь Саваоф». И шла большая масса народу со свечами в руках, с радостными сияющими лицами; здесь были цари, князья, патриархи, митрополиты, епископы, архимандриты, игумены, схимники, иереи, диаконы. послушники, странники Христа ради, миряне, юноши, отроки, младенцы; херувимы и серафимы сопровождали их в райскую небесную обитель.

Я спросил старца: «Что это за люди?» Старец, как будто зная мою мысль, сказал: «Это все рабы Христовы, пострадавшие за святую Христову Соборную и Апостольскую Церковь». Я опять осмелился спросить, могу ли я присоединиться к ним. Старец сказал: нет, еще рано тебе, потерпи (обожди). Я опять спросил: «Скажи, отче, а младенцы как?» Старец сказал: это младенцы тоже пострадали за Христа от царя Ирода (14 тысяч), а также и те младенцы получили венцы от Царя Небесного, которые истреблены в чреве матери своей, и безымянные (это пророчество обортированных младенцах явно противоречит распространенному сегодня мнению, что они якобы горят в огне ада — ред.). Я перекрестился: «Какой грех великий и страшный матери будет — непростительный».

Идем дальше — заходим в большой храм. Я хотел перекреститься, но старец мне сказал: «Здесь мерзость и запустение». Вот вижу очень мрачный и темный храм, мрачный и темный престол. Посреди церкви иконостаса нет. Вместо икон какие-то странные портреты со звериными лицами и острыми колпаками, а на престоле не крест, а большая звезда и Евангелие со звездой, и свечи горят смоляные, — трещат, как дрова, и чаша стоит, а из чаши сильное зловоние идет, и оттуда всякие гады, жабы, скорпионы, пауки ползают, страшно смотреть на все это. Просфоры тоже со звездою; перед престолом стоит священник в ярко красной ризе и по ризе ползают зеленые жабы и пауки; лицо у него страшное и черное, как уголь, глаза красные, а изо рта дым идет и пальцы черные, как будто в золе.

Ух, Господи, как страшно — затем на престол прыгнула какая-то мерзкая, гадкая, безобразная черная женщина, вся в красном со звездою на лбу и завертелась на престоле, затем крикнула как ночная сова на весь храм страшным голосом: «Свобода» — и стала, а люди, как безумные, стали бегать вокруг престола, чему-то радуясь, и кричали, и свистели, и хлопали в ладоши. Затем стали петь какую-то песню, — сперва тихо, затем громче, как псы, потом превратилось все это в звериное рычание, дальше в рев. Вдруг сверкнула яркая молния и ударил сильный гром, задрожала земля и храм рухнул и провалился сквозь землю.

Престол, священник, красная женщина все смешалось и загремело в бездну. Господи, спаси. Ух, как страшно. Я перекрестился. Холодный пот выступил на лбу у меня. Оглянулся я. Старец улыбнулся мне: «Видел? — сказал он. — Видел, Отче. Скажи мне, что это было? Страшно и ужасно». Старец ответил мне: «Храм, священники и люди, — это еретики, отступники, безбожники, которые отстали от веры Христовой и от Св. Соборной и Апостольской Церкви и признали еретическую живообновленную церковь, которая не имеет Благодати Божией. В ней нельзя ни говеть, ни исповедоваться, ни приобщаться, ни принимать миропомазания». «Господи, спаси меня, грешного, пошли мне покаяние — смерть христианскую», — прошептал я, но старец успокоил меня: «Не скорби, — сказал, — молись Богу».

Мы пошли дальше. Смотрю — идет масса людей, страшно измученных, на лбу у каждого звезда. Они, увидев нас, зарычали: «Молитесь за нас, святые отцы, Богу, очень нам тяжело, а сами мы не можем. Отцы и матери нас не учили Закону Божьему и даже имени христианского у нас нет. Мы не получили печати дара Духа Святого (а красного знамени)».

Я заплакал и пошел вслед за старцем. «Вот — смотри, — указал старец рукою, -видишь?!» Вижу горы. — Нет, это гора трупов человеческих вся размокла в крови. Я перекрестился и спросил старца, что это значит? Что это за трупы? — Это иноки и инокини, странники, странницы, за Святую Соборную и Апостольскую Церковь убиенные, не пожелавшие принять антихристовой печати, а пожелали принять мученический венец и умереть за Христа. Я молился: «Спаси, Господи, и помилуй рабов Божиих и всех христиан». Но вдруг старец оборотился к северной стороне и указал рукой: «Смотри».

Я взглянул и вижу: Царский дворец, а кругом бегают разной породы животные и разной величины звери, гады, драконы, шипят, ревут и лезут во дворец, и уже полезли на трон Помазанника Николая II, — лицо бледное, но мужественное, — читает он Иисусову молитву. Вдруг трон пошатнулся, и пала корона, покатилась. Звери ревели, бились, давили Помазанника. Разорвали, и растоптали, как бесы в аду, и все исчезло.

Ах, Господи, как страшно, спаси и помилуй от всякого зла, врага и супостата. Я горько заплакал, вдруг старец взял меня за плечо, — не плачь, так Господу угодно, и указал: «Смотри» — вижу показалось бледное сияние. Сперва я не мог различить, но потом стало ясно — предстал Помазанник невольный, на голове у него из зеленых листьев венец. Лицо бледное, окровавленное, с золотым крестиком на шее. Он тихо шептал молитву.

Затем сказал мне со слезами: «Помолись обо мне, отец Иван, и скажи всем православным христианам, что я умер, как мученик; твердо и мужественно за Веру Православную и за Святую Соборную и Апостольскую Церковь, и пострадал за всех христиан; и скажи всем православным Апостольским пастырям, чтобы они служили общую братскую панихиду за всех убиенных воинов на поле брани: в огне сгоревших, в море утонувших и за меня, грешного, пострадавших. Могилы моей не ищите, — ее трудно найти. Прошу еще: молись обо мне, отец Иван, и прости меня, добрый пастырь». Затем все это скрылось туманом. Я перекрестился: «Упокой, Господи, душу усопшего раба Божия Николая, вечная ему память». Господи, как страшно. Руки и ноги у меня дрожали, я плакал.

Старец опять сказал мне: «Не плачь, так Богу угодно, молись Богу. Смотри еще». Вот вижу я массу людей, валяющихся, умирающих с голода, которые ели траву, землю ели друг друга, а псы подбирали трупы, везде страшное зловоние, кощунство. Господи, спаси нас и в святой Христовой вере укрепи, мы немощны и слабы без веры. Вот старец опять мне говорит: «Смотри там». И вот вижу я целая гора из разных книг, малых и больших. Между этими книгами ползают смрадные черви, копошатся и распространяют страшное зловоние. Я спросил: «Что это за книги. Отче?» Он ответил: «Безбожные, еретические, которые заражают всех людей всего света мирским богохульным учением». Старец прикоснулся концом посоха к этим книгам, и все это обратилось в огонь, и все сгорело дотла, и ветер развеял пепел.

Затем я вижу церковь, а кругом нее лежит масса поминальцев и грамоток. Я нагнулся и хотел поднять одну, прочитать, но старец сказал, что это те поминальницы и грамоты, которые лежат при церкви много лет, а священники их забыли и не читают никогда, а усопшие души просят помолиться, а читать некому и поминать некому. Я спросил: «А кто же будет?» «Ангелы», — сказал старец. Я перекрестился. Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих во царствии Твоем.

Мы пошли дальше. Старец быстро шел, так что я едва успевал за ним. Вдруг оборотился и сказал: «Смотри». Вот идет толпа людей, гонимая страшными бесами, которые немилосердно били и кололи людей длинными пиками, вилами и крючками. «Что это за люди?», — спросил я старца. «Это те, — ответил старец, — которые отпали от Веры и Святой Апостольской Соборной Церкви и приняли еретическую живообновленческую». Здесь были: епископы, священники, диаконы, миряне, монахи, монахини, которые приняли брак и стали жить развратно. Здесь были безбожники, чародеи, блудники, пьяницы, сребролюбцы, еретики, отступники Церкви, сектанты и прочие. Они имеют страшный и ужасный вид: лица черные, изо рта шла пена и зловоние, и страшно кричали, но бесы били их немилосердно и гнали их в глубокую пропасть. Оттуда шли смрад, дым, огонь и зловоние. Я перекрестился: «Избави, Господи, и помилуй, страшно все это виденное».

Затем я вижу: масса народа идет; старых и малых, и все в красных одеждах и несли громадную красную звезду, пятиголовую и на каждом углу по 12 бесов сидело, а в середине сидел сам сатана со страшными рогами и крокодиловыми глазами, со львиной гривой и страшной пастью, с большими зубами и из пасти извергал зловонную пену. Весь народ кричал: «Вставай, проклятьем заклейменный». Появилась масса бесов, все красные, и клеймили народ, прикладывая каждому печать на лбу и на руку в виде звезды. Старец сказал, что это есть печать антихриста. Я сильно испугался, перекрестился и прочитал молитву: «Да воскреснет Бог». После этого все исчезло, как дым.

Я торопился и едва успевал идти за старцем, вот старец остановился, указал мне рукою на восток и говорит: «Смотри». И увидел я массу народа с радостными лицами, а в руках кресты, хоругви и свечи, а посреди, между толпой стоит высокий престол на воздухе, золотая царская корона и на ней написано золотыми буквами: «На малое время». Вокруг престола стоят патриархи, епископы, священники, монахи, пустынники и миряне. Все поют: «Слава в вышних Богу и на земле мир». Я перекрестился и поблагодарил Бога.

Вдруг Старец взмахнул в воздухе три раза крестообразно. И вот я вижу массу трупов и реки крови. Ангелы летали над телами убиенных и едва успевали подносить души христианские к Престолу Божию, и пели «аллилуиа». Страшно было смотреть на все это. Я горько плакал и молился. Старец взял меня за руку и сказан «Не плачь. Так нужно Господу Богу за наше маловерие и окаянство, сему надлежит так быть, Спаситель наш Иисус Христос тоже пострадал и пролил Свою пречистую кровь на кресте. Итак, будет еще много мучеников за Христа, и это те, которые не примут антихристовой печати, прольют кровь и получат мученический венец».

Затем старец помолился, три раза перекрестился на восток и сказал: «Вот исполнилось пророчество Даниила. Мерзость запустения окончательная». Я увидел Иерусалимский храм, а на куполе звезда. Вокруг храма толпятся миллионы народа и стараются войти внутрь храма. Я хотел было перекреститься, но старец задержал мою руку и опять сказал: «Здесь мерзость запустения».

Мы вошли в храм, где было много народа. И вот вижу престол посреди храма. кругом престола в три ряда свечи смоляные горят, а на престоле сидит в ярко красной порфире всемирный правитель-царь, а на голове золотая с бриллиантами корона, со звездою. Я спросил старца: «Кто это?» Он сказал: «Это есть антихрист». Росту высокого, глаза, как уголь, черные, борода черная клином, лицо свирепое, хитрое и лукавое — звероподобное, нос орлиный. Вдруг антихрист встал на престол, выпрямился во весь рост свой, поднял высоко голову и правую руку протянул у народу — на пальцах были когти, как у тигра, и зарычал своим звериным голосом: «Я ваш бог, царь и правитель. Кто не примет моей печати — смерть им тут». Все пали на колени и поклонились и приняли печать на лоб. Но некоторые смело подошли к нему и громко разом воскликнули: «Мы христиане, веруем в Господа нашего Иисуса Христа».

Тогда в один миг сверкнул меч антихриста, и головы христианских юношей скатились и пролилась кровь за веру Христову. Вот ведут отроковиц, женщин и малых детей. Здесь он еще хуже рассвирепел и закричал по звериному: «Смерть им. Эти христиане мои враги — смерть им». Тут же и последовала моментальная смерть. Головы скатились на пол и разлилась кровь православная по всему храму.

Затем ведут к антихристу десятилетнего отрока на поклонение и говорят: «Падай на колени», — но отрок смело подошел к престолу антихриста; «Я христианин и верую в Господа нашего Иисуса Христа, а ты — исчадие ада, слуга сатаны, ты антихрист». «Смерть», — страшным диким ревом заревел им. Все пали перед антихристом на колени. Вдруг тысячи громов прогремели и тысячи молний небесных стрелами огненными летали и поражали слуг антихриста. Вдруг самая большая стрела, огненная, крестообразная, слетела с неба и ударила антихриста в голову. Он взмахнул рукой и упал, корона слетела с головы и рассыпалась в прах, и миллионы птиц летали и клевали трупы нечестивых слуг антихриста.

Вот я почувствовал, что старец взял меня за плечо и сказал: «Идем дальше в путь». Вот я вижу опять масса крови, по колени, по пояс, ox, как много пролито Христианской крови. Тут я вспомнил слово, которое сказано в Откровении Иоанна Богослова: «И будет крови по узды конские». Ax, Боже, спаси меня грешного. На меня напал страх великий. Я был ни жив, ни мертв. Вот вижу ангелы много летают и поют: «Свят, Свят, Свят Господь». Я оглянулся — старец стоял на коленях и молился. Потом он встал и ласково сказал: «Не скорби. Скоро, скоро конец миру, молись Господу, Он милостив к рабам Своим. Уже не годы остались, но часы, и скоро, скоро конец».

Затем старец благословил меня и указал рукой на восток, сказал: «Я иду вот туда». Я пал на колени, поклонился ему и вижу, что быстро отчаливает он от земли. тут я спросил: «Как же имя твое, чудный старче?» Потом я громче воскликнул. «Святый Отче, скажи, как твое святое имя?» — «Серафим, — тихо и мягко сказал он мне, — а что ты видел — напиши и не забудь все это ради Христа».

Вдруг как бы над моей головой ударил звон большого колокола. Я проснулся, открыл глаза. На лбу у меня выступил холодный пот, в висках стучало, сердце сильно билось, ноги дрожали. Я сотворил молитву: «Да воскреснет Бог». Господи, прости меня грешного и недостойного раба твоего Иоанна. Богу нашему Слава. Аминь.

Pages: [1] 2 3