Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Show Posts

This section allows you to view all posts made by this member. Note that you can only see posts made in areas you currently have access to.


Messages - Naugperedhel

Pages: [1] 2 3 ... 68
1
Off-topic
аденис и старотук - титульные спонсоры производителей попкорна. ;D
давайте, жгите друг друга еще!
старотуку выражается благодарность за вбивание в адениса Толкиновской матчасти! Правда, безуспешно. Может, с другого конца начать вбивать?  ;)

2
Off-topic
Оголодав тролли
друг друга грызут
схожу за попкорном ;D ;D ;D

3
А в каких отношениях был Уильямс с Профессором? Оккультист с католиком в одной берлоге...
Толкин-писатель - махровый эзотерик. Подробно описывает деструктивные культы  (от культа Кольца до культа кекса) и их извращения (отец убил сына, брат убил брата, брат переспал с сестрой и т.д.), разумеется, как автор, давая отрицательную характеристику, и тут же опять. Изучать оккультное не значит принадлежать к нему, но если долго всматриваться в бездну, плакать, давиться и продолжать кушать кактус...
Хотя на деле - суть одна
Который год на манеже всё те же - аденис и старопук, соревнующиеся кто круче оплюет почившего Профессора.
Аденис-писатель - махровый эзофреник, видящий в текстах Профессора оккультизм, деструктивные корни, культ кольца, конца и кекса (подробно экранизированный в фильме "Американский Валинорский пирог"), дохлых богов, всякие извращения - существующие лишь в его воспаленном воображении. Любитель хоббичьих грибов. Будучи неоднократно высмеян и макаем в лужу, обтекает, плачет, давится, но продолжает пережевывать свой поникший и усохший кактус и вещать свои мантры страницами. ;D
Толкин как Саруман. Но спасающийся пивом, кексам и трубкой.
Ну а старотук как саруман курумо, но удовлетворяющийся бутылкой дешевого пива, минассали и старотуком трубкой  :D
Хотя на деле - суть одна.

4
Что за гнусный серый цвет? Верните зелёный форум.
Это в знак траура по погибшим в Казани, Земля им пухом.

5
Вопросы и Ответы / Дети Валар
« on: 29/08/2020, 18:14:31 »
Концепция "детей валар" была позднее Толкином полностью вычеркнута из машинописного текста "Анналов Амана" и в "позднем Сильмариллионе" Толкина отсутствует полностью. Вычеркнута = отвергнута.
MR 69,151-152 
Quote
§4 ‘And with them are numbered also the Valarindi ...’ to the end
of the paragraph was struck out

Fionwë and Ilmarë were removed from §4 as the children of Manwë and Varda, and in §7 Fionwë becomes Ëonwë, ‘herald of Manwë’; here Ilmare becomes ‘handmaid of Varda’. 
This is an aspect of an important development in the conception of the Powers of Arda, the abandonment of the old and long-rooted idea of ‘the Children of the Valar, the Sons of the Valar’. It was still present in AAm (p. 49, §4), where the Valarindi, ‘the offspring of the Valar’, were ‘numbered with’ the Maiar (but in AAm* they are distinguished from the Maiar, p. 66, §4). On the typescript text of AAm the conception of the Children of the Valar was struck out

7
Рексарыч, вы бы хотя бы темы форума почитывали, хотя бы в "Вестнике толкинистики", а то для вас грядёт открытие Америки через форточку. Некоторые из коллектива переводчиков регулярно заходят на форум и делятся новостями. С их слов: недавно только закончен перевод сложнейшего стихотворного 3-го тома, далее редактура и правка, возможно издание осенью. Ну а  4-й и 5-й том давно переведены. Но будет ли перевод 6-9 томов с черновиками "Властелина колец" - неизвестно, возможно от другого коллектива переводчиков от АСТ, т.к. требуется хороший, правильный перевод "Властелина колец", а это титанический труд.

8
Рексарыч, почитайте Роверандома лучше в прекрасном академическом переводе В.Барановского от ТТТ (В "Детском сборнике ТТТ), с комментариями и переводом Введения от Хэммонда и Скалл. Там многое объяснено.
Quote
It would take the whole of another story, at least, to tell you of all their adventures in Uncharted Waters and of their glimpses of lands unknown to geography, before they passed the Shadowy Seas and reached the great Bay of Fairyland (as we call it) beyond the Magic Isles; and saw far off in the last West the Mountains of Elvenhome and it be light of Faery upon the waves. Roverandom thought he caught a glimpse of the city of the Elves on the green hill beneath the Mountains, a glint of white far away; but Uin dived again so suddenly that he could not be sure. If he was right, he is one of the very few creatures, on two legs or four, who can walk about our own lands and say they have glimpsed that other land, however far away.
'I should catch it, if this was found out!' said Uin. 'No one from the Outer Lands is supposed ever to come here; and few ever do now.
Quote
Мне пришлось бы написать целую новую книжку,  если  бы  я  взялся  рассказывать  вам  обо  всех  их  приключениях  в Неизведанных  Водах,  про неведомые  географам
земли, которые они видели по дороге через Тенистые Моря в великий Залив Волшебной страны (как мы её называем) за Волшебными Островами; как они разглядели вдалеке на самом далёком Западе Горы Дома эльфов и видели свет Фаэри на волнах моря.
Роверандому показалось, что он краешком  глаза успел разглядеть даже город эльфов на зелёном холме у подножия Гор — далёкий белый проблеск, — но Уин нырнул снова и так быстро, что пёсик не был в точности уверен. Если Ровер не ошибся, то он —
один из очень немногих живущих в нашем мире созданий, двуногих или четвероногих, кто может заявить, что видел те, иные земли хотя бы издали.
—  Если  узнают,  мне  попадёт! —  сказал  Уин. — Никто  из Внешних Земель никогда не должен  сюда  заплывать, да почти никто и не заплывает.
И в ранней версии Роверандома город эльфов был назван Тун, как в ранней версии мира Арды. Скорее всего, речь идет об Амане.

Конечно, старотук в жизни не догадается заглянуть в английский оригинал (или не в состоянии его прочесть и понять) и как всегда строит свои теорийки на основании превратных интерпретаций неточного перевода.
Не Прародина эльфов, а Elvenhome, Дом Эльфов, где они живут в Амане.
А его исправление правильного звучания названия прародины Эльфов Куйвиeнен на неправильное Кувиэйнен, вероятно из-за возникших русскоязычных обсценных ассоциаций, не имеющих никакого отношения к эльфийскому квенья и англичанину Толкину - говорит (по Фрейду) о духовном мире старотука и незнании им элементарных основ матчасти Арды.

9
разве назгул построили «собственное всевластье»? 
Назгул получили королевства (в частности, трое назгулов-нуменорцев могли стать королями только в Средиземье) и продолжали править тысячами людей и после истаивания. Ещё раз: не "всевластье", просто власть.
Umbra, полагаю, писала про аналогию "Кольцо Саурона с всевластьем" = "Кольца назгул с властью". То же самое, но дым пожиже. "Просто власть" это и есть всевластье, в пределе. Власти мало не бывает, всегда хочется еще и еще. У Саурона точно так же не было "всевластья", хотя Одно его кольцо было создано с прицелом именно на всевластье, и это не никакая ошибка переводчика:

Quote
Одно кольцо чтобы править всеми, одно кольцо чтобы найти их,
Одно кольцо чтобы привести их всех и в тьме связать их.
Чтобы править всеми, чтобы привести их всех во тьму.
Как всегда, аденис пытается привязать свои теорийки к неточному переводу отрывка, выдернутого из контекста, не глядя в английский оригинал.
Quote
Three Rings for the Elven-kings under the sky,
Seven for the Dwarf-lords in their halls of stone,
Nine for Mortal Men doomed to die,
One for the Dark Lord on his dark throne
In the Land of Mordor where the Shadows lie.
One Ring to rule them all, One Ring to find them,
One Ring to bring them all, and in the darkness bind them,
In the Land of Mordor where the Shadows lie
Три кольца - для эльфийских королей под небесами
Семь - для гномьих владык в их каменных чертогах
Девять - для смертных мужей, обреченных на смерть
Одно - для Темного Властелина на его темном троне
В стране Мордор, где лежат Тени.
Одно Кольцо что править всеми ИМИ всеми, Одно кольцо чтобы найти их,
одно кольцо чтобы привести ИХ всех и во тьме сковать их
В стране Мордор, где лежат тени.

Конечно же, в Заклинании Кольца говорится не о власти Кольца над ВСЕМИ, не о Всевластье, а о власти Кольца над Кольцами власти.
Quote
Прежде Траин точно так же пытался "вернуть себе Морию". Больной человек. Ну, гном, в смысле.
Среди гномов эта болезнь часта, для этого не надо быть им полностью.
Ну, судя по вашим и не только вашим текстам на форуме, для этого не надо быть и гномом вообще, и эта болезнь встречается среди людей намного чаще.  ;D Денетор, Боромир, Голлум, Сарумян...

10
Quote from: Гэндальф
Some here will remember that many years ago I myself dared to pass the doors of the Necromancer in Dol Guldur, and secretly explored his ways, and found thus that our fears were true: he was none other than Sauron, our Enemy of old, at length taking shape and power again. Some, too, will remember also that Saruman dissuaded us from open deeds against him, and for long we watched him only. Yet at last, as his shadow grew, Saruman yielded, and the Council put forth its strength and drove the evil out of Mirkwood — and that was in the very year of the finding of this Ring: a strange chance, if chance it was.

Quote from: Яндекс-Переводчик
Некоторые здесь припомнят, что много лет назад я сам осмелился пройти мимо (закрытых - прим.моё) дверей некроманта в Дол Гулдуре и тайно исследовал его пути, и таким образом обнаружил, что наши опасения были верны: он был не кто иной, как Саурон, наш старый враг, наконец обретший форму и силу. Некоторые также помнят, что Саруман отговаривал нас от открытых действий против него, и долгое время мы только наблюдали за ним. Но в конце концов, по мере того как росла его тень, Саруман уступил, и совет собрал все свои силы и изгнал зло из Мирквуда — и это было в тот самый год, когда было найдено это кольцо: странная случайность, если это была случайность.
Т.е. Гэндальф не заходил в Дол-Гулдур: прошел мимо врат, понюхал, разведал. Адекватное поведение.
Который раз аденис сам себя позорит и садит в лужу. Святой верой в яндекс-переводчик. Впрочем, в луже он как дома. :D
Ну откройте же словарь, хоть раз!
см. Англо-русский словарь Адамчика:
pass [pa:s] l. v 1) двигаться вперёд; проходить, проезжать (by — мимо чего-л.; along—вдоль чего-л.; across, over — через что-л.); протекать, миновать; 2) пересекать; переходить,
Частицы by при pass нету, так что это не "проходить мимо", а именно "проходить". То есть Гендальф прошел врата Дол-Гулдура. Спасибо, что сами подтвердили слова Мёнина, привели шестую цитату о том, что Гендальф был в Дол-Гулдуре! ;D

11
Языки Арды / Мои переводы
« on: 17/05/2020, 19:42:58 »
Мой перевод с французского статьи Дидье Вийиса "Двусмысленность представления об «искаженности» Арды у валар и эльфов" опубликован в "Палантире" №80:
http://www.tolkien.spb.ru/pal80.php

12
чем-то монитор обдало
и раздался громкий пук звук
нет, не хана Арде настала
взорвались шаркич, старотук ;D
пересказ моего перевода с немецкого "Плача Мима".
Это такое ненавязчивое приглашение отправиться на просторы интернета искать какие-то ваши наспех состряпанные в гугль-транслейте спойлеры?
не виляйте, шаркич.  :) вы прекрасно знаете, что мой перевод выложен на форуме в теме "Мои переводы", раз его взяли и пересказали. Дело в том что вы никак не могли "перевести" Abend как "ночь", Berg как "холм в скалистом и овражистом кряже", zerfetzten как "потертый", даже тупой гуглопереводчик не допускает таких маразматических ошибок  ;D и переводит их правильно как "вечер", "гора", "разодранный", я проверил. Данные варианты вашего "перевода" могли появиться только как пересказ своими словами моего перевода, который появился на сайте на два дня раньше вашего пересказа.  ;) Вы просто "пересказали" мой перевод своими словами, даже не сверившись с немецким оригиналом, даже не загнав его в гуглотранслятор. Так что вы обдурили сами себя, выставив себя на посмешище. А я то переводил со словарем, грамматикой, что вам недоступно, старый, жалкий шаркич. Ну, так что означают в вашем словаре Abend , Berg , zerfetzten?

Да, мне и самому доводилось указывать Анариэли на некоторые отдельные ошибки, но в отношении гномика ее суждение вполне конструктивно и аргументированно: цепко подмечены и его неисцелимая анальная фиксация, и уморительно-гротескная мания величия, и прочие качества подходящей закуски под добрый эль :)
У кого, что болит, тот о том и говорит.  ;D В этом и суть вашей оральной фиксации на анальной фиксации. Я то этой темы ни разу не касался. Если у вас сильные боли в определенных местах - обратитесь к профильному специалисту, не затягивайте! Вылезайте из БАУ (большой активной угрозы  :) ), пока не поздно! ;D
Зачем Толкину понадобилось переделывать Mielikki в Nielikki, miele в niele, которое на финском однокоренное с "глотать", мне непонятно пока что.
Выскажу еретическое предположение. JRRT в молодости, пытаясь читать эпос "Калевала" (новодел, но изящный) на языке оригинала вряд ли мог знать, как точно произносятся слова. Немцы и англичане, датчане и шведы читают Nie как "ни". Толкин, конечно, мог озадачиться произношением и лез в финско-английский словарь за транскрипцией... Но сколько у него было времени на финский в те годы, когда надо было денег рубить, чтобы жену и детей кормить? Не думаю, что JRRT говорил на финском лучше нас с вами. Читал со словарем, да  - так и я прочитаю).
ну да, лохика адениса проста - если он не в состоянии правильно прочитать финское слово, то и Толкин не мог, куда ж какому-то Толкину до великого адениса. Ему пофиг, конечно, что Толкин еще до создания своего стиха, еще в школе короля Эдуарда, изучал финский язык, по учебнику, с учителем. А уж на момент конечной версии стиха Толкин уже был филологом, профессором, преподавателем.
И разгадка проста как аденис - Толкину нравилось звучание всяких разных слов в разных языках и он тырил  заимствовал понравившиеся слова, иногда измення их, в свои языки, в мир Арды. Так бургундский король Гундобад стал кхуздульским названием горы Гундабад (в начальной версии как раз Гундобад). 
а аденис всё пытается найти Ниеле в других языках. финский, литовский, так скоро до монгольского дойдет! ;D
Лишь бы Уленшпигеля не почитал... :D
За сим в очередной раз заканчиваю низводить и курощать малышей-троллишей.  ;D До следующих эфиров! Зализывайте ранки! Если дотянетесь... :D

13
И вся тролльская конница,
и вся тролльская рать
не может с гномом
да с полуэльфом
не может с ним совладать
Эх, Берт, Том и Билл, как же мне смешны ваши жалкие и немощные попытки как-то меня задеть кривлянием на тему полугномов, гномиков. Больше ни на что не способны, кроме кривлянья? =)
можно услышать в аудиозаписи прочтения Толкином "Намарие"
Понятия «открытый» и «закрытый» слог вам что-нибудь говорят? Далее, в русском «не-» и так по умолчанию мягкое, а в английком по умолчанию твердое, поэтому используют “ye” для смягчения (русское «нет» - англ. «nyet»). Как применять при переводе – зависит от контекста, например в «Ниенна» просится «ие» полностью. Тем не менее, в PE12 (The Qenya Lexicon) написано, что nye звучит, как блеянье овец. По-вашему, овцы звучат как «нье»? Вот, кстати, коллеги-толкиенисты читают Nieninqe вслух – обычное мягкое «не» в имени девочки. Найдете вариант озвучки лично Толкиеном - приносите, обсудим. И наконец: раз уж вы сами настаиваете, что «ie» в Nielikki нужно транслитерировать исключительно как «ие», то будьте добры и «ie» в Tolkien транслитерировать как положено - Толкиен.
Бедный шаркич. :) Экая у него каша в голове. Всё смешалось в кучу - фонетика английского, русского, квенья, транскрипцию имени с переводом путает. Я ему произношение сочетания квенийского ie Толкином - он мне произношение какого-то неизвестного французского толкиниста. Который то же "Намарие" читает не так как Толкин, то есть произношение Толкином квенья он не изучил.
Толкин не использует ie, уе только для смягчения согласного перед е. В eleni, lumbulе сочетание le Толкин произносит и так мягко как русское "ле" (элени, лумбуле), а вот lyе в elye, hiruvalye он произносит как "лье" ("элье", "хирувалье", а не "эле", "хирувале"). Толкин при чтении "Намарие" сочетание  nie в avánier произносит именно как "ние", т.е. "аваниер". А насчет блеянья вы опять соврамши. В РЕ 12/68 не "nye звучит, как блеянье овец", а "nyē - a bleat, cry of goat or sheep", т.е. квенийское слово nyē не "звучало как блеянье", а обозначало понятие "блеянье, крик коз или овец". И произносилось с долгим гласным явно как ньее - как раз похоже на "меканье коз". И в "Этимологиях" этимология Nie изменилась, теперь это производное "NEI- tear "слеза". Q nire, nie tear "слеза"; cf. nieninqe snowdrop "подснежник", Nienna (LR 376)". А поздняя версия стиха Nieninqe по хронологии как раз ближе к Этимологиям, чем к раннему "Лексикону квенья".
Quote
Как применять при переводе – зависит от контекста, например в «Ниенна» просится «ие» полностью.
Это вообще блеск. Блеск и нищета курумятины. "В зависимости от контекста", то есть от желания левой пятки, фонетика квенья превращается... в русско-английскую практическую транскрипцию.  :) Но иногда (в слове Ниенна) не превращается, видимо из-за желания правой пятки. ;D Ну, приведите цитату Толкина из фонологии квенья, про "контекст", где там что просится. Слабо, старый жалкий шаркич?
И да, причем тут фонетика и орфография квенья в транскрипции латиницей к английскому произношению фамилии Tolkien, которую сам автор транскрибировал как "Толкин", преобразованной из германского tollkühn? Маразм одолевает, шаркич? Боритесь с ним.

А что там в хомах по поводу тварей, изгрызающих кони гор?
Изгрызают, коллега, даже не сомневайтесь :)
Новое слово в толкинистике, у гор есть кони, но их изгрызают твари в хомах.  ;D Пейте меньше минассали, и дешевой крепленой бурды типа белоночного украинского пива, граждане алкоголики, они на вас плохо влияют. Хотя бы у вас руки при печати на клавиатуре точно дрожать перестанут.  :D Вот уж кто про алкоголиков бы не заикался, шаркич и заратука, постоянно похваляющиеся бурдой, выпитой на ночь. ;)

Кстати, по поводу гномьих жалоб, а также работников ножа и топора.
Текст из Das erste Jahrzehnt 1977– 1987: Ein Almanach, pp. 302–5. Klett-Cotta, Stuttgart, 1987.
Quote from: JRR Tolkien
Жалоба Мима
Однажды ночью Мим выбрался из своей берлоги – то была пещера, полная песка, уходящая глубоко под холм в скалистом и овражистом кряже. Он стоял у входа, сутулый седобородый гном двухсот лет от роду, и вспоминал долгий путь, что привел его сюда, замерзшего и бесприютного.
Множество сокровищ сотворил он неустанным трудом, не покладая резца и штихеля, – но разбойники забрали их все до единого. Лишь немного инструмента осталось гному, и его собственная жизнь, да еще длинный отравленный кинжал в ножнах, укрытый под потертым плащом. Он поморгал помутневшими глазами, до сих пор красными от дыма: под конец обидчики подожгли его чертог, заложив выходы вереском и можжевельником, и он едва выбрался наружу, задыхаясь до тошноты. Наконец Мим сплюнул на песок и заговорил:
«Тук-тук-стук, динь-динь-дон… ни поесть, ни попить, ни поспать, о нет – я не тратил время зря. Спешил-торопился, и днем, и ночью – молоточком по золоту и серебру, все отковано в формах, да-да. И еще камушки – твердые малютки, сверкающие и холодные, зеленые и желтые, белые и синие. Как они звенели под моими руками - динь-динь, динь-дон, и вот уже вырастают длинные листья и цветы, и звери и птицы с алыми глазами посреди ветвей и соцветий…
Quote
Unter einem Berg, in einem unwegsamen Land,
lag eine tiefe Höhle, ausgefüllt mit Sand.
Eines Abends stand Mim vor seinem Bau:
sein Rücken war krumm, und sein Bart war grau;
lange Pfade war er gewandert, heimatlos und kalt,
der kleine Zwerg Mim, zweihundert Jahre alt.
Alles, was er geschaffen, das Werk seiner Hände,
mit Stichel und Meißel, in Mühen ohne Ende,
hatten Unholde ihm geraubt; und nur sein Leben und einige Dinge
des Handwerks waren ihm geblieben und eine lange Klinge
in einer Scheide unterm zerfetzten Mantel, vergiftet auch.
Seine getrübten Augen blinzelten, noch rot vorn Rauch;
denn, verstopft mit Dornen und Heide, hatten sie zuletzt
seine Gänge grausam in Brand gesetzt,
und so kam er heraus, erstickt und fast am Erbrechen.
Mim spie in den Sand, und dann begann er zu sprechen:
Tink-Tink—tink, tink—tonk, tonk—tonk, tink!
Keine Zeit zum Essen, keine Zeit zum Trinken, tonk, tink!
Tink—tonk, keine Zeit, tonk—tink, keine Zeit zur Weile!
Keine Zeit zu schlafen! Keine Nacht und kein Tag, und nur Eile!
Nur Silber und Gold, gehämmert und gebogen zur Gestalt,
und kleine, harte Steine, glitzernd und kalt.
Tink—tink, grün und gelb, fink—tink, blau und weiß:
Unter meinen Händen sprossen und wuchsen leis’
lange Blätter und Blumen, und rote Augen glühten
in Tieren und Vögeln zwischen den Zweigen und Blüten.
И как вишенька на тортик - ваш вольный пересказ моего перевода с немецкого "Плача Мима". Эх вы, жалкий эпигон... Сами перевести с немецкого хотя бы гуглотранслятором не способны? Похоже на пересказ "Властелина колец" Яхнина. :) Часть текста оригинала выбросили, часть переврали, добавили отсебятины. Соврали уже на втором слове - Abend = вечер, а не "ночь". Unter einem Berg, lag eine tiefe Höhle - "под горой лежала глубокая пещера". Откуда тут "то была пещера, уходящая глубоко под холм в скалистом и овражистом кряже"? =) zerfetzten Mantel = "рваный, разодранный плащ" , а не "потертый", в прозаическом фрагменте вы забылись и оставили мой вариант. Ну хоть сверяйте своё враньё. =)
"все отковано в формах". В формах отливают, а куют по форме, до нужной формы...
"Дикая, непроезжая земля", "шаги врагов в большом пожаре" автора отправились в утиль...
И конечно, вы опять подтвердили моё мнение, что вы неспособны перевести стих в стихотворной рифмованной форме.  ;D Бедный, жалкий шаркич.
Quote
Сюда явился гномик сам,
И будет чем заняться нам:
Он не зря проделал путь -
В бочке с пивом ему и тонуть!
Даже несчастный стишок-дразнилку вы не смогли сочинить, соблюдая рифму и размер.  :)

Ну а в целом приходится с прискорбием констатировать: диагноз товарища Саахова госпожи Анариэль полностью подтверждается :)
ну да, диагноз госпожи анариель, поставленный ей администратором форума, конечно, полностью подтверждается.  ;D Вот они, ваши моральные и нравственные авторитеты - явственно неадекватная матерщинница, страдающая копролалией, неспособная написать сообщение без мата и оскорблений, "переводчик", не знающий фонетики эльфийских языков, имена и названия на которых приводит, создательница "кавказского квЭнья", благодаря которому известна на весь фэндом.
Что же остается низкоморальным и низкокультурным личностям - исподтишка, за спиной обгаживать оппонентов. Что видно и в этой теме. Ни на что другое (в виде содержательного, конструктивного и аргументированного диалога) они не способны. Можно лишь пожалеть убогих.

14
Люблю шипение свежеотжаренной курумятины... ;D
прослушать как Толкин читает "Намарие" и правильно передать звучание эльфийского имени
(Ньеленька) туда добралась
Ну конечно же, Толкиен называл ее Ньеленька, и никак иначе – вот шо бы мы без вас делали, гномик ;D
согласно НоМЕ I, Неликки – дочь Оромэ и Ваны
Quote
Легкой походкой, легко кружась,
малая Ниеле (Ньеленька) туда добралась
Quote
Tripping lightly, whirling lightly,
thither came little Niéle
У вас избирательное зрение? Ньеленьку вы увидели, а Ниеле - более полно соответствующее толкованию Толкином имени, нет? Или вы просто не в состоянии прочитать и осознать строку целиком? Серьезный симптом, между прочим.
Ньеленька - перевод с русской стилизацией использованного Толкином для Ньеле уменьшительно-ласкательного суффикса -ikk в Nielikke.
Объясню, как для особо одаренных, Толкин произносил сочетание ie в эльфийских языках как "ие" ([ije] по МФА, если что), что спокойно можно услышать в аудиозаписи прочтения Толкином "Намарие" (или для вас оно звучит как "Намаре"? :D), иногда при беглом прочтении и сокращалось до йотирования, что можно услышать в прочтении tier, sindanoriello как "тьер", "синданорьелло" (а не как "тер", "синданорелло").
Для вас что "перо", что "Пьеро" - всё едино? В первом классе в букваре мягкий знак изучали? ;D
Впрочем, кому я говорю, вы за столько лет не в состоянии понять простое звучание фамилии "Толкин", не раз растолкованное самим автором. Не в коня корм.

Сделать перевод в стихотворной форме
Точно, как это мы нашего дивного полутролля забыли спросить :) Ах да - он ведь не в курсе, что стихи можно переводить прозой… Ну и погуглите, что ли, "свободный стих", "белый стих", "стихотворение в прозе"  - просто для общего развития.
Та да, "белый стих" или зеленый, все равно, в рифмованной стихотворной форме вы перевести стих не способны. Как я и говорил.  ;D Смиритесь с этим, поплачьте, и всё пройдет. Ну не прыгнуть вам  выше головы. 8)

15

Здравствуйте, Агния Львовна!
До свиданья, Винни-Пух! ;D ;D ;D
Сам то какие свои пыхтелки можешь напыхтеть, Заратука? ;) :D

16
Вдогонку Бельтайну – РЕ и «Подснежник» (Nieninqe):
Quote from: JRR Tolkien
Неликки, дитя валаров, танцует весной –
где падают ее слезы, там распускаются подснежники,
а где она ступает, смеясь – расцветают нарциссы.

Вот она идет, легконогая, кружась невесомо на кончиках пальцев –
малышка Неликки, сама как подснежник,
и дуновения ветра дарят ей ласковые поцелуи.
Тут же собираются духи лесов и гор,
а с ними – нимфы морской пены, похожие на бабочек,
и весь народ с эльфийских берегов,
чьи шаги – словно музыка падающих листьев.

Имя девочки похоже на Меликки – финскую богиню леса,
Сделать перевод в стихотворной форме Шаркич, конечно, не смог.

Quote
Подснежница

Легкой походкой, легко кружась,
малая Ниеле (Ньеленька) туда добралась,
как подснежник та дева бела
ветра её целуют в уста.
пришли духи гор и духи лесные,
как бабочки - пены духи морские,
белый народ эльфийских брегов,
как листопад - звук их шагов
Конечно, прослушать как Толкин читает "Намарие" и правильно передать звучание эльфийского имени Шаркич не смог. Впрочем, он и правильного звучания имени Толкина не знает...
А сходство имен Nielikki и Mielikki объясняется легко - финский уменьшительный суффикс -ikk, который Толкин невозбранно стырил заимствовал в квенья, как и много чего другого финского.

17
Языки Арды / Мои переводы
« on: 03/05/2020, 01:02:25 »
Мой перевод стихотворения на квенья Толкина Nieninque на русский
Norolinde pirukendea
elle tande Nielikkilis,
tanya wende nieninqea
yar i vilya anta miqilis.
I oromandin eller tande
ar wingildin wilwarindeën
losselie telerinwa,
tálin paptalasselindeën.

(Norolinde pirukendëa
lende tanna Nielikkilis,
sana wende nieninquëa
yan i vilyar antar miquelis.
I·oromandi tanna lende
ar wingildi wilwarindie
losselie telerinwa:
táli lantalasselingie.)

перевод на английский автора (РЕ 16/90, 92):
Tripping lightly, whirling lightly,
thither came little Niéle,
that maiden like a snowdrop,
to whom the air gives kisses.
The wood-spirits came thither,
and the foam-fays like butterflies,
the white people of the shores of Elfland,
with feet like the music of falling leaves.

(Tripping lightly on the point of her toes,
thither came little Niéle,
that maiden like a snowdrop,
to whom the air gives soft kisses.
The mountain dwellers came thither,
and the foam-fays like butterflies,
the white people of the shores of Elfland,
with feet like the music of falling leaves.)

Подснежница
Легкой походкой, легко кружась,
малая Ниеле (Ньеленька) туда добралась,
как подснежник та дева бела
ветра её целуют в уста.
пришли духи гор и духи лесные,
как бабочки - пены духи морские,
белый народ эльфийских брегов,
как листопад - звук их шагов

18
Языки Арды / Мои переводы
« on: 03/05/2020, 00:48:31 »
Мой перевод с немецкого на русский Плача Мима от Толкина (перевода его на немецкий от Г. Шютца)
Mîms Klage

Unter einem Berg, in einem unwegsamen Land,

lag eine tiefe Höhle, ausgefüllt mit Sand.

Eines Abends stand Mim vor seinem Bau:

sein Rücken war krumm, und sein Bart war grau;

lange Pfade war er gewandert, heimatlos und kalt,

der kleine Zwerg Mim, zweihundert Jahre alt.

Alles, was er geschaffen, das Werk seiner Hände,

mit Stichel und Meißel, in Mühen ohne Ende,

hatten Unholde ihm geraubt; und nur sein Leben und
einige Dinge

des Handwerks waren ihm geblieben und eine lange Klinge

in einer Scheide unterm zerfetzten Mantel, vergiftet auch.

Seine getrübten Augen blinzelten, noch rot vorn Rauch;

denn, verstopft mit Dornen und Heide, hatten sie zuletzt

seine Gänge grausam in Brand gesetzt,

und so kam er heraus, erstickt und fast am Erbrechen.

Mim spie in den Sand, und dann begann er zu sprechen:

Tink-Tink—tink, tink—tonk, tonk—tonk, tink!

Keine Zeit zum Essen, keine Zeit zum Trinken, tonk, tink!

Tink—tonk, keine Zeit, tonk—tink, keine Zeit zur Weile!

Keine Zeit zu schlafen! Keine Nacht und kein Tag, und nur
Eile!

Nur Silber und Gold, gehämmert und gebogen zur Gestalt,

und kleine, harte Steine, glitzernd und kalt.

Tink—tink, grün und gelb, tink—tink, blau und weiß:

Unter meinen Händen sprossen und wuchsen leis’

lange Blätter und Blumen, und rote Augen glühten
in Tieren und Vögeln zwischen den Zweigen und Blüten.

Стих сопровождается расширенным текстом в прозе:

Alle Dinge, die meine Augen gesehen hatten, als sie noch klar waren, als ich noch jung und die Welt freundiich war. Wie habe ich mich geknechtet, sie dauerhafter zu machen als die Erinnerung! Und sie entsprossen meinem Herzen und krümmten sich unter meinen Händen, bogen und paarten sich zu sonderbaren und schönen Gebilden — immer wachsend und veränderlich, und doch immer eingewurzeit ins Gedächtnis der Welt und in meine Liebe zu ihr. Eines Tages dann hielt ich für eine Weile inne und hob den Kopf, und meine Hände ruhten auf der steinernen Werkbank. Ich besah mein Werk. Denn aus Mim war es erwachsen, doch es war Mim nicht mehr, und er staunte darob. Juwelen erblickte ich, leuchtend im Licht meines kleinen Schmiedefeuers, und nun lagen sie in meiner braunen Hand, die alt war, doch noch immer feingliedrig und gewandt. Und ich dachte: Mim war sehr klug. Mim hat sehr schwer gearbeitet. Mim hatte ein Feuer in sich, heißer als die Esse. Doch Mim hat es fast zur Gänze in diese Dinge fließen lassen. Sie sind ein Stück von Mim, denn ohne sie bliebe nicht viel übrig von ihm.

So sann ich auf eine rechte Art, sie aufzubewahren, Wie Dinge in einem Speicher, daß das kluge Gedächtnis sie wiederfinde. Denn überall lagen sie auf dem Boden oder angehäuft in
den Winkeln, und manche hingen an Pflöcken von den Wänden — wie die Seiten eines alten Buches mit Zwergengeschichten, an dem die Zeiten gezehrt und das die Winde verwüstet
hatten.

Klapp—klipp—ratsch. Krach—tapp, tam-tam—tap. Tack-tack!
Holz und Knochen herbei. Keine Zeit verlieren. Das Werk beginnen. Sinnen, sägen, schnitzen, sticheln, feilen, nageln.
Keine Zeit zu ruhen. So machte ich meine große Truhe, versehen mit Fächern und geheimen Laden. Drachenwächter starrten vom Deckel, verschlungen und sich hochwindend von
ihren kralligen Klauen. Die Angeln ruhten zwischen ihren scharfen Zähnen. Alte Zwerge mit Äxten standen neben der mächtigen Schließe. Klapp—klapp, tacletack! Hammer und Nägel, tink—tonk, der Schlüssel war geschmiedet und durch Zauber gebunden. Wohlan! der große Deckel fiel zu und meine müden Augen auch. Lange schlief ich, den Kopf auf meine
Schatztruhe gelegt, meinen Hort der Erinnerung und verwehter jahre.

Schlief ich lange? Ich weiß nicht, wieviel Zeit verstrich. Das Schmiedefeuer war erloschen, doch würgender Rauch schreckte mich auf. Menschen kamen und raubten alles, was ich besaß: das Erz, das ich vor langer Zeit aus den Felsen geschürft hatte, die Häufchen von Edelsteinen; und sie trugen meine Truhe fort. Sie räucherten mich aus wie eine Ratte, und
in spöttischem Mitleid ließen sie mich laufen wie ein Wildes Tier, durch brennende Dornen und Heide rings um mein tiefes Heim. Sie lachten, als ich in heiße Asche trat, und der Wind
trug meine Flüche davon. Meine geröteten Augen erkannten keinen Pfad; und alles, was ich retten konnte, war ein Sack mit kleinem Werkzeug und unter einem alten, zerfetzten Mantel, in seiner schwarzen Scheide mein verborgenes Messer mit den Giftrunen auf der Klinge. Oft hab ich’s gewetzt, auf die Schneide gespien bis sie glänzte unter den grausamen Sternen
an öden Orten.

So nahmen sie Mim alle seine Erinnerungen und alle frohen Sprünge und Schwünge seines Geistes, um Gemmen zu machen für ihre Schwerthefte, Ringe für gierige Finger und Monde und Sterne und kunstlosen Schmuck für die Brüste hochmütiger Weiber. Sie verschacherten sie für kleine Königreiche und trügerische Freundschaflen; sie lechzten nach ihnen; sie mordeten fiir sie und verdunkelten das Gold mit dem Blut von Verwandten. Es ist ein Feuer in den Erinnerungen der alten Zwerge, und eine Krafl geht aus von ihren feinen Händen, die Menschen zum Irrsinn treibt, selbst wenn sie davon nichts ahnen.

Nun aber bin ich alt und verbittert, und in meiner Zuflucht in den wilden Bergen muß ich die Arbeit von vorn beginnen, versuchen, den Nachhall meiner Erinnerungen zu erhaschen, bevor sie gänzlich vergehen. Ach, noch immer ist meine Arbeit gut; doch sie ist von Spuk umgeben. Ihr fehlt die Frische, ein Schleier liegt zwischen mir und den Dingen, die ich sehe und schaffe, als seien Gebilde und Lichter in einem Nebel von Tränen zerspellt. Was früher ich schuf, ich schaue es flüchtig, doch jenes nicht, was einst ich sah. Gefährlich sei ich, sagen sie, voll von Haß und Heimtücke, der alte Mim, der kleine Zwerg. Faßt man mich an, heiße ich mit schwarzen Zähnen oder steche zu im Dunkel, und nichts kann die Wunde meines Messers heilen.
Sie wagen nicht, mir nahe zu kommen; doch aus der Ferne schießen sie Pfeile auf mich ab, wenn ich mich hervortraue, um die Sonne zu beschauen. Das war früher nicht so, und es ist
nicht gut, daß es jetzt so ist. Der Lauf der Welt wird krumm und fragwürdig, Trug geht um, Dinge kriechen aus dunklem Ort empor, und unter meinen Fingern wächst Furcht und nicht
Entzücken. Könnte ich nur verzeihen, dann gelänge es vielleicht dennoch, ein Blatt zu formen, eine Blüte mit Tau darauf, so wie er einst glänzte am Tarn Aeluin, als ich jung war und zum ersten Mal spürte, wie geschickt meine Finger waren.
Doch Mim kann nicht verzeihen. Noch immer schwelt die Glut in seinem Herzen. Tink-tonk, tonk-tink! Keine Zeit zum Denken!

Под горой, в дремучей земле
была пещера, забита, в песке

стоял там Мим вечером, а позади - нора
спина его согнута, а борода - сера

долгие странствия, без дома да в стуже
малый гном Мим, двести лет прожил

работой что создано было в руках
резцом и зубилом, в бесконечных трудах

врагами похищено, инструментов чуток
осталось, да жизнь и длинный клинок

в яде и в ножнах под рваным плащом
взор - красен, туманен от дыма стал он

терновник и вереск заткнули хода
в пожаре великом злых поступь слышна

Мим вышел наружу, блевал, угорев
и на песок сплюнув, сказал нараспев:

динь-динь-динь-динь-динь, дон-дон-дон-дон-дон
ни мига на отдых, ни мига на сон
нет времени есть, нет времени пить
ни дня нет, ни ночи, мне надо спешить

лишь серебро, злато, чтоб гнул и ковал
да камушки хладные, чтоб каждый блистал

дон-дон-дон-дон-динь, бледность и синь,
динь-динь-динь-динь-дон, злат да зелён,
моими руками взращён, пробуждён

и цвет, и лист, и промеж ветвей
краснеют глаза птиц да зверей

Всё, что мои глаза видели, когда они были еще ясны, когда я был еще молодым, и мир был дружелюбным. Как-то я закабалил себя, чтобы сделать их более постоянными, чем воспоминание! И они выросли из моего сердца и гнулись, изменялись под моими руками, сгибались и соединялись в странные и прекрасные творения - постоянно растущие и изменяющиеся, и все же постоянно укоренившиеся в воспоминании о мире и в моей любви к нему. Затем в один прекрасный день, в какой-то миг я остановился и поднял голову, и мои руки легли на каменный верстак. Я посмотрел на свою работу. Потому что это выросло из Мима, но это больше не было Мимом, и он был изумлен этим. Я видел драгоценности, сияющие в свете моей маленькой кузницы, и теперь они были в моей коричневой руке, которая была старой, но все же тонкой и умелой. И я подумал: Мим был очень умен. Мим работал очень усердно. Внутри Мима был огонь, более горячий, чем кузнечный горн. Но Мим позволил почти всему этому влиться в эти вещи. Они часть Мима, потому что без них от него ничего бы не осталось.

Поэтому я подумал, как правильно их хранить, как вещи в хранилище, чтобы мудрая память нашла их снова. Потому что везде они лежали на полу или были свалены в углах, а некоторые висели на колышках со стен - как страницы старой книги с гномьими историями, где времена подходят к концу и ветры иссякли.

Клац-клац – вжик. Бах-бам, там-там – так. Тук-тук!
Дерево и кость, сюда! Не терять времени. Начать работу. Думать, пилить, резать, вырезать, шлифовать, забивать гвозди. Нет времени на отдых. Так я сделал свой большой сундук, снабженный отсеками и потайными ящиками. Стражи-драконы смотрели с крышки, переплетаясь и высоко взвиваясь над их когтистыми лапами. Петли лежали меж их острыми зубами. Старые гномы с топорами стояли рядом с огромным запором. Клац-клац, тук-тук! Молоток и гвозди, динь-дон, ключ был выкован и связан с запором магией. Хорошо! Большая крышка закрылась и мои уставшие глаза тоже. Я долго спал, моя голова на моем сундуке с сокровищами, моем убежище воспоминаний и минувших лет.

Я спал долго? Я не знаю, сколько прошло времени. Кузнечный горн погас, но удушающий дым испугал меня. Люди приходили и крали все, что у меня было: руду, которую я долгое время добывал из скал, груды драгоценных камней; и они унесли мой сундук. Они выкуривали меня как крысу, и, из издевательской жалости, они позволили мне бежать, как дикому животному, через горящие терновник и вереск вокруг моего глубинного дома. Они смеялись, когда я ступил в горячий пепел и ветер
унес мои проклятия прочь. Мои покрасневшие глаза не видели пути; и все, что я мог спасти, был мешок с небольшим инструментом и под старым изодранным плащом, в черных ножнах, мой тайный нож с ядовитыми рунами на лезвии. Я часто его точил, плевал на режущий край, пока он не светил под жестокими звездами в пустынных местах.

Таким образом, они забрали все воспоминания Мима и все радостные хитрости и полет души Мима, для драгоценных камней для своих мечей, для колец для жадных пальцев, лун и звезд и бесхитростных украшений для груди надменных женщин. Они продали их за маленькие королевства и обманчивую дружбу; они жаждали их; они убивали за них и омрачили золото кровью родичей. В воспоминаниях старых гномов есть огонь, и из их чутких рук исходит сила, которая сводит людей с ума, даже если они об этом не подозревают.

Но теперь я стар и озлоблен, и в моем убежище в диких горах я должен начать все сначала, попытаться уловить отголосок моих воспоминаний, прежде чем они полностью исчезнут. О, моя работа все еще всегда хороша; но она окружена призраком. Ей не хватает яркости красок, между мной и вещами, которые я вижу и создаю, есть пелена, словно образы и огни в тумане, разделены слезами. Что я творил раньше, я вижу мельком, но это не то, что я когда-то видел. Говорят, я опасен, полный ненависти и коварства, старый Мим, малый гном. Будут они ловить меня - это будет означать что я оскалю черные зубы или резану в темноте, и ничто не залечит рану от моего ножа.
Они не смеют приближаться ко мне; но издалека они стреляют в меня, когда я смею смотреть на солнце. Раньше такого не было, и нехорошо, что так есть сейчас. Ход событий в мире становится кривым, нечистым и сомнительным, вокруг происходит обман, твари ползут из темных мест, и страх, а не восторг прорастает под моими пальцами. Если бы я мог только простить, возможно, удалось бы сотворить лист, цветок с росой на нем, что когда-то блестела на Тарн Аэлуин, когда я был молод, и впервые почувствовал, насколько искусны мои пальцы.
Но Мим не может простить. Угли все еще тлеют в его сердце. Динь-дон, дон-динь! Нет времени думать!

19
Спасибо добрым людям за игру. Особенно ведущей.
И спасибо Хифиону за добрые слова.

20
Языки Арды / Мои переводы
« on: 25/03/2020, 23:40:34 »
Мой перевод гномьей песни Толкина "Дул ветер в вереске сухом" (The wind was on the withered heath) на реконструированный кхуздул:
http://khuzdul.su/blog/pesnja_dul_veter_v_vereske_sukhom_na_kkhuzdule/2020-03-06-27

Pages: [1] 2 3 ... 68