Автор Тема: Финрод Фелагунд. Некоторые аспекты литературной истории  (Прочитано 935 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Juliana

  • Координатор
  • *
  • Пол: Женский
  • Арфинг воинственный
    • Просмотр профиля
В «Книге Утраченных Сказаний» история Берена и Лутиэн мало похожа на более позднюю версию «Сильмариллиона» и нет никаких следов персонажа, хотя бы чем-то похожего на Финрода Фелагунда. Однако ко времени написания «Лэ о Лэйтиан» Толкин разработал совсем другой сюжет и здесь ему понадобился еще один герой, помогающий Берену в его Походе за Сильмарилем. Интересно, что изначально им должен был стать… Келегорм, сын Феанора. Он был правителем Нарготронда и в черновиках к «Лэйтиан» история выглядела так:

Эгнор (Барахир) спасает Келегорма в битве, которой заканчивается Осада Ангбанда. Келегорм клянется Эгнору в дружбе и помощи ему и его роду и отдает Эгнору кольцо с двумя переплетенными змеями (которое создал в Валиноре Феанор).

Далее:

«Берен идет к Келегорму, который придает ему другое обличье [вычеркнуто: и дает волшебный нож. Берен и его проводники-номы* взяты в плен орками: немногие выжившие предстают перед (Мелько>) Морготом. Берен говорит М., что он «лесной охотник»].Они уходят, желая проникнуть в Ангбанд в обличье орков, но взяты в плен [вычеркнуто: и закованы в цепи, их убивают одного за другим. Берен лежит, гадая, когда придет его черед] Владыкой Волков, закованы в цепи, их пожирают одного за другим» (с).

Однако этот сюжет потребовал бы конфликта «двух клятв» (клятвы преследовать местью похитителей Сильмарилей и клятвы дружбы и помощи отцу Берена) и, видимо, не желая или не видя способа правдоподобно разрешить его и сохранить сюжетную канву своей «главной» легенды, Толкин придумывает совершенно нового персонажа, короля Нарготронда Фелагунда. Отметим это имя, в самом начале оно вовсе не «гномье», а вполне себе «эльфийское» и означает «владыка пещер» (в именах «Барагунд» и «Белегунд» тот же самый корень «гунд» - «владыка»). Ородрет (персонаж, существующий еще в «Книге Утраченных Сказаний») становится его младшим братом, Фелагунд приобретает отца Финрода (Финарфина), младшего сына Финвэ, а также еще двух братьев – Ангрода и Эгнора (Аэгнора). Галадриэль появится много позже, уже в ходе создания «Властелина Колец». Таким образом, Фелагунд «вытягивает» за собой целый «род» новых героев, а также несколько сюжетов, связанных с ними. Интересно, что позже Фелагунд становится наполовину нолдо, наполовину тэлеро (по матери), что, возможно, должно было подчеркнуть связь и родство народов нолдор и тэлери и ярче оттенить драматизм первой битвы эльфов, Убийства Родичей в Альквалондэ. Также это сделало Фелагунда и его семью родичами Элу Тингола (что тоже сыграло важную роль в сюжете).

Кстати, интересно, что свои знаменитые золотые волосы Финрод, возможно, унаследовал от того же Келегорма. Известно, что по описанию Толкина Келегорм был золотоволосым (это упоминается в текстах, минимум, дважды, не считая прозвища «Светловолосый», эти упоминания были намеренно исключены Кристофером Толкином из опубликованного «Сильмариллиона»). Позже золотые волосы Финрода и всего его рода хорошо перекликаются с золотыми волосами Индис из ваниар, и таким образом, части головоломки сходятся. (Это утверждение лишь моя догадка и я не могу гарантировать, что подобный «переход» был у Толкина сознательным и намеренным. Но согласитесь, что это весьма интересный вариант).



В «Лэйтиан» история Финрода в контексте легенды о Берене и Лутиэн похожа на самую позднюю версию, изложенную в «Сильмариллионе», но интересно, что в тексте «Набросок Мифологии» существует и некий «промежуточный» вариант:

«Берен уходит, чтобы выполнить это [добыть Сильмариль по приказу Тингола] и ищет помощи Фелагота в Нарготронде. Фелагот предостерегает его о клятве сыновей Феанора и даже если ему удастся добыть Сильмариль, они не потерпят (если это будет в их силах), чтобы он отдал его Тинголу. Но, верный своей клятве, он оказывает ему помощь. Королевство отдано Ородрету, а Фелагот и Берен идут на север. Они терпят поражение в битве. Фелагот, Берен и небольшой отряд спасаются бегством, а потом, пробравшись тайком обратно, забирают одежду и оружие у мертвых. Переодевшись орками, они достигают крепости Владыки Волков. Их разоблачают и запирают в темницу, где пожирают одного за другим

Келегорм узнает о тайной цели Фелагота и Берена. Он собирает собак и охотников и отправляется на поиски. Он находит следы битвы. Затем он встречает Лутиэн в лесах. Она убегает, но ее ловит Хуан, глава своры псов Келегорма, который никогда не спит, и она не может зачаровать его. Хуан уносит ее. Келегорм предлагает возмещение». (с)

Таким образом, несмотря на выступление полного войска Нарготронда, все равно Финрод, Берен и небольшой отряд попадает в темницы Саурона, где их пожирают волки. Но этот вариант, вероятно, не показался Толкину достаточно правдоподобным и драматичным, и возник хорошо знакомый нам сюжет «Сильмариллиона». Келегорм перестал быть изначальным королем Нарготронда, но в результате предательства стал его узурпатором, и в его (и его брата) мыслях теперь возникает не только намерение следовать Клятве, но и желание завладеть Нарготрондом, когда Финрод погибнет без помощи в походе в Ангбанд. Это хорошо показывает «злонамеренность» Клятвы и действие проклятия Мандоса, что обогащает художественную ценность текста.

В более поздних версиях изменений в сюжете легенды о Берене и Лутиэн относительно Финрода, практически, не происходит (за исключением нескольких моментов, о которых я скажу позже), но самого персонажа Толкин продолжает «встраивать» в более ранние по хронологии события. Третий сын Финвэ и его сыновья (пока что без дочери Галадриэли) появляются в перечислении потомков Финвэ. Первоначально именно Финрод поддерживает отца в его стремлении успокоить нолдор (после эта роль переходит к Ородрету, про Финрода же говорится, что он «был с Тургоном» ). Однако для сюжета «Лэйтиан» Финрод должен оказаться в Средиземье, и потому он продолжает поход, не желая отказываться от своей цели, «зайдя так далеко» (как и Финголфин, его дети и братья Финрода). В более поздних версиях прибавляются другие мотивы: Финрод, будучи наполовину тэлеро, стремится в «дальние странствия», он идет за своим другом Тургоном, а также желает повидать средиземских родичей (брата своего деда Эльвэ). В Убийстве Родичей Финрод участия не принимает, либо, по одной из версий, принимает вместе с Галадриэлью сторону тэлери.

В Белерианде обыгрывается мотив его дружбы с двоюродным братом Тургоном (которая не играет никакой роли в дальнейшем): оба родича пускаются в путешествие вниз по Сириону, где им снятся сны от Ульмо с поручением строить тайные города. Уже давно задуманный «тайный город Гондолин» получает свою параллель в виде подземного города Нарготронда (хотя сам Нарготронд (и его прообраз в виде «пещер родотлим») уже существовал в текстах, но параллелиться с Гондолином он стал только в этих «средних» по хронологии написания версиях). Нарготронд построен по совету «земного» владыки Тингола (а Гондолин – по совету «божества» Ульмо), Гондолин выстроен на вершине горы, а Нарготронд – под землей. Гондолин – Град Небесный, Нарготронд – Град Земной. Обоим городам покровительствует Ульмо, и оба города погибают, когда их владыки перестают слушать его советы. Интересно также отметить, что Нарготронд изначально отмечен трагедией: он выстроен на месте пещер, где жили некогда Малые Гномы, которых Великие Гномы (строители города) безжалостно истребили и изгнали. Трудно поверить, что Финрод одобрил подобное, скорее всего, он либо вообще не знал о Малых Гномах и их судьбе, либо опоздал предпринять какие-то меры по их спасению от сородичей.

Нарготронд – самое обширное и густонаселенное королевство из владений нолдор, а Финрод – самый богатый владыка (он принес больше всего богатств из Валинора). Интересно отметить, что в версиях Дж.Р.Р.Толкина Финрод никогда не был владельцем ожерелья Наугламир, а Нарготронд – не был местом его хранения, эта деталь сюжета выдумана Кристофером Толкином в попытке заполнить лакуны легенды о Турине и Хурине и создать мотив «проклятого гномьего сокровища».

Финрод дружит с Кирданом (с которым граничат его владения, вдобавок Кирдан приходится ему дальним родичем через Тингола) и возводит для него башню на побережье Барад Нимрас, Башню Белого Рога. Эта башня не играет роли в сюжете и неясно, хотел ли Толкин использовать ее для каких-то целей (во всяком случае, в сохранившихся черновиках нет подобных намеков). Возможно, это просто один из любимых образов Толкина, белая башня на берегу моря (в Третьей Эпохе выстроены несколько таких башен возле Серых Гаваней). Также в связи с этой башней упоминается, что Моргот никогда не строил судов и не воевал на море. Кстати, интересно, что в ранних версиях Темные Эльфы Фаласа избирают Финрода своим королем.

Родство с Тинголом приводит к тому, что именно от сыновей Финарфина Тингол узнает правду об Исходе и об Убийстве Родичей в Альквалондэ. Думаю, если бы он узнал это не от Финрода, то его гнев был бы куда сильнее, а разрыв с нолдор – более глубоким.

Именно Финрод первым из нолдор встречает людей и это неслучайно: Финрод – самый благородный, мягкий и мудрый из средиземских владык. После встречи с ним люди проникаются дружелюбием к эльфам Белерианда и становятся их друзьями и союзниками. Финрод же получает прозвище «Эденниль», Друг Людей. Он еще раз подтверждает это прозвание, когда помогает Халет уладить спор с Тинголом, который не хочет привечать людей в своих владениях (Бретиле).

В поздних текстах Толкин использует Финрода как провозвестника своих идей о людях, их судьбе и роли в Арде. Именно мудрец и провидец Финрод как нельзя лучше подходит на эту роль, именно ему отданы многие реплики, которые сам Толкин хотел высказать по поводу метафизики и философии Арды (здесь важно отметить и слова о вхождении Эру в Арду, что можно счесть намеком на Иисуса Христа). Ему также принадлежит высказывание о надежде-эстель и видение «Арды Возрожденной», что характеризует героя как некое философское альтер-эго автора в Арде (хотя сам Толкин не сравнивал себя с Финродом в письменных текстах), а также, наряду с Эарендилем, Лутиэн, Фродо, ставит Финрода в ряд «светлых и чистых» героев, символов надежды.

Во время описания событий в Нарготронде в легенде о Берене и Лутиэн Финрод характеризуется как «верный» и говорит немало слов о верности клятвам. Отношение Толкина к клятвам двойственное. С одной стороны он считает, что верность данному слову – безусловная добродетель, а предательство – один из худших грехов. С другой стороны, как христианин, он относится к клятвам, как к чему-то не слишком хорошему, как к суесловию и проявлению гордыни. Недаром многие бедствия нолдор и Белерианда в целом произошли от верности Феанора и его сыновей своей клятве мстить получившим Сильмарили. Недаром во «Властелине Колец» Эльронд предостерегает будущих членов Братства Кольца от клятвы сопровождать Хранителя (и по сюжету книги видно, что из этого не вышло бы ничего хорошего). Может быть, именно это убеждение привело к тому, что Финрод погибает из-за своей клятвы, хотя верность – безусловная добродетель.

Если в образе Феанора и его сыновей довольно очевиден мотив «недостойного короля» (вплоть до того, что в третьем Убийстве Родичей часть воинов сыновей Феанора оборачивается против своих правителей), то в эпизоде в Нарготронде обыгрывается мотив «недостойного народа». В этом случае народ изгоняет или вынуждает уйти «добродетельного» правителя, что и происходит с Финродом. Почему народ в Нарготронде оказался столь нестойким и неверным, можно долго гадать. Может быть, в Нарготронде, как в тайной, далекой от границы крепости собрались невоинственные, сугубо мирные, слабые характером жители (хотя это не помешало им стать воинами под началом Турина). Может быть, дело в разнородности народа Нарготронда, может быть, сыновья Феанора оказались слишком красноречивы, а Клятва и Рок Нолдор довершили дело. Может быть, все эти причины действовали разом. Во всяком случае, здесь нельзя сказать «Каков поп, таков и приход». Финрод явно более отважен и стоек, чем его народ, и он один делает больше, чем весь Нарготронд разом. Интересно, что после воцарения в Нарготронде брата Финрода Ородрета, более слабохарактерного героя, Нарготронд гибнет, поскольку Ородрет не следует совету Ульмо и поддерживает слишком гордого и самонадеянного Турина.

Если говорить о роли Финрода в общей сюжетной канве «Сильмариллиона», то очевидно, что его жертва не была напрасной. Она дала Берену время, чтобы дождаться Лутиэн, а позже их Сильмариль «открыл» Эарендилю проход в Валинор. Верность Финрода действует против Рока Нолдор, и таким образом, необходима для победы над ним и над Морготом.

Интересно рассмотреть вопрос о браке и детях Финрода. В одной из версий («Поздняя Квэнта Сильмариллион») Финрод был женат в Средиземье (приводится даже имя его жены «Мэриль», которая происходит из эльфов Фаласа) и у них был сын Гиль-Галад (которого вместе с женой Финрод отсылает в Эгларест после Дагор Браголлах). По ранним версиям «Властелина Колец» дочерью Финрода была также Галадриэль (таким образом Гиль-Галад и Галадриэль становятся братом и сестрой). Еще по одной версии сыном Финрода был Артанаро Родотир (Ородрет), который, таким образом сдвигается на одно поколение вниз (возможно, это сделано потому, что Ородрет более слабый правитель, чем Финрод, а Толкин следует концепции, что каждое следующее поколение «героев» слабее предыдущего). Но позже Толкин пересматривает это утверждение и описывает более драматичный вариант судьбы Финрода. И Гиль-Галад, и Галадриэль утрачивают свое происхождение от Финрода (хотя и сохраняют происхождение от Финарфина: Галадриэль становится дочерью Финарфина, а Гиль-Галад – сыном Ородрета, который становится не сыном, а племянником Финрода, сыном его брата Ангрода. Очевидно, происхождение этих героев от Финарфина и близкое родство с Финродом было для автора важным). Финрод же приобретает возлюбленную (по другому варианту – жену) Амариэ из ваниар, которая остается в Валиноре (сказано, что ей «не позволили» уйти в Средиземье). Об этой любви Финрода не знает даже его сестра Галадриэль, которая спрашивает брата, почему он не женат. Финрода посещает видение будущего и он дает следующее предсказание: «Я тоже принесу клятву и должен быть свободен, чтобы выполнить ее и уйти во тьму. А от моего королевства не останется ничего, что мог бы наследовать сын». Но в «Серых Анналах» говорится, что после своего возрождения Финрод живет в Валиноре с Амариэ. Интересно заметить, что жены из ваниар являются неким знаком отличия для героев-эльфов Толкина (точно так же, как жены из эльфов являются знаком отличия для героев-людей). Известно, что жены-ваниар были у трех эльфов: Финвэ, Тургона и Финрода, и каждый из этих героев олицетворял некую высшую власть, высшее предназначение и т.д. Таким образом, Финрод становится в ряд «величайших» героев.

Следует также отметить, что Финрод – это один из трех героев-эльфов, о которых известно, что они возродились в Валиноре. И если для Глорфинделя это стало следствием простой ошибки автора (который дал другому герою это имя), а в случае с Мириэль-Фириэль возрождение явилось причиной драмы (теперь ее мужу Финвэ не дозволено возродиться), то в случае воскрешения Финрода нет ни ошибочных версий, ни драматизма. Скорее, это «награда для героя» (как и в случае Берена), что можно счесть особым знаком отличия от автора (как и женитьбу на возлюбленной Амариэ из ваниар).

В заключение хочу привести несколько характеристик Финрода от Дж.Р.Р.Толкина:

«Финрод походил на отца прекрасным лицом и золотыми волосами, а также благородным и великодушным сердцем, хотя была в нем и доблесть нолдор, а также, в юности, их пыл и непокой. От своей же матери из тэлери он унаследовал любовь к морю и мечты о далеких, невиданных им землях. (с) «Шибболет Феанора»

«Согласно этой истории король нолдор, Финрод, быстро выучил язык народа Беора, который он встретил в Оссирианде, ибо понимал большую часть того, что они хотели сказать, когда говорили. «Финрод», – говорит он, – «славился среди эльдар этой способностью из-за теплоты своего сердца и желания понимать других…» (с) «Квэнди и эльдар»

«Финрод, сын Финарфина, сына Финве, был мудрейшим из нолдор-изгнанников: он по натуре был скорее мыслителем, чем творцом; кроме того, он стремился как можно больше узнать о роде человеческом». (с) «Атрабет Финрод ах Андрет»

«Так погиб Финрод Фелагунд, сын Финарфина, благороднейший и самый любимый из потомков Финвэ…» (с) «Серые анналы»
« Последнее редактирование: 24/09/2017, 01:52:43 от Juliana »
Сильмариллион трудно читать только первые десять раз

"Наши короли - из Эльдар" (Дж.Р.Р.Толкин)

"Финрод Фелагунд - благороднейший и наиболее любимый из всего дома Финвэ..." (Дж.Р.Р.Толкин)

Оффлайн Saferon

  • Старожил
  • ****
  • Пол: Мужской
    • Просмотр профиля
Juliana, блестящая работа, очень информативно и интересно. Вообщем, почти как всегда.

Позволю себе только один момент принципиального несогласия, вот касательно этого:

Цитировать
Интересно заметить, что жены из ваниар являются неким знаком отличия для героев-эльфов Толкина (точно так же, как жены из эльфов являются знаком отличия для героев-людей). Известно, что жены-ваниар были у трех эльфов: Финвэ, Тургона и Финрода, и каждый из этих героев олицетворял некую высшую власть, высшее предназначение и т.д.
Ни Финвэ, ни Финрод, в отличие от Тургона, ни разу не проявляли сознательного "не-сострадания":

  • Он [Хурин, Saferon] не знал о том, что там происходило с тех пор, как Туор принес туда послание Улмо, о чем еще будет рассказано; и ныне Тургон, отвергнув совет Владыки Вод, не дозволял никому ни входить, ни выходить по какой бы то ни было причине, ожесточив свое сердце противу мудрости и сострадания. (c) http://samlib.ru/editors/t/taskaewa_s_j/jwanderings.shtml

Между прочим вот этим своим решением – Тургон обрек и Дориат на разорение. Одно большое не-сострадание в важнейший военный период и история Средиземья поменялась радикально. Как тут не вспомнить один диалог между одним майаром и одним хоббитом. Там ведь тоже, не прояви кое-кто сострадания и история Средиземья поменялась бы радикально.

Так что непонятно за что собственно знак отличия в виде жены-ваниар у Тургона.

Далее, что касается Финвэ, то тексты позволяют прямо говорить, тем более это позволяет себе Кристофер, о том, что жена его бросила в самый нужный момент. Точнее самый важный промежуток времени, когда Финвэ так нужна была любовь жены-ваниар. Скорее уж Финвэ знак отличия для своей официальной (или лучше официозной?) жены-ваниар, поскольку его последний поступок ради Мириэль - это проявление высшей абсолютной истинной Любви. Подобное в Средиземье сделала только Лютиэнь для Берена.

Ну, а тему жён-декабристов и то, как она связана с Финродом и его возлюбленной, я оставлю для своего готовящегося эссе.

Оффлайн Juliana

  • Координатор
  • *
  • Пол: Женский
  • Арфинг воинственный
    • Просмотр профиля

Между прочим вот этим своим решением – Тургон обрек и Дориат на разорение. Одно большое не-сострадание в важнейший военный период и история Средиземья поменялась радикально. Как тут не вспомнить один диалог между одним майаром и одним хоббитом. Там ведь тоже, не прояви кое-кто сострадания и история Средиземья поменялась бы радикально.

Так что непонятно за что собственно знак отличия в виде жены-ваниар у Тургона.
Это верное замечание, однако, стоит отметить, что до этого момента Тургон проявлял самое большое стремление следовать указаниям Валар из всех владык нолдор. Тургон беспрекословно слушается Ульмо, возводит тайный Гондолин и тайно же туда уходит (хотя этот уход можно счесть предательствам "общего дела" всех нолдор - борьбы с Морготом). Тургон готовится к войне с Морготом. Тургон с почетом принимает "посланника Ульмо" Туора, не препятствует его браку со своей дочерью. Все это проявление "послушания воле Валар", а это немалая добродетель среди "мятежников". Но да, позже Тургон отходит  от этой добродетели: не покоряется воле Ульмо, не принимает Хурина. Но по сравнению с другими владыками нолдор (кроме Финрода) Тургон все-таки выделяется.
Далее, что касается Финвэ, то тексты позволяют прямо говорить, тем более это позволяет себе Кристофер, о том, что жена его бросила в самый нужный момент. Точнее самый важный промежуток времени, когда Финвэ так нужна была любовь жены-ваниар. Скорее уж Финвэ знак отличия для своей официальной (или лучше официозной?) жены-ваниар, поскольку его последний поступок ради Мириэль - это проявление высшей абсолютной истинной Любви. Подобное в Средиземье сделала только Лютиэнь для Берена.
Я бы сказала, что это Финвэ бросил вторую жену, а не наоборот. Мне кажется, Индис почувствовала его охлаждение, потому и осталась в Тирионе. Насчет "проявления истинной любви" согласна, но это не умаляет любви Индис. У нее не было возможности жертвовать чем-то ради своей любви, но если бы была, думаю, она бы повела себя не менее благородно, чем Финвэ.


Сильмариллион трудно читать только первые десять раз

"Наши короли - из Эльдар" (Дж.Р.Р.Толкин)

"Финрод Фелагунд - благороднейший и наиболее любимый из всего дома Финвэ..." (Дж.Р.Р.Толкин)