Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Recent Posts

Pages: [1] 2 3 ... 10
1
Люди, которые с древних времен пытались разгадать тайну мироздания, обращали туда свой взор, философы, пророки - имели склонность сопоставлять Бога и Первосущество (владеющее всеми силами) как одно целое.

А Бог родился позже.
1) Бог не родился, т.к. боги не рождаются и не умирают в человеческом смысле. Если вы про младенца-Христа, то он не был богом, он был богочеловеком.
2) Бог не "родился", т.е. материализовался, позже или раньше "Первосущества" (Первоэона), т.к. Первоэон никогда не был и не будет материальным (падшим) существом. Говорить или писать "позже" или "раньше" некорректно, это земное время. Первоэон вне времени.
2
МИР возник путем распада ИМИРА и на уровне слов ).

Имир существо владеющее всеми силами, сингулярность бытия и небытия обладающее протосознанием.
В моей интерпретации - это личность Одина.
И Один добровольно принес себя в жертву, чтобы создать что-либо вне себя. Иначе у него не вышло.
Далее это же Хронос, Прометей (принесший отравленное яблоко) и после преображения архангел Михаил, сдерживающий дракона.

Его природа проявляется в биологии земли как Индия. А Будда выходит пророком Первосущества.

ПС.
Люди, которые с древних времен пытались разгадать тайну мироздания, обращали туда свой взор, философы, пророки - имели склонность сопоставлять Бога и Первосущество (владеющее всеми силами) как одно целое.

А Бог родился позже.
3
Другой Взгляд / Вегетарианцы ли эльфы?
« Last post by Adenis on Today at 12:33:51 »
А вот Толкин писал, что падшей расой как раз-таки были люди...мелькорохини которые.
Толкин такого не писал.
Люди у Толкина не являются "падшей расой", Ни Эру, ни Мелькор не сотворил/сделал людей падшими.

И вдруг оказывается, что даже боги почему-то должны ориентироваться именно на людей, а человеческая мораль (часто весьма сомнительная и ханжеская) должна быть почему-то для всех (и для богов в том числе) ориентиром. И с чего бы это? А, ясно, Профессор был не прав!!
Человеческие понятия морали, совести чужды тем, кто не может умереть в Арде по-настоящему, покинуть её. Чтобы понять, каково быть смертным, возможно, необязательно становится по-настоящему смертным, но надо жить среди смертных, думать как они. Если жить среди богов, ты думаешь как бог. Богам/валарам в Валиноре нет дела до смертных, и не было никогда.
4
известно, что первосыр впервые выпал из клюва первовороны, созданной до начала времен могущественным Ли Сицей.
5
Другой Взгляд / Вегетарианцы ли эльфы?
« Last post by Adenis on Yesterday at 21:27:29 »
Кстати. Покажите мне пример из текстов Толкина, где у эльфов проявляется наличие человеческой совести.
А чем человеческая Со-Весть отличается от нечеловеческой?
Тем, что люди (по Толкину) смертны, у них есть единственная жизнь в этом мире, после чего они навсегда покидают Землю (Имбар). Саурон мог убить сколько угодно эльфов, сколько угодно скормить своим волкам, это будет не человеческая, настоящая смерть, а мнимая смерть. Телу будет больно, но сам эльф никуда не делся, вот он. Поэтому Эльфы и Саурон сколько угодно могли воевать между собой, Глорфиндель убивать балрогов, а балроги эльфов, и каждый снова воскресал и снова приходил на место своего убийства, чтобы отомстить. Это нечеловеческая логика, и совести у таких существ в человеческом понимании - нет. Их не беспокоит факт убийства, убийство это не то же самое, грех убийства для человека, потому что это разрушение тела. Которое снова можно воссоздать, и только.
6
Другой Взгляд / Вегетарианцы ли эльфы?
« Last post by InnaLte on Yesterday at 20:17:42 »
Телепатически соединяясь с существами на других планетах, есть высокая вероятность, что это будут падшие существа.

Ну-да, ну-да...
А вот Толкин писал, что падшей расой как раз-таки были люди...мелькорохини которые.
И вдруг оказывается, что даже боги почему-то должны ориентироваться именно на людей, а человеческая мораль (часто весьма сомнительная и ханжеская) должна быть почему-то для всех (и для богов в том числе) ориентиром. И с чего бы это? А, ясно, Профессор был не прав!!
7
Другой Взгляд / Вегетарианцы ли эльфы?
« Last post by InnaLte on Yesterday at 20:10:05 »
Кстати. Покажите мне пример из текстов Толкина, где у эльфов проявляется наличие человеческой совести.

А чем человеческая Со-Весть отличается от нечеловеческой? Толкин-то писал, что каждый эльф внутри своей феа знал о том, всегда знал, хорошо он поступает или плохо. И это его прямая связь с Единым. Эльф с этим рождался. Это и есть Со-Весть. И, согласно Толкину, зло не есть что-то одно для людей и что-то другое для эльфов. С совестью точно также.
А то, может вы еще потребуете доказательств наличия гномской совести? Или орочьей?
 
8
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on Yesterday at 06:12:02 »
На Запад

Глава 35

И снова Рованион

часть 3

Пако спал плохо. Терзаемый опасениями, он всю ночь ворочался с боку на бок, а когда над землёй взошло Солнце, проснулся и, протерев заспанные глаза, осторожно подполз к ведущим на нижний этаж ступеням. Увидев чуть ниже огромный провал, через который теперь было невозможно ни переступить, ни перепрыгнуть, он сокрушённо вздохнул и, в опасении даже подняться на ноги на угрожающе поскрипывавшем полу, на четвереньках пополз к смотрящей на восток бойнице. Лишь у самой стены он поднялся на ноги и, подтянувшись на руках, выглянул на казавшиеся безжизненными пустоши. Там до самого горизонта не было видно ни души – лишь бескрайняя, большей частью покрытая снегами, холмистая степь.
– Стало быть, ушли на запад, – решил Пако, размышляя о полуночных визитёрах. – Но как теперь выбраться из башни?! – С ужасом подумал он в следующее мгновение. Он вскарабкался повыше и выглянул из бойницы вниз. Восточная стена башни возвышалась над обрывом, и расстояние до основания скалы равнялось высоте, никак не меньше четырёх, а то и пяти таких башен. И, всё же у самого основания башни оставался неширокий, в ширину одного шага, уступ. Спуститься по лестнице было уже невозможно, но из башни нужно было каким-то образом выбираться. В надежде, что в каменной кладке могут оказаться подходящие выступы, за которые можно бы было зацепиться руками, Пако посмотрел на внешнюю сторону стены, но от высоты у него закружилась голова, и он осторожно вполз назад.
– Ну что, ушли? – Раздался сонный голос уже проснувшегося Лимпи.
– Похоже, что да, – кивнул головой Пако, – но надолго ли?
– Надо будить Нобби и уходить отсюда, – сообразил Лимпи.
– Верно, – вздохнул Пако – но как нам теперь выбраться из башни? Лестница разрушена, а для того чтобы рисковать спуститься по наружной стене, слишком большая высота… – даже просто глянуть вниз жутко.
Пако подошёл к всё ещё безмятежно спавшему Нобби и осторожно растолкал товарища.
– А! Что? – Схватился перепуганный хоббит.
– Поднимайся, нужно решать, что делать дальше, – проговорил Пако, – и этот вопрос, прямо скажем, не из простых.
Пока Нобби приходил в себя, Пако обратил внимание на ступени, уводившие на верхний этаж башни. Лестница была в плачевном состоянии, но в отличие от ведущей вниз, всё ещё оставалась цела. И всё же перекрытие верхнего этажа было столь повреждено разрушительным действием непогоды и времени, что от сознания, что туда предстоит забраться, Пако стало дурно. Пытаясь отогнать дурные мысли, он встряхнул головой и произнёс:
– Нужно попробовать подняться выше.
– Ты в своём уме?! – Встревожился Нобби. – Вниз и так лететь, не долететь, а ты ещё хочешь забраться выше?!
– Если можешь предложить что-нибудь лучше, мы с Лимпи тебя внимательно выслушаем, – расстроено вздохнул Пако.
Нобби опасливо подошёл к лестнице на нижний уровень, и по его виду стало понятно, что спускаться вниз ему явно не хочется.
– Надо же! – В отчаянии всплеснул хоббит руками, – да сюда словно камень из осадной машины угодил! Не иначе они толстяка вперёд пустили… Ладно. Дайте подумать… Но что нам даст то, что мы поднимемся наверх? Мы что полетим оттуда как птицы?!
– Вниз идти невозможно, – произнёс Пако, пытаясь сохранять спокойствие, – пробовать спуститься по внешней стороне стены, выглядит настоящим самоубийством. Остаётся лишь путь наверх. Мы можем сидеть тут до возвращения разыскивающего нас отряда гномов или же попробовать подняться. Если это ничего нам не даст, наше положение не изменится, но думать, что у нас всё ещё остаётся последняя надежда лучше, чем отчаяться и просто ждать своей участи.
– Верно, – почесал Нобби в затылке. – Ладно, попробуем подняться выше. Лимпи, ты с нами?
Лепрекон охотно кивнул головой и несколько растерянно улыбнулся.
– Ладно, ребята, – вздохнул Пако – на случай, если кто-то из нас провалится, предлагаю обвязаться верёвкой.
Возражений не последовало, и вскоре троица отчаянных путешественников была готова совершить восхождение на самую верхотуру древней башни. Пако лично проверил крепость завязанных узлов и, удовлетворившись их кажущейся надёжностью, шагнул к лестнице.
Ступени предательски поскрипывали под ногами, но, стараясь не думать о плохом, Пако продолжал осторожно продвигаться вперёд. Напряжение было столь велико, что хоббит даже не заметил, как лестница окончилась, и он оказался на парапете, обдуваемом холодным ветром раскинувшихся к северу пустошей. Перекрытие верхнего этажа было в столь ужасном состоянии, что, казалось, довольно топнуть ногой, чтобы то, что ещё держалось на полусгнивших балках, разом рухнуло вниз. Верхняя площадка башни имела форму полукруга, дугой направленного к востоку, а с западной стороны башня будто вросла в нависавшую над ней отвесную скалу. В том месте, где площадка соединялась со скалой, буйно разросся густой кустарник. Растения жадно впивались корнями в растрескавшееся тело скалы, и им каким-то чудесным образом удавалось добыть влагу для продления своей жизни.
Подойти к парапету было невозможно, потому что настил у внешней стены башни был уже давно разрушен, а с другой стороны высилась неприступная базальтовая стена. Делать было нечего и, переглянувшись, друзья решили спуститься этажом ниже. Всем было ясно, что они оказались в самой настоящей западне, и настроение было – хуже некуда. Положение казалось столь безвыходным, что малыши сложили у стены свои вещи и, выбрав место поудобней, повалились на пол. Говорить совсем не хотелось, а Нобби вскоре заснул.
– Хорошо ему, – вздохнул Пако, – что бы не случилось, всегда спит как убитый. Эх-хе-хех, мне бы так.
Лимпи сочувственно покачал головой и, повернувшись на другой бок, вскоре присоединился к похрапывавшему Нобби. А Пако лежал на спине и разглядывал в просветах верхнего перекрытия плывущие в небе серые тучи. Положение казалось настолько безысходным, что от отчаяния на глаза хоббита наворачивались слёзы.
– Неужели я больше никогда не увижу Тэльтинвэ и не смогу доказать ей свою преданность? – размышлял Пако. В отчаянии он прокручивал в памяти все им содеянное и понимал, что в каждом из случаев не мог поступить иначе. От этого становилось немного легче, но осознание того, что в глазах эсгалдорцев он навсегда останется воришкой, не давало ему покоя. Незаметно ровное дыхание спящих товарищей навеяло на хоббита сонливость, его веки постепенно отяжелели, а глаза начали закрываться. В голове в который раз прокручивались события минувших дней, но вскоре нечто в этих видениях смутило Пако. Перед мысленным взором хоббита предстал образ жалкого, сгорбленного орка, который сразу показался Пако каким-то чужеродным – его определённо не должно было быть в голове переживавшего за друзей хоббита. Внезапно Пако осознал, что в калейдоскопе быстро сменявших друг друга видений могли быть лишь те, кто оставались в его памяти, но омерзительного орка он совершенно точно никогда не видел. Догадка молнией поразила сознание хоббита, и он резко открыл уже почти закрывшиеся глаза.
Догадка оказалась верна – орк никуда не исчез и продолжал своё чёрное дело. Проныра бесцеремонно рылся в сложенных под стеной вещах, опасливо оглядываясь на спавших малышей. Обернувшись в очередной раз, он поймал на себе растерянный взгляд Пако и застыл, как вкопанный. Несколько мгновений хоббит и орк смотрели друг на друга, до того мгновения, когда Пако внезапно понял, что в руках наглеца Ромэнсильмэ!
Пако вскочил на ноги словно распрямившаяся пружина, и, невзирая на опасность провалиться, бросился на вора. Сообразив, что его вот-вот схватят, орк отбросил завёрнутую в тряпицу диадему в сторону, впопыхах схватил несколько валявшихся под ногами рыбин и пустился наутёк вверх по лестнице.
– Ага! Попался, голубчик! – Обрадовался Пако. – Ну теперь тебе деваться некуда! Скоро получишь по заслугам. – Он поднял брошенную вором диадему и вновь спрятал её в ранец.
Тем временем проснулись Нобби и Лимпи, и ошарашено смотрели на размахивавшего кулаком разъярённого Пако. Разумеется, тот грозил вдогонку орку, но Лимпи и Нобби никого кроме своего друга не видели и решили, что Пако спятил.
– Нобби, Лимпи! Немедленно поднимайтесь! – Закричал Пако. – Я поймал вора!
– Какого ещё вора? – Удивился Нобби.
– Этот мерзкий орк стащил всю нашу рыбу, но удрал наверх! Теперь мы его проучим! – никак не мог успокоиться Пако.
– Что ты такое говоришь, дружище? – Заволновался Нобби. – Мы ведь осмотрели всю башню и так и не смогли найти выхода.
– Верно – внезапно запнулся Пако.
– Но как тогда здесь оказался орк? – Спросил Нобби.
– А действительно, как? – Всерьёз задумался Пако. – Думаю, сейчас мы это у него узнаем сами, ведь теперь он от нас точно никуда не денется.
Нобби и Лимпи взволнованно переглянулись, решив, что Пако во сне что-то привиделось. Они без особого энтузиазма поднялись и, увидев разбросанные по полу вещи, растерянно остановились.
– Ты зачем перевернул тут всё вверх дном? – Спросил Нобби, нервно сглотнув.
– Ты что, совсем меня не слушаешь?! – Закричал Пако, не в силах сдержаться. – Я же сказал, что поймал вора, и сейчас он там, наверху! – Возбуждённо указал он трясущимся пальцем в сторону ведущей на верхний уровень лестницы.
– Ладно, успокойся, дружище, – решил более не нервировать товарища Нобби. Он подмигнул Лимпи и добавил – Мы тебе верим. Надо только собрать вещи, и тогда поглядим, кого ты там поймал.
– Верно, – немного успокоился Пако. – Теперь этот гад попался, бежать-то ему всё равно некуда.
Обуреваемые беспокойством за состояние товарища, Нобби и Лимпи стали собирать разбросанные по полу вещи.
– Теперь пойдём наверх, и разберёмся с этим негодяем, – предложил Пако, увидев, что друзья привели в порядок свои ранцы.
– Ладно, как скажешь, – кивнул головой Нобби.
И вновь под ногами опасно заскрипели ступени убегавшей наверх лестницы. Пако шёл впереди, угрожающе выставив перед собой нож. Нобби и Лимпи не очень-то верили словам товарища, а потому особо не беспокоились, во всяком случае, на счёт существования орка.
И вот лестница закончилась, и нога Пако ступила на кровлю верхней площадки башни. Он опасался, что загнанный в глухой угол, орк в любое мгновение может наброситься на него, но не тут-то было – наверху никого не оказалось.
– Ну и где же твой воришка? – С иронией спросил Нобби.
Пако лишь растерянно пожал плечами, а потом вдруг выпалил:
– Но он на самом деле побежал сюда! Кроме того, он стащил нашу последнюю рыбу!
– Ладно, дружище, мы тебе верим, только не нервничай так сильно, всё уладится, – с сочувствием сказал Нобби, похлопывая друга по плечу.
Пока хоббиты говорили, Лимпи приметил на дощатом настиле следы, ведущие к монолиту скалы, к которой и лепилась башня. Там, цепляясь за малейшие трещины в скале, рос кустарник, возле которого следы обрывались. Осторожно ступая по скрипучему настилу, Лимпи подошёл к месту обрыва следа и раздвинул в стороны жёсткие колючие ветви кустарника...
– Похоже, я нашёл вашего пропавшего орка, – спокойно и даже почти равнодушно сказал лепрекон.
– Что? И ты туда же?! – Рассержено буркнул Нобби, но тут же замолчал.
– Вот, поглядите, – проговорил Лимпи, указывая на следы, а затем раздвинул в стороны жёсткие ветви кустарника, за которой обнаружилась небольшая пещерка. Похоже, он скрылся в этой дыре.
– Ишь ты!!! – Возбуждённо воскликнул Нобби.
– За ним, в погоню! – Закричал Пако.
– Стой! – Возразил Нобби. – Если там оказался один орк, то могут оказаться и другие!
– Но он стащил всю нашу еду! – Не мог успокоиться Пако.
– Верно, нам всё равно придётся проверить, куда ведёт этот проход, – поддержал Пако Лимпи, – потому что если даже там сотни гоблинов, то здесь нам всё равно ждать нечего. Рано или поздно они вспомнят про нас, а нам остаётся лишь ждать, когда за нами придут.
Услышав весьма убедительные доводы лепрекона, Нобби промолчал – ему тоже не хотелось ожидать, когда о нём вспомнят как о забытой заначке и придут на ужин, где ужином будет он сам! При этих мыслях ему вдруг нестерпимо захотелось бежать отсюда, пусть даже и в тёмную, неведомо куда ведущую дыру.
– Ну что, готовы? – Взволнованно спросил Пако и, не встретив возражений, шагнул в черневшее темнотой жерло прохода. Он на ходу достал свой чудесный кристалл и спустя мгновение ровный серебристый свет залил убегавший во тьму туннель.
Проход был явно кем-то высечен, но кем именно, оставалось загадкой. По рассказам гномов здесь раньше жили люди и хорошо, если секретный туннель был делом их рук, но что если это сделали орки и именно в них причина того, почему крепость опустела! От таких мыслей становилось жутко, и путники очень обрадовались, когда петлявший во тьме проход вывел их к свету. Дальше совсем неширокая дорожка потянулась по северной стороне скалы. Она то сбегала ступенями вниз, то вновь поднималась чуть ли не к самой вершине Межевой Скалы, но потом вдруг вновь нырнула во мрак. Теперь ступени потянулись вниз и вниз. Друзья так долго бежали, что совсем запыхались и от усталости даже забыли обо всех опасениях, но когда направо и налево от сбегавших вниз ступеней на пути начали встречаться боковые проходы, страхи вернулись. Единодушно решили не испытывать судьбу и никуда не сворачивать. Иногда останавливались, чтобы немного передохнуть и прислушаться, не слышны ли позади звуки погони, но вокруг была лишь мертвенная тишина. Когда впереди вновь показался свет, все вздохнули с облегчением и прибавили шагу.
Вскоре головой вновь показалось затянутое тучами пасмурное небо, но на этот раз даже оно обрадовало путников. Друзья оказались у западного основания скалы и теперь были вольны идти в любом направлении. К сожалению вернуть украденные съестные припасы им было не суждено – обглоданные косточки съеденной всухомятку рыбёшки валялись у самого выхода из туннеля.
– Вон он! – Внезапно закричал Нобби, указывая на фигурку улепётывавшего со всех ног орка. Воришка бежал в сторону Серых гор и, услышав крик за спиной, прибавил шагу.
Пако не сдвинулся с места, да и Лимпи тоже явно не горел желанием догонять вороватого беглеца.
– Но разве нам не стоит догнать и проучить этого гада? – Возмутился Нобби.
– Пусть уходит, – произнёс Пако после мгновения раздумий. – Рыбу всё равно уже не вернуть, но если пустимся в погоню за ним, то рискуем угодить прямо в орочье логово.
– Эх, жаль, что я тебе сразу не поверил! – В отчаянии махнул рукой Нобби. – Так бы мы его точно догнали.
– Что толку теперь сожалеть, – вздохнул Пако. – Если бы кто-нибудь сказал мне, что делать дальше, я отдал бы за это всё, что у меня есть, кроме Ромэнсильмэ, потому что она не моя.
– Да уж, – согласился Лимпи, – похоже на Тэльвега нам рассчитывать не приходится. Ещё хорошо хоть Атармарта поблизости не видать, потому что тогда наше дело совсем бы пропащим было.
– Зато гномы как заведённые нас разыскивают, – нахмурился Пако. – Думаю нам нужно взять южнее – там они нас уже искали и не нашли, значит на то, что сунутся туда вновь, шансы невелики. К тому же ночной отряд гномов скорей всего ушёл отсюда на запад, а значит, если пойдём в том же направлении можем попасться к ним в руки. Как ни крути, надо возвращаться к тракту между Железным взгорьем и Эребором. Затем пойдём на восток и попробуем отыскать эсгалдорцев. Авось и повезёт не попасться в руки к гномам. Думаю, сейчас нам не стоит терять времени, нужно немедленно отправляться в путь.
Возражать никто не стал, да и причин для возражений не было. И вновь холм за холмом вставали на пути путешественников, а их дорога лежала на юг. Шагая по замшелой земле впереди своих товарищей, Пако подумал о том, что сейчас похож с ними на осенние листья, которые ветер носит из стороны в сторону, как ему вздумается, а ещё вспомнил о том, что уже давненько не видел Гиль. И всё же, после неоднократных затяжных исчезновений крошечной подружки хоббит уже начал привыкать к этой странной её особенности. В том, что Гиль его не бросит, он уже не сомневался, а уж поймать её тоже ни у кого шансов не было. Он знал, что рано или поздно она вновь объявится и скорей всего это случится в миг, когда её меньше всего ожидаешь увидеть.           
9
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on Yesterday at 06:11:08 »
На Запад

Глава 35

И снова Рованион

часть 2

Прогнившие доски угрожающе скрипели и, ставя ногу на следующую ступеньку, Пако в ужасе зажмуривался. Но удача оказалась на стороне храбрецов, и они добрались таки до третьего уровня, где было значительно холодней – перекрытие четвёртого этажа полностью обрушилось и здесь над головами малышей открылось звёздное небо. Опасаясь сделать даже один лишний шаг, они распластались на скрипящих под ногами досках и замерли.
Ждать пришлось долго. Наконец неподалёку раздался шум каменной осыпи под неосторожным шагом неизвестного визитёра, а вслед за ним разразилась бранная тирада:
– Проклятие! Держите меня ребята! Если я долечу отсюда до самого низа, то с меня больше не будет никакого толку! Укуси меня орк за печенку! И что за бред жить в таком странном месте? Эти люди совсем с ума посходили. Даже трудно себе представить, что они прожили здесь не одну сотню лет.
– Ты бы постриг свою бороду, Дилли, а то когда наступишь на неё в следующий раз, Долли может остаться вдовой, – отозвался кто-то другой. 
– Типун тебе на язык, приятель, а вообще спасибо, что избавил мою старушку от преждевременных похорон. Я этого не забуду. Внимательно смотрите под ноги, ребята, и зажгите ещё факелов, здесь ни зги не видать. Под землёй и то больше света бывает.
– Гномы!!! – Испуганно шепнул Лимпи товарищам. – Идут сюда!!!
– Тссс, – приложил палец к губам Пако. Он увидел, как через щель между досками проник свет и стал наблюдать.
Судя по разговорам, гномов было не больше десяти. Зайдя в башню, они внимательно всё осмотрели и, обнаружив остатки недавно потушенного костра, очень обрадовались.
– Они не могли далеко уйти, – крикнул кто-то.
– Верно, ребята. Этот костёр горел ещё несколько часов назад. Давайте по одному наверх.
Раздался скрип досок под ногами поднимавшихся гномов и вскоре через щель в полу Пако увидел трёх бородачей с факелами в руках. Пол под ногами гномов угрожающе скрипел, и здесь гномы уже вели себя не так уверенно, как на первом этаже башни.
– Фарни, а ну-ка погляди, что там, за кучей хлама. Втроём туда лучше не соваться, а то эта развалина может рассыпаться прямо под нашими ногами.
Затаив дыхание, малыши настороженно слушали, как поскрипывают доски под осторожными шагами обыскивающего второй этаж гнома и, обуреваемые тревогой, боялись шелохнуться.
– Ну что там, приятель? – Послышался голос старшего из гномов.
– Здесь никого нет, но они совсем недавно тут были.
– Ладно, Фарни, теперь возвращайся назад, нужно проверить следующий этаж.
– Но почему я? – Возмутился гном. – Я ведь уже обыскал второй этаж, пускай теперь Ронни третий этаж проверяет.
– Верно. Как это я сразу не подумал? Ладно, Ронни, ты слышал, что он сказал? Он прав, и третий этаж придётся проверять тебе. Только ступай осторожней, а то здесь всё может рухнуть в одно мгновение.
Послышалось ворчание недовольного гнома, но спора так и не последовало. По надрывному скрипу ступеней притаившиеся малыши поняли, что их вот-вот обнаружат. Отсвет горящего в руке Ронни факела приближался, и оставалось лишь несколько мгновений до того как гном увидит разыскиваемых беглецов. Положение было критическим, но везение было на стороне прятавшихся. Внезапно раздался громкий треск и тот, кого звали Ронни, с криком полетел вниз. Вслед за неудачником летели сломанные балки и доски, и грохот стоял такой, что казалось, вслед за лестницей разрушится и вся башня. Поджидавшие приятеля гномы побледнели от страха и боялись даже шелохнуться, но им повезло – перекрытие второго этажа выдержало падение невезучего товарища. Распластавшись на полу во весь рост, Ронни жалобно застонал.
– Ну как ты там, дружище? – Послышался обеспокоенный голос старшего гнома. – Ничего себе не сломал?
– Ох-хо-хох, – простонал несчастный, потирая ушибленные бока.
– Держись, приятель, сейчас мы тебе поможем!
Внизу послышалась возня и шум разбираемого завала, а бедолага Ронни всё продолжал стонать.
– Да не скули ты, приятель, – проворчал один из товарищей пострадавшего, – руки, ноги на месте, а ушибы через пару дней пройдут.
– А что на счёт третьего этажа? – Спросил кто-то другой.
– Ну мы ведь теперь всё равно никак не сможем туда забраться, да и оказаться на месте Ронни, сказать по правде, я бы не хотел, – проворчал старший из гномов. – Думаю, что вряд ли мальцы рискнули бы туда забираться. Похоже, что мы немного опоздали и они уже далеко. Надо бы возвращаться. Бигли скажем, что обыскали всю башню до самого верха, а Ронни свалился, когда спускался вниз.
– А если они всё ещё там? – Спросил тот, кого звали Фарни.
– Да брось ты, – рассмеялся старший из троицы гномов. – Давайте отсюда поскорей убираться, потому что если кто-нибудь из нас чихнёт, то всё рухнет нам на головы. Всё, ребята, уходим.
Вновь послышалось угрожающее поскрипывание досок, и осторожные шаги гномов начали удаляться. Мало-помалу все звуки внутри полуразрушенной башни прекратились, а затем стихли и разговоры переговаривавшихся снаружи гномов.
– Ушли, – всё ещё осторожничая шепнул Лимпи.
– Фуууух, – с облегчением вздохнул Пако, отерев со лба проступившие капли пота. – Я уж думал, что нам конец.
– Я тоже, – согласился Нобби.
– Что теперь? – Спросил Лимпи. – Так и останемся здесь на ночь, или будем уходить?
– Думаю, что в ближайшие два дня они сюда точно больше не заявятся, – проговорил Пако. – Но если они не найдут наших следов дальше, то вполне могут и вернуться. Поэтому до утра останемся здесь, а там будем уходить.
– Но куда? – Снова спросил Нобби.
– Почём я знаю? – Отозвался Пако. – Если бы знать, где они собираются нас искать, но ведь как тут угадаешь? Но то, что они вновь вернутся, когда не обнаружат нас в прилегающих окрестностях, несомненно. Так что уходить, так или иначе, придётся.
– Ладно, если так, то давайте хоть поспим до рассвета, – широко зевнул Нобби.
– Я тоже думаю, что выбираться отсюда нам нужно при свете утра, а не то все ноги переломаем, – согласился Пако. – Похоже, что этот неуклюжий увалень всю лестницу развалил.
– Хорошо ещё, если сможем спуститься вниз, – забеспокоился Лимпи.
– Ладно, ребята, – попытался отвлечь товарищей от тревожных мыслей Пако, – отдыхаем до утра, а там будет видно, насколько пострадала лестница. Спокойной вам ночи.
– И тебе тоже, – в один голос отозвались Нобби и Лимпи.
10
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on Yesterday at 06:09:51 »
На Запад

Глава 35

И снова Рованион

часть 1

На следующий день в путь отправились спозаранку. В этот день настроение у путешественников было значительно лучше, чем утром прошлого дня, ведь ранцы всех троих трещали по швам от битком набитой в них рыбы. Правда теперь заплечные сумки стали довольно тяжёлыми, но это беспокоило не так сильно, как отсутствие провианта вчера, и путники были готовы тащить свои припасы столько, сколько нужно, но только быть сытыми.
Округа, сколько видел глаз, выглядела монотонно и уныло. Кое-где на голых скалах лежал снег, в других местах его не было, но пустоши севернее взгорья были укрыты белым покрывалом зимы до самого горизонта. Пако и Нобби давно сбились со счёта дней, которые прошли от начала путешествия, и им казалось, что с тех пор, как они покинули Отпорный перевал, прошла целая вечность. Создавалось впечатление, что уже давно пора бы наступить весне, но теплом на северных склонах Железного взгорья даже не веяло. Зато всех очень радовало то, что вот уже третий день как не было слышно жуткого завывания Гаурхода, и в душе каждый из путников был искренне благодарен Тэльвегу за его смелость и находчивость. Оставалось только гадать, куда этот, без сомнения опытный, путешественник и проводник увёл своих опасных преследователей. Теперь все втайне даже начали беспокоиться о том, сможет ли этот странный, хмурый и язвительный человек вновь отыскать их на северных склонах казавшегося бесконечным Железного взгорья. Иногда путники останавливались, чтобы окинуть взглядом снежную пустыню и тогда всем хотелось отыскать среди снегов крошечную фигурку Тэльвега, но на многие лиги вокруг не было видно ни единой души. Так минули ещё несколько дней пути, и когда на западе перед путниками открылись холмистые равнины, стало ясно, что впереди расстилается Рованион.
Со времени прибытия на Железное взгорье с отрядом горных старателей почти три недели назад в этом крае многое изменилось – серо-бурая равнина подёрнулась отчётливо проступившей зеленью, и это не могло не радовать уставших от постоянного холода путников. Всё шло к тому, что весна вот-вот вступит в свои права. Вскоре с запада и в самом деле пахнуло запахом трав, и радость оттого, что тепло не за горами, согревала, заставляя верить в успешный исход предпринятого путешествия.
С горных склонов друзья спускались в хорошем расположении духа, ведь теперь жёсткую каменистую почву под ногами сменил мох и первые, робкие пучки пробивавшейся сквозь него травы. На радостях хоббиты стащили с ног свои меховые чуни, в которых преодолевали частенько попадавшиеся на пути заснеженные участки горных склонов и с наслаждением зашагали по мягкому мшистому ковру. Лимпи не мог понять буйной радости товарищей, ведь не знал, что заставить хоббита воспользоваться обувью может лишь самая лютая стужа.
Оставив взгорье позади, решили остановиться в сплошь замшелой ложбинке и подождать несколько дней в надежде на то, что объявится пропавший проводник, но тот так и не появился. Посовещавшись, решили продолжить путь на запад. Надеялись, что возможно Тэльвег поджидает где-то впереди, но и этим чаяньям не суждено было сбыться.
Отклоняясь всё дальше к югу, добрались до тракта, по которому однажды уже проезжали в компании гномов, и продолжили путь в западном направлении. И хотя малыши старались придерживаться наезженной дороги, но идти прямо по ней, всё же, не рисковали из-за опасений, что первые же встретившиеся на пути гномы препроводят их в подземные чертоги гномьего города под Железным взгорьем. И опасения оказались не напрасными. Однажды, обернувшись назад, Лимпи увидел позади клубящуюся над дорогой пыль. Встревоженные путники залегли в придорожном овраге и стали наблюдать за тем, кто появится на тракте. Вскоре они отчётливо услышали топот лошадок и поскрипывание переваливающихся на ухабах повозок. Повозок оказалось три, и во всех сидели по полдесятка гномов. Куда так торопились бородачи, оставалось только гадать, но Пако почему-то сразу понял, что это погоня. Бундин действительно никак не мог смириться с пропажей Ромэнсильмэ и разослал патрули по всей прилегавшей к взгорью округе. После победы над Атармартом предводитель Подгорного братства считал, что Ромэнсильмэ принадлежит гномам по праву и стремился вернуть её любой ценой.
После встречи с гномами повернули на север, туда, где в дымке высились вершины восточной оконечности Серых гор. Горы то появлялись, то скрывались из виду, когда путники опускались на дно ложбин между простирающимися во все стороны холмами. Запасы рыбы в ранцах путешественников быстро подходили к концу, и они вынуждены были вновь перейти на строжайшую экономию. Благо была зима. И хотя вокруг не было снега, холод не давал испортиться хранившейся в сумках рыбе.
Мало-помалу горы приближались и, взойдя на вершину холма в очередной раз, путники увидели впереди темневшую громаду Межевого Камня, о котором рассказывал им Олли. В прошлый раз друзья видели эту скалу издали, но теперь она стояла у них на пути. Возвышавшаяся на склонах башня с чернеющими бойницами манила разыгравшееся воображение малышей, а усталость долгого пути делала эту тягу непреодолимой.
– Давайте остановимся в этой башне и подождём несколько дней, – предложил Нобби. – Мы всё равно не знаем, куда и зачем идём, а с высоты хорошо видно округу.
– Верно, – поддержал товарища Лимпи. – Если Тэльвег уже бывал в этих краях, то ему наверняка случалось останавливаться на ночлег в этой заброшенной крепости. Если мы побудем тут несколько дней, то наберёмся сил и, возможно, Тэльвег явится сюда. Сами посудите – вокруг нет более удобного места для ночёвки. В башне мы будем защищены от ветра и возможно там найдётся где развести костерок, чтобы его не было заметно со стороны.
– Так-то оно так, – устало вздохнул Пако, – но что если сюда явится не Тэльвег, а наш враг?
– Но мы ведь уже давно не слышали воя Гаурхода, – заметил Нобби, – а, стало быть, поблизости его нет.
– Похоже, нам таки придётся туда взобраться, – сдался уговорам товарищей Пако, – так как всё равно нужно проверить, нет ли там следов пребывания Тэльвега – без него мы действительно не знаем, что делать дальше.
Услышав слова Пако, Нобби вздохнул с облегчением, ведь уже много дней путники ночевали под небом, опасаясь зажечь костёр, чтобы ненароком не привлечь внимания разыскивающих их гномов или даже самого Атармарта.
Когда путники достигли подножия Межевого Камня, уже начало вечереть. Небо вновь затянуло низко плывущими облаками, а вскоре пошёл и снег, что неимоверно всех расстроило.
– Только запахло весной, и тут на тебе! – Раздосадовано вздохнул Нобби.
– Но мы ведь сейчас находимся на самой границе Северных Пустошей и Рованиона, – заметил Лимпи, – помнишь, что рассказывал Олли?
– И что мы только забыли в этих диких краях, – недовольно пробормотал Нобби. – Хоть бы знать, что делать дальше, а то ведь и это тоже не понятно.
– Для начала мы в этой башне просто переночуем, – вновь заговорил Пако, а с рассветом будет видно, что делать дальше.
– Но что будем делать, когда у нас закончится рыба? – Снова забеспокоился Нобби, но ответа от товарищей так и не дождался.
К взгромоздившейся на скале крепости вела узкая, высеченная в камне лесенка, а так как склон был довольно крут, то прежде чем взбежать к покосившимся воротам из наполовину прогнившего дерева ступеньки делали полный виток вокруг Межевого Камня. В некоторых местах лесенка так заросла кустарником, что путникам приходилось останавливаться и срезать жёсткие ветви ножом. Когда ступеньки кончились, над малышами нависла громада древней полуразрушенной крепости. Издали это сооружение не казалось таким ветхим, но вблизи стало очевидно, что оно покинуто уже сотни лет назад.
Друзья миновали готовые рассыпаться от единого прикосновения, распахнутые настежь створки ворот, и оказались в заросшем кустарником внутреннем дворике с несколькими полуразрушенными зданиями. В центре дворика располагался колодец, а в дальнем конце высилась, будто сросшаяся со скалой, высокая башня. Сложенная из массивных гранитных глыб, она менее всего пострадала от разрушительного влияния времени и показалась путникам вполне пригодной для ночёвки.
Заглянув во входной проём, дверь от которого догнивала под ногами, друзья осторожно шагнули через порог и оказались в полумраке. Свет проникал внутрь через узкие бойницы в стенах башни, а так же и откуда-то сверху. Когда глаза путников привыкли к темноте, стало ясно, что деревянные перекрытия башни хоть и сохранились, но сильно пострадали от времени. Некоторые балки рухнули вниз, открывая над головами просветы через которые быстро тускнело закатное небо. На первом этаже под ногами было холодное скальное основание, и друзья решили подняться выше. Забравшись по скрипящей, протянувшейся вдоль закругляющейся стены витой лестнице, путники оказались на втором этаже, где можно было устроиться спать на деревянном настиле. Лестница уходила выше, на третий этаж, но на середине подъёма между этажами она была так разрушена, что подниматься дальше было явно небезопасно. Друзья осмотрелись и выбрали для ночлега наиболее безопасное место. Деревянный настил под ногами сильно прогнил, и в нём со всех сторон зияли провалы, но уголок, который выбрали путники, показался им вполне надёжным. Места хватало, чтобы провести ночь, не опасаясь во сне свалиться вниз. Доски под ногами поскрипывали, но все согласились, что здесь ночевать будет значительно уютней и теплей, чем внизу. К тому же было ещё неизвестно, что лучше – или свалиться с высоты самому, или быть раздавленным упавшей на голову балкой.
Сложив вещи, друзья спустились вниз, чтобы, пока ещё не стемнело, развести костёр и приготовить рыбу для ужина, ведь ночью даже слабый отсвет в бойницах башни мог привлечь незваных гостей. Поужинали в тишине, ведь все до того устали, что даже говорить совсем не хотелось. Потушив небольшой костерок, стали укладываться спать. Расстелили на полу немного соломы, которую обнаружили в полуразрушенном амбаре, завернулись в плащи и, прижавшись друг к другу чтобы было теплей, стали засыпать.
Вскоре Пако услышал мерное посапывание, и понял, что товарищи спят, но самому ему не спалось. Он и рад бы был заснуть, но тревожные мысли никак не уходили из головы. Он поднялся и, стараясь не разбудить друзей, тихонько подошёл к бойнице, откуда открывался вид на залитую лунным светом равнину. Стояла мёртвая тишина, и лишь сквозняк время от времени насвистывал мелодию незапертых дверей.
Пако уже собирался отойти от бойницы, как вдруг приметил вдали одинокий огонёк. Вслед за первым огоньком появился второй, третий и стало ясно, что кем бы ни были полуночные путники, они направлялись прямо к Межевому Камню.
– Кто это может быть? – Забеспокоился Пако. – Почему они путешествуют ночью?
Понимая, что это может быть опасно, он подбежал к спящим товарищам и стал настойчиво их будить.
– Ну что ещё? – Сердито пробормотал Нобби, не открывая глаз.
– Тихо! – Шепнул Пако. – Сюда кто-то идёт!
Услыхав тревожную весть, Нобби тут же сел и начал протирать заспанные глаза, в то время как Лимпи уже стоял у бойницы и вглядывался вдаль, где по равнине медленно скользили огоньки. Теперь этих огоньков было не меньше десятка и за прошедшее время они придвинулись заметно ближе.
– Как думаешь, кто это? – Взволнованно спросил Пако.
– Я знаю только, кто это не может быть, – пробормотал Лимпи. – Вряд ли это Атармарт.
– Значит гномы, – вздохнул Пако. – Куда же нам теперь деваться?
– Уйти отсюда мы теперь вряд ли сможем, – задумчиво произнёс Лимпи, – значит, лучше будет затаиться здесь.
– Но, может, стоит затаиться где-нибудь на склоне горы? – Неуверенно предложил Пако.
– Да где здесь спрячешься? – Вздохнул Лимпи. – Склоны такие крутые, что мы и по тропинке с трудом сюда пробрались. Слева скала, справа – обрыв.
– Верно, – согласился Пако. – Но как же быть с остатками потушенного костра внизу?! Они ведь сразу догадаются, что мы здесь!
– Значит нам стоит рискнуть и забраться повыше, – предложил Лимпи. – Если они поднимутся сюда, то вряд ли решатся идти выше.
– Но так мы и сами можем провалиться до самого первого этажа! – Ужаснулся Нобби. – Выше все балки давно прогнили!
– Но если мы не рискнём, тогда нас наверняка найдут и схватят! – Обеспокоенно возразил Пако.
– Верно, – согласился Лимпи. – Так что придётся рискнуть.
– Ладно, хочешь рисковать, тогда сам первым и иди, – буркнул Нобби в сторону лепрекона.
– Нет! Первым пойду я, а вы ступайте за мной след в след, – шепнул Пако, доставая из кармана свой кристалл.
 Когда кристалл загорелся ровным серебристым свечением, малыши с ужасом осмотрели полуразрушенную витую лестницу, по которой им предстояло забраться этажом выше.
– Ладно, нельзя терять времени, ведь они вскоре будут здесь, – Взволнованно вздохнул Пако и осторожно шагнул вперёд.
Pages: [1] 2 3 ... 10