Здесь больше нет рекламы. Но могла бы быть, могла.

Recent Posts

Pages: 1 ... 8 9 [10]
91
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 25/03/2022, 14:18:43 »
Стражи Эсгалдора

Глава 15

Блуждания впотьмах

4 часть

Где-то впереди находился зал, куда приволок пойманных пленников Грыброг, и это заставляло Пако нервничать: – А вдруг Атармарт по-прежнему находится там! – переживал хоббит, вспоминая безжалостного демона. Того же опасался и Нобби, да только выбора всё равно не было, ведь по пятам беглецов неслась целая свора озлобленных гоблинов, подгоняемых свирепыми орками. Терзаемый плохими предчувствиями, Пако невольно обернулся через плечо и увидел на стенах пещеры пляшущие тени приближающихся преследователей. Ещё мгновение, и из-под арки туннеля, позади, покажется свора рассвирепевших гоблинов, в то время как на пути чернел зев другого прохода. Каждому хотелось верить, что этот ход окажется спасительным, однако надеждам беглецов не суждено было сбыться. Неожиданно своды коридора осветились светом факелов, и из него высыпала толпа ухмыляющихся орков.
– Ну что, ребятки, набегались? – съязвил Хризбаг, выступив вперёд.
При виде многочисленных врагов беглецы застыли на месте в полнейшей растерянности, ведь стоящих впереди орков отделяло от них всего несколько десятков шагов. Положение было безвыходным, или, по крайней мере, именно таким оно виделось хоббитам. И когда казалось, что путь к спасению отрезан, и сделать ничего уже нельзя, Мельхеор бегло осмотрелся по сторонам, поставил Лимпи на ноги и подмигнул эльфам, которые тут же последовали его примеру. Ещё мгновение и хоббиты стояли на холодных каменных плитах, а их старшие друзья метнулись к обочине дороги, где в стороне лежала на боку старая бочка. Но всего этого ни Пако, ни Нобби, ни даже Лимпи, уже не видели, ибо, скованные ужасом, не могли оторвать взглядов от орков со страшными зазубренными мечами в руках.
Хорошо осознавая, что беглецы уже никуда от них не денутся, орки не спешили хватать своих жертв. Медленно шагая вперёд, они обменивались грубыми шутками, и злорадно посмеивались. И даже когда они увидели, что Мельхеор с Тинуром и Гилгаэром подкатывают бочку к речному потоку, шумящему у дороги, ни один из них не мог сообразить, что те собираются делать дальше.
– Братва, глядите, этот маг всерьёз решил, что сможет спрятаться от нас в бочке, – выкрикнул один из орков.
– А может он хочет, чтобы мы в этой бочке его похоронили? – грубо расхохотался другой. – Нет, старина, через пару часов от тебя даже костей не останется, ибо наш Тулгай очень любит грызть кости.
Под мрачными сводами пещеры вновь раздался злорадный хохот, но ни Мельхеор, ни эльфы не слушали, о чём говорят орки. Подкатив бочку к краю дороги, они столкнули её с обочины и поставили у самой кромки бушующего потока.
– Быстро сюда их! – кивнул Мельхеор эльфам на трясущихся от страха малышей. 
Тинур подбежал к остолбеневшему Нобби, схватил его и бросил в руки поджидавшего внизу Гилгаэра. Эльф ловко поймал хоббита на лету и передал его Мельхеору, который тут же усадил малыша в бочку. Затем последовала очередь Лимпи и Пако. Когда насмерть перепуганная троица оказалась в полусгнившей посудине, эльфы тут же столкнули её в бушующий поток.
Лишь только когда бочка отчалила от берега и, набирая ход, стала покачиваться на бурунах стремительного потока, Пако начал приходить в себя. Он растерянно взглянул на улыбающегося ему вслед Мельхеора и ужаснулся: вокруг были сотни орков и гоблинов, и теперь друзья оставались совершенно беззащитными перед беснующейся толпой озверевших врагов…
Осознав, что часть добычи уходит у них из-под самого носа, орки бросились вперёд, но было уже слишком поздно. Поток стремительно уносил бочку к провалу, где поток нырял в черноту беспросветного мрака. А Пако всё смотрел и смотрел на улыбавшегося ему вслед Мельхеора.   
– Обязательно доставь её в Нимлонд, а уж судьба сама подскажет путь! – крикнул маг вдогонку. В последний миг перед тем, как бочка нырнула во тьму, Пако ещё успел увидеть, как вокруг друзей сомкнулось беснующееся кольцо врагов, затем Мельхеор воздел над головой свой посох, после чего своды пещеры осветила ослепительная вспышка. Раздался громоподобный разряд, и орки с гоблинами разом повалились на землю. Не в силах оторвать взгляда от происходящего у него на глазах, Пако успел увидеть, что в том месте, где только что находились его друзья, уже никого не было, Мельхеор с эльфами будто растворились в воздухе. Ещё миг, и все факелы в подземелье задуло порывом ветра, отчего всё вокруг погрузилось в беспросветный мрак. Вслед за этим бочку втянуло в узкий жёлоб, и начало неистово швырять из стороны в сторону.
92
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 25/03/2022, 14:18:06 »
Стражи Эсгалдора

Глава 15

Блуждания впотьмах

3 часть

Хоббиты брели, опустив головы, в постоянном страхе, что их вот-вот могут разоблачить. Если раньше от вони гоблиновского тряпья их начинало мутить, то теперь отвратительный запах стал таким резким, что даже слезу из глаз вышибало. Вскоре миновали первого надсмотрщика, который даже не глянул ни на одного из лазутчиков. После этого на душе у друзей немного отлегло, они поняли, что внешне неотличимы от грязных вонючих гоблинов. Так с успехом добрели до входа в туннель. Там, с обеих сторон, стояли два здоровенных орка. Один из них, словно собака, обгладывал кость, на которой уже почти не осталось мяса, а другой непрестанно чесался, будто на нём проходили блошиные бега. Неожиданно, у самого входа, Пако приметил знакомый облик Тэльвега, который, надменно скрестив на груди руки, молча следил за тем, что делается вокруг. Сердце хоббита учащённо заколотилось в груди. Этого хладнокровного убийцы он боялся даже больше, чем ужасных орков, но, как бы ни было теперь страшно, поворачивать назад было уже поздно. Оставалось только одно – прокатить свои тачки под самым носом у коварного врага и въехать в тоннель, уводящий вглубь гигантской, колоннообразной скалы. Пако неотрывно смотрел себе под ноги и упрямо катил вперёд свою тачку. Он ужасно переживал за своего друга, но к счастью, Нобби не подкачал.   
– Веселей, слизняки, шире шаг! – послышался из-за спины грубый окрик одного из надсмотрщиков. Затем раздалось несколько щелчков плетью, сопровождаемых отборными ругательствами.
Миновав надсмотрщиков на входе, хоббиты вкатили скрипящие и грохочущие тачки в заветный тоннель. Навстречу им плелась нескончаемая вереница гоблинов с доверху нагруженными тачками. Пако замедлил шаг, и вскоре его догнал Нобби. – Ну, ты как там? – не оборачиваясь спросил он друга. – У тебя всё в порядке?
– Пока да, – едва слышно отозвался Нобби, но по дрожащему голосу Пако понял, что его товарищ страшно напуган и держится из последних сил. 
– Потерпи немного, поддержал Пако друга, – скоро мы всё сделаем как надо и будем вспоминать об этом, как о мимолётном кошмарном сне.
На самом деле теперь, когда отчаянные храбрецы оказались в самом логове врага, Пако и самому уже не верилось, что у них есть хоть какой-то призрачный шанс выбраться на свободу. Здесь повсюду царила атмосфера страха и безысходности, и всё это подавляло волю к сопротивлению и ввергало всякого, кто здесь оказывался, в состояние обречённости и отчаяния.
– Держись, приятель, – бросил Пако через плечо.
– Разговоры! – внезапно послышался грубый окрик невесть откуда появившегося надсмотрщика. – Хозяину не нужна ваша болтовня! Он хочет, чтобы мы как можно скорей стёрли в порошок эту проклятую гору.
Вслед за этим воздух прорезал свист орочьей плети, и жгучая боль полоснула Пако по спине. От болезненного удара бедный хоббит едва не потерял сознание, однако превозмогая самого себя устоял на ногах и, сжав зубы, даже ускорил шаг.   
– Вот так-то будет лучше, хе-хе-хе, – услышал Пако грубый смех орка за спиной. – И ты давай тоже поторапливайся, а не то моя плеть приласкает и твой горб! – добавил надсмотрщик еле живому от страха Нобби. Хоббит так боялся, что орк приласкает своей плетью и его тоже, что едва не обогнал впереди идущего товарища.
Стиснув зубы, Пако продолжал упорно брести вперёд. Рубец от удара плетью горел от боли, и ему казалось, что кто-то разжёг костёр прямо у него на спине. Вскоре хоббиты увидели впереди сравнительно небольшой зал, где в самом его центре было выдолблено большое углубление. Гоблины обходили вокруг этой ямы и высыпали в неё странный порошок, который привозили сюда. Затем они подкатывали опорожнённые тачки к группе работающих здесь лепреконов, которые тут же нагружали их сколотой со стен штольни породой. Неожиданно Пако приметил в нескольких шагах от себя знакомый облик: – Свирли! – безошибочно опознал он злосчастного лепрекона. Уже в следующее мгновение хоббит рассмотрел у ног бригадира копателей распростёртое тело Лимпи. Тот был крепко связан по рукам и ногам, а всё лицо бедняги было в синяках и кровоподтёках, словно его непрестанно избивали.
Пако вывернул в яму свою тачку, прислонил её к стене и, подкравшись к лепреконам, прислушался.
– Никогда не думал, что после всего, что я для тебя сделал, ты продашь меня этому бродяге Мельхеору! – возмущался Свирли. – А ведь мы и сейчас могли бы работать с тобой вместе. Тебе всего-то и надо сказать, куда направляются эти гадкие недомерки с их никчемным магом, и помочь нам поймать их. Я даже готов забыть о всём том зле, которое ты мне причинил. И тогда всё снова будет как прежде. Ты вновь станешь моим первым помощником, а я забуду о твоём предательстве.
Лимпи лишь молчал, не обращая на Свирли никакого внимания.
– Ты меня слышал?! – не на шутку разозлившись, вскричал Свирли. – Я с тобой разговариваю!
После этого бригадир разразился ругательствами и начал пинать Лимпи ногами.
– Я оставлю тебя здесь, предательское отродье! – не в силах контролировать гнев кричал Свирли. – В тот самый момент, когда через пару дней эта жалкая гора превратится в кучу щебня, от тебя даже мокрого места не останется! 
Лепреконы пугливо поглядывали на впавшего в истерику бригадира, и никто из них не решался вступиться за Лимпи. Все продолжали работать, и звонкие удары кирок не прекращались ни на мгновение.
– Эй, увози свою тачку! Или думаешь, что ты тут самый сообразительный? – внезапно услышал Пако недовольный голос лепрекона, уже наполнившего его повозку щебнем. Однако хоббит не обратил на это замечание совсем никакого внимания. Он всё не мог оторвать взгляда от рассвирепевшего Свирли, который продолжал пинать ногами несчастного Лимпи.
– Пако, нам пора! – дёрнул Нобби друга за рукав, в опасениях, что тот выкинет что-нибудь необдуманное.
Пако обернулся, заглянул в испуганные глаза товарища, будто хотел найти в них поддержку, и вновь перевёл взгляд в сторону рассвирепевшего Свирли. В голове хоббита сталкивались и отскакивали друг от друга противоречивые мысли, но была среди них одна, которая постепенно начинала одерживать верх над всеми остальными…
Нобби продолжал дёргать друга за рукав, однако тот был словно во сне. Наконец Пако сбросил с себя оковы нерешительности и процедил сквозь зубы: – Сейчас я хорошенько проучу этого гада.
В следующее мгновение в руках хоббита сверкнуло лезвие кинжала. Он молниеносно подскочил к Свирли и что было сил всадил нож в мягкое место ненавистного лепрекона.
Бригадир копателей пронзительно вскрикнул, и все, кто находились в штольне, разом обернулись. Перепуганный Свирли тоже повернулся к обидчику и, остановив на нём растерянный взгляд, как подкошенный рухнул на пол. Тут уж все вокруг уставились на переодетых в лохмотья хоббитов, и перестук кирок почти мгновенно прекратился.
– Ты убил его! – выдохнул Нобби, едва не падая в обморок от охватившего его ужаса.
– Нет, Нобби, он всего лишь заснул, но думаю, что сидеть теперь не сможет ещё долго, – с довольным видом поправил друга Пако.
Тем временем лепреконы в штольне не на шутку перепугались, ведь они считали, что это гоблины напали на их бригадира и теперь застыли от ужаса, что те вот-вот взбунтуются и набросятся на них. Однако такой же загадкой происшедшее оставалось и для гоблинов. Никто вокруг так и не понял, что перед ними всего лишь два переодетых в лохмотья хоббита. Гоблины выглядели растерянными и лишь озадаченно переглядывались друг с другом.
– Нобби! Ну-ка быстро помоги мне! – с силой дёрнул Пако друга за руку. – Быстро!
Хоббит бросился со своим ножом к Лимпи и ловко перерезал путы на его ногах и запястьях.
– Лимпи! Ты меня слышишь?! – потряс Пако лепрекона за плечи.
Лимпи с трудом приоткрыл глаза и удивлённо взглянул на склонившегося над ним спасителя.
– Это я, Пако, – прошептал хоббит и отёр лицо от успевшей засохнуть грязи.
– Ты?! – обессилено выдохнул лепрекон.
– Я, дружище! – обрадовался Пако тому, что Лимпи пришёл в чувство. – Сейчас мы спрячем тебя в тачке, и присыплем щебнем. Ты уж потерпи немного, это ненадолго. Нобби! Помоги мне!
Хоббиты подняли обессилевшего Лимпи на ноги и уложили его в тачку, из которой перед этим вывернули щебень.
– Теперь держи тележку, – впопыхах крикнул Пако другу.
Нобби ухватился за ручки повозки, а Пако принялся присыпать Лимпи мелким щебнем.
Все вокруг лишь озадаченно проглядывали на это странное действо, и никто не решался что либо предпринять, так как лепреконы опасались нападения со стороны гоблинов, а гоблины всё ещё не могли ничего понять. 
Присыпав Лимпи, хоббиты вдвоём ухватились за тачку и покатили её к выходу.
– Сейчас нас остановят! Сейчас нас точно поймают! – лихорадочно повторял Нобби.
– Не успеют! – отрезал Пако. – Что бы ни случилось, не останавливайся! Тихо! – быстро добавил он, заметив, что навстречу шагает здоровенный орк.
– Что там такое стряслось?! – взревел он. – Почему прекратили работу?! Они что, хотят, чтобы хозяин из их шкур барабанов наделал?! А вы, слизняки, почему вдвоём с одной тачкой?! Вот погодите, сейчас я разберусь с теми лодырями, а потом непременно займусь вами!
Подгоняемые холодным липким ужасом, хоббиты уже почти бежали к выходу, ни на что не обращая внимания. И даже когда они увидели идущего навстречу Тэльвега, который тоже заподозрил неладное, они упорно продолжали катить тачку вперёд. Враг был всё ближе и ближе, но бежать было некуда, и единственным союзником храбрецов оставался полумрак туннеля. Уже поравнявшись с Тэльвегом, хоббиты не сговариваясь прибавили шагу, но тот неожиданно схватил Пако за плечо. Оставшись с перегруженной тачкой один на один, Нобби не успел перехватить вторую ручку, и та на всём ходу перевернулась. В это время Лимпи застонал от боли и это на какое-то мгновение отвлекло взгляд Тэльвега от барахтающегося в его руках Пако. Этого времени с лихвой хватило хоббиту, чтобы вытащить спрятанный под лохмотьями кинжал Гилгаэра. Не растерявшись, он тут же полосонул Тэльвега по руке. На чёрной перчатке убийцы появился разрез, через который проступила кровь. Ещё миг, и прихвостень Атармарта во весь рост растянулся на каменном полу.
Словно заведённые хоббиты подскочили к Лимпи и подняли его под руки.
– Ну как ты, приятель, идти сможешь? – взволнованно спросил Пако.
Лимпи молча кивнул головой, хотя было похоже, что у него даже не оставалось сил, чтобы просто ответить на вопрос.
– Держи его крепче, Нобби, – бросил Пако другу, и хоббиты поволокли Лимпи к выходу, который был уже хорошо виден впереди. Вскоре навстречу друзьям вновь появились гоблины с тачками, однако те были настолько запуганы надсмотрщиками, что боялись прекратить работу, и продолжали катить свои тачки, глядя лишь на дорогу под ногами. Лишь некоторые из них удивлённо озирались на двух своих «собратьев», поволокших к выходу обессиленного Лепрекона. К счастью для хоббитов это не пробуждало в гоблинах ничего кроме крайнего удивления. Когда наконец беглецы добрались до выхода, на подступах к туннелю образовался настоящий затор, и теперь надсмотрщики с остервенением хлестали плетями столпившихся гоблинов. Визг и неистовые вопли не смолкали, а щелчки бичей не помогали навести порядок. Воспользовавшись образовавшейся суматохой, хоббиты метнулись вправо и поволокли Лимпи под прикрытие скал. Чтобы хоть немного отдышаться, они упали в первую попавшуюся на пути расщелину, и затаились.
– Ты в порядке, приятель? – спросил Пако лепрекона, с трудом переводя дыхание. – Дальше идти сможешь?
– Попробую, – слабым голосом отозвался Лимпи. 
– Ты уж постарайся, друг, потому как мы вдвоём просто не сможем поднять тебя вверх по крутому склону. Ну что, готов?
– Да, – шепнул Лимпи и кивнул головой на тот случай, если хоббиты не расслышат его слабеющего голоса.
– Тогда вперёд! – скомандовал Пако.
Беглецы выбрались из укрытия и вновь поковыляли к скалистому склону, на котором их уже с нетерпением поджидали друзья. Вскоре за их спинами послышался яростный рёв, это из туннеля выбежал орк, с которым они разминулись в штольне. Надсмотрщик уже понял, что произошло, и спешил поднять тревогу. Положение становилось угрожающим. Понял это и Лимпи, и теперь изо всех сил старался переставлять свои непослушные ноги. Однако сам он по-прежнему идти не мог, и хоббиты всё равно продолжали придерживать его под руки. Беглецы старались обходить стороной освещённые места, придерживаясь скальных выступов и больших валунов, чтобы, в случае чего, было где притаиться. А шум погони и топот сотен ног всё приближался. Со всех сторон раздавались злобные окрики орков и истошный визг гоблинов. К счастью до спасительного склона оставалось уже совсем немного. Когда друзья оказались у подножия скалистого подъёма, навстречу им из укрытия выбежал Гилгаэр и тут же перехватил Лимпи из рук совсем выдохшихся хоббитов. Он усадил лепрекона себе на закорки и стал быстро подниматься вверх. Помощь подоспела в самый раз, потому как к этому мгновению Пако и Нобби уже едва держались на ногах. Превозмогая усталость, без промедлений начали взбираться наверх, и каждый шаг давался с неимоверными усилиями. Вскоре вокруг начали ударяться о камни стрелы, пущенные беглецам вдогонку. Одна из них даже вонзилась Гилгаэру в рукав, слегка оцарапав руку.
Когда притаившийся наверху Тинур понял, что прятаться дальше уже не имеет смысла, то выпрямился во весь рост и начал отстреливаться в ответ. Тетива его длинного лука непрестанно звенела в воздухе, а стрелы со свистом улетали вдаль и с чеканным звяканьем сталкивались со своими целями, когда пробивали доспехи злосчастных орков и гоблинов. И каждое попадание сопровождалось визгом или рёвом очередного поражённого врага. Когда у подножия склона набралось не менее десятка извивающихся в предсмертной агонии тел, пыл остальных преследователей заметно поугас. Столкнувшись с яростным сопротивлением, большинство из гоблинов принялись прятаться за камнями и выступами скал, однако орки подгоняли дрогнувших вперёд, нещадно подстёгивая их своими ужасными плетями. И всё же заметная паника в рядах врага дала друзьям возможность оторваться от наседающей на пятки погони.
– Хватайся за посох! – услышал Пако взволнованный голос Мельхеора над головой, но вместо того, чтобы воспользоваться помощью мага самому, подсадил вверх Нобби. В это время Гилгаэр уже передавал Лимпи в руки Тинура, которому на мгновение пришлось отложить свой лук в сторону. Этой паузой тут же воспользовались гоблины, и количество свистящих в воздухе вражеских стрел резко возросло.
На карниз котлована Пако втащили последним, и от усталости он еле держался на ногах, однако не лучше обстояли дела у Нобби и Лимпи.
– Что будем делать теперь?! – крикнул Тинур, пытаясь перекричать визжащих внизу гоблинов.
– Где-то там должен быть проход, по которому мы пришли сюда, ¬– подсказал Пако, указывая в кромешную темноту.
– Но у нас ведь нет огня! – взволнованно воскликнул Тинур.
– Есть, – возразил Пако слабеющим голосом и вновь достал из кармана свой чудесный кристалл.
– Они уже совсем близко! – обеспокоено крикнул Гилгаэр.
– Тогда чего же мы ждём?! – испуганно закричал Нобби.
Эльфы быстро подобрали на закорки обоих хоббитов, а Мельхеор подхватил совсем обессиленного Лимпи. Пако сидел за плечами у Гилгаэра и держал впереди свой светящийся кристалл, так чтобы эльфу была видна дорога. Света было не так уж и много, но вполне достаточно, чтобы отыскать вход в спасительный туннель. Так как проход был невысок, то хоббитам и Лимпи вновь пришлось шагать самим. Всех их пустили вперёд, за ними последовал Мельхеор, а эльфы с луками наизготовку шли позади всех. Так как бежать идущие впереди уже не могли, то вперёд продвигались очень медленно. Эльфы то и дело разворачивались и пускали стрелы в гоблинов, которые в своей беспечности дерзали приближаться уж очень близко. Наконец нора закончилась, и беглецы выбрались в широкий основной коридор.
– Куда теперь? – спросил Мельхеор.
Вместо ответа Пако молча указал пальцем в сторону, откуда они пришли вместе с Нобби.
Малышей вновь усадили на закорки и теперь уже бегом двинулись в указанном направлении. Шаги бегущих гулко отдавались под мрачными сводами, а факелы вдоль стен тускло освещали гнетущее своей бесконечностью подземелье. Вскоре где-то позади вновь послышалось устрашающее шипение гоблинов и бряцанье их ржавых кольчуг.
– Куда нас выведет этот путь? – спросил Мельхеор на ходу.
В этот миг Пако осознал, что на самом деле ни он, ни Нобби и сами толком этого не знают, однако молчать было нельзя, и он прокричал: – К реке.
– Это уже неплохо, – обрадовался маг.
Наконец впереди послышался шум плещущейся воды, однако радостного в этом для хоббитов было не так уж и много, ведь они всё равно не знали, что делать дальше. Вскоре коридор окончился, и беглецы оказались на том самом месте, где не так давно на берегу стремительного потока прятались от погони Пако и Нобби. Тропа убегала дальше, извиваясь вдоль русла подземной реки и Мельхеор не задумываясь повёл отряд за собой.
93
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 25/03/2022, 14:16:55 »
Стражи Эсгалдора

Глава 15

Блуждания впотьмах

2 часть

Подобравшись к самому краю котлована, Пако решил, что спуститься вниз не будет для него слишком трудной задачей, однако он был осторожен и старался использовать каждую впадину или выступ, чтобы как можно лучше слиться с окружающими его тенями. Тщательно нащупывая своими чуткими, мохнатыми стопами подходящие для опоры камни, он цеплялся за каждый уступ или трещину на скалистом склоне, неторопливо спускаясь к его подножию. И хотя на деле спуск оказался труднее, чем мог себе представить Пако, ему было не привыкать к лазанью по крутым горным склонам. Он без особых хлопот спустился на самое дно котлована и притаился в тени одного из крупных валунов. Где-то совсем рядом, по деревянным подмосткам грохотали десятки тачек, перекатываемых гоблинами с места на место. Было похоже, что эта работа им явно не по нутру, потому что со всех сторон то и дело слышались щелчки плетей, которыми надсмотрщики одаривали тех, кто был не очень-то покорен и пытался отлынивать от работы. Пако осторожно выглянул из-за камня, пытаясь прикинуть опасность своего обнаружения. В глаза ему сразу бросилось, что надсмотрщики явно крупнее низкорослых гоблинов, катающих тачки. Вторые выглядели сгорбленными и было заметно что для них более привычно перемещение на четвереньках, нежели на двух ногах. А вот долговязые увальни с плетьми явно были из тех, кого Мельхеор назвал беглыми орками с юга. Они не сутулились, имели мускулистые тела, широченные плечи и огромные ручищи. 
Пако поискал взглядом что-нибудь примечательное, но со своего места ничего особо интересного не заметил. Что-то подсказывало ему, что главное творится именно в той дыре, что пробита в гигантском столпе, поддерживающем свод подземного зала. Однако идти дальше было опасно, потому как количество факелов по мере приближения к колонне значительно увеличивалось и это становилось очень рискованной затеей даже учитывая все преимущества маленького, скрытного хоббита. Но Пако не спешил возвращаться назад. Интуиция подсказывала ему, что если где-то и стоит искать несчасного Лимпи, то несомненно это надо было делать в странном тоннеле куда тянулась длинная вереница гоблинов с тачками. Лимпи долго был первым помощником Свирли, а потому разумно было предположить, что и теперь он зачем-то понадобился своему бывшему компаньону именно здесь. Ну а в том, что Свирли находится где-то рядом Пако не сомневался, ведь теми лепреконами, которых он уже видел, должен был кто-то руководить. Просидев в своём укрытии не менее получаса, Пако решил вернуться к Нобби, чтобы обдумать дальнейшие действия вместе. Он довольно быстро вскарабкался по крутому склону, однако Нобби нигде не было видно, и это заставило его поволноваться.   
– Нобби, – тихонько позвал Пако в надежде, что друг просто затаился в одной из расщелин. Однако вокруг стоял такой шум, что окажись Нобби даже на расстояниии всего нескольких шагов, услышать шёпот Пако у него просто не было никаких шансов. Пытаясь убедить себя в том, что ничего страшного не произошло, Пако начал ощупывать каждую впадину, где мог спрятаться его товарищ. Но проходили минуты, а Нобби всё не было видно. Казалось что прошла целая вечность пока наконец у хоббита не возникло такое ощущение, что на него кто-то смотрит со стороны.
– Нобби, это ты? – тихо спросил Пако, однако ответа не последовало. – Если это не Нобби, тогда уж точно враг! – запаниковал Пако. – В какую теперь сторону бежать?!
Терзаться ужасными сомнениями Пако довелось недолго. Внезапно чья-то крепкая рука зажала ему рот и сердце бедного хоббита едва не выпрыгнуло из груди от неожиданности. 
– Тихо, друг. Это я, Гилгаэр, – раздался голос из-за спины. – Теперь успокойся, и я уберу руки.
Узнав голос эльфа, Пако вздохнул с облегчением и перестал сопротивляться, однако его сердце ещё долго колотилось, словно попавшая в силки птица.
– Прости, друг, – извинился Гилгаэр отпуская не на шутку перепуганного хоббита.
– Лишь сделав с десяток глубоких вдохов, Пако кое-как пришёл в чувство. – Где все остальные? – спросил он, немного успокоившись.
– Не беспокойся, все тут, рядом, – отозвался Гилгаэр.
– И Мельхеор тоже с вами? – обрадовался хоббит.
– Тут я, дружище, – раздался знакомый голос мага.
От обуявшей его радости Пако бросился Мельхеору на шею и что есть сил, стиснул его в объятиях.
– А я уж думал, что мы уже никогда отсюда не выберемся, – едва не плакал хоббит от счастья.
– Ну полно тебе, всё хорошо, – похлопал Мельхеор Пако по спине. – Однако, хотелось бы надеяться, что ты не притащил сюда свою драгоценную шкатулку…
– Нет, что ты! – успокоил Пако мага.
– Это уже хорошо, – перевёл дух Мельхеор. – Теперь о главном. Мы знаем наверняка, что Лимпи здесь, и его держат в той дыре, что пробита в опорной колонне зала…
– А я как чувствовал, что он именно там, – выпалил Пако, не в силах удержаться.
– Не перебивай меня, пожалуйста, – сделал маг замечание хоббиту, и тот сразу умолк. – Сдаётся мне, – продолжил Мельхеор, – что эта колонна интересует наших врагов совсем неспроста. Хотел бы я ошибиться, но думаю, что они собираются обрушить свод зала, чтобы разрушить гору, которая, как нам известно, в этом месте является единственным препятствием для проникновения в Эсгалдор извне. Если у них всё выйдет, так как они хотят, то при разрушении опорного столпа свод пещеры не выдержит и рухнет, а это, в свою очередь, приведёт к тому, что, по крайней мере, часть горы значительно осядет. Исходя из всего этого, рискну предположить, что у восточного склона Эмон-Ку-Белег уже собрана несметная рать небезызвестного нам Атармарта, и та недавняя буря, что застала нас в лесу по пути сюда, пришла именно с востока. Давно известно, что орки и гоблины плохо переносят солнечный свет. Я могу лишь догадываться, откуда черпает свою силу Атармарт, но знаю наверняка, что он способен повелевать грозовыми тучами. Из всего того, что я рассказал вам, следует, что теперь земли Эсгалдора в большой опасности. Итак, Древний Предатель намеревается разрушить центральную колонну подземелья, чтобы убрать с пути единственное препятствие на пути к Нимлонду, и Свирли со своей командой на его стороне. Уж и не знаю, что пообещал Свирли Атармарт, но если лепреконы взялись за работу, то цена этой сделки отнюдь не мала. Теперь это лишь вопрос времени, сколько им понадобится недель, а может быть и дней, чтобы осуществить свой коварный план. Когда это произойдёт, полчища Атармарта беспрепятственно вторгнутся в Дорталион. Что будет потом, я даже боюсь себе представить. Сейчас мы должны сделать всё возможное, чтобы спасти всех тех, кто не заслуживает злой участи, потому как остановить Атармарта у нас уже вряд ли получится. 
– Но мы всё ещё можем созвать воинство Нимлонда и выбить их из-под горы! – вскипел Тинур.
– Нет, мой дорогой друг, – возразил Мельхеор. – Боюсь, что с этим мы уже опоздали. К тому времени, когда Тинвэрос поймёт всю серьёзность создавшегося положения, будет уже слишком поздно. Теперь для всего твоего народа остаётся лишь один спасительный путь, и это путь на запад! Я не раз говорил об этом и Тинвэросу и всем остальным, однако лишь немногие из вас прислушались к моим словам. Теперь все вы увидите, что я был прав. 
Мельхеор закончил свою тираду, и на какое-то мгновение все притихли, пытаясь осознать всю серьёзность того, что теперь происходило на их глазах.
– А может, лучше просто отдать шкатулку Атармарту, чтобы он оставил всех нас в покое? – с надеждой спросил Нобби.
– Ты долго думал, чтобы ляпнуть такую глупость? ¬– сурово спросил Мельхеор. – Ромэнсильмэ нужна Атармарту затем, чтобы осуществить свою давнюю мечту – стать властителем Нимлонда!
– И что же нам делать теперь? – виновато спросил Нобби. – По-моему надо бежать, и чем быстрее, тем лучше, – пробурчал он себе под нос.
– Бежать нам тоже никак нельзя, мой маленький друг, – поправил Мельхеор хоббита, – ибо паника всегда худший советчик. Мы пришли сюда вызволить нашего друга Лимпи, и нет такого оправдания, которое может извинить нашу трусость. Поэтому сперва мы сделаем всё, чтобы вырвать его из рук врага, и тогда все вместе направимся в Нимлонд так быстро, как только сможем. И сейчас нам надо решить, что можно предпринять, чтобы вызволить из беды нашего друга.
– Есть тут у меня кой-какие соображения, – внезапно сказал Пако. Было темно, и лиц друзей хоббит почти не видел, но сразу почувствовал, как все с надеждой повернулись к нему. – Я мал ростом, и лишь немногим уступаю в росте гоблинам, что работают внизу. Если бы нам удалось достать гоблиновские лохмотья, чтобы я смог переодеться, и тачку, то я вполне мог бы попробовать пройти мимо всех надзирателей и попасть в туннель под основанием колонны.
Наступила пауза, в течение которой все взвешивали в уме вероятность успеха подобного плана. 
– А что… в этом что-то есть, – наконец задумчиво сказал Мельхеор.
– Но мне понадобится помощник, – добавил Пако и с надеждой взглянул на Нобби.
Если бы в темноте было хоть что-нибудь видно, то все увидели бы, как Нобби побледнел при последних словах друга: – Ты в своём уме, Пако?! Я туда не полезу! – испугался он.
– Ладно, оставайся здесь, я попробую всё сделать сам, – пожалел Пако товарища.
– Хорошо, сделаем так, – сказал Мельхеор. – Вы, друзья, – обратился он к эльфам, – добудете для Пако всё, что ему нужно, а уж дальше всё будет зависеть только от него самого.
В знак согласия эльфы молча кивнули головами.
– Ну тогда вперёд, друзья, времени нам терять никак нельзя, – сказал маг. – Да хранит вас милость светозарных Владык Запада!
Пако переглянулся с эльфами, и они втроём направились к краю карниза, нависающего над гигантским котлованом.
– Погодите, – внезапно раздался взволнованный голос Нобби, – я с вами.
– Спасибо, дружище, – обрадовался Пако и на радостях пожал товарищу руку.
Так храбрецы вчетвером приступили к опасному дерзкому плану. Эльфы подолгу выбирали место, куда поставить ногу, чтобы ненароком не вызвать осыпи, в то время как для хоббитов спуск почти не представлял сложности. Друзьям то и дело приходилось замирать в неподвижности и вжиматься в скалы, когда какой-то из надсмотрщиков поворачивался в их сторону. К счастью к подножию склона спустились без происшествий и укрылись в тенях скальных обломков.
– Подождите здесь, пока мы с Гилгаэром раздобудем для вас тачки и лохмотья гоблинов, – едва слышно шепнул Тинур хоббитам.
Ещё мгновение и эльфы скользнули к тропе, по которой вереницей уныло плелись гоблины с гружёными тачками. Таких тропинок было несколько ¬– по одним гоблины вывозили из туннеля грунт и осколки камней, а по другим ввозили туда странный желтоватый порошок. Задумка была проста: с помощью лохмотьев, которые должны были добыть эльфы, хоббиты собирались проникнуть в туннель, прорытый в основании столпа в центре подземного котлована. Дело было неимоверно рискованным, однако другого способа пройти незамеченными мимо десятков надсмотрщиков попросту не было.
Хоббиты беспокойно поглядывали из-за камня, внимательно наблюдая за тем, что будут делать эльфы.
Дно котлована было щедро покрыто скальными выступами и глубокими расщелинами, что значительно затрудняло подходы к туннелю. От этого протоптанные гоблинами дорожки извивались и петляли, огибая препятствия на подступах к конечной цели в самой середине котлована. Именно это обстоятельство делало задачу эльфов не такой уж и сложной. Выбрав укромный закоулок, скрытый от взоров расставленных повсюду надсмотрщиков, нимлондцы устроили засаду и стали поджидать неудачника, которому не посчастливится оказаться в приготовленной западне. Ждать пришлось недолго. Уже первый, показавшийся на тропе гоблин бесшумно упал, метко сражённый эльфийской стрелой, а его тачка тут же завалилась на бок. Ещё до того, как на тропе показался следующий гоблин, Тинур за ноги оттащил мёртвеца с дороги и укрыл за скальным выступом, а Гилгаэр занялся тачкой, быстро укрыв её от ненужных взоров.
Совсем недалеко от этого места находился орк-надсмотрщик, однако в это самое время он разъярённо стегал своей плетью другого провинившегося гоблина и поэтому ничего так и не заметил. Следующего удачного момента пришлось ждать значительно дольше, однако и в другой раз эльфы выполнили свою задачу так же безукоризненно, как и в первый. Наконец Тинур и Гилгаэр вернулись к притаившимся в стороне хоббитам и принесли с собой ворох дурно пахнущих гоблиновских лохмотьев.
– Меня сейчас стошнит, – простонал Нобби, зажимая пальцами нос.
– Я тоже не в восторге от этой затеи, но другого выхода у нас нет, – прошептал Пако. – Одевайся, у нас мало времени.
Эльфы помогли хоббитам нахлобучить бесформенное тряпьё гоблинов, сделав на голове каждого некое подобие балахонов, чтобы как можно лучше скрыть их розовощёкие мордашки. Затем они вымазали их то ли землёй, то ли какой-то сажей и придирчиво осмотрели со всех сторон.
– Готово, – удовлетворённо шепнул Тинур. – Обе тачки вон за тем выступом, – указал эльф. – Правда, их содержимое немного рассыпалось, но наполнять их доверху у нас нет возможности.
– Да хранит вас своей милостью лучезарная Элберет, – едва слышно выдохнул Гилгаэр.
– Пора, друзья, – добавил Тинур и жестом благословил отважных хоббитов.
– Постойте, – ещё на мгновение задержал храбрецов Гилгаэр. Он поспешно снял с пояса свой кинжал, привязал к нему шнурок, и повесил клинок на грудь Пако. – Он может вам пригодиться, но будьте осторожны, – предупредил эльф, – его лезвие смазано соком сон-травы. Если даже едва оцарапаться им, то мгновенно заснёшь на целый день.
– Спасибо, – поблагодарил Пако, и вместе с Нобби юркнул к тропе, на которой пока ещё не было видно ни одного из гоблинов.
Хоббиты быстро отыскали прислонённые к скале тачки и мгновение спустя, выкатили их на дощатый настил.
– Подожди, пока я отойду чуть дальше, – едва слышно шепнул Пако другу.
Нобби выждал, покуда Пако удалится на половину расстояния броска камня, и поплёлся следом.
94
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 25/03/2022, 14:15:50 »
Стражи Эсгалдора

Глава 15

Блуждания впотьмах

1 часть

Хоббиты сбежали с дороги и едва не скатились по крутому склону в протекавший рядом водный поток. К счастью они заметили неподалёку небольшую расщелину, расположенную прямо под пролегавшей сверху тропой, и тут же схоронились в ней. А шум погони всё нарастал, и это заставило беглецов замереть, словно каменные изваяния. Затаив дыхание, они были вынуждены ждать, когда хоть немного уляжется поднявшаяся суматоха.
Вскоре совсем близко послышалась грубая брань преследователей, сопровождаемая бряцаньем оружия и позвякиванием кольчужных рубах. Шум приближался. Наконец топот нескольких десятков гоблинов забарабанил прямо над головами хоббитов и сверху, из-под ног бегущих, посыпались мелкие камушки. К счастью ни один из преследователей не додумался обыскать обочины дороги, и погоня пронеслась мимо. Лишь когда шум затих за поворотом, хоббиты облегчённо вздохнули.
– Надо идти вперёд, а иначе, рано или поздно, они нас найдут и схватят, – шепнул Пако.
– Ладно, пошли, – согласился Нобби. – Что бы ни случилось с нами потом, но оставаться здесь я совсем не хочу.
– Пока будем продолжать идти вдоль берега этой подземной реки, а там посмотрим, – предложил Пако.
Словно тени хоббиты выбрались из расщелины и осторожно двинулись вперёд. Они перебегали от одного укрытия к другому, каждый раз долго оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к доносящимся из глубины коридоров подозрительным звукам. Благо всюду вдоль гоблиновских троп чадили просмоленные факела, и хотя они были расположены не так часто, как этого хотелось бы хоббитам, однако даже их тусклого света вполне хватало, чтобы двигаться дальше. Вскоре хоббиты остановились. Перед ними открылась чёрная дыра, куда с неистовым шумом убегала река.
– Что будем делать теперь? – испуганно спросил Нобби.
– А что нам остаётся? Будем выходить на тропу, – ответил Пако, озадаченно почёсывая затылок. – Нам ведь всё равно ещё надо отыскать Лимпи.
– Ты что, совсем рехнулся?! – ужаснулся Нобби. – Нас только что едва не сожрали заживо, а ты ещё этого лепрекона вызволять собрался?! Да ежели б не он, то и мы бы в эту переделку сейчас не попали! Кто его знает, может он и сам сюда сбежал! И если это так, тогда что?!
– Сейчас же прекрати ныть! – рассердился Пако. – Забыл уже, что только благодаря Лимпи Мельхеор узнал о заговоре Свирли с Атармартом?
Осознавая, что Пако прав, Нобби промолчал.
– Так что давай выбираться с обочины, и дальше пойдём по тропе, – настоял Пако.
С тяжёлым вздохом Нобби подсадил друга, и Пако оказался прямо на дороге, по которой недавно пробежал отряд гоблинов. Редкие факела чадили копотью, освещая тусклым светом своды пещеры. Осмотревшись по сторонам, Пако подал руку Нобби и вытащил его вслед за собой.
– Ну что? Куда теперь? – шёпотом спросил Нобби.
– Оттуда мы пришли, – начал размышлять Пако вслух, – поэтому нам точно не туда. Что ж, тогда остаётся лишь один путь – вперёд. 
Хоббиты повернулись в сторону высокой, высеченной в сводах пещеры арки и с содроганием представили, куда их может завести разверзшийся зев убегающего во мрак туннеля. Стены прохода были сплошь обрисованы гоблиновскими каракулями, начерченными обгорелыми головешками, а мерцающее на сквозняке пламя факелов словно оживляло грубые рисунки, заставляя их менять формы и очертания. Немного постояв в нерешительности, друзья опасливо шагнули в полумрак туннеля уводящего их в пугающую неизвестность.

 

Читателю наверняка будет интересно, каким же образом наши отважные хоббиты сбежали от Грыброга, поэтому здесь будет приведено краткое описание их дерзкого побега.
Когда Хризбаг ворвался в зал, где Грыброг выворачивал карманы хоббитовой куртки, последний оказался так напуган, что совсем позабыл о своих пленниках, а также и о дивном камне, вывалившемся ему под ноги. В этот миг Грыброг понял, что теперь может не только не стать командиром скопища, но ещё и потерять свою жалкую жизнь, ведь он хорошо знал, на что способен разъярённый Хризбаг. Как помнит читатель, Хризбаг в гневе сломал шею одному из стоящих на посту гоблинов, чем тут же и воспользовался Грыброг, чтобы натравить на него остальную свору. В завязавшейся потасовке гоблины замертво валились на пол, словно срезанные серпом колосья, а горы ножей и мечей поверженных, тут же разлетелись по всему подземному залу. Именно в эти минуты охваченным пылом драки оркам и гоблинам уж точно было не до пленников. Этим-то и воспользовались наши хоббиты. Вначале с помощью подобранного на полу ножа Нобби перерезал свои путы, а уже затем освободил и Пако. Прежде чем улизнуть из-под носа своих пленителей, Пако успел отыскать на полу, прямо под ногами дерущихся, свой чудесный камень, (от удара о каменный пол он начал светиться) после чего наших хоббитов уже ничто более не задерживало и они без промедлений нырнули в первый попавшийся им на глаза проход…

 

Хоббиты осторожно брели вперёд, и долго не оканчивающийся коридор уже начинал им казаться бесконечным. Время от времени в стороны от основного туннеля ответвлялись многочисленные проходы, в одни из которых можно было пройти в полный рост, а в другие лишь проползти на четвереньках, однако, несмотря на то, что мнящаяся бесконечность коридора начинала причинять беглецам серьёзное беспокойство, сворачивать в боковые лазы никому из них не хотелось. В голове Пако промелькнула мысль, что гора, в недрах которой они с Нобби так некстати оказались, очень похожа на трухлявый пенёк, основательно изъеденный жуками-древоточцами.
– Долго нам ещё идти? – жалобно простонал Нобби. – Может быть, лучше вернёмся обратно?
– Ты в своём уме? – содрогнулся Пако. – Вернуться в то ужасное логово, битком набитое гоблинами?! Нет уж, как по мне так лучше идти вперёд. Там, по крайней мере, этих тварей пока не видать.
Нобби тяжело вздохнул, но ничего не ответил. Ему очень хотелось думать, что Пако прав, однако он хорошо понимал, что в создавшемся положении глупо полагаться лишь на интуицию друга.
Вскоре откуда-то впереди послышался отчётливый шум. Там вполне определённо хоть что-то было, и осознание этого немного приободрило уныло бредущих хоббитов. Потом стало отчётливо слышно звонкое постукивание кирок, словно уже совсем близко сотни тружеников крошили горную породу. И чем дальше вперёд продвигались друзья, тем громче и отчётливей был слышен ни на мгновение не прекращавшийся перестук. 
– Похоже на удары кирок, – тихо заметил Пако.
Друзья предусмотрительно прижались к стене и осторожно двинулись дальше. Наконец последовал небольшой поворот и впереди показался свет. Там, в конце коридора, непрерывно сновали какие-то тени.
– Дальше идти нельзя, – шепнул Пако. – Там нас точно схватят.
– Я же говорил, что надо было идти обратно, – в отчаянии вырвалось из груди Нобби.
– Нет, Нобби, – возразил Пако, – обратно мы всё равно не пойдём.
– И что же мы будем теперь делать? – жалостливо всхлипнул Нобби.
– Мы должны разузнать, что там делается, а потому вернёмся немного назад, к ближайшему боковому ответвлению и свернём туда, – спокойно ответил Пако.
– Ты что, дружище, совсем спятил?! – перепугался Нобби. – Там же темно, как в желудке у тролля!
– С тем, что у нас есть, это вовсе не беда, – невозмутимо ответил Пако.
– А что у тебя такое есть, о чём я не знаю? – удивился Нобби.
– Потерпи, скоро узнаешь, – шепнул Пако и попятился назад.
Друзья отступили за поворот и стали возвращаться назад. Добравшись до первой, чернеющей в стене дыры, Пако остановился и сказал: – Нам сюда.
Дыра, на которую указал Пако, оказалась одной из самых жутких из всех тех, что попадались хоббитам на пути, и на неё нельзя было смотреть без содрогания. Однако именно она была ближайшей к окончанию коридора, а стало быть, и самой подходящей в данном случае. Словно выгрызенная прямо в стене каким-то жутким чудищем она и сама была похожа скорее на разверстую пасть ужасного монстра, теперь лишь поджидавшего удобного случая, чтобы поглотить беспечных зевак, оказавшихся поблизости.
– Гляди, Нобби, видишь эти следы? – спросил Пако.
Под дырой на запылённом полу и правда была протоптана целая дорожка.
– Раз уж здесь ходят гоблины, – продолжил Пако, – значит, они через этот проход куда-то добираются. А раз так, то и мы сможем попасть туда, куда попадают они.
Глаза Нобби округлились от ужаса и стали большими, почти как у филина, ведь он знал, как трудно ему будет отговорить друга от этого необдуманного поступка. Но Пако оставался невозмутим. Он порылся в кармане штанов, и извлёк оттуда свой чудесный кристалл: – Вот то, что нам поможет не заблудиться в этой чёрной дыре, – торжественно сказал он. До сегодняшнего дня Пако ещё ни разу не показывал и не рассказывал другу об удивительном подарке Тэльтинвэ. И хотя он не давал Высокому Совету Нимлонда никакой клятвы, однако в сердце свято чтил волю Владыки Тинвэроса, стараясь не распространяться о своих удивительных приключениях трёхлетней давности.
– Но это всего лишь камень, – обречённо вздохнул Нобби, – а что мы будем делать там, в кромешной темноте? 
– Это не простой камень, дружище, а подарок взаправдашней эсгалдорской принцессы, – гордо произнёс Пако.
– Пусть даже и подарок принцессы, но что это меняет? – никак не мог успокоиться Нобби.
– Ты ошибаешься, мой друг, как раз именно это меняет многое, – настоял Пако, – сейчас сам всё увидишь, – с этими словами он постучал кристаллом о стену, после чего небольшой округлый камушек озарился ровным серебристым свечением.
Нобби тут же затих и от удивления даже приоткрыл рот. – Что же ты раньше мне об этом ничего не рассказывал? – восхищённо выдохнул он.
– Раньше я просто не мог, – ответил Пако, – а почему, скоро узнаешь сам. Здесь, в Эсгалдоре, мы с тобой уже в одинаковом положении.
– В каком таком положении? – насторожился Нобби.
– Добро пожаловать в страну сокровенных тайн и загадок, мой друг, – ответил Пако, таинственно улыбаясь, затем подпрыгнул и забрался в чернеющий зев прохода. – Давай за мной, – позвал он за собой Нобби, и тому ничего не оставалось, как последовать примеру товарища.
Хоббиты медленно побрели по узкой, извилистой дыре, а дивный свет чудесного кристалла в руках Пако придавал им решительности. Иногда высота прохода уменьшалась, и тогда друзьям приходилось пригибаться. Под ногами им то и дело попадались обглоданные кости каких-то животных, а один раз они даже натолкнулись на скелет гоблина.   
– Ежели хотя бы знать, что эта дыра нас куда-то приведёт, – простонал Нобби, в ужасе переступая через останки врага.
– Если проход кто-то прорыл, значит он зачем-то это сделал, а потому он обязательно куда-то нас да выведет, – рассудил Пако. – Не рыли же эту нору для того, чтобы просто позабавиться.
– Хотел бы я верить, что это именно так, как ты говоришь, – недовольно буркнул Нобби и надолго замолчал.
Вскоре хоббиты добрели до места, где нора разветвлялась на два прохода, отчего заволновался уже и Пако. Друзья свернули налево и к неописуемой радости уже через несколько десятков шагов, вновь услышали перестук кирок.
– Слышишь? – облегчённо вздохнул Пако.
– Угу, – отозвался Нобби.
Дальше своды дыры постепенно начали раздаваться в стороны, а затем путники внезапно оказались в громадном подземном зале, освещённом тусклым красноватым заревом. Чтобы ненароком не выдать себя посторонним взглядам, Пако тут же спрятал свой кристалл в карман. Хоббиты осторожно осмотрелись и, убедившись, что рядом никого нет, перебрались к краю обрыва, за которым их взглядам предстала картина огромного подземного котлована. Далеко внизу мерцали во тьме сотни костров и факелов, а в их неярком свете копошились многие тысячи крошечных фигурок. Тут несомненно происходило что-то важное, однако что именно, хоббиты понять не могли. Несомненно, этот зал располагался в самой сердцевине горы и имел явно природное происхождение. В самом центре овального пространства высилась естественная гигантская колонна, которая подпирала собой высоченный свод. В основании колонны виднелся хорошо освещённый вход в туннель, уводящий к её центру.   
– Это гоблины! – испуганно шепнул Нобби.
– Похоже, что вон там работают лепреконы, – спокойно заметил Пако, не обращая никакого внимания на паническое настроение товарища.
Внизу, у самого основания колонны действительно копошились несколько лепреконов. Они делали какие-то замеры у основания гигантской опоры и тщательно осматривали вход в туннель, уводящий к её центру. Они совсем не обращали внимания на гоблинов, катающих по деревянным подмосткам гружёные тачки, и было похоже, что именно эти странные человечки руководят здесь всеми производимыми работами. Ежеминутно в туннель вкатывались десятки тачек, доверху нагруженных каким-то странным серым порошком, в то время как в обратную сторону те же самые тачки вывозили уже раскрошенную горную породу.   
– Что они делают? – удивился Нобби.
– Кто его знает, – пожал Пако плечами. – Полагаю, что как раз это нам и предстоит с тобой узнать, но чтобы это сделать, мы должны подобраться ближе. 
– Ты как хочешь, а я туда не полезу, – сразу заявил Нобби.
– Ну тогда посиди здесь, а я вскоре вернусь, – шепнул Пако. – Мы не можем всё это просто так оставить. Чую, что они здесь замыслили что-то неладное. Ну ладно, я пошёл, только ты оставайся здесь и никуда с этого места не сходи, – в последний раз предупредил Пако и отправился подыскивать удобное место для спуска.
– Только возвращайся поскорее, – взволнованно шепнул Нобби вдогонку.
¬– Постараюсь, – буркнул Пако.
95
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 24/03/2022, 12:02:05 »
Стражи Эсгалдора

Глава 14

В безвыходном положении

2 часть

Пока о пленниках забыли, Нобби подполз к Пако и заметил, что тот приходит в чувство: – Ну как ты? – обеспокоено спросил он друга.
– Могло быть и лучше, – отозвался Пако слабым голосом.
– Он тебе ничего не сломал? – никак не мог успокоится Нобби.
– Пока не знаю, – простонал Пако. – Ты лучше скажи мне, где мы, а то я что-то никак не припомню, как я тут оказался.
– Мы в тоннелях под горой, – шепнул Нобби. – Сюда нас притащил этот верзила.
– Да, похоже мы с тобой на этот раз серьёзно влипли, – поник духом Пако. – Прости, друг, что втянул тебя в эту беду.
– Ладно, чего уж там, сам виноват, – едва не плача всхлипнул носом Нобби.
Пока хоббиты говорили, рядом с ними завязалась какая-то возня, а затем раздался пронзительный визг. Один из гоблинов, пролетев через весь зал, шмякнулся о гранитную стену и затих. Там, откуда он прилетел, с зазубренным ятаганом в руках стоял Хризбаг. Глаза орка были налиты кровью. Он отыскал взглядом Грыброга и угрожающе двинулся к нему. В глазах Грыброга застыл испуг, ведь он никак не рассчитывал, что Хризбаг так быстро выберется из ямы, в которой он его оставил.   
– Братуны! – внезапно вскричал Грыброг. – Да он ведь свернул шею Дзиглу!
Все как один, гоблины повернули свои страшные морды к бездыханному телу своего собрата. Вновь раздалось ужасное шипение, и глаза гоблинов мгновенно налились кровью. Все они развернулись к обидчику Дзигла и оскалили свои устрашающие клыки. Один за другим из ножен выскользнули мечи и уставились в сторону явившегося Хризбага.
– Ах так! – взревел Хризбаг. – Пожалуй, так будет даже веселее. Я давно мечтал покрошить в салат ваши гнусные рожи!
Внезапно Хризбаг сделал резкий шаг в сторону, схватил за шиворот зазевавшегося гоблина и со всех сил швырнул его в толпу собратьев. Тут же образовалась куча мала, а те из гоблинов что остались стоять на ногах, с обнажёнными мечами и ножами бросились на Хризбага. Сам Хризбаг тоже не стал ожидать ответа и начал широко размахивать своим ятаганом. Удары орка были настолько мощны, что всё, что попадалось под взмахи его меча, тут же разлеталось вдребезги или рассекалось пополам. Однако, несмотря на всю силу орка, гоблинов в зале было никак не меньше полусотни. Вскоре не менее десятка из них валялись на каменном полу в лужах чёрной крови, но двое обошли Хризбага со спины и с визгом вскочили ему на спину. Они вонзали в плечи и шею орка свои колючие как гвозди зубы и с остервенением рвали его плоть. Но, несмотря на это, Хризбаг продолжал опускать свой ужасный меч на головы подвернувшихся под руку неудачников. Казалось, что в пылу схватки он и вовсе не замечает гоблиновских укусов.
Тем временем Грыброг ползал по полу и искал ту штуковину, которая выпала из кармана хоббитовой куртки. Вокруг него поднялась такая невообразимая суматоха, что он даже не мог толком разобраться, где же теперь находятся пленные хоббиты. Наверное всё это продолжалось бы до тех пор, пока Хризбаг не перекрошил бы всех своих противников, однако внезапно в зале стало холодно…
– Хозяин идёт! Атармарт! – взвизгнул кто-то из гоблинов. После этого крика драка прекратилась также внезапно, как до этого и началась. Все в ужасе обратили взгляды в сторону, откуда надвигался мертвецкий холод. Вскоре в проходе показалась высокая худая фигура в чёрном плаще, с просторным капюшоном на голове, скрывавшим лик прибывшего. Вошедший медленно осмотрелся по сторонам и откинул капюшон за спину. Теперь взорам открылась беспристрастная чёрная маска, сверлившая своими пустыми глазницами каждого, на кого был направлен её взор.
– Кто затеял драку? – раздалось угрожающее шипение.
– Вот… он, – испуганно выпалил Грыброг, поднимая за ногу половину рассечённого пополам гоблина.
– Тогда сегодня ему повезло, – зловеще сказал Атармарт, – потому что если бы он остался жив, я бы сделал с ним вот это… – с этими словами он протянул руку в направлении одного из гоблинов и в следующий миг тот беспомощно повис в воздухе. Легчайшим мановением руки Атармарт заставил проплыть гоблина по воздуху к себе и пристально заглянул в его глаза. Раздался душераздирающий визг и на глазах у всех несчастный начал покрываться инеем. Ещё какое-то время гоблин барахтал в воздухе руками и ногами, а затем застыл, словно ледяная глыба. Его визг постепенно превратился в шипение, а после и вовсе стих. Атармарт вновь взмахнул рукой, и тело гоблина с размаху врезалось в стену, мгновенно расколовшись на мельчайшие кусочки.
– Так будет с каждым, кто вздумает затеять ещё одну драку, – зловеще прошипел Атармарт, – а теперь покажите мне пленников.
Все тут же завертели головами в поисках хоббитов. Осмотрели один угол, затем другой, потом, в надежде на то, что пленников завалило телами погибших, перебрали под ногами все трупы, однако тех и след простыл.
В эти мгновения глаза Грыброга наполнились ужасом, а сам он почернел как земля.
– Так где же они? – повторил Атармарт зловещим тоном, но ответ ему была лишь мёртвая тишина.
– Найдите их, – зашипел тёмный повелитель, едва сдерживаясь, – а иначе я с каждым вторым из вас сделаю то, что все вы только что видели!
96
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 24/03/2022, 12:00:54 »
Стражи Эсгалдора

Глава 14

В безвыходном положении

1 часть

Ну что, друзья, пора, – шепнул Мельхеор, когда на западе погасли последние лучи опустившегося за горные вершины солнца.
Эльфы молча кивнули головами и, приподнявшись из укрытия, внимательно осмотрелись по сторонам. Вокруг было тихо, и лишь со стороны Эмон-Ку-Белег время от времени доносился шум каменной осыпи.
Теперь, когда совсем стемнело, уже можно было осторожно перемещаться в нужном направлении, однако говорить всё равно приходилось шёпотом, и перебегать от дерева к дереву в полный рост всё равно было рискованно. Нужно было использовать любое укрытие и стараться слиться с каждой тенью, попавшейся на пути.   
– Пако, – подозвал Мельхеор хоббита, – Давай сюда твой мешок со шкатулкой. Сейчас он тебе будет только мешать.
Ещё не сообразив, что задумал маг, Пако замешкался в нерешительности.
– Ну чего застыл? Давай её сюда, – повторил Мельхеор.
– Не могу, – выдавил из себя Пако.
– Это ещё почему? Ты что, совсем мне не доверяешь? – удивился Мельхеор.
– Нет, дело совсем не в этом, но… – запнулся Пако в нерешительности, ревностно прижимая шкатулку к себе.
– Я не собираюсь отбирать её у тебя, – пояснил Мельхеор. – Лучше будет, если мы спрячем её здесь, а заберём потом, на обратном пути. Ты только представляешь себе, что будет, если эта вещица попадёт в руки врага?
– Нет, – наотрез отказался Пако. – Я понесу её сам.
Пако прекрасно помнил, что сказал Феахил, передавая ему шкатулку уже более трёх лет тому назад. Слова эльфа навеки запечатлелись в сознании хоббита и мысли о том, что теперь он ответственен за судьбу принцессы Тэльтинвэ, а может статься даже за судьбу всего Эсгалдора, не покидали его с того самого дня. 
На мгновение Мельхеор задумался, а потом махнул рукой и сказал: – Соваться с таким грузом прямо в логово врага просто безумие, и если ты не хочешь оставлять её, тогда оставайся здесь вместе с ней.
– И я, – робко шепнул Нобби.
– Хорошо, и ты тоже, – согласился Мельхеор. – Пожалуй, так будет даже лучше. Раз уж вы остаётесь, то никуда отсюда не уходите, чтобы мы могли без труда отыскать вас на обратном пути.
Хоббиты дружно кивнули головами – соваться в самое логово врага ни один из них не хотел, и было совершенно очевидно, что они несказанно обрадовались решению мага.
Напоследок Мельхеор ещё раз смерил хоббитов суровым взглядом: – Будьте осторожны, – ещё раз тихо сказал он, и решительно повернулся к лесной опушке. – Пора, друзья, – бросил он эльфам через плечо.
Три тени бесшумно выбрались из укрытия и направились навстречу неизвестности. Какое-то время хоббиты ещё провожали храбрецов тревожными взглядами, пока они окончательно не растворились во мраке ночи.
– Что будем делать теперь? – тихо спросил Нобби.
– А что нам делать то? Знай сиди себе тихо, да гляди в оба, – ответил Пако.
– Как ты думаешь, они вернутся? – снова спросил Нобби.
– Откуда я знаю? – мрачно отозвался Пако.
– Ну а если не вернутся, тогда что? – не отставал Нобби.
– Вот если не вернутся, тогда и будем думать что тогда делать, – неожиданно рассердился Пако. В этот миг он внезапно осознал, что Мельхеор и впрямь может больше не вернуться, ведь ни один из отчаянных храбрецов даже не представлял себе, какие опасности могут встретиться на пути под горой. По мере раздумий на Пако накатила волна стыда, что по сути дела он только что струсил, а его товарищи теперь рисковали своими жизнями только потому, что у него самого не хватило на это духу. Внезапно хоббиту захотелось плюнуть на всё и броситься вслед за ушедшими друзьями, однако куда теперь было бежать: вокруг не видно ни зги, да ещё вражеские дозоры со всех сторон…
– Сиди здесь, – неожиданно сказал Пако другу. – Вот тебе сумка со шкатулкой, а я скоро вернусь.
– Ты чего? – испугался Нобби.
– Хочу только одним глазком глянуть, как они там, – пояснил Пако.
– Я один не останусь, – решительно заявил Нобби.
– Что же мне тогда с тобой делать? – озадаченно почесал Пако затылок.
– Как что? Пойдём вместе, – предложил Нобби.
– А что со шкатулкой делать то? – растерялся Пако. – Мельхеор правильно сказал, что её туда нести нельзя, а то ведь получается, что мы можем по глупости сами отдать её врагу.
– Тогда давай спрячем её под корнями дерева, как предложил Мельхеор, – подсказал Нобби.
– Ладно, давай, – согласился Пако после непродолжительных раздумий. – Мы ведь всё равно далеко не пойдём, да и к тому же скоро вернёмся, – успокоил он себя.
Хоббиты вырыли небольшую ямку под корнями дерева, положили туда торбу со шкатулкой и тщательно прикрыли её дёрном и мхом.
– Ну что, пошли? – шёпотом спросил Пако.
– Ладно, идём, – отозвался Нобби. – Ты давай вперёд, только осторожней, а я за тобой следом.
Хоббиты покинули своё укрытие и, низко пригибаясь к земле, короткими перебежками направились вслед за растворившимися во тьме товарищами. Наконец они добрались до лесной опушки и вновь притаились в корнях старого дерева. Их взглядам открылся горный склон, в котором в свете горящих факелов зиял чёрный зев пещеры. Вход в подземелье охраняли два здоровенных стражника, с кривыми мечами в руках. Они были похожи на гоблинов, но в два раза превышали их в росте, поэтому друзья сразу решили, что эти уродцы как раз и есть те самые орки, о которых говорил Мельхеор. Из провала пещеры ежеминутно появлялись гоблины с тачками, полными раздробленного щебня, и, откатив свой груз немного в сторону, ссыпали его под гору. Рядом с отработанной породой, вверх по склону горы, к самому входу в расщелину вели грубо высеченные ступени.
После недлительных наблюдений хоббиты приметили на горном склоне три крадущиеся тени.
– Вон они, – едва слышно шепнул Нобби.
– Вижу, – отозвался Пако.
– Но как же они войдут? – заволновался Нобби.
– Не знаю, – ответил Пако, – но они обязательно что-то придумают.
Пако вновь притих, что-то обдумывая, а затем сжался в пружину, словно вот-вот собирался рвануться к притаившимся на склоне горы друзьям.
– Ты что? – испугался Нобби и схватил Пако за рукав. – Там же гоблины и эти страшные орки! Они нас заметят, и тогда всё пропало!
– Пожалуй ты прав, – снова обмяк Пако. – Ладно, посмотрим что предпримут наши, а затем поступим также и позже их догоним.
– Ты что, совсем рехнулся?! – ещё больше перепугался Нобби. – Ты ведь сказал, что мы лишь сходим посмотреть, как они там!
Пако промолчал, предоставив Нобби самому гадать о том, что он имел ввиду.
Время шло, а поток гоблинов с тележками всё не прекращался. Они высыпали грунт под гору, а затем разворачивали свои тачки и укатывали их обратно в горные недра.
– Ну, чего же они медлят? – опять заволновался Нобби. – У них же луки. Пустили бы в этих орков пару стрел, да и дело с концами.
– Ты что, с ума сошёл? – возмутился Пако. – А что потом? Их тут же хватятся!
– А что делать-то тогда? Так ведь и до утра просидеть можно! – возразил Нобби.
– Пожалуй, есть у меня одна идея, – пробормотал Пако скорее себе, чем своему товарищу. – Нобби, ты бегать ещё не разучился?
– А что? – насторожился Нобби.
– А то, что сейчас мы с тобой устроим этим верзилам небольшую пробежку, – шепнул Пако, продолжая что-то тщательно прикидывать в голове. 
Ты что, совсем сдурел? А ежели они нас поймают?! – ужаснулся Нобби.
– Ну что ж, тогда придётся бежать так, чтоб не поймали, – пробормотал Пако.
– Напрасно я пошёл сюда с тобой, – начал сокрушаться Нобби, – а ведь знал же, что ты всё равно влезешь в какие-нибудь неприятности!
Пока Нобби возмущался, Пако подобрал небольшой камень, поднялся и что есть сил запустил его в сторону орков. Камень со свистом прорезал воздух и угодил прямо в шлем одного из караульных. Раздался металлический звон, и орки тут же настороженно завертели головами по сторонам. Однако, несмотря на тревогу, они даже и не собирались покидать своего поста.
– Вот теперь пора, – уже громко сказал Пако, и вышел из укрытия, выпрямившись во весь рост. Пока Нобби успел хоть что-нибудь сообразить, Пако громко крикнул: – Эй, вы! Кто тут у вас главный?
Орки сразу же завертели головами и, заприметив хоббита, бросились к нему. Они перепрыгивали через ступени, рискуя скатиться вниз кубарем, но всё равно не сбавляли темпа.
– Ну вот, таки доигрался! – в ужасе выдохнул Нобби.
– За мной! Быстро! – крикнул Пако и со всех ног рванул в лес. Нобби ничего более не оставалось, как последовать примеру своего бедового друга. А в лесу было темно, хоть глаз выкалывай. Хоббиты мчались вперёд, наугад выбирая в темноте путь. Они падали, спотыкаясь о торчащие из земли корни и коряги, натыкались на стволы деревьев, снова падали, потом опять поднимались и вновь бежали вперёд. Вслед за ними раздавался такой треск, словно за ними гнался медведь – это были орки, оставившие свой пост и бросившиеся вдогонку. Однако хоббиты оказались более проворными и вскоре уже начали отрываться от своих неуклюжих преследователей. Шум за спинами беглецов стал постепенно удаляться, а затем послышались отборные ругательства порядком поотставших орков. И всё бы закончилось благополучно на этот раз, однако внезапно Пако шагнул в пустоту и тут же полетел вниз. Он шмякнулся на сырую землю и ещё не успел понять, что произошло, как кто-то свалился на него сверху. Голова Пако оказалась прижата к земле, и он решил, что его уже схватили.
– Кто здесь? – раздался испуганный голос Нобби.
– Слезь с меня, – обрадовался Пако что это не орк. – А теперь поднимайся и ходу!
Хоббиты снова вскочили на ноги и бросились бежать, однако не тут-то было: один за другим они тут же наткнулись на стену сырой земли.
– Давай направо, – крикнул Пако, ещё не понимая, что происходит, и уже через несколько шагов вновь уткнулся носом в вертикальный откос. Он пробовал бежать в другие стороны, но всё повторялось вновь и вновь.
– Мы в западне! – наконец пробормотал Нобби едва не плача.
– Тихо, – тут же зажал рот другу Пако. – Может быть они ещё не найдут нас.
Хоббиты притихли как мыши, и им ничего более не оставалось, как покорно ожидать своей участи.
Вскоре откуда-то сверху появился свет, а вслед за ним послышались и голоса орков:
– Неужели ушли? Теперь хозяин живьём скормит нас стервятникам!
– Не ной, Грыброг, видишь дыру? Они здесь. Оба! Попались голубчики! Ну и голова же у нашего Журруга! Кто бы мог подумать, что эти его ямы мы роем вовсе не зря.   
Над головами до смерти перепуганных хоббитов сначала показался горящий факел, а затем уродливая морда орка.
– Ну что, попались? Вы ещё будете молить меня о том, чтобы я побыстрее выпустил вам обоим кишки, потому что если вы попадёте в руки хозяину… хе-хе-хе…
– Ну что, Хризбаг, давай их оттуда вытаскивать, – послышался голос другого орка, морда которого оказалась ещё ужаснее, чем у первого.
– Тогда разматывай верёвку, – прозвучало рычание в ответ.
Вскоре сверху в яму к хоббитам упал конец верёвки с завязанными на ней узлами, а потом по ней спустился и один из орков.
– Будете брыкаться, сломаю ноги обоим! – угрожающе предупредил орк. Затем он присмотрелся к пленникам и обрадовано воскликнул: – Слышь, Грыброг, а ведь нам повезло! Кажись это те самые недомерки, которых упустил Тэльвег и теперь кровь из носу разыскивает сам хозяин! За них даже немалая награда назначена. Кто доставит их к Атармарту, сразу станет командиром скопища.   
– Да ну! – послышался обрадованный возглас сверху. – Тогда связывай их, а я по одному буду вытаскивать их из ямы. 
Хризбаг шагнул к Пако и хотел схватить его за горло, однако тот ловко вывернулся и укусил орка за палец.
– Сказал же, ноги повыламываю! – с этими словами Хризбаг с повторной попытки схватил Пако за руку и обрушил ему в лицо свой здоровенный кулак. В этот же миг хоббит полностью отключился.
Увидев, как орк обошёлся с Пако, Нобби закрыл лицо руками и заплакал. Тем временем орки вытащили на поверхность одного хоббита, а затем настал черёд второго. В опасении, что его ждёт участь друга, Нобби решил, что лучше ему будет не сопротивляться.
Достав из ямы обоих хоббитов, Грыброг смотал верёвку и собрался уходить...
– Эй, дружище, а меня то ты забыл! – раздался из ямы голос Хризбага.
– Нет, дружище, тебя то я и не думал забывать, а оставляю здесь нарочно, хе-хе-хе, – рассмеялся Грыброг, глядя на своего приятеля сверху вниз. – Посиди тут маленько, а утром, когда я стану командиром скопища, то прикажу тебя отсюда вытащить, хе-хе. А если будешь себя хорошо вести, то, возможно, тогда я сделаю тебя своим скопником.
– Ах ты мразь поганая! – раздались из ямы ругательства Хризбага. – Да я задушу тебя твоими же кишками! Ты у меня до конца дней своих поганых землю жрать будешь!
– Ну ты не слишком свой поганый язык распускай, а не то и вовсе оставлю тебя сдыхать в этой яме, – злобно отозвался Грыброг.
Однако, несмотря на угрозы, Хризбаг продолжал захлёбываться ругательствами, которые дальше мы приводить здесь не станем.
– Ну тогда как знаешь, – добавил Грыброг, – желаю тебе издохнуть медленной смертью… хе-хе-хе, – он схватил хоббитов за шиворот, по одному в каждую руку, и поволок их в сторону пещеры.
Как ни пытался Нобби вывернуться из мёртвой хватки орка, у него так ничего и не получилось. Более того, когда его куртка затрещала по швам, Грыброг перехватил несчастного хоббита за шею и едва не задушил его. Лишь когда Нобби уже начал хрипеть, орк немного ослабил хватку, и пленнику стало немного легче.
– Ах вы, мелкие стервецы, – приговаривал Грыброг, – вот попадёте в руки хозяину, тогда всё ему расскажете как миленькие. И не у таких языки развязывались.
Вскоре лес окончился и Грыброг начал подниматься по ступеням к чернеющему в склоне горы разлому.
– Стой, – раздался предупредительный окрик новых караульных у входа в пещеру. – Кто это там тащится?
– Заткнись, урод, – озлобленно рявкнул Грыброг. – Это я.
– Пусть даже и ты, Грыброг, но если хозяин узнает, что ты самовольно покинул свой пост… – раздалось в ответ угрожающее шипение караульного.
– Когда хозяин узнает, кого я для него выловил, он ещё и наградит меня, – огрызнулся Грыброг. – Так что закрой свою пасть, так как уже к завтрашнему дню я стану командиром скопища.
Увидев в ручищах Грыброга двоих пленников, караульные замолчали и расступились, потому как тоже слышали, что хозяину кровь из носу нужны какие-то коротышки.   
Грыброг уже миновал караульных, когда из-за спины его догнал ещё один окрик: – А где же Хризбаг? Не с тобой ли он заступил на пост?
Грыброг сделал вид, что не расслышал вопроса и, прибавив шагу, поволок несчастных хоббитов дальше, во тьму, освещаемую тусклыми отсветами редких факелов, прикреплённых к стенам бесконечных коридоров. Нобби хорошо видел, что Пако по-прежнему не приходит в себя и с ужасом поглядывал на бредущих мимо уродливых гоблинов с доверху загруженными породой тачками. Единственное, что теперь мог сделать несчастный хоббит, так это попытаться запомнить дорогу, которой проходил Грыброг, однако после нескольких разветвлений в тоннеле он окончательно запутался. Чем дальше вглубь горы уволакивал своих пленников орк, тем больше гоблинов с тачками попадалось на глаза Нобби. Вскоре откуда-то издалека послышались удары кирок. 
– Что тебе здесь надо, – внезапно услышал Нобби грубый голос очередного охранника.
– Я принёс для хозяина важных пленников, – тут же огрызнулся Грыброг.
– Это вот эти-то важные? – засомневался стражник, которого Нобби видеть не мог, так как Грыброг тащил его затылком вперёд.
– На них и мяса-то не больше чем на цыплёнке, хе-хе-хе. Зачем они такие хозяину нужны? – послышался голос другого стражника.
– Говорят тебе, важные они, и поймать их было не так уж и просто, – настоял на своём Грыброг. – Тэльвег вон, и тот не смог их изловить.
– Тэльвег говоришь? – заколебался караульный.
– Ну да, – снова отозвался Грыброг.
– Ладно, пропусти его, Багбог, пускай проходит. 
Грыброг прошёл в полутёмный зал, где небрежно свалил обоих хоббитов в одном из углов, и тут до ушей Нобби со всех сторон донеслось злобное шипение.
– Держитесь от этой мелюзги подальше, – угрожающе зарычал Грыброг. – Если хоть один волос упадёт с их головы, хозяин из вас рагу сделает.
Нобби боялся даже пошевельнуться, но на сыром полу было холодно и ему пришлось приподняться. И тут несчастный хобббит поневоле увидел со всех сторон таращившиеся на него злобные морды ужасных гоблинов. Пасти многих из них были раскрыты, а из них на пол капала липкая тягучая слюна. При этом ужасном зрелище Нобби едва не стошнило, и он вновь поспешно закрыл глаза. 
– Назад, уроды, или я что-то неясно сказал? – снова взревел Грыброг. – Похоже, что доверять вам нельзя, а потому я останусь здесь, с недомерками, а не то так из-за вас можно и свой шанс упустить. Ты, – указал Грыброг пальцем на одного из гоблинов, – ступай к хозяину и скажи ему, что Грыброг приволок для него нужных ему пленников.
Гоблин злобно оскалил свои острые, словно иглы, зубы, но перечить здоровенному орку не решился. Быть может, если бы Грыброг не был раза в два крупнее его, он вцепился бы ему в горло, но при данном соотношении сил такая дерзость могла оказаться последней в жалкой жизни гоблина. Он нехотя повиновался и удалился выполнять приказ сильнейшего.
– Теперь разберёмся с вами карапузы, – повернулся Грыброг к брошенным в угол хоббитам. – Лучше признавайтесь сразу, что у кого есть в карманах.
Услышав эти слова, Нобби понял, что сейчас Грыброг вновь протянет к нему свои мерзкие ручищи, покрытые бородавками и искренне позавидовал Пако, который до сих пор лежал в углу без чувств.
– Молчите? Ладно, я не гордый, могу и сам в карманах порыться, – взревел рассерженный Грыброг. Он ухватил за ногу бедного Пако и подтащил его к себе. – Так… что тут у нас? – приговаривал он, поочерёдно залезая в карманы Пако двумя пальцами (его огромная ручища просто не помещалась в карман куртки хоббита). По мере того, как он один за другим обыскивал пустые карманы Пако, на его морде начали появляться признаки недовольства.
– Гнилые потроха! – неожиданно ругнулся он, выдернув руку из последнего, оставшегося непроверенным кармана. – Что там у тебя такое? Головёшка из костра, что ли?
Со стороны было похоже, что Грыброг получил сильный ожог, так как он что есть мочи начал дуть на свой палец.
– Ах вот ты как! Ну ладно, – взревел орк, и с силой дёрнул Пако за шиворот. Рывок оказался таким сильным, будто Грыброг собирался просто вытряхнуть Пако из его куртки. Во время этого рывка рукава не выдержали и враз оторвались, а хоббит отлетел в сторону и, стукнувшись головой о каменные плиты, застонал от боли. Грыброг перевернул то, что осталось от куртки Пако вверх тормашками и начал неистово трусить.
Тем временем гоблины воспользовались потерей бдительности вошедшего в азарт Грыброга и подобрались к нему ближе, чтобы поглазеть, чем тот занимается. Внезапно у ног орка раздался отчётливый звонкий стук, и он увидел, что из кармана хоббитовой куртки что-то выпало. Толпа гоблинов тут же придвинулась к Грыброгу вплотную.
– Назад уроды! – угрожающе взревел орк, увидев вокруг алчные морды гоблинов. – Я ваши шкуры на барабаны понатягиваю!
Грыброг вытащил из ножен свой кривой меч и угрожающе обвёл его остриём мгновенно отпрянувших гоблинов.
97
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 23/03/2022, 08:10:01 »
Стражи Эсгалдора

Глава 13

По следам похитителей

2 часть

К счастью ночь прошла без происшествий, и Тэльвег так и не появился. Должно быть, его задержали многочисленные заводи и лужи, которые так и не успели сойти. И всё же к утру воды вокруг стало значительно меньше. Проснулись рано, так как под утро стало прохладно, а одеяла уехали на юг вместе с Мэнни. От холода хоббиты непрестанно дрожали и стучали зубами.
– Теперь, ребятки, живо полезайте на дерево, – сказал Мельхеор, видя как замёрзли Пако и Нобби. – Будет совсем неплохо, если оттуда вы сможете разглядеть, что делается на востоке.
– А н-нам об-бязательно лезть т-туда обоим? – жалобно спросил Нобби.
– Ты, Нобби, задаёшь слишком много вопросов, – строго одёрнул хоббита Мельхеор. – Делай, что тебе говорят!
Эльфы подсадили хоббитов до нижних веток, и те нехотя покарабкались вверх.
– Я боюсь высоты, – тихонько шепнул Нобби другу, чтобы не услышал Мельхеор.
– Лезь давай, – буркнул Пако, – и главное, не смотри вниз.
Когда хоббиты вскарабкались почти на самую верхушку дерева, то поняли, что из его густой кроны они толком ничего увидеть не смогут, зато оба они почувствовали, что им больше не холодно. А когда они вновь спустились вниз, Мельхеор шутливо заметил: – Ну вот и согрелись, а то совсем было меня перепугали. Я уж опасался, что не избежать вам обоим серьёзной простуды.
От злости Нобби молча сжал кулаки: – Так он гонял нас впустую! – подумал он про себя. – Вот ведь вредный старик!
– Теперь оба слушайте меня внимательно, – продолжил Мельхеор. – Мы находимся совсем недалеко от западных отрогов Эмон-Ку-Белег, а потому идти теперь надо очень осторожно. Каждая хрустнувшая под ногами ветка может полностью провалить весь наш план.
– А разве у нас был какой-то план? – простовато поинтересовался Нобби.
Мельхеор окинул Нобби с головы до ног и сердито свёл над переносицей свои кустистые брови: – Если по твоей вине, Ноблемон Пудингс, что-либо пойдёт не так, как надо, то я обменяю тебя на Лимпи! – пригрозил маг.
После таких слов Нобби не на шутку перепугался и уже надолго замолчал.   
Уяснив, что его слова дошли до разумения непонятливого хоббита, Мельхеор быстро собрал свою скудную поклажу и сказал: – Вперёд, друзья, время не ждёт.   
С этими словами маг решительно шагнул в направлении цели, а вслед за ним молча поплелись и все остальные, кроме Тинура (эльф отправился вперёд ещё до того, как хоббиты успели спуститься с дерева).
После пережитой бури лес мало-помалу возвращался к своей обычной жизни. Вновь пробудились трудолюбивые пчёлы и вокруг появились бабочки. Откуда-то послышался перестук дятлов, выискивающих под древесной корой жирных личинок. Опять зашептались меж собой древние деревья, непрестанно шурша на ветру беспокойной листвой. Вокруг вновь воцарилась такая идиллия, что вскоре хоббиты напрочь забыли об опасности, которая теперь могла подстеречь их за любым пригорком или деревом.
Ближе к полудню Мельхеор внезапно остановился и застыл на месте: – Слышите? – спросил он. – Кажется мы на подходе.
Со стороны возвышающейся над верхушками деревьев горы, действительно время от времени раздавался какой-то странный шум. Этот шум походил на грохот, который обычно можно услышать при каменной осыпи.
Мельхеор прокрался немного вперёд, в направлении лесной опушки, и присел за одним из пригорков. Оттуда он знаком поманил к себе всех остальных. Когда друзья собрались рядом, маг шёпотом сказал:
– Отныне никто не должен задерживаться на открытом месте. Мы ещё даже не представляем, что тут творится вообще, и какие неприятные сюрпризы нас могут поджидать ещё. Так что будьте осторожны и бдительны…
На полуслове Мельхеора прервал резкий крик птицы.
– Это Тинур, – шепнул Гилгаэр. – Он идёт к нам.
Прошло ещё несколько мгновений и действительно, с восточной стороны показался крадущийся эльф. К его голове и плечам было прикреплено несколько маскировочных веток. Ещё мгновение и он, бесшумно преодолев расстояние, приник к земле рядом с друзьями.
– Их там даже больше, чем мы предполагали, – сказал Тинур, переведя дыхание. – Значительно больше!
При этих словах лицо Мельхеора сильно помрачнело.
– Похоже, что гоблины работают в недрах горы не покладая рук, – продолжал эльф. – Они выкатывают из расщелины тележки гружённые породой и сбрасывают камни вниз по склону. Отсюда весь этот грохот, который вы могли слышать.
Тинур замолчал и вновь выглянул из-за пригорка.
Брови Мельхеора почти сошлись над переносицей и было похоже, что он напряжённо размышляет о том, что делать дальше: – Мы непременно должны пробраться туда внутрь, – вновь сказал он, – а иначе никак не узнаем, что же здесь происходит на самом деле. Кстати, ты не заметил там Лимпи? – спросил он Тинура.
Эльф молча покачал головой.
– Значит, они затащили его под гору и теперь держат там, – заключил маг. – Тогда нам тем более придётся попасть в самые недра Эмон-Ку-Белег. А отсюда совсем ничего не видать, – заметил он, выглянув из укрытия.
От пригорка, где схоронились друзья, до опушки леса действительно было не так уж и близко, поэтому с их места были видны лишь стволы вековых деревьев, да кое-где меж густыми кронами просвечивала заснеженная горная вершина.
– Надо бы перебраться поближе, – сказал Мельхеор и поднялся на ноги. – Следуйте за мной по одному.
Мельхеор быстро перебежал от пригорка к ближайшему дереву и, вновь осмотревшись, побежал к следующему. За магом двинулись и хоббиты, правда перебегали они всегда вдвоём (Нобби всё боялся остаться один, поэтому ни на шаг не отставал от Пако). Эльфы же пробирались к опушке своими тропами, и скоро хоббиты совсем потеряли их из виду. Наконец Мельхеор приник к земле и, обернувшись назад, подал хоббитам знак оставаться на месте. Маг был явно сильно взволнован, поэтому перепуганные хоббиты тут же попадали в траву. Вскоре к ним подполз сам Мельхеор, и едва слышно прошептал: – Впереди дозорные, нам надо бы обойти их левее.
Стали ползком перебираться в сторону, к группе деревьев, поросших невысоким кустарником. Когда достигли нужного места, там же обнаружили и обоих эльфов. Мельхеор с трудом перевёл дух, убирая со взмокшего лба пряди седых волос: – Стар я уже для таких дел, – пожаловался он шёпотом. – Ну что будем делать теперь? – спросил он эльфов.
Не проронив ни слова, Тинур указал рукой сначала в одном направлении, а затем немного правее и дважды выкинул по два пальца. Стало понятно, что впереди ещё два дозорных поста, где дежурят по двое.
– Ясно, – прошептал Мельхеор. – Похоже, что при свете дня нам их не обойти. В таком случае будем дожидаться темноты.
Эльфы дружно кивнули головами, а хоббиты застыли в страхе и растерянности.
– Спокойно ребята, ночью мы без труда обведём их вокруг пальца, – попытался приободрить хоббитов Мельхеор, однако Нобби не желал никого обводить вокруг пальца – именно теперь он более чем когда-либо желал оказаться дома. Да и чего там греха таить, того же сейчас хотел и Пако.
Друзья притаились в корнях древних деревьев, а кустарник и высокая сочная трава помогали им оставаться незамеченными. Ждать ночи было нелегко, особенно непоседливым хоббитам, однако ничего поделать было нельзя, приходилось терпеть, чтобы не попасть в руки коварного, неведомого врага. До исхода дня эльфы выяснили, что дозорные – страшные уродливые создания, которые гораздо крупнее обычных гоблинов, а Мельхеор сказал, что это остатки орков, бежавших с юга после поражения в какой-то Войне Кольца. Что это за кольцо такое, что его именем была названа целая война, никто не знал, а расспрашивать Мельхеора не стали, так как совсем рядом находились эти самые орки.
Остаток дня тянулся мучительно долго. Хоббитам нестерпимо хотелось подняться и побегать вокруг деревьев, чтобы размять свои затёкшие ноги, но ещё больше им хотелось оказаться подальше от всех тех неприятностей, которые могло повлечь за собой это опасное предприятие. Хуже всего было осознание того, что даже приход вечера, а затем и ночи не обещает им ничего хорошего. Напротив, и Пако, и Нобби было ясно, что Мельхеор уже явно что-то задумал и с приходом темноты собирался претворить свой рискованный план в действие. От таких мыслей обоим хоббитам становилось не по себе. Положение не могло исправить даже осознание того, что они идут на риск, ради попавшего в беду друга. Но деваться было некуда. Что делать маленьким хоббитам затерявшимся в чужом краю, где, как оказалось, их может подстерегать даже смертельная опасность. Однако все эти опасения теперь уже не могли изменить всего того, через что им обоим в скором времени предстояло пройти. 
98
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 23/03/2022, 08:09:33 »
Стражи Эсгалдора

Глава 13

По следам похитителей

1 часть

Повозка неуклонно катилась вперёд, монотонно поскрипывая на кочках и ухабах бездорожья. От постоянной качки, хоббитов начало клонить ко сну, и так как остальные ехали молча, вскоре они вдвоём задремали. Пако приснился сон, что он пытается бросить на землю колокольчик, который он сорвал на Алтаре Слёз, но тот намертво прилип к его руке. Что он только не делал, чтобы избавиться от прилипчивого цветка, однако закончилось всё это тем, что вскоре явилась сама Лесная Хозяйка и суровым голосом, более напоминающим раскаты грома, сказала:
– Ты, Пакмелоний Прыгинс, был принят здесь как гость, но ведёшь себя словно разбойник. Я тебя приютила, дала тебе ночлег, а ты осквернил сердце моего леса! Теперь знай, что тот цветок, что ты сегодня сорвал на моём алтаре, будет преследовать тебя всю твою жизнь, потому как отныне его обездоленный дух лишён своего вместилища. Прими это как есть и радуйся, что у тебя не хватило глупости, чтобы обидеть какое-нибудь дерево, ибо духи деревьев мстительны.
После этих слов Эралдвен подняла свою коренастую ногу и топнула так сильно, что раздался настоящий громовой раскат. От последовавшего за этим сотрясения земли хоббит даже подлетел в воздух…
Пако в ужасе открыл глаза и проснулся. По его лицу текли струи холодной воды, а со всех сторон непрерывно раздавались раскаты грома. Начался самый настоящий ливень, от которого уже за несколько шагов стало совсем ничего не видать.
– Ну-ка, быстро полезайте под повозку! – закричал Мельхеор, чтобы перекричать непрекращающиеся раскаты грома.
Повторять второй раз Мельхеору не пришлось, так как дождь неожиданно превратился в крупный град и оставаться вне укрытия теперь становилось совсем небезопасно. Хоббиты первыми соскочили с повозки и тут же забрались под её днище. Тем временем Мельхеор вместе с Гилгаэром отыскали в багаже плотные плащи и накинули их себе на плечи. Они спешно нахлобучили на голову капюшоны, а потом с головой накрыли плотной брезентовой попоной и Мэнни. Всё небо с востока затянуло свинцовыми тучами, и лишь далеко на западе ещё проглядывал солнечный свет. Вскоре град прекратился, однако дождь продолжал лить как из ведра. И вот уже Хоббиты оказались в луже по самые щиколотки. Они быстро промёрзли до костей и от холода их губы посинели как спелые сливы. А раскаты грома всё не утихали, и даже казалось, что они становились ещё более оглушающими. Теперь чтобы что-то сказать друг другу, приходилось постоянно кричать.
– Ну-ка, быстро выбирайтесь оттуда! – закричал Мельхеор.
– И что потом?! – засомневался Пако, не спеша выбираться под проливной дождь.
– Бегом вон под то дерево! – указал Мельхеор на древний наклонившийся дуб с вьющимися и выступающими из земли, словно жилы, корнями. – И поторапливайтесь, а не то вас вскоре смоет отсюда, словно опавшие листья!
Вода действительно быстро прибывала. Вокруг бурлили потоки грязной мутной жижи, а потому хоббиты не стали больше спорить с магом и, выбравшись из-под повозки, побежали к указанному дубу, разместившемуся на небольшой возвышенности. Под ногами теперь всюду была вода, и брызги из-под ног мириадами разлетались во все стороны. Когда хоббиты  подбежали к спасительному дереву, то обнаружили в нём большое старое дупло. Не раздумывая, они тут же забрались внутрь и, к их великой радости, там оказалось темно и сухо. В это мгновение древесная труха показалась им мягче и теплее любой перины. Они свернулись калачиками и, тесно прижавшись друг к другу, попытались согреться. Вскоре Мельхеор и Эвингил как могли укрыли под деревом Мэнни и присоединились к хоббитам. Дупло оказалось таким просторным, что без особых трудностей вместило всех.
– Ну вот, теперь у нас и замечательный приют есть, – произнёс Мельхеор, снимая свою намокшую шляпу. – Сейчас ещё выпьем по чашечке здравура, и всё окончательно наладится.
А снаружи всё вокруг непрестанно мигало и сотрясалось. Громовые раскаты прокатывались над лесом, напрочь заглушая все остальные звуки.   
– Вот дырявая моя голова! – внезапно раздосадовано простонал Мельхеор. – О здравуре я как раз совсем позабыл! – С этими словами он вновь поднялся и выбежал под дождь, однако долго его ждать не пришлось. Уже спустя несколько мгновений он вернулся с закупоренным глиняным кувшином и стопкой пиал в руках. – Он конечно холодный, – посетовал маг, – но уверяю вас, мои дорогие хоббиты, что от этого сей чудесный напиток не стал менее целительным и согреет вас ничуть не меньше, чем если бы он был подогрет на огне.
Молча разобрали пиалы, которые Мельхеор тут же наполнил целебным эльфийским чаем.
– Да, что-то неладно нынче с Эсгалдором, – снова сказал маг. – Давно я хожу по этой земле, но такой грозы не припомню. Думаю, и ты, Гилгаэр, навряд ли сможешь оживить в своей памяти что-либо подобное.
В знак согласия эльф молча кивнул головой.
– Ну что ж, обождём, когда хляби небесные оскудеют, а затем будем разбираться, что к чему, – добавил Мельхеор и приложился к своей пиале.
Здравур действительно быстро согрел продрогших до костей хоббитов. Конечно же, для Пако это было неудивительно, а вот Нобби был впечатлён и два раза просил добавки, однако на третий раз Мельхеор ему отказал:
– Ты что же, дружок, думаешь, что у меня этого чаю про запас несколько бочек? – возмутился маг. – Ты, Ноблемон Пудингс, здесь не один, да и путь у нас впереди ещё неблизкий. А пополнить запасы случай ещё долго не представится.
Нобби стыдливо опустил глаза и притих.
– Я вот что думаю, друзья, – снова заговорил маг. – Когда ливень прекратится, мы должны будем продолжить наш путь налегке. Моя двуколка так скрипит на кочках и ухабах, что враг уже за несколько лиг узнает о нашем приближении. Откровенно сказать, повозка уже давно требует ремонта, но у меня всё никак не доходят до этого руки. В последний момент всегда находятся дела поважнее.
– Но разве вы не маг, мастер Мельхеор? – удивлённо спросил Нобби. – У нас на Отпорном Перевале поговаривают, что вам только стоит стукнуть о землю своим чудесным посохом и всё, о чём вы не пожелаете, тут же произойдёт.
– Это кто тебе такое сказал? – прищурился маг. – Не ты, случаем? – повернулся он к Пако, на что хоббит вполне энергично и убедительно замотал головой. – Если бы это было так, Нобби, то сейчас бы мы никуда не ехали, а сидели бы в Привратнике Эсгалдора, молча потягивали бы Пончер, а я изредка постукивал бы по полу своим посохом и загадывал желания… Итак, продолжив путь в повозке, мы рискуем быть легко обнаруженными нашим врагом. А вот этого нам как раз никак допустить нельзя. Если враг узнает, что мы рядом, то нам не удастся застать его врасплох, а тогда шансы вызволить беднягу Лимпи значительно ухудшатся. Теперь Тэльвег не один, и я боюсь, что его сообщников может оказаться ещё больше, чем мы предполагаем. В создавшемся положении нашим оружием может быть только внезапность.
– Это что же тогда получается? – вдруг испугался Нобби. – Ведь все припасы находятся в повозке. Да и одеяла тоже!
– Да, дружок. Это так, – спокойно согласился Мельхеор. Он вынул изо рта трубку и пристально посмотрел хоббиту в глаза. – Мы не можем себе позволить пользоваться всеми этими удобствами, когда наш друг в руках врага. Тем более, что, как я уже объяснил, во многом от этого зависит, сможем ли мы вызволить Лимпи из беды.
– Но ведь мы даже не можем быть уверены, что он с ними не заодно, – опасливо пробормотал Нобби.
– Эх, Ноблемон Пудингс, я то как раз уверен, что Лимпи нас ни за что не предаст, а вот ты всячески стараешься оправдать свою слабость к таким желанным тобой удобствам, – укорительно заметил маг. – Теперь хочу дать тебе один совет… Раз уж ты сюда попал, то учись жертвовать всем ради спасения своих друзей. В любом случае, выбора у тебя просто нет, потому как оставить тебя самого мы не можем, а значит, тебе придётся вынести все тяготы и лишения путешествия налегке.
Выслушав нравоучительную речь, Нобби снова сконфузился и замолчал.
– Не обижайся, дружище, – похлопал Пако друга по плечу, – Мельхеор знает, что говорит.
Нобби тяжело вздохнул. В это мгновение он ещё раз пожалел, что ввязался в такую опасную историю, от которой теперь ему уже никак не отвертеться. – Сидел бы себе дома – мечтал он, – ходил бы по утрам на рыбалку… 
Наконец дождь снаружи заметно приутих, а затем из-за туч выглянуло солнце.
– Ну что ж, друзья, нам снова пора в путь, – объявил Мельхеор, выглянув из дупла. Осмотревшись по сторонам, он выбрался наружу и сразу же подошёл к привязанной к дереву лошадке. Мэнни вся продрогла, и теперь подрагивала от сотрясающего её озноба. – Ну что, моя дорогая? – спросил он, ласково похлопав лошадку по холке. – Несладко тебе пришлось, знаю. Но что поделать, если такая твоя лошадиная судьба.
Мельхеор стащил с Мэнни насквозь промокшую попону, отвязал её от дерева, и вывел на солнышко.
– Потерпи ещё немного, скоро снова станет тепло и сухо, – не переставал приговаривать Мельхеор.
В то, что вскоре снова станет сухо, верилось как-то с трудом. Повсюду текли ручьи и даже целые реки. Казалось, что теперь воды вокруг больше чем суши. После проливного дождя Эсгалдорский лес напоминал скорее сплошное болото, ведь с неба на землю в одночасье вылилось столько воды, что ей просто уже некуда было деваться.
– А теперь ребятки, за дело, – сказал Мельхеор, оборачиваясь к друзьям, выбравшимся из дупла вслед за ним. – Берите с собой только самое важное, а всё остальное я отправлю вместе с Мэнни в Нимлонд.
Не теряя времени, принялись дружно разбирать поклажу. Хоббиты сразу забрались в повозку и зарылись там с головой.
– По-моему эти ребята отнеслись к моим словам серьёзней, чем я ожидал, – заметил Мельхеор, поворачиваясь к Гилгаэру.
В ответ эльф лишь растерянно пожал плечами, а маг скрестил на груди руки, и начал с неподдельным интересом наблюдать за копошащимися в повозке хоббитами. Под ворохом поклажи что-то долго гремело и переворачивалось, но, в конце концов, над бортом показался огромный узел, который, спустя несколько мгновений, перевалился через борт и плюхнулся на землю. После этого показались и сами хоббиты.
Глаза Мельхеора медленно округлились. Он хотел было что-то сказать, но от неимоверного возмущения слова застряли у него в горле.
А тем временем хоббиты выбрались из повозки и уже силились оторвать от земли собранный ими узел. Сначала Пако помогал взвалить неподъёмный мешок на плечо Нобби, а потом они поменялись местами, но из этого всё равно ничего не вышло.
Наконец Мельхеора прорвало: – Вы что же это, друзья, совсем умом повредились? – возмущённо выдохнул маг.
– А что тут такого? – хором отозвались хоббиты.
– Ты же сам велел взять всё самое необходимое, – добавил Пако.
– И это всё вы называете самым необходимым?! – никак не мог прийти в себя Мельхеор. – Интересно, что же теперь осталось в повозке?
Маг подошёл к двуколке ближе и заглянул через борт. Теперь там оставались лишь полдесятка опустевших бочонков, несколько соломенных матрацев и брезент, которым Мельхеор по ночам накрывал Мэнни, чтобы она не замёрзла.
– Так, так, – задумчиво произнёс маг. – А знаете что? – внезапно оживился он.
– Что? – заинтригованно переспросил Пако.
– Теперь выбирать самое необходимое буду я, – решительно заявил Мельхеор. Он развязал собранный хоббитами узел, решительно отыскал там несколько кусков сушёной солонины и вручил по одному такому куску каждому из хоббитов. Потом он набрал несколько горстей сухарей и наполнил ими карманы своих юных друзей. Проделав всё это, он отряхнул руки и пристально осмотрел растерянных хоббитов.
– Вот так будет гораздо лучше, – удовлетворённо заметил он.
– Но что мы будем есть в пути? – жалобно поинтересовался Нобби.
– Не переживай, дружок, с голоду я тебе умереть не позволю, – ответил Мельхеор улыбнувшись.
Нобби тяжело сглотнул, но более ничего спрашивать не решился. Как и Пако три года назад, он боялся перечить могущественному магу.
Всё это время Гилгаэр молча стоял в стороне, и, оперевшись на свой длинный лук, с интересом наблюдал за разрешением спора.
– Вот такие вот дела, мой друг, – сказал Мельхеор, оборачиваясь к эльфу. – Никогда не дозволяй хоббиту брать с собой всё необходимое, а иначе он потащит за собой всё содержимое своего погреба.
Маг вновь повернулся к поникшим хоббитам и добавил: – Ну-ка, друзья, теперь помогите мне погрузить всё это обратно в повозку.
Тяжело вздохнув, хоббиты принялись помогать Мельхеору, а к ним, с улыбкой на лице, присоединился и Гилгаэр.
Когда повозка была вновь загружена, маг с эльфом опять запрягли в неё Мэнни. Наконец Мельхеор достал из повозки ещё полный кувшин здравура и передал его в руки Гилгаэру. Затем он что-то беззвучно шепнул на ухо своей послушной лошадке, и та не спеша покатила двуколку в южном направлении. 
– Ну что ж, друзья, теперь пора и нам трогаться в путь, – сказал Мельхеор своим спутникам. Он перекинул через плечо свой дорожный мешок, перехватил поудобнее сучковатый посох и зашагал на восток. Вслед за магом потянулись гуськом и все остальные.
Нобби с несчастным выражением лица обречённо плёлся вслед за Пако, скорбно поглядывая на свёрток с сушёной солониной, который держал в руках. Он очень сомневался, что этого хватит даже на один пристойный обед, а уж мысль о том, что у него в руках пропитание на несколько дней вперёд, ввергала его в полнейшее отчаяние. Он то и дело жалостливо вздыхал, вспоминая о повозке, отправленной в южном направлении: – И зачем вся эта еда там, когда мы то здесь… – размышлял он про себя. А Пако вспоминал о Тэльтинвэ, и чем больше проходило времени, тем больше он за неё волновался. Он хорошо понимал, что Лимпи никак нельзя оставлять в руках безжалостного врага, и всё же, его непреодолимо влекло на юг, в белокаменный Нимлонд. Гилгаэр замыкал шествие, следя за тем, чтобы хоббиты не отставали и не растягивались в пути.   
По дороге друзьям то и дело попадались бесконечные лужи, большие и маленькие, глубокие и не очень, из-за чего продвижение вперёд значительно замедлялось. Иногда эти лужи были до того большими, что скорее походили на целые озёра, и тогда, чтобы не делать больших крюков, приходилось переходить их вброд. Случалось, что при таких переправах вода доходила хоббитам до пояса, а временами и выше, и, чтобы не замочить шкатулку, которую нёс в заплечной сумке, Пако поднимал свою ношу высоко над головой. Благо что хоть небо, наконец, очистилось от туч и ласковое солнце вновь засияло над Эсгалдором.
Так прошёл весь день, и казалось, что Одинокий Утёс совсем не отдалился от путешественников. Его громада по-прежнему возвышалась за спинами друзей, и под вечер они оказались в его тени, когда солнце, прежде чем закатиться за горизонт, скрылось за его темнеющим силуэтом.
Начали готовиться к ночлегу. Отыскали самое высокое место, где было посуше и расположились у корней старого вяза. Огонь решили не разжигать, потому что было совершенно неизвестно, как далеко находятся похитители Лимпи. И хотя за день было потрачено немало сил, заснуть никто не мог. От непривычки спать прямо на земле, хоббиты долго ворочались с боку на бок. Мельхеор задумчиво покуривал свою старую длинную трубку, прислонившись спиной к замшелому стволу старого дерева, а Гилгаэр тихо напевал древнюю эльфийскую балладу. Когда уже совсем стемнело, откуда-то неподалёку неожиданно раздался резкий крик ночной птицы.
– Это Тинур, – спокойно сказал Гилгаэр, прервав своё пение, и с точностью повторил крик. Вскоре показался и сам отлучавшийся разведчик.
– Ну, рассказывай дружище, что тебе удалось разведать по свежим следам, – с нетерпением спросил Мельхеор.
Тинур сложил на земле свою походную сумку и длинный охотничий лук, снял со спины колчан со стрелами и присел. Было заметно, что он сильно взволнован, однако его никто не торопил. Лишь немного успокоившись, он начал свой рассказ:
– Мне удалось нагнать их ещё поутру. Как мы и полагали, это дело рук чужака. Я мог бы сразить его стрелой, да только теперь он не один. С ним более десятка лепреконов. Я подумал, что здесь дело нечисто и решил за ними проследить. Они поволокли Лимпи к Эмон-Ку-Белег.
– Об этом мы уже знаем от Глинвинга. Не удалось ли тебе узнать, что они делают у Эмон-Ку-Белег? – поинтересовался Мельхеор.
– К сожалению этого выведать я не сумел, – ответил Тинур. – Но я видел, как они заволокли Лимпи в зияющую в склоне горы расщелину. Кстати сказать, раньше я той расщелины никогда там не замечал. Что ещё более странно, так это то, что вход в неё охраняют гоблины! Не могу себе и представить, как они тут оказались!
– Скверное дело, – согласился Мельхеор. – Хоть это и небезопасно, однако теперь мы просто обязаны выведать, что здесь делают лепреконы, а что ещё более важно – откуда взялись гоблины. Кстати, ты не встречал по пути Лесную Хозяйку? – поинтересовался маг.
– Как же, встретил, – ответил Тинур. – Она бы быстро разбросала весь этот сброд, да только тогда бы мы ничего о них не узнали. У них ведь могут быть и другие сообщники. Именно поэтому я с трудом уговорил Эралдвен пока их не трогать, и она со мной согласилась. Я пообещал ей, что все, кто повинен в осквернении её алтаря будут наказаны.
– Ты правильно сделал, мой друг, – сказал Мельхеор, – и я во всём с тобой согласен. Теперь же мы все должны хорошенько отдохнуть, ведь завтра всем нам предстоит непростой денёк. Кстати на ночь надо выставить дозор. Тэльвег вполне может и вернуться, коль скоро он догадывается о содержимом шкатулки Пако.
– Не волнуйся, Палландо, мы с Гилгаэром возьмём это на себя, – успокоил мага Тинур.
– Но будьте осторожны, ведь однажды мы уже поплатились за свою самоуверенность, – мрачно заметил Мельхеор.
99
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 22/03/2022, 08:59:13 »
Стражи Эсгалдора

Глава 12

Куда подевался Лимпи?

А ну-ка просыпайтесь, лежебоки! – раздался шутливый голос Мельхеора.
Пако тут же схватился словно ошпаренный, так как во сне ему виделось, что его уже поймала Эралдвен и теперь вот-вот должна была свершить над ним свой справедливый суд. Немногим лучше обстояли дела и с Нобби. Он вскочил весь в холодном поту и перепуганно завертел головой по сторонам. Через открытый входной проём в пещеру проникал яркий свет разгоревшегося утра, и хоббитам стало ясно, что Лесная Хозяйка уже вернулась.
– Что вы сегодня оба такие перепуганные? – удивился Мельхеор. – Можно подумать, что за вами обоими во сне гнались разъярённые тролли. Ну да ладно, поднимайтесь и к ручью, умываться.
Хоббиты настороженно переглянулись и молча поплелись к  выходу из пещеры. На пороге они остановились и опасливо осмотрелись по сторонам… Лесной Хозяйки нигде не было видно. Вздохнув с облегчением, озорники побрели к резвому ручейку, который вытекал из озерца под скалой. Петляя в траве словно уж, поток со звонким журчанием убегал в лесную чащу. Хоббиты нехотя стали на колени и омылись холодной  водой. Неожиданно Пако двинул Нобби в бок.
– Ты чего? – надулся Нобби.
– Что ты помнишь, до того как заснул? – тихо спросил Пако.
– Ты что? С луны упал? – удивился Нобби.
– Мне всю ночь кошмары снились, – буркнул Пако. – Я уж и не знаю, что из них было на самом деле, а что нет. 
– Отчего бы им и не сниться, – сердито пробурчал Нобби. – По твоей милости и я всю ночь с боку на бок ворочался. Говорил тебе, не трогай цветок! А ты всё по-своему учудить норовишь!
Тут Пако помрачнел и схватился за голову: – А я то уж, было, понадеялся, что всё это лишь страшный сон, – сокрушённо вздохнул он. – Стало быть, этой ночью мы снова влипли с тобой в неприятности?
– В неприятности то, хвала небесам, на этот раз влип ты один, – ворчливо заметил Нобби. – И теперь ещё неизвестно, чем всё это для тебя обернётся.
– Ах вот ты как! – обиделся Пако. – Значит, как дело делать, так вместе, а чуть что не так, сразу в сторону!
– Сам виноват, – буркнул Нобби и плеснул себе на лицо холодной родниковой водой.
– Друзья, – раздался обеспокоенный голос Мельхеора за спиной хоббитов, – вам случайно Лимпи на глаза не попадался?
– Не-а, – дружно замотали головами хоббиты, повернувшись к магу.
– Куда же он мог запропаститься? – озадаченно пробормотал Мельхеор и направился к пасущейся неподалёку Мэнни.
Хоббиты вновь настороженно переглянулись – исчезновение Лимпи было для них неприятным сюрпризом. 
– Ну дела! – шепнул Пако. – Похоже, не только у нас была дурная ночь.
– А ты разве его не видел, когда мы прибежали обратно? – тихо спросил Нобби.
Пако растерянно пожал плечами: – Как я мог что-то видеть? Я был так напуган, что мне было не до того.
– Мне тоже, – шепнул Нобби. 
– Тогда что же это получается? – задумчиво пробормотал Пако. – Стало быть, если его вскоре не отыщут, с ним приключилось что-то нехорошее?
– А кто его знает? – засомневался Нобби. – Поди пойми этих лепреконов.
Хоббиты снова замолчали, и у каждого из них хватало своих страхов и опасений.
– Шкатулка-то твоя на месте? – неожиданно спросил Нобби.
Пако растерянно уставился на Нобби и тот мгновенно заметил в его глазах просыпающийся ужас. В следующее мгновение хоббит вскочил на ноги и стремглав понёсся к пещере, где неосмотрительно оставил свою сумку, о которой, кстати, после ночных переживаний успел позабыть. От волнения его сердце выпрыгивало из груди, и на ходу он почти не сомневался, что Лимпи вместе с драгоценной шкатулкой уже на пути к Свирли! И даже когда он увидел свою, явно не пустую дорожную сумку, это ничуть его не успокоило. Он понимал, что внутрь можно было запросто сунуть и простой деревянный чурбак, по крайней мере, на месте Лимпи он сам бы так и поступил. Трясущимися от волнения руками он развязал шнурок и заглянул внутрь… шкатулка всё ещё была на месте, но что в ней внутри?! Вздох облегчения вырвался из груди Пако, когда под едва приоткрытой крышкой он приметил уже хорошо знакомое сияние. Хоббит обессилено растянулся на одном из ещё не убранных соломенных матрацев, и ему стало стыдно, что он сразу заподозрил ни в чём неповинного Лимпи. А ведь вполне вероятно, что лепрекон именно в эту минуту мог отчаянно нуждаться в помощи.
– Ну что? – вбежал следом за Пако запыхавшийся Нобби. – Она на месте?
– К счастью да, – ответил Пако. – Я уж впопыхах было подумал, что Лимпи стащил шкатулку и был таков! Однако дело обстоит совсем не так. Теперь я боюсь, что пропажа Лимпи – дело рук Тэльвега.
– Но зачем ему какой-то там лепрекон? – удивился Нобби.
– А кто его знает? – растерянно пробормотал Пако. – Может он хочет допросить его, чтобы узнать, что мы собираемся делать дальше?
– А что если этот Лимпи заодно с Тэльвегом? – настороженно предположил Нобби.
– Не думаю, – отозвался Пако, не поднимаясь с матраца. – Если бы это было так, то он утащил бы с собой шкатулку, ведь именно она нужна Тэльвегу, не так ли?
– Точно, – согласился Нобби. – Я как-то об этом и не подумал.
– Если поразмыслить то Лимпи, в общем, неплохой малый, – пробормотал Пако. – Да и Мельхеор уже давно его знает. А уж если Мельхеор кому доверяет, то это неспроста. Так что сдаётся мне, что парень попал в серьёзные неприятности. Видно всё произошло уже далеко за полночь, сразу после того, как мы оставили его с Мэнни. Так что, если Лимпи не заблудился в лесу, и его действительно похитил Тэльвег, возможно у нас ещё есть возможность их догнать. По правде сказать, мне жаль парня. Он так заботился о Мэнни. Эх-хе-хех, – сокрушённо вздохнул Пако, – надо было забирать его с собой, тогда бы этого не случилось.
– Ну-ка ребятки, быстро собирайтесь, – послышался взволнованный голос Мельхеора. – Похоже, что нашего Лимпи похитили. Начинайте всё складывать в повозку, потому что мы немедленно уезжаем.
– А почему ты решил, что его похитили? – поинтересовался Пако.
– Дело в том, что сегодня ночью Тэльвег осквернил Алтарь Слёз и всю ночь бродил вокруг нашего лагеря, – ответил Мельхеор.
– А откуда известно, что это сделал именно Тэльвег? – осторожно спросил Пако.
– Сама Эралдвен нам так сказала, – пояснил Мельхеор. – и думаю, у неё есть все основания так думать. А кто ещё тогда мог это сделать? Теперь она будет искать Тэльвега по всему Эсгалдору, пока не отыщет и не накажет. Я тоже считаю, что раз уж этот бандит был совсем близко, то, скорее всего, и пропажа Лимпи его рук дело. И всё же я никак не могу понять, ведь если всё это обстоит именно так, то чтобы Тэльвег похитил Лимпи, он должен был находиться снаружи. А вход-то был закрыт… Кстати, вы точно уверены что никто из вас не выбирался прошлой ночью из пещеры?
То что, по словам Мельхеора, Эралдвен заподозрила Тэльвега, не могло не обрадовать Пако, однако теперь ему ни в коем случае нельзя было проколоться на том, что они с Нобби выбирались ночью наружу.
– Нет, – поспешно соврал Пако из опасений, что Нобби вот-вот ляпнет что-нибудь лишнее. – Мы всю ночь проспали как сурки в своей норке, – добавил он, чтобы его слова выглядели убедительнее.
– Вот как? – удивлённо отозвался Мельхеор, озадаченно поглаживая свою бороду. – Твои слова, Пакмелоний, выглядят очень странно, если учесть то, что Гилгаэр сегодня утром нашёл в траве, у самого выхода из пещеры, пять медных пуговиц. И эти пуговицы уж точно не от пиджака Лимпи.
При этих словах мага хоббиты побледнели (особенно Пако) и испуганно покосились друг на друга. Они совсем забыли про пуговицы, которые Нобби растерял во время ночных приключений.
– Это не совсем так, господин Мельхеор, – неожиданно отозвался Нобби.
В этот миг сердце Пако опустилось в пятки, а в глазах даже потемнело. Он решил, что сейчас Нобби обо всём расскажет магу.
– Говори, что знаешь, это может нам помочь в дальнейшем, – взволнованно сказал Мельхеор.
– Всё дело в том, что между камнем и проходом оставалась щель, – начал Нобби, виновато чмыхая носом, –  и я вылезал этой ночью наружу.
– Зачем? – нахмурился Мельхеор.
– Я выходил по нужде, господин Мельхеор, – нашёлся Нобби.
– И что же ты знаешь про Лимпи? – разволновался Мельхеор.
– А то, что уже далеко за полночь я видел его возле Мэнни, и он сказал мне, что выбрался, чтобы присмотреть за ней.
– Что было дальше?
– А дальше я вернулся обратно и заснул, – соврал Нобби, опустив глаза под ноги.
– Всё-таки что-то здесь не так, – задумался Мельхеор, теребя бороду. – Как же случилось так, что по дороге ты растерял все свои пуговицы? К слову сказать, они разлетелись так далеко, будто ты бросался ими по летучим мышам… ну да ладно, это нам уже не поможет. Немедленно собирайте вещи, будем отправляться. А со всем остальным разберёмся в дороге.
С этими словами Мельхеор развернулся и вышел, а Пако облегчённо вздохнул. Он хорошо себе представлял, или считал, что хорошо представляет, что было бы, узнай Эралдвен истинного виновника ночной проделки у алтаря.
Немного успокоившись, хоббиты принялись выполнять поручение Мельхеора. Они поочерёдно свернули все пледы и матрацы и принялись таскать их к повозке. Там уже находился Гилгаэр и аккуратно всё укладывал. Тинура нигде не было видно, а Мельхеор поведал, что эльф уже напал на след похитителя Лимпи и сходу бросился вдогонку. В то время, как остальные складывали вещи, маг сам запрягал Мэнни в повозку.
Наконец всё было готово к отъезду, и путники расселись по местам, но Мельхеор не спешил трогать в путь. Он озирался по сторонам, однако своим спутникам ничего не пояснял.
– Чего же мы ждём? – робко спросил Пако.
– А в какую нам сторону ехать? – ответил Мельхеор вопросом на вопрос.
Пако лишь молча пожал плечами.
– Вот то-то и оно, – добавил Мельхеор, – мы же не знаем, куда направляется похититель, а Глинвинг от Тинура ещё не прилетал. 
– Так то оно так, но сидя на месте, мы тоже ничего не выясним, – деловито заметил Нобби.
Мельхеор свёл брови и сердито воззрился на хоббита: – Уж больно шибко ты сообразительный, – заметил он, вынув изо рта свою неизменную трубку. – Покуда лучше помолчи, и дай подумать, коли сам не умеешь.
От испугу, что рассердил мага, Нобби тут же затих и съёжился.
Ещё несколько минут сидели молча, гадая про себя о судьбе Лимпи. Время от времени из леса доносились крики птиц, да хруст валежника под лапами не слишком осторожного животного. Мэнни настороженно пофыркивала и беспокойно подёргивала ушами. Наконец Гилгаэр указал рукой на восток, а чуть позднее все увидели подлетающего с той стороны Глинвинга.
– Вот сейчас мы и узнаем всё, что нам нужно, – сказал Мельхеор. Маг выставил вперёд свой посох и в следующее мгновение филин величаво взгромоздился на него.
– Ну что ты нам поведаешь, дружище? – спросил Мельхеор своего пернатого друга.
Глинвинг тут же что-то просычал на своём совином языке и замолчал.
– Так, теперь всё понятно, – заключил Мельхеор. – Как я и предполагал, они уходят в сторону Эмон-Ку-Белег, – сказал маг, поворачиваясь к Гилгаэру. 
Эльф спокойно кивнул головой, будто его тоже совсем не удивило это известие.
– Ну что ж, тогда и нам теперь в ту же сторону, – добавил Мельхеор и тряхнул поводьями. Вновь заскрипели колёса повозки, и друзья отправились в путь.
– А что такое Эмон-Ку-Белег? – полюбопытствовал Пако.
– Это такая гора, во-о-он там, но пока её скрывает от нас Одинокий Утёс, – пояснил маг. – В переводе с эльфийского Эмон-Ку-Белег означает – гора Великий Лук. Как ты сможешь убедиться немного позднее, гора и в самом деле напоминает плавный изгиб лука. Ко всему прочему, это самое узкое место восточной части Окружных гор, и я совсем не удивлён, что они направляются именно туда.
– А почему ты уже второй раз сказал «они»? – удивился Пако. – Разве Тэльвег уже не один?
– Отныне это уже не совсем так, – хмуро ответил Мельхеор.
– Тогда что ты этим хочешь сказать? – ещё более удивился Пако. – Неужели Лимпи нас предал?
– К счастью это не так, мой дорогой друг. Просто теперь к Тэльвегу присоединились подельники одного нашего старого знакомого.
– Кто же это? – разыгралось у Пако жгучее любопытство.
– Это лепреконы из компании Свирли, – пояснил Мельхеор. – Как они здесь оказались и почему, я могу лишь догадываться, но моё сердце чует в этом неладное. Так далеко от истоков Кельдина, исконных мест своего обитания, лепреконы обычно не заходят, но если уж они здесь оказались, то это неспроста. Теперь, помимо вызволения Лимпи, наша задача состоит ещё и в том, чтобы во что бы то ни стало выяснить, что именно все они здесь делают и что связывает их между собой.
– Странно, – задумчиво пробормотал Пако, – Тэльвег должен бы удирать сейчас к выходу из Эсгалдора ¬– Отпорному Перевалу.
– Но только в том случае, если Отпорный Перевал единственный выход из этих мест, – поправил Мельхеор. – Боюсь, у меня есть серьёзные основания опасаться, что под Эмон-Ку-Белег уже существует другой проход, – хмуро заметил Мельхеор. После этого он замолчал и погрузился в тревожные размышления, а хоббитам ничего более не оставалось, как поглядывать по сторонам, любуясь красотами благоухающего леса. 
Когда повозка обогнула Одинокий Утёс, Мельхеор направил Мэнни на восток. 
100
Проза / Сказание о Непожелавших
« Last post by Tinweros on 21/03/2022, 07:49:11 »
Стражи Эсгалдора

Глава 11

Сказки Эсгалдорского Леса

2 часть

Однако, как это ни выглядело странным, спать Пако совсем не хотелось. Он был так возбуждён впечатлениями от всего увиденного за прошедший день, что это напрочь отогнало его сон. Вскоре все вокруг хоббита уже спали и лишь Лимпи всё ещё продолжал ворочаться с боку на бок – он переживал за оставшуюся снаружи Мэнни. Пако долго рассматривал над собой дивные рисунки, сплошь покрывавшие своды пещеры и воображал, как в давние времена здесь поселились первые эльфы, едва пробудившиеся под звёздным небом. Он пробовал представить себе неизвестного художника, который однажды сделал свою первую попытку изобразить увиденных им животных и вдруг краем зрения увидел, как Лимпи встал и направился к выходу. Приподнявшись, чтобы поглядеть, что затеял лепрекон, Пако увидел, что тот ползает на четвереньках у камня, которым Лесная Хозяйка закрыла проход.
– Ты чего? – шёпотом поинтересовался Пако.
– Не могу я тут спокойно спать, когда Мэнни там совсем одна, – пояснил Лимпи. – Может тут найдётся небольшой лаз, через который мне удастся протиснуться, так я пойду, посмотрю, как там она.
Уверенный в том, что у Лимпи всё равно ничего не выйдет, хоббит вновь прилёг и закрыл глаза. Однако спать ему всё равно не хотелось, и тогда он решил присоединиться к лепрекону. Когда Пако приподнялся, Лимпи уже нигде не было видно.
– Должно быть, и вправду нашёл свой лаз, – решил хоббит про себя. – Ну а я тогда что здесь делаю? Пойду тоже погуляю. Может мне повезёт, и я сам увижу маленьких помощников Лесной Хозяйки.
Одному идти в ночь как-то не хотелось, поэтому Пако решил растолкать Нобби. – Дома отоспится, – решил он про себя и начал тормошить друга за плечо. Разбудить Нобби удалось не сразу. Лишь только когда Пако пальцами зажал другу нос, а рот прикрыл ладонью, перепуганный Нобби спросонья начал по чём попало молотить руками и ногами.
– Тихо ты, – шепнул Пако. – Это я.
– Ты что? Совсем что ли свихнулся? – рассердился Нобби.
– А что с тобой было делать, коли ты не просыпаешься? – попытался оправдаться Пако.
– Ну чего тебе? – обиженно буркнул Нобби. – Говори, и я буду спать.
– Нобби, дружище, я хочу выбраться наружу, уж очень мне хочется поглядеть, на помощников Лесной Хозяйки.
– А я-то тут при чём? – ещё пуще надулся Нобби.
– Ну как при чём? Там ведь ночь, а Тэльвега мы так и не поймали, – пояснил Пако. – Страшно. Вдруг этот разбойник где-то рядом?
– Страшно, так сиди, где сидишь, а я спать буду! – огрызнулся Нобби, и закрыл глаза, повернувшись на бок.
– Ну Нобби, пожалуйста. Я сделаю всё, что ты хочешь, только пойдём со мной за компанию, – не собирался сдаваться Пако.
– И что на тебя нашло? – снова открыл глаза Нобби. Он с недовольным видом сел и рассерженно поглядел на друга. – Но как же ты собираешься отсюда выбраться? – наконец спросил он, покосившись на закрытый камнем выход.
– Между камнем и стеной есть лаз, – пояснил Пако. – Думаю, мы с тобой там пролезем.
– А с чего вдруг ты решил, что у нас получится? – поинтересовался Нобби.
– Но Лимпи то уже пролез, – нашёлся Пако.
– Вот и полуночничал бы себе с Лимпи, – ещё раз попытался было отделаться Нобби от приставучего друга.
– Ну Нобби, ты ведь уже почти согласился! – умоляюще заглянул Пако в глаза приятеля. 
– Ну что мне с тобой делать? – сердито пробурчал Нобби. – Всё равно ведь не отцепишься. Ладно, давай по быстрому прогуляемся и спать.
– Тогда пойдём, чтобы не терять времени зря, – обрадовался Пако.
Нобби нехотя поднялся и поплёлся вслед за другом, который спустя мгновение уже ползал на четвереньках в поисках щели.
– Есть! Нашёл! Я же говорил, что лаз есть! – обрадовался Пако. Ещё миг и из-под камня уже торчали лишь его ноги, а потом исчезли и они.
– Давай быстрее, – послышался голос Пако уже с другой стороны.
Нобби нехотя стал на четвереньки и с трудом прополз в узкий лаз. Когда его голова и плечи уже оказались снаружи, он вдруг почувствовал, что не может протиснуться дальше: – Пако, я кажется застрял, – испуганно сказал он.
– Это всё из-за того, что ты ешь слишком много пирожных, – заметил Пако. – Ладно, держись за меня крепко, сейчас я тебя вытащу.
Пако упёрся ногами в землю и потянул Нобби за обе руки, однако, как он ни старался, из этого так ничего и не вышло.
– Что тут у вас стряслось? – неожиданно послышался голос Лимпи.
– Дружище, помоги, – чуть не плача взмолился Пако. – Кажется Нобби застрял в этой дыре.
– Ладно, давай на счёт три, – сказал Лимпи и тоже схватил Нобби за руку. – Раз, два, три…
В следующее мгновение Нобби вылетел из лаза словно пробка, и оказался в одной куче со своими спасителями.
– Ох, – застонал Лимпи.
– Ты не ушибся, приятель? – забеспокоился Пако.
– Да как сказать, – послышался в ответ жалобный голос, – сказать чтобы да, так как раз нет, но было бы неплохо, чтобы тот кто лежит на моих ногах, поскорей бы с них встал, а то у меня даже в суставах хрустнуло.
– Нобби, вставай, ты ведь так ноги Лимпи переломаешь, – прикрикнул Пако на товарища, помогая ему подняться.
– Ой-ой-ой, мои руки, – простонал в свою очередь и Нобби. – Ещё чуть-чуть и вы бы выдернули их совсем.
– Ладно, не хнычь, – сказал Пако, – если бы мы с Лимпи тебя не вытянули, сидел бы так в той дыре до самого утра.
– А всё по твоей милости, – пожаловался Нобби.   
– Но во всём остальном ты ведь порядке? Кроме рук ничего больше не болит? – всё же забеспокоился Пако.
– Да помирать вроде пока не собираюсь, – съязвил Нобби, – вот только все мои пуговицы разлетелись неизвестно куда.
– Твои пуговицы мы отыщем поутру, – успокоил Пако друга, – а сейчас пошли искать Лесную Хозяйку.
– И где же мы будем её искать? – недоверчиво спросил Нобби.
– Пока не знаю, но думаю, что мы, всё же, её отыщем, – уверенно ответил Пако. – Это же не иголку в стоге сена искать.
– И то правда, – согласился Нобби.
Ночь была ясная. Полная луна заливала поляну своим призрачным серебристым светом, а потому всё вокруг вполне сносно просматривалось. Пако огляделся по сторонам, всё ещё не представляя в какую сторону идти и тут, словно отзываясь на его помыслы, над лесом прокатился протяжный крик. Однажды услышав, этот голос, его нельзя было забыть, и хоббиты сразу узнали Лесную Хозяйку.
– Это она! – возбуждённо выдохнул Пако. – Мне показалось, что крик донёсся с вершины утёса. Айда наверх!
Пако уже готов был бежать, но на мгновение задержался, повернулся к Лимпи и спросил: – Пойдёшь с нами?
– Нет, благодарствую. Я лучше присмотрю тут за Мэнни, – отозвался лепрекон.
Хоббиты, бегом припустились вдоль Одинокого Утёса, к тропинке, ведущей на самую его вершину. Когда начался подъём, бег друзей замедлился, и стало заметно темней. Весь склон порос раскидистыми деревьями, и лунный свет здесь почти не проникал до земли. К тому же хобббиты быстро сбились с тропинки и забрели в густые заросли кустов. Пако в нескольких местах оцарапал себе лицо, но и у Нобби дело обстояло не лучшим образом. После длительной борьбы с упругими неподатливыми ветками друзья уже хотели было возвращаться назад, однако впотьмах окончательно заплутали. Немного передохнув, решили подниматься вверх до победного конца, и вскоре это упорство увенчалось успехом. Неожиданно полуночники увидели впереди странный серебристый свет, отчётливо пробивающийся через заросли поредевшего кустарника.
– Шшш – предупредил Пако. – Пришли.
Хоббиты подкрались поближе и, притаившись в кустах, в странном чарующем свете увидели перед собой силуэт Лесной Хозяйки, склонившейся над одиноким холмиком в центре поляны.
– Это Алтарь Слёз, – шепнул Пако.
Приглядевшись, друзья заметили, что свет, осеняющий онтицу, исходит явно не от луны в безоблачном небе, а от самого алтаря! Это светились чудесные белые колокольчики, сплошь усеявшие всю его поверхность! Лепестки цветов просвечивались насквозь и в самом центре полных бутонов чётко просматривались тёмные силуэты дивных миниатюрных созданий! И всё же, как бы ни были поражены друзья открывшимся их взглядам невероятным зрелищем, самое восхитительное ещё ждало их впереди. Лесная Хозяйка начала тихо напевать над алтарём один из своих странных напевов:

Ну-ка, дивные ребятки, просыпайтесь без оглядки
В небе полная луна, нам работать всем пора
Ждут нас клумбы и цветы, ждут деревья и кусты.
Напоим мы всех сполна, в небе ясная луна.
Изведём все сорняки, камни сложим у реки
Окопаем розы, оградим берёзы,
Всё что зелено – растёт, что ухожено - цветёт,
Что полито – пахнет, что забыто – чахнет.
Наведём порядки на лесных полянках,
Всё осмотрим, подметём, приберём наш общий дом.

За тем, что произошло дальше, друзья наблюдали уже с открытыми от потрясения ртами. Под ритм напева Лесной Хозяйки головки колокольчиков начали вытягиваться вверх, а затем один за другим стали раскрываться. Из распустившихся цветочных бутонов прямо на глазах у ошарашенных хоббитов всё пространство над поляной наполнилось миниатюрными существами! Все они были до того маленькими, что даже у хоббита на ладони их могло поместиться сразу несколько штук одновременно.
– Феи! – ошарашенно выдохнул Нобби. – А я то считал, что наши девчонки настоящие дурёхи, потому, что верят в такие глупости.
– Я тоже так думал, – согласился Пако, поражённый увиденным не менее своего товарища.
От существ, как и от цветов, из которых они появлялись, исходил мягкий серебристый свет, так что вскоре от всего этого сияния вокруг стало настолько светло, что хоббиты всерьёз начали опасаться, как бы Эралдвен их не обнаружила.
У каждого из существ в одной руке было крошечное ведёрко, а в другой такая же маленькая метёлка. Их прозрачные, как у стрекоз, крылышки наполнили всё окружающее пространство непрерывным шелестом, подобным шороху листьев от налетевшего ветерка.
Тем временем все колокольчики на Алтаре Слёз уже открылись, и целое облако дивных созданий зависло в воздухе вокруг Эралдвен.
– Рада видеть вас, мои дорогие помощницы, – сказала Лесная Хозяйка. – Сегодня я немного припозднилась, но времени у нас до утра ещё вполне достаточно. Теперь всем нам пора приниматься за работу, ибо впереди ещё много дел. Лес уже заждался вашей заботы и ласки. Поутру целебная роса, как всегда, должна быть на каждой травинке, на каждом листике! Вперёд, мои дорогие, нас ждут великие дела на благо родного леса!
В следующее мгновение сверкающие создания в один миг разлетелись во все стороны, и лес вокруг хоббитов разом озарился мириадами огоньков. Опасаясь, что их могут заметить, Пако и Нобби вжались в землю, боясь даже шелохнуться, однако вскоре цветочные феи разлетелись, а их огоньки постепенно растаяли в темноте ночи. Хоббиты ещё долго лежали на земле без движения, а когда поняли, что остались одни, приподняли головы и начали робко осматриваться по сторонам. Вокруг снова стало темно, если не считать уже значительно притухшего свечения опустевших колокольчиков на Алтаре Слёз. Было похоже, что источниками света в колокольчиках были именно чудесные существа, которые только что их покинули.
Земля под ногами хоббитов немного подрагивала – это Эралдвен начала ночной обход своих зелёных владений.
– Ну дела! – выдохнул Нобби. – Никогда бы не поверил, если бы не увидел своими глазами!
– Я тоже, – согласился Пако.
– Но куда же они все подевались? – спросил Нобби не без доли разочарования.
– Мало ли куда… лес большой, – отозвался Пако, отряхиваясь от нацепившейся паутины.
– Давай подойдём к холму, – предложил Нобби.
– Это Алтарь Слёз, – подсказал Пако. – Давай поглядим, раз уж мы здесь оказались.
Хоббиты в одно мгновение подбежали к алтарю, усеянному раскрывшимися бутонами удивительных цветов, и застыли от восхищения. Внезапно Пако до того захотелось сорвать один из этих прекрасных цветков, что его рука сама собой потянулась к стеблю одного из колокольчиков.
– Что ты делаешь?! – в ужасе закричал Нобби, но было уже поздно. Переливающийся внутренним светом колокольчик уже оказался в руке Пако и лишь теперь хоббит словно очнулся от объявшего его наваждения, и растерянно переводил взгляд то на цветок в своей руке, то на до смерти перепуганного друга.
– Что же ты натворил? – испугался Нобби. – Разве ты никогда не слышал, что говорят наши девчонки про фей?
– Нет, не слышал. А что они говорят?
– А то, что теперь фея, цветок которой ты только что сорвал, будет преследовать тебя до конца твоей жизни!
В этот самый миг над лесом вновь раздался протяжный крик Эралдвен, однако на этот раз он был исполнен не грусти, а боли и горечи, перемешанных с гневом. Теперь хоббиты перепугались, пуще прежнего, ибо было похоже, что Лесная Хозяйка почувствовала потерю одного из своих чудесных цветков. Пако тут же бросил сорванный колокольчик на землю и со всех ног припустился вниз по склону. Нобби тоже решил не испытывать судьбы, и бросился за другом вдогонку. Страх быть застигнутыми на месте преступления гнал шкодников вперёд. Они несколько раз падали и тут же поднимались снова. Когда спуск окончился, беглецы свернули направо, и побежали вдоль скалистого склона. Вернувшись к пещере, где их друзья мирно спали под защитой огромного камня, надёжно закрывающего вход, хоббиты один за другим проползли через узкую щель и попадали на свои подстилки. К счастью, на этот раз Нобби уже не застрял, как это случилось с ним в прошлый раз – должно быть, этому поспособствовал долгий подъём на утёс и энергичный бег обратно, а может и отсутствие оторванных пуговиц. Однако, скорее всего, Нобби был до того напуган, что теперь уже просто не мог позволить себе застревать снова, ведь тогда все заподозрили бы именно его. Как бы то ни было, уже через несколько коротких мгновений оба сорванца забрались под свои пледы и спали, или, по крайней мере, делали вид, что спят. Когда же хоббиты заснули уже по-настоящему, то до самого утра им обоим снились кошмары о том, как цветочные феи гоняются за ними целым роем, а когда в этих же снах разъярённая Лесная Хозяйка вот-вот должна была на них наступить, они вскакивали в холодном поту.
Pages: 1 ... 8 9 [10]