Post reply

Name:
Email:
Subject:
Message Icon:

shortcuts: hit alt+s to submit/post or alt+p to preview


Topic Summary

Posted by: Curumo
« on: 31/05/2020, 23:56:55 »

Май встречает лето, а радио «Изенгард» закрывает четвертый сезон:
За весною - літо :)

Quote from: JRR Tolkien
Последний корабль

Когда Фириэль выглянула из окна, было три часа пополуночи. Серая ночь шла на убыль, где-то вдалеке раздался чистый и звонкий крик золотого петуха. Среди темных деревьев щебетали просыпающиеся птицы, встречая бледный рассвет. В тусклых листьях шелестел прохладный ветерок. Она смотрела, как пробуждается за окном сияние нового дня, пока длинные лучи не засверкали на земле и листьях и не зажглась светом серая роса на траве.
Тогда Фириэль осторожно ступила на лестницу, быстрым промельком ссыпалась вниз и побежала танцевать в траве, а капли росы тотчас усыпали ее белоснежные ножки и загорелись самоцветами на кайме убора. Так она сбежала к реке, и, опершись на ствол ивы, загляделась на дрожащие струи. Синей вспышкой ринулся вниз зимородок, камнем нырнув в реку. Ветер мягко покачивал камыши, по воде раскинулись листья кувшинок. Фириэль стояла в утреннем свете, и ее распущенные волосы сияли, растекаясь по плечам свободной волной.

Вдруг донеслась до нее музыка: то были флейты, и арфы, и еще была песня – как звонкий голос юного ветра и далеких колокольчиков. Вслед за песней появился на водной глади белый корабль – высокий форштевень и весла его горели золотом, а впереди плыли лебеди, словно прокладывая курс. На веслах сидели гребцы из дивного народа эльфов, одетые в серебристо-серое, а рядом стояли трое, и головы их венчали короны. Перебирая струны арфы, они пели протяжную песню в ритм медленным взмахам весел:

«Зелена здесь трава,
и длинна листва,
птичий гомон звонок в ветвях.
Много солнечных дней
жить цветам полей,
но наступит время жнивья…»

- Куда же вы плывете, прекрасные странники? – воскликнула Фириэль. – Вниз по реке, в тайное укрывище в сумерках великого леса? Или к островам Севера, к каменным берегам понесут вас могучие лебеди, поселиться у холодых вод, где кричат белые чайки?
- Нет. – отвечали эльфы. – Путь наш нынче далек, последняя из всех дорог ждет нас: из серых гаваней Запада по опасному морю теней поплывем мы назад в Страну Эльфов. Там растет Белое древо, и Звезда горит над пенными волнами у последнего берега, и чистый колокол зовет с высокой башни. Здесь, в Средиземье, трава увядает, и листья опадают, и солнце с луной светят все тусклее. Мы услышали зов, и пришло время оставить смертные земли.

Эльфы остановили весла и повернулись к девушке.
- Услышь и ты, Фириэль! На нашем корабле есть еще место - только одного можем мы взять с собой. Отправляйся с нами! Ты прекрасна, как эльф, о земная дева, но дни твои пролетают здесь все быстрее. Услышь последний зов!
Фириэль взглянула с берега реки и осторожно шагнула вперед. Тотчас глубоая глина обняла ее ступни – и она замерла, пока эльфийский корабль медленно проплывал мимо сквозь шепчущие волны.
- Я не могу! – услышали эльфы ее крик. – Я рождена быть дочерью Земли!..

Не было больше росинок-самоцветов на кайме ее убора, когда вернулась она с лугов и вошла через темные двери в сумрак своего дома. Там она надела привычный рыже-бурый халат, заплела волосы в косу и принялась за работу, пока дневной свет совсем не угас.
Так потекли год за годом, как будто воды Семиречья один за другим уносили их прочь. Утро сменяло вечер, пасмурные дни – солнечные, тростник и ивы все так же шелестели у реки. Только никогда больше не отправлялись корабли эльфов на запад из смертных земель, и песни их навсегда умолкли.

Posted by: LittleAlex
« on: 31/05/2020, 09:52:04 »

Блин, чувак пережил динозавров с трилобитами.


Вот и он - пережил:

Девятилетний кот по кличке Пепиль выздоровел после заражения коронавирусной инфекцией. ... Предполагается, что животное могло заразиться от хозяйки, у которой тест на инфекцию показал положительный результат. Симптомы коронавируса у животного включали кашель, усталость и потерю аппетита.


https://www.gazeta.ru/social/news/2020/05/31/n_14488783.shtml
Posted by: Старый Тук
« on: 30/05/2020, 20:58:17 »

Блин, чувак пережил динозавров с трилобитами.
Posted by: Старый Тук
« on: 30/05/2020, 20:56:13 »

И чо? (с)
Том живёт дольше всех, а историй про него  - гулькин пшик.
Первый жёлудь, первый дождь...
Posted by: Adenis
« on: 30/05/2020, 20:48:34 »

Потому что про них, про детей, нет историй. Есть истории про детей Элронда, детей Берена, а про детей бородатого зеленого Тома нет ничего. Вообще.
Posted by: Старый Тук
« on: 30/05/2020, 20:15:46 »

А с чего вы взяли, коллеги, что у ТБ с ГБ нет детей? Выросли - и упорхнули. Кто-то же наплодил всё это сомнище фейри и ванишей.
Posted by: Curumo
« on: 30/05/2020, 15:22:50 »

"Я стерилен, ты бесплодна, можем делать что угодно"
А может, всеблагий Эру для того и вставил предохранитель – чтобы в мире, созданном в общем-то для эрухини, айнуры не размножались сами по себе почем зря? Судя по историям детей майяр, где оба родителя известны (Мелиан, Велиндо), - как минимум один из родителей должен иметь нормальное биологическое «хроа», а не подделку-«фана».
Уж не отсюда ли все эти поздние истории про Тэмлинна и прочих смертных пареньков, которых соблазняют красавицы-фэйри? :)

Spoiler (click to show/hide)
Posted by: Adenis
« on: 30/05/2020, 11:37:32 »

жил рядом со злыми деревьями и могильными трупами-умертвиями в лесу-убийце, еженощно слышал их скрипы и вопли (и ничего, нормально) спустя эдак с десяток тысяч лет одиночества внезапно завел себе женщину.
Ну вот и повод – завелись рядом умертвия, одному стало тоскливо по ночам, и решил: не пора ли жениться? Раз все равно поспать не дают. Кстати – а кто сказал, что это первая женщина? Он там в ВК как-то уж больно тепло вспоминает хозяйку броши из могильника (He looked long at it, as if stirred by some memory). Может, поэтому Элронд и не говорит "они живут" – мало ли, у весельчака очередная подружка, кто их там считал?
Quote from: неизв. автор
"Я стерилен, ты бесплодна, можем делать что угодно"
На самом деле, это похоже, единственный случай из описанных Толкином, когда в "браке" нет детей. Остальные или живут бобылями, или заводят детей: даже эльфийки, которые живут с мужчинами-людьми, рожают полуэльфов, даже у валар были дети (в черновиках) - позже упоминание об этом автор убрал, но следы остались, плюс еще валар живут в Валиноре все таки, а не в Средиземье - там другие порядки, больше вечности, меньше новой жизни. Том Бомбадил - единственный, уникальный случай сожительства материализованного, воплощенного существа мужского пола с таким же существом женского пола, у которых детей нет. И этот вариант Толкину очень даже нравится: про Арагорна, центрального персонажа, единственный стишок, а вот про Бомбадила целых три стихотворения.
Posted by: Старый Тук
« on: 29/05/2020, 21:32:23 »

Curumo

Carthaginem esse delendam.
Posted by: Curumo
« on: 29/05/2020, 18:29:49 »

Ну подумаешь, назгулы на границе – шо, уже и пива не попить? :)
Spoiler (click to show/hide)

Третья часть:
Quote from: JRR Tolkien
Однажды, давным-давно

Случилось это в день, когда майские цветы встречали лето в лугах эльфийской страны, ослепительные, как свежевыпавший снег. Высокие лютики светились в зеленой траве золотым маревом, а белые цветы-звездочки широко открывали в поднебесных полях свои яркие глазки, наблюдая, как солнце восходит в зенит и клонится к закату. Там бродила Золотинка в короне из шиповника – гуляла среди цветущего лугового сердечника, сдувала пушистые одуванчики и водила рукой в прудах с кувшинками, любуясь, как прохадная зеленая вода поблескивает вокруг тонкой ладони.

Наступила ночь, и трава казалась серой в сумеречном свете, и лишь роса на ней сверкала белесым отсветом. Солнце закатилось, и глубокие тени протянулись вокруг. Цветы-звездочки закрылись, но звезды в вышине светили ярко и перемигивались друг с дружкой, ожидая восхода луны. Наконец она взошла, и ее бледные лучи рассыпались по листьям и траве сияющим хрусталем – казалось, живое серебро стекает по стеблям вниз, туда, где среди цветов блуждали линтипы, собирая росу. Заросли травы были лесом для этих малюток, и Том не замечал их, выходя в траву босиком искупать в лунных лучах свои большие бурые пальцы.

Но в этот день, в канун июня, линтипы вышли за росой раньше обычного. Том остановился, прислушался и присел пониже:
– Ага! Привет, малыши! Так это ваш мышиный запах я чуял, оказывается? Ну что ж, роса нынче сладка – пейте вволю, да только смотрите не попадитесь мне под ноги!
Линтипы лишь рассмеялись – и тут же незаметно исчезли, а старый Том вздохнул:
– Вот нет чтобы остаться. Они единственные, кто не хочет поговорить со мной – не скажут, ни кто они есть, ни зачем приходят. Интересно, в чем их тайна? Может, спускаются с луны, а то и с самих мерцающих звезд? Вовек не дано мне узнать.
Так случилось однажды, и было это давным-давно.
Posted by: Старый Тук
« on: 29/05/2020, 09:44:05 »

Quote
Обменялись вестями обо всем, что происходит вокруг – от Могильных холмов до Башенных, кто приехал и кто уехал, и о посевах, и о жатве, и как уродились пшеница и ячмень. Обсудили дивные истории из Брия, и из кузниц, и с мельниц, и с торговищ, и слухи в шепоте дерев-лиственниц, что принес южный ветер. Были помянуты и высокие стражи-дунаданы у Сарнского Брода, и мрачные Тени на границах.
А бухали-то они буквально накануне. На неделе и Фродо с братвой подвалил.
Posted by: Старый Тук
« on: 29/05/2020, 09:43:26 »

Quote
Обменялись вестями обо всем, что происходит вокруг – от Могильных холмов до Башенных, кто приехал и кто уехал, и о посевах, и о жатве, и как уродились пшеница и ячмень. Обсудили дивные истории из Брия, и из кузниц, и с мельниц, и с торговищ, и слухи в шепоте дерев-лиственниц, что принес южный ветер. Были помянуты и высокие стражи-дунаданы у Сарнского Брода, и мрачные Тени на границах. quote]
А бухали-то они буквально накануне. На неделе и Фродо с братвой подвалил.
Posted by: Curumo
« on: 29/05/2020, 01:33:39 »

Раз уж вспомнили Мэггота – вторая часть:
Quote from: JRR Tolkien
Том Бомбадил отправляется в плаванье

Старый год шел на убыль, окрасив леса бурым; западные ветра звали за собой в дальние края. Том поймал опавший буковый лист и задумался вслух:
- Ну что же, может, это счастливый денек принесло мне ветром? Чего ждать нового года? Нет времени лучше, чем «сейчас». Починю-ка я лодку и поплыву странствовать – на запад, по речке-Ветлянке, а там - куда глаза глядят!
Тут птичка-весничка приземлилась рядом на ветку:
- А я, между прочим, все слышу! Приветик, Том. Знаем мы, куда твои глаза глядят! А не слетать ли мне, не слетать ли, да не сообщить ему – пусть готовит встречу?
- Никаких имен, летунья-болтунья! Нечего тут все рассказывать всем и каждому. Не твоего это ума дело. Дойдет до Старика-Ивы – так и знай, поджарю тебя на ужин на ивовом прутике!
- Да ты поймай меня сначала! – пропела малютка, задрав хвостик. – никаких имен и не нужно, расскажу ему прямо на ушко – «плывет вниз по реке до Митьи, жди к закату и готовь пиво», уж не отвертится. А ты поспеши, пьянчуга!

С тем и улетела. А Том усмехнулся сам себе:
- А почему бы и нет? Ну что ж, так тому и быть. Много вокруг путей-дорожек, но сегодня сплаваю именно туда.
Решив так, Том обстругал весла, залатал старую лодку и вырулил из тайной своей заводи сквозь тростники и ракитники. Проплыл под низко склонившейся ольхой и направил курс вниз по реке, напевая под нос: «до свиданья, ивы, мели и проливы...». Тут завидел его синий зимородок:

- Ничего себе! Сам Том Бомбадил! Куда это ты собрался в такой лодчонке? 
- Может, на Брендивин по Ветлянке, а может, к друзьям на огонек в Приоградье. Там живет малый народец, вечером не прочь угостить странника. Навещаю их иногда.
- Так передай весточку и моим родичам, и мне вестей привези! В каких прудах ныряют, где нынче рыба прячется?
- Нет уж! – отвечал Том. – я тут по речке путешествую, гребу в свое удовольствие, а в почтальоны не нанимался.
- Чик-чирик! Вот и зануда же ты, Том. Смотри не опрокинь свое корыто. Напорешься на ивовую корягу, то-то я посмеюсь!
- Меньше слов, старина Зимородок! Придержи свои пророчества. Лети лучше и причеши свои перышки рыбьей костью. А то сидишь тут красавчиком с алой грудкой, а на самом деле неряха и дома не убрано. Когда рыбаки болтают клювом на ветру, аки флюгеры, никакой рыбалки не будет!
Зимородок захлопнул клюв и подмигнул Тому, когда тот, напевая, проплывал под его веткой. Затем упорхнул синей молнией, уронив сверкающее ярко-бирюзовое перо. Том подобрал его и залюбовался: искрится на солнце, что твой самоцвет. Выбросил из шляпы старое перо и вставил взамен зимородков подарок: «оттенок приятный и прослужит долго».

Поплыл Том дальше, как вдруг появились круги вокруг лодки, и пузыри пошли из глубины. Том возьми да и шлепни веслом по тени на воде. Из реки откликнулась усатая морда:
- Эй, полегче, Том Бомбадил. Давненько не виделись. Веслами погрести вздумалось, надо же. А не опрокинуть ли мне тебя в воду?
- Да на здоровье, приятель-Выдра. Вот на тебе и поплыву по реке, то-то пощекочу загривок!
- Фу таким быть! Поплыву да расскажу своей матушке, да и прочей родне, папе, сестре и братику: Том Бомбадил совсем тронулся, гребет-телепается вниз по Ветлянке в старом тазу.
- Отдам твою шкурку умертвиям, Выдра, то-то они ее выдубят. А что останется, свяжут золотыми кольцами – и усика не останется, мама родная не узнает! Так что не дразни старого Тома, пока толком плавать не научишься.
- У-ух! – крикнул пловец-Выдра, да как окатит Тома водой с головы до ног! Даже шляпу намочил. А сам нырнул под лодку, раскачав ее на волнах, и устроился под бережком, наблюдая, как Том и его веселая песня исчезают вдали.

Величавый Лебедь с острова Элвет гордо проплыл мимо лодки Тома, смерил его мрачным взглядом и звучно фыркнул. Том рассмеялся:
- Что, старый шипун, скучаешь по своему перу? Поделился бы лучше новым, а то старое износилось вконец. Нашлось бы у тебя доброе словцо, так и подружились бы: шея длинная, осанка гордая, да только и знаешь, что шипеть и фырчать. Вот вернется Король, возьмет тебя на службу и поставит печать на клюв: тогда уж не загордишься!
Лебедь взъерошил крылья, зашипел снова и поплыл быстрее – и Том поспешил вслед за ним. Так и приплыл он к Ветлянской запруде. Вода шумно и пенно текла здесь через слив, и лодочка Тома пронеслась сквозь перекат в брызгах и пузырях, подпрыгивая, как пробка, и крутясь, как опавший лист. Долго ли, коротко ли, добрался он по нижней Ветле к пристани Гриндволла. Тотчас всполошился малый народец в Приоградье и Брередоне:

- Эй, здесь Том-лесовик, старый бородач! – смеялись хоббиты. – Берегись, Том! Враз утыкаем стрелами из луков: нечего тут плавать ни лешим, ни умертвиям. Не пропустим через Брендивин, так и знай: ни на лодке, ни на пароме!
- Тю, пончики, ишь развеселились! Да вы ведь даже от козы или барсука по норам попрячетесь, а то и от тени собственной. Вот напущу на вас орков, мигом разбежитесь!
- Зови своих орков, Том, пока борода не отвалится! Вот тебе стрелу в шляпу, и еще одну, и третью, - ничего не боимся! И вообще, куда ты собрался? Если за пивом, то на тебя во всем Брередоне бочек не напасешься.
- Собирался через Брендивин и до Широструи, но что-то больно разгулялась нынче река для моего кораблика. Засим рассчитываю на паром малого народа, да будет их вечер бодрым, а утро – добрым!

Заходящее солнце окрасило воды широкого Брендивина алым, словно зажгло пламя на бегущих волнах – а потом светило ушло за горизонт, и пламя обратилось в серый пепел. На Лестнице Митьи не было ни души.
- Веселенькая встреча! – промолвил Том, ступив на пустой причал. Вокруг темнело, и он валко потопал по дороге вверх, пока вдалеке на засветились деревенские фонари в Руши.
- Тпрру! Стой, кто идет! – раздался голос впереди, и колеса телеги со скрежетом остановились. Том прошагал мимо, не обернувшись.
- Ну надо же! Что за бродяга нынче ходит в Марях? Что забыл здесь? Шляпа вся в стрелах – видать, предупреждали, да не послушал! Говори тотчас, за чем крадешься? За хоббитанским элем, верное дело, а в кармане небось ни пенни? Поеду-ка оповещу всех, чтоб позакрывали двери – ни капли не получишь!
- Так-так, мохноногий. Мало того, что на Митье не встретил, так еще и бурчишь теперь? Тоже мне, фермер-толстяга, сам на телеге катается, уже и ходить от одышки разучился, а все на прохожих ворчит. Эх ты, Мэггот-Бирюк, пузан-крохобор! Не узнал старого друга в темноте – теперь с тебя кружка. Давай руку, помоги взобраться. Нам, бродягам, выбирать не приходится – а то поехал бы один, тебе же хуже!

Так, смеясь, они и поехали дальше. В Руши задерживаться не стали, хотя корчма была открыта и вкусно тянуло солодом. Свернули на Мэгготов проезд, а телега жалобно скрипела и подскакивала – Тома угораздило прямо в ней пуститься в пляс. Звезды высыпали в небе над Бамфурлонгом, и в доме Мэггота ярко горели фонари, а на кухне к радости запоздавших ночных путников был разожжен камин. Сыновья Мэггота отвесили поклон у входа, дочери сделали реверанс, а жена фермера вынесла жаждущим по кружке пива.

Поужинав, друзья принялись петь песни и рассказывать сказки, и конечно же танцевали – Мэггот скакал вовсю, подтянув пояс, Том танцевал джигу, осушая залпом кружку за кружкой, дочки фермера прыгали хороводом, а почтенной женушке оставалось лишь смеяться. Когда же наконец семейство разошлось спать на своих подушках из перьев и папоротника, Том и мохноногий фермер устроились у камина поговорить.
Обменялись вестями обо всем, что происходит вокруг – от Могильных холмов до Башенных, кто приехал и кто уехал, и о посевах, и о жатве, и как уродились пшеница и ячмень. Обсудили дивные истории из Брия, и из кузниц, и с мельниц, и с торговищ, и слухи в шепоте дерев-лиственниц, что принес южный ветер. Были помянуты и высокие стражи-дунаданы у Сарнского Брода, и мрачные Тени на границах. Так фермер Мэггот и заснул наконец в своем кресле, у догорающих углей.

Том же исчез еще до рассвета, будто полузабытое видение, какие иногда приходят во сне: то веселые, то грустные, то остерегающие. Никто не слышал, как открылась и закрылась дверь, и проливной дождь утром смыл все следы. Ничего не видели на Митье; ни шагов, ни песен не слышали в Приоградье. Три дня стояла его лодка у пристани Гриндволла, пока однажды утром не уплыла обратно, вверх по Ветлянке.
Хоббиты сказывали, что это выдры ночью отвязали ее и протащили через слив запруды, а потом Лебедь с острова Элвет повел ее вверх по течению, ухватив клювом фалинь, пока выдры направляли суденышко мимо скрюченных корней Старика-Ивы. На носу лодки восседал Зимородок, а на скамье распевала птичка-весничка – так и довезли вместе лодку домой, в Томову заводь. Тут и говорит пловец-Выдра:
- Ну и ну! Что за бродяга без сапог, что за рыба без плавников! Весла-то мы и забыли!
Так и лежали те весла у пристани Гриндволла, и нескоро довелось Тому дойти, найти и забрать их назад.

В наличествующей у меня русской версии переводчик попался на удочку – перевел остров Элвет как «остров Эльфа». На самом деле Элвет – попросту «лебедь» на староанглийском, то есть мы имеем лебедя с Лебяжьего острова. Я решил оставить как есть. Ну а переводить названия вроде Бамфурлонга или Брередона, кмк, так и вовсе кощунство :)

Posted by: Curumo
« on: 29/05/2020, 01:00:38 »

жил рядом со злыми деревьями и могильными трупами-умертвиями в лесу-убийце, еженощно слышал их скрипы и вопли (и ничего, нормально) спустя эдак с десяток тысяч лет одиночества внезапно завел себе женщину.
Ну вот и повод – завелись рядом умертвия, одному стало тоскливо по ночам, и решил: не пора ли жениться? Раз все равно поспать не дают. Кстати – а кто сказал, что это первая женщина? Он там в ВК как-то уж больно тепло вспоминает хозяйку броши из могильника (He looked long at it, as if stirred by some memory). Может, поэтому Элронд и не говорит "они живут" – мало ли, у весельчака очередная подружка, кто их там считал?

То, что Голдберри и Том "в браке" совсем недавно, подтверждается стихотворениями про Бомбадила.
В толкиеновском предисловии к сборнику отмечено, что это наоборот ранняя вещь, хоббитские легенды из Бакленда (earlier piece, and is made up of various hobbit-versions of legends concerning Bombadil).

"вступить в брак" Том мог совсем-совсем недавно, возможно даже после знакомства с Магготом: он же ночевал у того на ферме, и ни о какой жене не беспокоился
Полагаете, Золотинка после свадьбы не позволила бы мужу попьянствовать с друзьями? Судя по манере ухаживания, он ни разу не подкаблучник ;)
Posted by: Adenis
« on: 28/05/2020, 23:25:20 »

зачем Тому понадобилась молодая красивая девушка
Вот этим вопросом, коллега, вы реально поставили меня в тупик ;D
ну,... Бильбо обходился без красивых девушек все 113 лет в Шире, Гэндальф еще подольше, и Фродо до 50 лет дожил, ничего. Арагорн - почти лет 90 до брака, Боромир так и не успел жениться,  и т.д. Арагорн взял в жены женщину на каких то несколько тысяч лет старше себя, конечно, красивую, но скажем так, не молодую.
По поводу возраста Голдберри: она была молода. Ее мать - речной дух, а вот отцом ее был по-видимому эльф или человек: куда бы он иначе исчез, да так, чтоб и концы в воду? Про отца Голдберри и его судьбу у Толкина не припомню ничего, можно только предположить, что и у её отца тоже была борода, за которую удобно хватать - следовательно, он был человек, а не эльф. Мог быть и гном/дварф, но очень маловероятно. Под водой он дышать умел не очень хорошо, видимо.

Детей они не зачали: если Голдберри действительно вела наступление на видного холостяка с павлиньим/лебединым/зимородка пером в шляпе не одну сотню лет, неужели она не поняла, что как женщина ("жена" это женщина, а женщины рожают детей, им брак для этого и нужен) она его не интересует?

Бомбадил, бывший Йарвен, который жил рядом со злыми деревьями и могильными трупами-умертвиями в лесу-убийце, еженощно слышал их скрипы и вопли (и ничего, нормально) спустя эдак с десяток тысяч лет одиночества внезапно завел себе женщину. (И кровать двуспальную - ее могла уже женщина завести потом, конечно.)  Это странно.
Spoiler (click to show/hide)

То, что Голдберри и Том "в браке" совсем недавно, подтверждается стихотворениями про Бомбадила.
Фермер Маггот, дружбан Тома, вряд ли сам их сочинил, нигде не сказано, что Маггот - еще и поэт. Содержание, судя по контексту, не Том ему рассказал слово в слово - автор каким-то образом, не полностью, конечно, а отчасти, был свидетелем этих всех событий. Маггот мог гостить у Тома, и услышать рассказ от Голдберри, а затем пересказать его дальше по испорченному телефону. Но все таки читая стихотворения про Тома создается ощущение, что их автор если и не непосредственный, то очень близкий свидетель событий. И это не сам Том.

Из скупых источников известно, что Эльронд не знает Тома Бомбадила, но знает Йарвена Бен-Адара, древнейшего, безотчего сына и т.д. Эльронд знает, что Йарвен живет очень давно: Эльронд не говорит, что "они живут", он использует ед.ч. Т.е. "вступить в брак" Том мог совсем-совсем недавно, возможно даже после знакомства с Магготом: он же ночевал у того на ферме, и ни о какой жене не беспокоился, о ней вообще как о жене тогда в том стихотворении ("Приключения Тома Бомбадила") речи не шло.