Author Topic: Кровь Орла  (Read 19855 times)

0 Members and 1 Guest are viewing this topic.

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« on: 28/11/2013, 01:11:02 »
В 2011 г. я издал свой первый научно-фантастический роман "Тёмное Пламя", о его литературной судьбе можно почитать здесь http://ariston777.unoforum.ru/?1-14-0-00000012-000-0-0-1379674579
Обсуждение и об обсуждениях романа здесь http://ariston777.unoforum.ru/?1-14-0-00000014-000-0-0-1340051560
Сейчас работаю над вторым романом, свежий взгляд на черновик был бы интересен. Буду выкладывать потихоньку, разделами.
Роман пишу по мотивам произведений И. Ефремова и Д. Толкиена, понимаю, что это может показаться неожиданным, но я исхожу из того, что у них обоих одинаковая парадигма, основа которой богоборчество.

КРОВЬ ОРЛА

Нет, Профессор! Всё было не так!
Любимые слова многих толкиенистов.


Добро победит вначале на Земле, а уже потом на Небе!
Кровь Орла


В проход между столиками скользнула Айода — мол-
чаливая и пламенная, по общему мнению класса похо-
жая на древних девушек Южной Азии, носивших в
причёсках или за поясами острейшие кинжалы и смело
пользовавшихся ими для защиты своей чести.
— Я только что читала о мёртвых цивилизациях на-
шей Галактики, сказала она низким голосом, не уби-
тых, не самоуничтожившихся, а именно мёртвых. Ес-
ли сохранилось наследие их мыслей и дел, то иногда
это опасный яд, могущий отравить ещё незрелое об-
щество, слепо воспринявшее мнимую мудрость. Ино-
гда же — драгоценный опыт миллионов лет борьбы за
освобождение из пут природы. Исследование погиб-
ших цивилизаций столь же опасно, как разборка древ-
них складов оружия, временами попадающихся на на-
шей планете. Мне хотелось бы посвятить свою жизнь
таким исследованиям, – тихо добавила девушка.
И. Ефремов «Час Быка»

Часть I

БЕР

Глава I

Авария

Лампада снов! Владычица зачатий!
Светильник душ! Таинница мечты!
Узывная, изменчивая – ты
С невинности снимаешь воск печатей,

Внушаешь дрожь лобзаний и объятий,
Томишь тела сознаньем красоты
И к юноше нисходишь с высоты
Селеною закутанной в гиматий.

От ласк твоих стихает гнев морей,
Богиня мглы и вечного молчанья,
А в недрах недр рождаешь ты качанья.

Вздуваешь воды, чрева матерей,
И пояса развязываешь платий,
Кристалл любви! Алтарь ночных заклятий!

М. Волошин (1913)


1.

Царь Орин поднялся из резного золочёного кресла и подошёл к окну. Давно наступила ночь, и главный город его недавно ставшего обширным царства спал. Но он любил такие ночи. Осень полностью вступила в права, и тёплые ночи были последними. На крайнем севере в тёплое время редко можно видеть звёзды, сегодня небо сияло ими. И в нём, заливая город сказочным серебряным светом, царила полная Луна. Орин взглянул ей в лицо – в лицо Солнца Ночи, так, как учил старый вед – верховный вед Племени Великого Озера, носивший звучное имя Кровь Орла, его главный наставник.
Царь и Луна долго смотрели друг другу в глаза, наконец, Орин почувствовал – Луна слышит и видит его. Он шире раздвинул драпировку из драгоценной радужной ткани, лунный свет залил часть покоя. Передвинув кресло в этот свет, он удобно откинулся на мягких кожаных подушках и опять взглянул в лицо Солнца Ночи. Контакт с Повелительницей Звёзд вернулся мгновенно, прекрасная серебряная планета и человек вошли в душу друг другу. Много таких ночей осталось позади, и почти всегда лунные ночи открывали перед ним тайны. Теперь он нуждался в подсказке Повелительницы как никогда.
Прибыл гонец из страны богов живущих на Теллуре – из Арктиды, и передал послание его владычицы, великой Файр, с приглашением посетить богов.
Он давно ждал этого. Старый вед, ещё, когда Орин был мальчишкой, предсказал – его ждёт такая честь. И предсказание сбылось. Он так же знал, что именно после этого приглашения начнётся главная часть его жизни. Вед предрёк – ему предстоит изменить мир и достигнуть звёзд. Что имелось в виду во второй части пророчества не понял никто, но племя верило веду, и ни разу за долгую жизнь Крови Орла не пожалело о вере. Орин лелеял мечту – ему предстоит увидеть космос, Теллур со стороны, и близкие звёзды. Маленький карманный компьютер, сохранённый его матерью ещё с Асгарда, хранил в памяти множество книг и эйдопластических фильмов о жизни асов и их предков, и он никогда не расставался с ним.
Орин всё глубже погружался в транс. Для того чтобы войти в глубокий транс он давно не нуждался в амрите, хотя иногда ещё её пил. Пить галлюциногенный напиток, сваренный из особых трав, мухомора и некоторых других грибов было великой честью. Это могли только посвящённые, обычный человек после нескольких глотков часто сходил с ума или терял здоровье.
Комната исчезла, остался лишь сияющий диск Луны. Исчез и он. Повелительница Звёзд много раз посылала ему удивительные видения в таком состоянии, послала и сегодня. Но к удивлению Орина он не увидел нового, Повелительница вдруг открыла перед ним детство. Но у него никогда не было таких ярких воспоминаний. Более того, сейчас он вспомнил то, чего, как оказалось, не вспоминал никогда.

Offline Naugperedhel

  • Ветеран
  • *****
  • Gender: Male
  • Khuzdbanakûn
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #1 on: 28/11/2013, 01:38:39 »
Приветствую! Рад, что кому-то еще интересен Ефремов. У самого есть идея по мотивам Ефремова и Толкина вместе. ::)
Quote
"Нет, Профессор! Всё было не так!
Любимые слова многих толкиенистов"
Те, кто так считает - не толкинисты. Перумисты, ниеннисты...
Quote
— Я только что читала о мёртвых цивилизациях на-
шей Галактики, сказала она низким голосом, не уби-
тых, не самоуничтожившихся, а именно мёртвых.
Неправильно оформлена прямая речь. низким голосом мертвых?
Quote
Солнце Ночи
В именах и названиях пишется только одна заглавная буква - Солнце ночи. Или у них там одна единственная Ночь? Меньше больших букв.
Quote
Он так же знал
слитно надо
Quote
Орин лелеял мечту – ему предстоит увидеть космос
Не согласованы времена (прошедшее-будущее). Или лелеял мечту увидеть космос. Или лелеял мечту о том что когда-то увидит космос.
Quote
Более того, сейчас он вспомнил то, чего, как оказалось, не вспоминал никогда.
Как оказалось - лишнее. Или просто - Сейчас он вспомнил то, что раньше не вспоминал.

Так пока вроде неплохо, но слишком мало для каких-либо выводов.
« Last Edit: 28/11/2013, 01:41:34 by Khuzdbanakûn »
Верю в эльфов и гномов. Не верю в людей...
Нет бога кроме Эру и Толкин - пророк его!
Aglâb khuzdûl! Всё о кхуздуле: khuzdul.su

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #2 on: 28/11/2013, 14:06:27 »
Quote
Приветствую! Рад, что кому-то еще интересен Ефремов. У самого есть идея по мотивам Ефремова и Толкина вместе. ::)
Приветствую! Рад встретить единомышленника, у многих ортодоксально настроенных ефремовцев и толкиенистов на мои произведения весьма нервозная реакция.
Quote
Неправильно оформлена прямая речь. низким голосом мертвых?
Не совсем понял. Это прямая цитата из "Часа Быка".
Quote
В именах и названиях пишется только одна заглавная буква - Солнце ночи. Или у них там одна единственная Ночь? Меньше больших букв.
Я этим часто грешу, буду благодарен за такие замечания впредь. Но здесь, почему-то, хочу оставить так.
Quote
слитно надо
Поправил в основном тексте.
Quote
Не согласованы времена (прошедшее-будущее). Или лелеял мечту увидеть космос. Или лелеял мечту о том что когда-то увидит космос.
Поправил.
Quote
Как оказалось - лишнее. Или просто - Сейчас он вспомнил то, что раньше не вспоминал.
Поправил.




Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #3 on: 28/11/2013, 14:07:48 »
Quote
Так пока вроде неплохо, но слишком мало для каких-либо выводов.
Спасибо! Даю очередной фрагмент.

2.

Плазмолёт терял высоту, всё ближе становились верхушки сосен. И Орин с замиранием сердца следил за их приближением. Он родился на маленькой арктической станции, одной из последних сохранившихся станций космической связи на которой работали мать и отец. Недавно ему исполнилось четыре года, и его решили переправить в Асгард, к бабушке – матери его матери, занимавшей высокое положение. Он тогда не знал, что бабушка не одобряла брак дочери с отцом, тоже бессмертным корном, но простым инженером космической связи, а не представителем знатного рода. Корны ценили инженеров и давали им бессмертие, но за знания и полезность, а не знатность происхождения. Не знал он и, что мать была одной из первых красавиц Асгарда, и могла выйти замуж более чем удачно, но предпочла выгоде чувство.
   Когда родился сын, бабушка сразу заявила, что сама займётся его воспитанием, поскольку убеждена – только ей под силу сделать из него настоящего представителя древнего рода, настоящего аристократа и настоящего корна (бога). Родители согласились, бабушка имела право так говорить. 700 лет прожила она на свете. Очень строгая в вопросах этикета, она вырастила много детей, внуков, правнуков и праправнуков по-настоящему утончёнными аристократами. Именно в воспитании представителей рода нашла она призвание, и сумела придать роду блеск которого, наверное, не было во всей его истории. Видимо поэтому она и сумела найти силы прожить 700 лет, не посетив за такой долгий срок храм эвтаназии, в котором добровольно закончили жизнь многие корны, сдавшись усталости.
   И вот сейчас старый плазмолёт падал. Мать с ужасом взяла его на руки и прижала к себе, на глазах у неё выступили слёзы.
   - Держитесь крепче! – крикнул пилот.
   Плазмолёт ударился о сосну, срезав верхушку. За первой ударился о вторую, третью выворотил с корнем, затем, снижаясь, оставил за собой целую просеку. Он не был космической техникой с корпусом из несокрушимого орихалка, но специальная пластмасса, составляющая обшивку, тоже отличалась прочностью. Благодаря вывороченным соснам удалось погасить скорость и посадить помятый летательный аппарат.
   После нескольких неудачных попыток открыли заклиненный люк, и вышли наружу. Кроме мамы и пилота в плазмолёте было два инженера летевших в Асгард с отчётными материалами. Теперь пять человек, включая женщину и маленького ребёнка, оказались в негостеприимной тайге, в позднюю осень.
   Они приземлились на северо-западе Евроазиатского континента, недалеко от Ледяного океана, довольно далеко от Арктиды и невероятно далеко от Миктланда, и на помощь рассчитывать не приходилось. Спутников связи почти не осталось, и радиостанция молчала. Шанс попасть к своим был один и исчезающе небольшой – пешком дойти до побережья Белого моря, к нескольким небольшим поселениям аров. Миктланд и Арктида не воевали много веков, но неприязнь сохранялась, однако попавшим в беду помогали всегда, даже в далёкие времена войн, поэтому в том, что ары помогут, можно было не сомневаться. Но до их поселений нужно ещё добраться, а это почти невероятно, кроме естественных опасностей тайги и уркхов на пути враждебные государства.
   Шёл мелкий отвратительный дождь. Мужчины вооружились нарезными карабинами, мама взяла автоматический пистолет. Упаковав аварийный запас еды и набросив серые непромокаемые плащ-накидки, они вышли. Мама хотела взять его на руки, но он категорически отказался, и потом действительно около часа смог идти по раскисшей и заболоченной почве, не сдаваясь, сколько мог. Потом на руках его несли по очереди.
   Перед выходом пилот, самый опытный и бывалый человек в группе сказал:
   - Если мы встретим людей из первобытного племени это не страшно: у них в обычае помогать пришедшим не с враждебными намерениями, и с нами поступят по законам гостеприимства. Если мы встретим уркхов – это смерть! Но страшнее всего, если мы натолкнёмся на охотников за рабами, а именно сейчас, поздней осенью, когда собран урожай, очень даже можно их встретить. Рабство здесь страшное по настоящему.
   Три дня шли по промокшей тайге. Небо всё время было затянуто тучами, и сияющий диск Ра не показался ни разу, все страдали от сырости. Только вечером, когда темнело, благо осенью темнело быстро, пилот разрешал развести костёр, приготовить горячий ужин и обсушиться. Днём он категорически запретил костры. Дым виден далеко и мог привлечь уркхов или охотников за рабами. Пилот так же тщательно выбирал место ночлега. На возвышенности, поросшей толстыми деревьями – хорошей защитой от стрел, и с относительно свободными от деревьев склонами, что не позволяло врагам подобраться незамеченными. Здесь, в краю серых скалистых гор, подобные возвышенности не были редкостью.
   Сейчас они сидели на такой скале. Костёр догорал, они допивали горячий напиток из зверобоя. Вдруг пилот предостерегающе поднял руку. Мужчины осторожно подтянули карабины, мама медленно достала из кобуры пистолет.
   Пилот резко вскинул карабин и трижды выстрелил вниз, по кустарнику у подножия склона. Крик боли и ярости был ответом. Из кустарника вылетело несколько стрел, ударились о деревья, но к удивлению Орина ни одна в дерево не вонзилась. Все с сильным стуком отскочили. Огонь открыли и инженеры. В кустарниках мелькнули быстро отступающие фигуры. Пилот вновь выстрелил – одна из фигур взмахнув руками, выронила лук и упала на землю.
   Несколько мгновений было тихо, затем из-за деревьев раздался резкий голос что-то выкрикивающий на незнакомом языке.
   - Это охотники за рабами, – мрачно сказал пилот, – предлагают сдаться добровольно, гарантируют жизнь. В этом им можно верить, – с мрачной иронией добавил он, – жизнь действительно сохранят.
   Маленький Орин ещё не знал об ужасах рабства, но уже знал – асы никогда не сдаются, предпочитая смерть неволе. Этому учили с самого раннего детства.
   Пилот повернулся к матери.
   - Тэрин, – назвал он её по имени, – бери ребёнка и спускайся по этому склону. Они не стали нас окружать, надеясь захватить врасплох, или стрелы полетели бы со всех сторон. Это специальные стрелы, с деревянными наконечниками, они не убивают, а оглушают, рабы нужны живыми. У тебя есть шанс ускользнуть. На вершине много кустарника, и наступает темнота. Какое-то время мы продержимся. Они могут найти вас по следам, но мы постараемся нанести им максимальный урон, с нашим оружием это возможно, и им станет не до вас. Кроме того, вы не очень ценная добыча. – Он немного помолчал, и грустно добавил. – Шансов спастись у вас немного. Вернее, один, если наткнётесь на первобытное племя, только первобытные племена здесь не делают зла женщинам и детям.
   Мама с ужасом взглянула на мужчин, по её щекам текли слёзы. Она отрицательно покачала головой, не двинувшись с места.
   - Делай, как я сказал! – повысил голос пилот. – Ты спасаешь не только себя, но и ребёнка.
   Этот довод подействовал, она схватила его на руки, и начала осторожно спускаться. Орин видел, мама хочет расплакаться, но держится, только слёзы сами текут из глаз. Несмотря на возраст, он понял, мама плачет не из-за них, а оплакивает людей жертвующих жизнями.
   Они уже углубились в лес, когда около холма вновь загремели выстрелы. Они гремели долго. Врагам очевидно не раз пришлось атаковать холм. Асы сражались до конца, защищая свою свободу и честь народа, среди которого жили боги на Теллуре.

Offline Mortarionycz

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #4 on: 29/11/2013, 15:21:51 »
Роман пишу по мотивам произведений И. Ефремова и Д. Толкиена, понимаю, что это может показаться неожиданным, но я исхожу из того, что у них обоих одинаковая парадигма, основа которой богоборчество.
А вы уверены, что ничего не перепутали? Я про Толкина.

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #5 on: 29/11/2013, 16:27:33 »
Quote
А вы уверены, что ничего не перепутали? Я про Толкина.
Уверен, и уже давно. И у Толкиена, и у Ефремова очень многое заимствовано из гностицизма. Так у Толкиена его Вселенная Эа, по буквам переписана из "Пистис Софии", из неё же по буквам переписана казнь Мелкора (гностического Иисуса Христа - Сатаны). Но при этом это и не гностицизм, нет смертеутвеждения. Думаю, что здесь неизвестное науке богоборческое учение, но очень интересное. По Толкиену, кстати, что в основе его произведений лежит богоборчество, исследования уже есть, в том числе и православных богословов. По Ефремову пока нет, если, конечно, не считать моей работы "Преступление Творца", если интересно, то вот она http://ariston777.unoforum.ru/?1-5-0-00000000-000-0-0-1367866367

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #6 on: 29/11/2013, 23:17:33 »
3.

   Сколько они шли по лесу, Орин не знал. Скоро они ослабели от голода, мама не умела охотиться, да и пистолет мало подходил для этого, а аварийный запас пищи быстро иссяк. К тому же он простудился, и у него был сильный жар. Вскоре простуда одолела и маму, лекарства из аптечки мало помогали в промозглом лесу. Он смутно различал, как они вышли на берег озера и увидели крупный посёлок на холме, окружённый частоколом. Он был на руках у мамы, а ей похоже стало уже всё равно. Она, качаясь, пошла к воротам, где стояли воины с копьями, в головных уборах из лебединых перьев. Увидев, в каком они состоянии, воины сразу же что-то закричали. На крик сбежались женщины и дети, и среди них седой старик в большом тонкой работы уборе из перьев чёрного лебедя. Старик положил руку ему на лоб, и, вдруг, стразу стало легче. Маму подхватили и повели. Он ещё смутно разглядел просторную землянку, в которой они оказались.
   Две недели Орин метался в бреду. И тогда, находясь на грани между жизнью и смертью, он впервые познал удивительное видение. Позже он научился входить в транс и сам вызывать такие видения, но тогда оно его потрясло.
   Землянка, звериные шкуры, на которых он лежал, и лёгкий треск огня в очаге исчезли, на смену пришёл нарастающий шум. Орин понял – это шум падающей воды. Он шёл на него, уверено и неторопливо, зная – именно он хозяин этих мест. Шёл на четырёх ногах.
   Шум нарастал, деревья раздвинулись, он увидел величественный водопад. Массы пенной снежно-белой воды с грохотом падали с большой высоты, вливаясь в широкую  чистейшую заводь в большой скале. Орин встал на задние лапы, и зарычал. Грозный рёв перекрыл шум водопада. Точка зрения изменилась, Орин увидел себя со стороны. Он был огромным медведем, вставшим на задние лапы, и громким рёвом, оповещавшим всех, что явился истинный хозяин водопада. Рёв возымел действие, в кустарник метнулась тень лисы. Орин опустился на четыре лапы и несколько мгновений любовался горами воды, рушащимися в заводь. Потом стал у самой воды, зорко глядя в бушующую пену.
   Первого крупного хариуса выпрыгнувшего из рушащейся водяной горы он поймал минут через пять, мгновенно откусил ему голову, а затем, не торопясь, с аппетитом съел. Второго пришлось ждать куда дольше. Зато третьего он подцепил когтями буквально через минуту, как расправился со вторым. Когда он, довольно урча, откусывал от добычи очередной крупный кусок, пришло чувство опасности.
   Орин привык доверять ему. Он знал, что уязвим. На угодья может покуситься другой медведь, может напасть смилодон, непредсказуемо поведение шерстистых носорогов, не говоря о людях и уркхах. Воздух не доносил враждебных запахов, значит точно не носорог, этот не подкрадывается с подветренной стороны, а сломя голову мчится на любого, кто вызвал гнев, даже на мамонта. Грохот водопада заглушал шумы, что и делало нападение благоприятным. Орин напрягся и чуть повернул голову навстречу ветру. Он успел уловить в кустах пятнистую тень раньше, чем саблезубая кошка оглушительно зарычав, кинулась на него.
   Орин ударил лапой гибкое тело ещё в прыжке. Удар пришёлся прямо по морде, с оскалёнными громадными клыками, когти провели по ней кровавые борозды, и сорвали клок шкуры с верхней челюсти. От мощного удара полуоглушённая кошка рухнула. Мгновения, которое смилодон пытался встать, ему оказалось достаточно. Он погрузил когти в гибкое извивающееся тело, прижав к земле, а затем вонзил зубы громадной кошке в горло. Смилодон рванулся в последний раз, и забился в конвульсиях.
   Встав на задние лапы, он огласил окрестности торжествующим победным рёвом.
   В бреду Орин потерял чувство времени, но почему-то твёрдо запомнил, что именно после видения пошёл на поправку.
   В приютившем их племени никто не верил, что ребёнок выживет. Никто кроме матери и веда, в уборе из перьев чёрного лебедя. Его, как они узнали позднее, так же звали Чёрный Лебедь, это имя по традиции наследовал вед рода, поскольку Чёрный Лебедь назывался и приютивший их род. Маму вед поставил на ноги за пару дней отварами из трав и колдовством. Дальше мама день и ночь не отходила от сына. На третью неделю лихорадка начал спадать, он начал узнавать маму. Потом ему пришлось долго лежать в землянке, вед сказал – он потерял много сил, и силы вернуться не скоро. Дальше он грустно добавил:
    - Полностью силы к твоему сыну вернуться через много лет. Если вернуться.
   Он тогда не понял веда, но мама знала несколько языков племён, с которыми асы поддерживали отношения, язык приютившего их племени оказался похож на один из них.
   Вед оказался прав. Путешествие по промозглому лесу подорвало здоровье ребёнка, и он рос болезненным и слабым. В играх он стал парией, сильно отстающим от сверстников, и предметом насмешек. Он начал сторониться сверстников и предпочитать одиночество. Всю нерастраченную любовь мама отдала сыну. Её красота не осталась незамеченной и вначале многие выдающиеся охотники и воины пытались за ней ухаживать, но она решительно отвергла все попытки, объясняя, что в Асгарде у неё муж. Такая верность снискала ей большое уважение, особенно у мужчин. Как и у многих кор, у мамы были на неплохом уровне пробуждены Высшие Способности сознания, и она стала одной из вед, и быстро завоевала признание на этом поприще и даже особое расположение главной веды рода – Мерцаны, что тоже добавило уважения. Огромным утешением для него стал карманный компьютер, который мама каким-то чудом не потеряла в лесу в период болезни, пистолет она потеряла. Благодаря компьютеру мама научила его читать и писать, племя не знало письменности. Вернее, у племени не было письменности своей, многие веды знали языки и письменность рабовладельческих государств, и проявивших способности к этому обучали языкам и письменности других народов в школе ведов и школе вед, однако таких было немного. Но главное, кристалл компьютера хранил в себе более двадцати пяти тысяч художественных и документальных произведений, как в виде книг, так и экранизированных. Мама не стала рассказывать кому-либо в племени о компьютере, и мир который открывал перед ними его довольно большой голографический экран, стал их тайной. Мама часто смотрела с ним фильмы, разъясняла непонятное, и, на первых порах, читала ему вслух. Компьютер был практически вечным, для зарядки достаточно было час продержать его на свету, и заряда хватало на неделю. И мама немного понимала в кибернетике, и могла устранять мелкие неисправности.
   Первые годы жизни в племени для него, таким образом, стали довольно сносными. Но в двенадцать лет мальчиков ждала так называемая Школа Молодых Волков. Их начинали учить охотиться, выживать в лесу и воевать. Самое же главное, в период, когда не было снега – более полугода, мальчики жили не с родителями, а в лагере в лесу, что представлялось ему самым трудным. Только много позже, когда вырос, он понял, что мать слишком его баловала и воспитывала эгоистом. Этим был очень недоволен старый вед, и несколько раз говорил с матерью. Но она отвечала, что ребёнок слишком слаб и болезнен, а поэтому нуждается в особом уходе. На что вед как-то резко заметил: «Это не снимет с него обязанность стать мужчиной!» – но мама оставалась глуха. Тогда же Орин заметил – вед уделяет ему больше внимания, чем остальным детям. Вначале он объяснил это тем, что вед спас ему жизнь и теперь считает моральной обязанностью участие в судьбе, но вскоре понял – это не так, людей обязанных Чёрному Лебедю жизнью и здоровьем было много, и не только в роду, но и в племени.
   Приютившее их Племя Великого Озера, стояло на грани цивилизации, многое заимствовав от соседних рабовладельческих государств, к счастью, кроме самого рабовладения. Землянки были просторны и удобны, с хорошими печами, топившимися по белому. В них было несколько комнат, например, в его с мамой землянке было три комнаты: гостиная, спальня и кладовая. Посёлок действительно стоял на берегу огромного озера, с множеством островов, на высоком холме, его окружал высокий добротный частокол. Лес вокруг был вырублен, и подобраться незамеченным к укреплениям было невозможно. Рядом располагалось большое поле, находящееся в общинной собственности, там выращивали рожь, пшеницу и ячмень – племя умело печь хлеб и варить пиво, пиво считалось священным солнечным напитком, способствующим медитации, а так же лён – в племени умели ткать грубую ткань. Ещё были огороды, на них выращивались овощи. И в самом посёлке и возле него росли сады с плодовыми деревьями. Развитым было и животноводство. Разводили лошадей, свиней и коров, домашней птицы не знали. Имелось множество собак, используемых как на охоте, так и в упряжках. Скот тоже находился в общинной собственности, такую необходимость диктовало враждебное окружение. В случае войны стада перегонялись в специальные секретные места, в какие именно знали немногие. Исключением были свиньи, они могли находиться и в личной собственности.
   Детей обучали земледелию и уходу за домашним скотом с раннего детства.
   Чёрной металлургии не было, но кое-какие стальные орудия и оружие выменивались у рабовладельческих государств. Ножи почти у всех воинов были стальными. Обрабатывать самородные медь и золото, месторождения имелись на территории племени, умели, умели так же гранить алмазы, месторождения которых тоже имелись. Месторождения хранились в тайне. Золото и алмазы шли на изготовление ювелирных украшений, и золото ценилось намного выше других металлов. В своё время его охотно приобретали асы и ары, оно использовалось для изготовления анамезона, и с тех пор вошло в цену, но, понятно, в племени никто не подозревал, что в цене оно останется на десятки тысяч лет. Видимо это и привело к развитию ювелирного дела, украшения делались на художественном уровне ничуть не уступающем  уровню в рабовладельческих государствах. Мастера племени умели даже изготавливать из золота и слюды или стекла водяные часы, позволяющие измерять время с точностью до минуты. Часы и ювелирные украшения охотно покупались соседними племенами и народами.  В какой-то мере золото играло роль денег и внутри племени, но настоящих товарно-денежных отношений не было. Медь, напротив, шла на хозяйственные изделия, например, петли ворот на частоколе были медными.
   На изготовление оружия медь не использовали, в силу мягкости. Бронзу делать не умели, хотя и знали, что это сплав меди и олова. Но месторождений олова на территории племени не было, а покупать не имело смысла, местные кузнецы не знали в каких пропорциях сплавлять его с медью. Для охоты использовались, в основном, стрелы с костяными и кремневыми наконечниками. Для войны наконечники применялись из закалённой стали, за которые приходилось дорого платить.
   Охота и рыбная ловля, не смотря на наличие земледелия и скотоводства, имели огромное значение и были главным источником животной пищи. Все мужчины племени считались охотниками, а охота самым престижным занятием. Статус мужчины определяло насколько он хороший охотник. И охотничий промысел освящался вековыми традициями. К диким животным относились очень рационально, и хищнический промысел исключался в принципе. Любого нарушителя установленных охотничьих правил серьёзно наказывали, вплоть до изгнания из племени. Охотникам других племён и народов запрещалось охотиться на угодьях племени, и за такое нарушение наказывали смертью. Обучение мальчиков охоте и войне считалось самым главным в воспитании подрастающего поколения, и первый круг Школы Молодых Волков был обязательным для всех.
   Но самым удивительным, как позднее объяснила Орину мать, было отношение Племени Великого Озера к женщине. Женщины пользовались влиянием, как минимум не уступающим влиянию мужчин. Если вожди и старейшины были только мужчины, то женщины, гораздо чаще, были ведами. Считалось, что способность к ведовству у них намного сильнее, чем у мужчин. У вед, как на уровне рода, так и на уровне племени была своя иерархия, никак не зависимая от иерархии вождей, старейшин и ведов. И именно веды были главной гарантией высокого влияния женщины. Но была ещё одна – личное имущество наследовалось по женской линии, и владелицей землянки считалась мать, а не отец. Верховным божеством так же считалась женщина – Повелительница Звёзд (Богиня Луны).

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #7 on: 01/12/2013, 02:12:02 »
4.

В Высший Совет Академии
Горя и Радости

Изучая вопрос происхождения общих предков корнов и землян интроспективным путём, моя рабочая группа установила ряд новых фактов. Прежде всего, можно считать доказанным, что у корнов и землян общие предки и память о них сохранилась в земной мифологии. Интересными для аналитических исследований являются древнерусская, скандинавская, античная и индуистская мифологии. Наиболее полно картина сохранилась в скандинавской. Общие предки корнов и землян называли себя асы и ары (в наше время шире распространено название арии). Корн, в дословном переводе, означает не бессмертный, как считалось ранее, а бог, что, впрочем, наверное, одно и тоже.
Точного времени прилёта на Землю своих предков асы и ары в период времени, в который членам моей группы удаётся проникнуть через медитации, не помнят, но, по-видимому, речь идёт минимум о десятках тысяч лет. Они так же не помнят планеты вернее, планет прародины, нескольких или даже многих, поскольку их предки умели совершать межзвёздные космические полёты через нуль-пространство.
В тоже время открыт неожиданный факт – у асов и аров были предания, что прародиной является наша планета – Земля, но их предки вынуждены были её оставить в незапамятные времена из-за катаклизмов, вызванных падением её второго естественного спутника. Но это именно предания, не имеющие достоверных доказательств.
   Элиты асов и аров использовали психотронные генераторы для подчинения своей воле масс населения, применяли как аналитический, так и интроспективный метод познания, и на высоком уровне овладели способностями Прямого Луча. Нейрохирургические операции и другие способы необратимо искалечить психику простых людей для подчинениях своей воле они не применяли.
   Использование психотронов позволили элитам внушить основной массе населения, что они боги (корны), тем более элиты достигли биологического бессмертия. Способ достижения бессмертия был не аналитическим, а интроспективным. Часть асов и аров (ничтожно малая) научилась входить в нуль-пространство без технических приспособлений, там они получили возможность овладевать способностями Прямого Луча на невероятных уровнях. Именно это и позволило им продлевать жизнь себе, а затем и другим, практически до бесконечности, равно обеспечив и вечную молодость. Каждый ас и ар умевший входить в нуль-пространство был способен подарить биологическое бессмертие любому человеку, при условии, что, скажем так, тот периодически будет приходить к нему на реконструкцию.
Это позволило им сделать ряд великих открытий, самым важным, на мой взгляд, является открытие некоего вещества – орихалка, другое название истинное серебро.
   Орихалк (истинное серебро) – это полуживая субстанция, получаемая путём роста обнаруженных на одной из планет кристаллов, видимо представляющая собой нечто среднее между растущим кристаллом и вирусом. Вещество назвали – кристаллин и полностью его свойства неясны. Известно только, что для роста ему нужна тонкая энергия живого вещества и подходящая минеральная среда. Структура кристаллина крайне сложна и исследования не позволили выяснить её в полной мере. Синтез орихалка асы и ары осуществлять не умели.
Они так же долго не умели делать нуль-пространственных звездолётов, хотя в нуль-пространство умели входить люди, имеющие врождённую способность. Но процесс исследования кристаллина выявил ряд его удивительных свойств, прежде всего, память – способность развиваться по заданным формам. Это позволило, соединив кибернетику с биотехнологиями, научиться создавать из него механозародыши, и выращивать из них различную технику, которая, в прямом смысле, при наличии подходящих минеральных и биологических условий, росла сама. Идеальным образом её рост осуществлялся в лесу, росшем на древних тектонических плитах, там кристаллин получал достаточно энергии от деревьев, и нужных минеральных веществ. Однако такие условия были достаточно редки, похоже, на Земле, такие условия, были только на северо-западе Европы, поскольку, там самая древняя тектоническая плита в нашем мире. Бывало, что рост механозародышей выходил из-под контроля, в силу чего на северо-западе образовались месторождения кристаллина, которые асы и ары, впоследствии, использовали много веков.  Далее выяснилось, что если этой техникой управляет человек умеющий входить в нуль-пространство, то на это способна и техника. Побывав в нуль-пространстве один раз, живая техника могла входить туда и без помощи человека. Это и позволило создать нуль-пространственные звездолёты.
Так же выяснилось, что, побывав в нуль-пространстве, кристаллин приобретает новые чудесные свойства, главное – перестаёт входить в реакцию с антиматерией. Именно побывавшее в нуль-пространстве вещество и получило название – орихалк. Точное значение слова забыто. Орихалк очень красив и по свойствам не отличим от металла, зеркально-серебристый, и, при соответствующей огранке, подобно алмазу разлагает свет на спектр, сверкая всеми цветами радуги. Ценился намного дороже золота, в том числе и в годы заката цивилизации корнов. Он удивительно лёгок, кольчуга из орихалка практически невесома, и необычайно прочен, кольчугу не пробивает даже закаленная сталь. В период жизни Орина космических аппаратов почти не осталось, орихалк используется для изготовления ювелирных украшений и боевых доспехов, и является большой редкостью, выращивать его и технику асы и ары разучились, а месторождения выработаны, поэтому орихалковые изделия невероятно ценны. На базе на Луне остаётся семь нуль-пространственных звездолётов, но согласно соглашению между Асгардом и Туле (столицей Арктиды) звездолёты должны оставаться на Луне, в совместном ведении обоих государств, переброска их на Землю, равно как и любой другой сохранившейся на них техники и вооружения возможны только в случае если принято решение эвакуироваться с Земли.
В боевых действиях в космическом пространстве орихалк сделал аннигиляторы бесполезными. Однако сама реакция аннигиляции осталась весьма грозным оружием, и орихалк позволил разработать на её основе новые системы вооружения.
Память о веществе сохранилась только в древнегреческих и древнееврейских источниках. Упоминается у Гомера, Платона, Гесиода, Плиния Старшего, Иосифа Флавия. Впоследствии в «Новой Атлантиде» упоминается Френсисом Беконом. Описания отрывочны и крайне противоречивы. В фантастике и фэнтези ситуация сохраняется. Единственное относительно детальное описание присутствует у Д.Р.Р. Толкиена во «Властелине колец», под названием – мифрил. Всё значение орихалка в нашем мироздании Толкиен подчёркивает через одно из имён великого чародея Гендальфа, благодаря которому наш мир не стал инфернальным необратимо – вновь не был замкнут в гностическую вселенную-коллапсар посредством, так называемого, Кольца Всевластья. В своё время, кстати, подлинное содержание произведений Толкиена было предметом ожесточённого идеологического и религиозного противоборства, ряд исследователей и богословов считали его христианским, а ряд скрыто гностическим, но в наше время установлен факт, что здесь имело место третье – скрытый пиар тайного герметического учения. Впрочем, большинство исследователей считает герметизм одной из гностических религий, не имеющей смертеутверждающей составляющей. Эльфийское имя Гендальфа – Митрандир, дословный перевод с эльфийского языка – Мифриловый странник. Самое удивительное здесь в том, что Митрандир действительно реально существовал, в указанную доисторическую эпоху, о нём имеются религиозные предания у асов, аров, в рабовладельческих государствах и первобытных племенах. Более того, есть даже прямое совпадение имени, у него было много имён, у разных народов, некоторые народы Арктиды называли орихалк – митр, и его имя у них, таким образом, повторяется дословно – Митрандир. Что это, пробуждение у Толкиена способностей Прямого Луча, или он имел доступ к неким тайным источникам неизвестно, но учитывая, что он, видимо, был членом герметической организации возможно как первое, так и второе. Полагаю данный вопрос нуждающимся в дополнительном изучении.
Так же следует отметить, что мир, в который нам удаётся проникнуть через медитации, это далеко не мир, описанный в произведениях Толкиена, напротив, он очень отличается от него. Есть только отдельные общие черты.
Крупные месторождения кристаллина через несколько веков так же становятся месторождениями орихалка. Каким образом не ясно, но асы и ары были убеждены, что достигнув определённой массы орихалк существует не только в нашем пространстве, но и в нуль-пространстве, он частично погружается туда, это и превращает его в орихалк. Кроме того, они полагали, что он способен проникать в Тамас.
Противоречия между асами и арами однажды вылилось в великую войну, в результате их планеты стали непригодными для жизни. Выжили только люди на космических кораблях и поселениях.
   Часть выживших эвакуировалась на Землю, судьба остальных неизвестна. Асы заселили Гренландию (их название Миктланд), ары Арктиду. В тот период север Земли почти не был покрыт льдом и на нём был умеренный климат с элементами субтропического. Асы так же заселили часть островов великого северного архипелага, тогда он был значительно больше, являясь мостом между Европой и Северной Америкой. Арктида была одним из островов, существенно меньшим Миктланда. Ары заселили и часть европейского континента, на территории современной Скандинавии и северо-западной России. В Миктланде был построен Асгард, в Арктиде город Туле, интересно, что ары считали Туле – город на склоне горы Меру, не просто построенным, а построенным на месте древней столицы Арктиды. По преданиям аров до падения на Землю её второго естественного спутника, северный полюс Земли находился на острове Арктида, а гора Меру находилась в точности на месте земной оси, но падение спутника привело к смещению оси, опусканию под воду ряда земель, равно как и подъёму из-под воды многих новых.
   Длительный период асы и ары не воевали, их осталось мало, и был значительный недостаток ресурсов. Однако по мере развития противостояние, включая военное, восстановилось. Когда масштаб боевых действий принял угрожающий характер, и было применено ядерное и аннигиляционное оружие, себя внезапно проявило древнее тайное общество «Токра» – «Ждущие Пламени», до того бездействующее много тысячелетий, в его существование не верили даже асы и ары прожившие по 700-800 лет. Оно совершило ряд убийств высших руководителей асов и аров, и применило по населению мощные психотроны, аналогов которых не было у обоих государств. «Токра» призвали простых асов и аров к мятежу против богов, (высшая элита по-прежнему считалась богами).
Самое же главное, населению внушалась новая идеология. Суть – люди равны богам, и не только земным, но и небесным. Но людей искусственно поселили в извращённое мироздание – Митгард, Толкиен перевёл это слово как – Средиземье, замкнутое в кольцо, и в силу этого отягощённое инферно – изначальным эволюционным извращением, обрекающим всё живое на невероятные страдания и блокировавшее высшие способности людей, обеспечивающие равенство богам. Следует отметить, что Митгард в представлениях людей той эпохи полностью эквивалентен гностической вселенной-коллапсару или конечной вселенной Эа Толкиена. Кроме того, извращённые законы Митгарда ведут к тому, что истинное совершенство всё вернее подменяется извращённым  – псевдокрасотой, приспособленной к извращённому  миру. В результате наш мир из мира людей всё вернее превращается в мир демонов – демонами становятся люди. Процесс долог и многоступенчат, нравственная гибель людей и обществ происходит не в одной жизни, а во многих, (идеология строилась на концепции реинкарнации), но его можно ускорить, и это главная опасность.
Важно так же, что не только асы и ары, но и другие народы и племена того мира не отождествляли Митгард и Землю, самое распространённое название Земли в тот период – Теллур, и у всех народов чётко подчёркивалось, что Теллур лишь ничтожная часть Митгарда. Кстати, здесь имеет смысл отметить, что распространённым названием Земли у многих народов было ещё и Ар, поэтому дословный перевод слова ары или арии – земляне, или земледельцы, слова Теллур и Ар часто использовались как слова-синонимы. Кроме того, в культуре народов Арктиды огромное значение имело Солнце, самое распространённое название – Ра. И слово Ра имеет большое лингвистическое значение, поскольку частица «ра» использовалась для словообразования и, прежде всего, слов положительного значения. В современном русском языке, как теперь точно установлено, сохранилась масса слов с частицей «ра» возникших в Арктиде, в частности: радость, боевой клич – ура, рай, раса (сыны Солнца), разум, правда, вера, храм, множество других слов.
Один из великих небесных богов восстал против других, поскольку справедливо посчитал создание Митгарда преступным, и ему частично удалось разомкнуть кольцо. Но лишь частично. Однако это дало шанс исправить положение – пробудить в каждом человеке Высшие Способности, и овладеть ими. Но это крайне сложно, начинать нужно с пробуждения памяти о прежних жизнях, и исследований в области гипноза и аутогипноза (медитации). Он успел дать это знание людям, но боги сделали всё, чтобы лишить мятежного бога доброго имени, и очернить данное тайное знание. Нет никаких сомнений – именно эта религия стала предтечей герметических учений, а впоследствии и Ноосферного мировоззрения победившего в годы Второй Великой Революции.
Интересно так же, что предание вновь полностью совпадает с гностическим и Толкиена в части казни мятежного бога другими богами. И гностики и Толкиен исходили из того, что наша вселенная конечна, она лишь огромный звёздный остров посреди так называемой Запредельной Тьмы. Мятежный бог – Мелкор у Толкиена, и Люцифер (в авраамических религиях) был бессмертен, и его нельзя было убить. Тогда его обрекли на вечную муку, бросив в космический холод и ужас Запредельной Тьмы. Однако, у гностиков, он сумел вернуться на Землю, принял образ Архангела (Архонта) Гавриила, вошёл в доверие к богам и начал тайную борьбу, которую продолжает и, по сей день. Самой удачной тайной операцией был его приход на Землю в образе Иисуса Христа. Он явился к Деве Марии от имени Бога, как его посланец – Архангел Гавриил, но оплодотворил её не Сыном Божьим, а собой, и, таким образом, находясь в смертном теле, вновь смог продолжить обучение людей гносису – тайному знанию, делающему людей равным богам. У Толкиена же, судя по всему, использована та же легенда, с одной оговоркой – Мелкор возвращается на Землю гораздо раньше, в образе Гендальфа (Митрандира).
Прямых доказательств этому нет, но есть масса косвенных, у Митрандира ряд общих черт с Иисусом Христом, он, даже, воскресает, но он странный Христос – Маг Света, то есть Несущий Свет или Люцифер. В религиях Арктиды этот миф тоже присутствует, и, более того, он основа ожесточённых противоречий. Ряд народов Арктиды и Миктланда считают, что в образе Митрандира на Землю пришёл посланец Бога, а ряд, что мятежный бог. Мысль о том, что в образе Митрандира в наш мир пришёл мятежный бог, была частью идеологии распространяемой «Токра».

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #8 on: 01/12/2013, 02:12:15 »
Вспыхнула гражданская война, в которой «Токра» формально проиграли. Но внушённое населению новое мировоззрение закрепилось в мифологиях и подсознании.
Прошло не менее года пока элитам не удалось создать более мощные психотроны, чем у «Токра» и погасить волнения. За этот период «Токра», которые, видимо, и не ставили целью захват политической власти, эвакуировали большую часть населения Миктланда и Арктиды в районы с густыми лесами, поиск в которых эвакуированных был крайне затруднён. Прежде всего, эвакуировались учёные, а так же носители новой идеологии. Учёные, сохранявшие верность элитам, беспощадно уничтожались физически.
   Это породило научную стагнацию, переходящую в деградацию. «Токра» вновь исчезли, и спецслужбы оказались не в состоянии проконтролировать этот процесс.
   На указанный момент, прошло много тысячелетий от описанных событий. Расселение асов и аров по Земле, и применение в Миктланде и Арктиде психотронов породили удивительную социальную химеру. Высокие технологии сохранились только в Миктланде и Арктиде, вокруг возник ряд государств живущих рабовладельческим строем в железном веке, и они агрессивны. Рабовладельческие государства постоянно воюют между собой и с многими первобытными племенами живущими в позднем неолите.
Кроме обычных племён имеется ряд общин людей не кроманьонского типа  – уркхов (урков, орков, урукхай). Между людьми и ними есть генетическая связь, видимо они мутанты, возникшие в результате применения ядерного оружия в период предшествующий выступлению «Токра», но среди асов и аров есть мнение, что уркхи это результат неудачных генетических экспериментов. Они  тоже активно участвуют в войнах, и только сами по себе, все племена людей считают позором унизиться до союза с уркхами, а своим долгом их уничтожение. За что уркхи платят людям вполне заслуженной ненавистью. Миктланд и Арктиду воюющие стороны трогать, пока, почти не смеют.
   Их элита по-прежнему считается богами и по-прежнему бессмертна. Но уже очевидно, положение может измениться. Рабовладельческие государства, точнее, их правители, алчут сокровищ Арктиды и Миктланда, считая, что они помогут им побеждать в бесконечных войнах. И попытки атаковать страны богов случались. Пока они заканчиваются плачевно. Миктланд и Арктида ещё располагают лазерным и плазменным оружием, в том числе и стрелковым, но уже разучились его делать и им владеют только высшие иерархи. Но учёные восстановили порох и другие взрывчатые вещества, и создали нарезное стрелковое и артиллерийское оружие. Однако у населения городов всё вернее снижается пассионарность, а элиты всё вернее устают от жизни. Но сохраняется активная часть элит, которая не хочет смириться с медленным угасанием.
   В конечном итоге в Асгарде происходит переворот и к власти приходит активная часть элиты, во главе с начальником спецслужб Эркаром. Эркар начинает работу по внедрению агентуры в государства и племена, главная задача поиск людей в которых не спят способности Прямого Луча. Их выявляют и правдами и неправдами доставляют в Миктланд. И проводится религиозная реформа, делая поклонение Творцу более жёстким, объявив всех других богов, включая Великую Богиню аров, демонами. Более того, далее публикуются богословские исследования о том, что никакой Великой Богини не существует, поскольку боги не имеют пола, и миф о Великой Богине лишь уловка со стороны мятежного демона. Ещё более жёстко от простых людей закрываются способности Прямого Луча, ими теперь разрешено овладевать лишь с согласия самых высших религиозных иерархов, поскольку истинные высшие способности могут идти только от Творца, но демоны часто обманывают людей, предоставляя им заёмные способности, с целью создавать лжепророков пропагандирующих ереси. В отношении «лжепророков», то есть, людей с пробуждёнными высшими способностями не устраивающих элиту, начинается классическая охота на ведьм. Новая версия религии начинает очень походить на христианство, особенно на православие, как в отношении, так называемой, Прелести, объявляющей побуждение способностей Прямого Луча прельщением демонами, так и в отношении Великой Богини объявленной аллегорией мудрости Творца.
   В результате вокруг высшей элиты Асграда начинает постепенно собираться всё больше людей с пробуждёнными высшими способностями. Для них создаются специальные школы, кроме того, в социальный организм асов вливается свежая кровь – начинает расти пассионарность. Но это затягивается на века, людей с пробуждёнными высшими способностями очень мало. Есть и вторая сторона медали. Охота на ведьм сильно сокращает их и без того небольшой процент, делая уникально редкими. К этому же эффекту, позднее, привели и авраамические религии, оставив к ХХ веку людей с относительно развитыми способностями Прямого Луча лишь в уцелевших первобытных племенах, некоторых странах Дальнего Востока и Индии.
   Здесь ещё рано, что-либо утверждать, но уже можно предположить, что Отравленная Чаша христианства первый раз пришла в наш мир тогда. Но тогда, к счастью, в обществе нашлось достаточно здоровых сил, чтобы не дать себя отравить.
   С некоторым опозданием об этой работе узнают в Туле, это тоже провоцирует переворот. Но в Арктиде к власти приходят не спецслужбы, а активная часть духовенства и интеллигенции, лидером становится жрица Великой Богини – Файр.
   Она так же начинает аналогичную работу, но в религиозном плане эта работа прямо противоположна работе Эркара, она делает официальную религию Арктиды куда ближе к мировоззрению внедрённому «Токра».
   Через четыреста лет Эркар начинает завоевательные войны, быстро подчиняет себе большую часть племён и рабовладельческих государств на территории Миктланда и сопредельных островов, и объявляет о восстановлении Великого Асгарда.
   Ары к этому не готовы, их уровень пассионарности ещё значительно ниже. Файр понимает – арам нужен пассионарный военный вождь, и найти его можно только в сопредельных рабовладельческих государствах. Её выбор падает на молодого царя Орина, недавно получившего власть в одном из царств, начавшего невероятно успешные войны с другими царствами, и быстро объединяющего их под своей властью. Спецслужбы докладывают, что у него так же очень высок уровень СПЛ. Но Орина ещё нужно привлечь на свою сторону, он невероятно честолюбив и самолюбив, и вполне способен отвергнуть даже выбор богов. Кроме того, он ас по происхождению.
   Ситуация беспокоит «Токра». В результате большой войны может быть применено ядерное и аннигиляционное оружие. Запасы его сохраняются, кроме того, асы и ары ещё умеют делать обычное атомное  оружие. Учёные «Токра» выяснили, Земля неустойчива на оси и ядерные и аннигиляционные удары способны вызвать её смещение, а это приведёт к великому оледенению. С подачи «Токра» учёные предупреждают Файр о такой опасности, и она создаёт поселение на острове Крит, которого оледенение коснуться не должно, и куда, в случае необходимости она думает эвакуировать часть жителей Арктиды. У асов же давно есть колония в центральной Америке – Астланд, в зоне так же недоступной оледенению. Однако защитить эти небольшие города от ядерных и аннигиляционных ударов почти невозможно, и Файр и Эркар начинают изучать возможность эвакуации на другую планету.
   Личная встреча Файр и Орина рождает новую ситуацию.
   Способности Прямого Луча у Орина оказываются пробуждены на очень высоком уровне, равном уровню элиты асов и аров, что для тех оказывается потрясающим само по себе, но и это ещё не всё, выясняется, что детство и юность Орин провёл в первобытном племени, вождём которого является и в настоящее время. А племя разработало методику пробуждения способностей Прямого Луча неизвестную асам и арам, причём, пробуждения их именно у воинов. Это открывает массу новых возможностей, и, самое главное, делает победу Арктиды над Асгардом практически предрешённой.
   Файр и Орин начинают работу по дальнейшему пробуждению СПЛ совместно. В ходе медитаций выясняется невероятная вещь, они были знакомы в одной из прежних жизней, во время величия цивилизаций асов и аров. Тогда они оба были арами, Орин руководителем большого космического поселения состоявшего из нескольких космических городов с общим населением более пяти миллионов человек, а Файр верховной жрицей этого поселения – вновь жрицей Великой Богини. Тогда их звали Торион и Энтайра.
   Видимо Файр и Орин стали прототипами богов скандинавской мифологии: Фрейи и Одина.
   Пробуждение знаний Ториона и Энтайры так же даёт им массу новых возможностей ещё больше усиливающих потенциальное преимущество Арктиды. Но потенциальные возможности ещё нужно реализовать, а Эркар, которому разведка докладывает, что стратегическое преимущество уходит, начинает вторжение в Арктиду.
   В связи с изложенным прошу усилить ресурсное снабжение моей группы, список необходимого прилагаю. Так же прошу откомандировать в моё распоряжение командующего Боевым Звёздным Флотом Земли – Мира Грома. Я понимаю, сейчас, в преддверии вторжения корнов, командор Гром крайне занят работами по созданию системы противокосмической обороны, но считаю – отвлечение оправданно, хотя бы потому, что наши исследования позволят сделать систему противокосмической обороны намного более эффективной. Опыт, приобретённый мной и командором Громом во время экспедиции на Ириду*, показал, у нас много совместных воспоминаний о прежних жизнях. Предварительные данные говорят о том, что мы с ним жили и в указанный доисторический период и наши совместные воспоминания крайне важны.
   Это пожелание всей нашей группы, и если его удастся реализовать, то, полагаю, мы уже в ближайшие месяцы установим новые важные факты, и создадим полнометражный мнемографический фильм. Он будет адаптирован для восприятия. В частности система координат асов и аров и ряд их названий будут заменены на современные.

Руководитель рабочей группы
Эдна Корн

________________
* Описана в первом романе эпопеи – «Тёмное Пламя»

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #9 on: 01/12/2013, 21:41:38 »

Глава II

Аркестон

                                                                        Кому земля – священный край изгнанья,
                                                                        Того простор полей не веселит,
                                                                        Но каждый шаг, но каждый миг таит
                                                                        Иных миров в себе напоминанья.

                                                                        В душе встают неясные мерцанья,
                                                                        Как будто он на камнях древних плит
                                                                        Хотел прочесть священный алфавит
                                                                        И позабыл понятий начертанья.

                                                                        И бродит он в пыли земных дорог –
                                                                        Отступник жрец, себя забывший бог,
                                                                        Следя в вещах знакомые узоры.

                                                                        Он тот, кому погибель не дана,
                                                                        Кто, встретив смерть, в смущеньи клонит взоры,
                                                                        Кто видит сны и помнит имена.

М. Волошин (Август 1909)
 Коктебель

1.

   Месяц Последнего Снега был временем ухода мальчишек из родительского дома, они уходили ещё на лыжах. День ухода считался праздником. Он начался громом барабанов. Первым, освящённый пламенем костров, темнело ещё рано, в бубен ударил старый вед, он бил в него один, пока не впал в экстаз. Никто в роду не умел лучше его вызвать к жизни настолько глубокий и волнующий ритм, и вначале люди только слушали, давая ритму овладеть сердцами. Затем в ритм включились новые барабаны, и началась пляска. Её начали воины  лучше всех умевшие отдаться магическому ритму. Искусство всегда волшебство, Орин хорошо понял это благодаря детству в роду Чёрного Лебедя.
   На залитой светом костров площади в центре посёлка, полуобнажённые воины, с натёртыми жиром торсами, начали рассказ языком танца о пути, который предстоит пройти мальчишкам, завтрашним Молодым Волкам. Вот «мальчишки» выходят из становища под руководством наставника и идут за ним гуськом, по прокладываемой наставником лыжне. Вокруг них прыгают раскрашенные чёрной краской образины, со страшными клыками, когтями и рогами. Это злые духи пытающиеся сбить мальчишек с пути, а так же хищники, подстерегающие в чаще. Но «мальчишки» отгоняют их горящими факелами и оружием: копьями, стрелами, ножами. В Школу Молодых Волков уходят вооружёнными, этому учит мудрость племени – далеко в лес нельзя уходить без оружия.
Они уходят всё дальше. В пляску вступают самые красивые и привлекательные женщины рода, главную роль играют женщины-веды. Женщины протягивают руки, проливают слёзы, просят «мальчишек» вернуться, символизируя злых женских духов, соблазняющих мальчишек сытой и благополучной жизнью у материнского очага. Коварство женских духов намного страшнее свирепости мужских, вновь учит мудрость племени. «Мальчишки» гордо и с достоинством отворачиваются, но лица становятся всё боле грустными, всё больше читается в глазах желание кинуться в объятия женщины, которую они принимают за мать. Наконец, один «мальчишка» не удерживается и бросается «к маме». Лица женщин меняются, в них появляется свирепое удовлетворение, и издевательская насмешливость. С «мальчишки» срывают всё, кроме набередной повязки, женщины вынимают ножи, символически истязают его, убивают, режут на части. Затем символически пожирают.
Лица остальных «мальчишек» наблюдающих эту сцену становятся суровее. Злые женские духи вновь пытаются завлечь их на смерть, но больше они не поддаются на уловки.
   Пляска начинает имитировать обучение. «Мальчишки» символически скачут на лошадях, ведут собачьи упряжки, стреляют из луков, учатся читать следы. Над ними наставник с кнутом из хорошо выделанной кожи, удар кнута очень болезнен. Мальчишки скачут на лошадях наперегонки с наставником, он преследует их, и каждого настигнутого жестоко стегает, шанс спастись, скакать быстрее или суметь увернуться. Сначала кнут настигает всех, но чем дальше, тем реже это случается.
   «Мальчишки» берут луки, идут на первую самостоятельную охоту. Возвращаются ни с чем. Идут на вторую охоту, третью... Некоторые начинают приносить добычу, их всё больше. Наставник поднимает правую руку. Это значит – теперь «мальчишки» месяц не получат еды. Каждый из них должен питаться только своей добычей.
   «Мальчишки» голодают, но стойко держаться. Помогать друг другу нельзя.
   Они сушат добытое мясо, коптят, приготовляют другими способами впрок. И всё же всё больше и больше «мальчишек» начинает шатать от голода. Наставник зорко следит. Ему никому не приходится дать позорного освобождения от испытания, никто не посрамил честь рода.
   Испытание законченно. В жизни мальчишек первый заработанный праздник. Они вновь получают еды досыта.
   На этом заканчиваются первые полгода обучения. «Мальчишки» стали Молодыми Волками, и теперь способны выживать в лесу. Впервые в жизни они по праву танцуют Танец Чащи. Вокруг собирается множество мужчин и женщин, одетых в ритуальные костюмы зверей. К «мальчишкам» слетаются птицы, подходят олени, плывут рыбы. Их приветствуют волки, смилодоны и медведи, спускается с дерева рысь. Танец всё быстрее, и всё быстрее ритм барабанов. Всё больше и больше «диких животных» вовлекается в пляску. Чаща перестала быть чужой, она стала вторым домом, не менее родным, и не менее нуждающемся в защите, чем очаг матери.
   И всё темнее ночь, и всё ярче костры. Вдруг тучи рассеялись, в небе ярко вспыхнуло Солнце Ночи, по традиции мальчишки уходят в полнолуние.
   Радостные крики приветствуют Повелительницу Звёзд, это доброе предзнаменование. Неожиданно небо пронзает яркая зелёная полоса. Затем не менее яркая – красная, за ней синяя, золотисто жёлтая, багряная. Всё небо начинает пылать фантасмагорическим неземным светом, и свет разгорается всё сильнее.
   Род взорвался радостными криками. То, что произошло, достаточно редкое явление весной. А небо пылает всё сильнее и сильнее. Полярное сияние в ночь ухода мальчишек издревле считается не просто добрым предзнаменованием, оно означает – этих мальчишек ждёт необычная судьба, и особое покровительство Повелительницы Звёзд.

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #10 on: 02/12/2013, 23:23:02 »
2.

   Орину трудно дался лыжный переход, и он с большим трудом не отстал от всех, но всё же не отстал. Он верил, что ему помогли сполохи полярного сияния и полная Луна. Всю дорогу он не мог отделаться от впечатления, что Луна поддерживает его.
Лагерь Молодых Волков встретил их тишиной, по традиции торжественным было прощание, но не встреча. Наставник подвёл мальчишек к приготовленным кожаным шатрам. В лагере размещали просторно. Мальчишки жили по одному. Этому тоже учила мудрость племени: человек обязательно должен находиться наедине с собой каждый день, и создать условия для этого обязанность рода.
   Год назад Орин задумался, почему Племя Великого Озера идёт на такой большой расход ресурсов, и при встрече задал этот вопрос Чёрному Лебедю. «Не жалеть для детей главный наш принцип», – вначале ответил тот, но увидев, что Орин заинтересован всерьёз объяснил подробно.
   - Корень жизни – долг, Орин, и каждый уважающий себя человек обязан не забывать о нём. Но об этом должен не забывать не только он, но и люди: род, племя, любая община, большая или меньшая. Наш долг перед предками и теми, кто придёт после нас научить мальчишек быть хорошими охотниками и воинами, хорошими земледельцами и скотоводами, и ещё многому другому. Это долг нашего рода перед племенем, потому что если мы так не будем поступать, наше племя не выживет. Род Чёрного Лебедя очень уважаемый и не только в нашем племени, но и в других, прежде всего, потому, что всегда выполняет долг хорошо. Ты, Орин, как и любой другой член рода или племени так же обязан выполнять долг перед нами, как мы перед тобой. И любое племя, любой род, любой человек должны выполнять свой долг, и не только друг перед другом, но и перед всеми людьми и даже животными. Например, когда ты и твоя мама попали в беду, и наш род помог вам, он выполнял свой долг перед всеми людьми. Но кроме долга научить вас выживать и сохранять свободу, есть и ещё один и куда более важный – он в том, чтобы помочь вам, мальчишкам, остаться людьми. Тебе пока это трудно понять, но, идя путём воина, а именно этому пути учит Школа, очень просто умереть как человеку. Внешне такой человек остаётся живым, но умирает главное – душа, человек становится упырём или, как ещё говорят, кощеем, а это самое страшное. Для того чтобы помочь душе выжить, идя путём воина, и нужно, чтобы у человека всегда была возможность уединения.
Орин тогда многого не понял, хотя часто слышал легенды и сказания племени о кощеях, однако относился к этому как к сказкам, но сказанное вызвало новый вопрос.
   - А всегда ли род, племя и вообще народ выполняют долг перед человеком? – спросил он. – Да род Чёрного Лебедя помог нам с мамой, когда мы попали в беду, но перед этим мы встретили охотников за рабами. Они не только не помогли, но и попытались воспользоваться нашей бедой, чтобы превратить в рабов. И сделали нашу беду куда горше, убив всех кроме меня и мамы.
   Вед одобрительно взглянул.
   - Настоящий народ выполняет долг всегда! – ответил он. – Поэтому Закон людей Великого Озера и запрещает рабство. Рабский труд мог бы нам помочь, но, он отменяет главный Закон – даёт возможность выжить, не выполняя долг – за счёт рабов. И всех ведёт к самой страшной смерти – к превращению в упырей, если народ забудет это, то, рано или поздно, все в таком народе станут кощеями. Именно поэтому люди Великого Озера и не стараются стать сильнее ценой собственной души. Кстати, многие веды думают, что уркхи стали такими потому, что забыли долг, или их кто-то сделал такими, через это.
   Орин задумался.
   - А если народ не выполняет долг перед человеком, – вновь спросил он, – то обязан ли человек выполнять долг перед народом?!
   - Нет, Орин, не обязан! – твёрдо ответил вед. – Соседние государства, например, Эргард, часто превращают в рабов не только чужаков, но и людей своего племени. Не раз бывали случаи, что рабы бежали от хозяев, в том числе и те, кто принадлежали к одному племени с ними. Мы принимаем беглых рабов в племя, доверяем им, и даём в руки оружие наравне с нашими воинами, несмотря на то, что так к нам часто подсылают скрытых врагов. И нередко бывает, что бывшие рабы воюют против своего бывшего народа ещё более решительно и более жестоко, чем наши воины. И мы понимает их, человек имеет моральное право воевать против предавшего его народа. Долг обязателен для всех, и если община не платит долг, человек тоже вправе его не платить!
   - Может быть, все члены общины не виноваты, – тихо спросил Орин, – а виноваты те, кто превращает людей в рабов?
   - Нет, Орин, виноваты все, – жёстко сказал Чёрный Лебедь, – и это запомни! Уважающий себя народ никого и никогда не превращает в рабов, и не позволяет это правителям. Этому учит Великая Мать Повелительница Звёзд! – Эти слова вед выделил интонацией, и добавил. – Орёл, – так в племени называли Бога-Творца Асгарда, – учит другому – он разрешает рабство, и учит заповедям в которые, в том числе, входят и правила обращения с рабами и торговли ими. «Рабы, будьте покорны! Рабы, будьте послушны!», учат жрецы Орла, поэтому почти все государства поклоняются Орлу, а не Великой Матери. «Рабство от Бога, – говорят они, – некоторые люди, не люди, а вещи созданные Орлом в помощь людям, и, прежде всего, не человек, а вещь – женщина». Но те, кто чтит Великую Мать, и те, кто считают, что женщина тоже достойный человек, никогда не согласятся с этим. И это тоже запомни, Орин – народ, который считает женщину ниже мужчины, народ не уважающий себя! А народ, не уважающий себя, однажды, обязательно приходит к мысли, что рабство это правильно, и что все мы, в конце концов, рабы – рабы Орла, или рабы Божьи, как с недавних пор говорят на твоей Родине – Асгарде, а значит надо быть хорошим рабом, честно выполняющим долг рабства, и учить этому других.
   Шатёр доставшийся Орину был хорош, впрочем, как и остальные. В центре сложен небольшой очаг из камней, но именно очаг, а не печь, трубы нет, в плохую погоду дым ел глаза. Пол устлан шкурами оленей, из оленьих шкур и сам шатёр, постель – ворох тёплых и хорошо выделанных волчьих шкур. Лежащий сам решал сколькими шкурами накрыться, а сколько оставить под собой. Над очагом глиняный котелок, теперь ему нужно самому варить еду, а через пять месяцев и самому её добывать в течение целого месяца.
   Котелок пуст, но в очаге тлеют присыпанные голубоватой золой угли. Он привычно раздул их и подбросил в очаг запас топлива, заботливо приготовленного прямо в шатре. Пламя весело затрещало, осветив шатёр неровным светом. Орин сильно устал, и ему совершенно не хотелось есть, но он считал, завтра начнутся изнурительные занятия, и еда единственное, что способно поддерживать силы. Он сходил к протекающему около лагеря ручью и наполнил котелок. Пока вода кипятилась, он ещё раз сходил к ручью, где были сложены запасы топлива, и принёс дров, а так же насобирал хвороста. Он хорошо знал, тот, кто не позаботится, чтобы огонь в шатре горел всю ночь, этой же ночью будет плясать Танец Смерти, в стране мёртвых. Ночи ещё холодны, и холодна земля. А он, как и все люди племени, уже давно научился просыпаться, когда огонь угасал, подбрасывать в него хворост, и засыпать опять. Вода вскипела, он бросил в неё сушёное мясо, растёртое в порошок, его запас им дали с собой. В шатре он обнаружил приготовленный запас вяленого мяса, нанизал его на тоже приготовленные деревянные вертела и обжарил над очагом. Нашёлся и большой кусок ржаного хлеба.
   Насытившись и ещё раз, проверив огонь, он лёг спать. Орин не знал, что ждёт их в первый день, но сразу настроился на серьёзные физические нагрузки.
И ошибся. В Школе Молодых Волков строго соблюдался принцип: после больших физических нагрузок телу нужно дать несколько дней отдохнуть. И в первый день им преподали первый урок распутывания звериных следов. Каждый мальчишка и сам пытался овладеть данной премудростью, но наставнику удалось их удивить. Они узнали много нового, даже обыкновенный заяц умел мастерски путать следы. Головоломки же преподносимые другими зверями были ещё более увлекательны.
   На следующий день они пробовали стрелять из луков и метать ножи. На третий день их учили рыбной ловле острогой, Великое Озеро, до которого от лагеря Молодых Волков тоже было недалеко, уже частично вскрылось ото льда.
   Наставников было несколько десятков, в основном старые охотники и воины, передававший свой опыт подрастающему поколению, но были и исключения, наставники средних лет, наиболее искусные, в чём либо. И вопреки мнению мальчишек, что теперь им придётся большую часть жизни проводить на ногах, а часто и на бегу, всё оказалось не так. Выяснилось – нужно научиться многому, что требует усидчивости, терпения и неторопливого мастерства. Орину очень понравилось изготовление оружия. Каждый охотник и воин, даже оставшись один, должен уметь сделать оружие и простейшие орудия труда из подручного материала. Их тщательно обучали, как находить кремень, и где он чаще встречается. Как делать из него наконечники для копий и стрел, вытачивать топоры. Обучали и вытачиванию наконечников для стрел копий и гарпунов из кости, из неё, а так же из рога они учились делать рукояти для ножей.
Большим искусством оказалось изготовление луков.
   Луки делались из разных пород дерева, и даже кустарника. Широко применялся ясеневый лук. Часто делали луки из веток можжевельника и других упругих кустарников, собрав их вместе и обтянув мокрой кожей. Кожа высыхала и крепко сжимала ветви, придавая им особую упругость. Сложнее всего было изготовление составных боевых луков из разных пород дерева и рога. Такие луки были существенно больше обычных, для них подбирались наиболее упругие породы деревьев, мастера умело подгоняли их друг под друга, и склеивали рыбьим клеем. Но таких луков мальчишек пока делать не учили.
   Особенно сложным было вытачивание из кости наконечников гарпунов.
   В искусстве изготовления оружия Орин впервые смог не отстать от сверстников, и даже многих превзойти. И впервые начал удостаиваться похвалы наставников.
   Не менее сложным и интересным оказалось изготовление лодок из берёзовой коры, плетение рыболовных сетей из тонких ремней, изготовление и установка ловушек. Орину изготовление ловушек понравилось больше всего, и вскоре он научился делать их лучше всех, что тоже не осталось не замеченным наставниками.
   В состязаниях требующих физической силы, выносливости, быстроты реакции он по-прежнему проигрывал, но, неожиданно у него проявился талант к стрельбе из лука. В этом Орин не только не был последним, но вскоре вновь оставил всех позади. Дальше он заметил, наставники смотрят на него всё с большим и с большим интересом. Несколько раз он замечал – они обсуждают его, но ни разу не смог подслушать обсуждение.
   В разгар лета их начали отправлять на самостоятельную охоту. Охотились по одному, маленькими группами, и все вместе.
   Особенно ему запомнилась совместная охота. Он, хотя и был лучшим стрелком, всё равно принимал в ней участие в качестве загонщика. Загонщикам удалось погнать заранее выслеженное небольшое оленье стадо на сидящих в засаде лучших учеников. Тем удалось убить двух оленей, но тут произошло непредвиденное. Обезумевшие животные неожиданно развернулись и бросились в сторону загонщиков. Такое происходило не часто, и мальчишки растерялись. Поэтому все стрелы пролетели мимо, кроме его стрелы. Она вонзилась в бок вожака, самого крупного красавца-оленя.
   Стрела, пущенная ещё не твёрдой рукой, не убила животное. За раненым оленем началась погоня. Тот слабел всё вернее от потери крови, и особо азартные мальчишки пускали стрелы, но неудачно. Животное, спасая жизнь, бежало, не разбирая дороги, и вскоре мальчишки поняли – олень бежит к большой вертикальной скале, которую ему не обойти. Мальчишки радостно закричали, предчувствуя – добыча не уйдёт. И никто даже не задумался, какой опасности они подвергаются. Оказавшись прижатым к скале, олень, как и совсем недавно ведя стадо, вдруг развернулся, и бросился на преследователей. Но только теперь, прижатый к скале, он не мог обойти мальчишек, как сделало стадо. Мальчишки уже накладывали стрелы на тетивы, предвкушая удачные выстрелы, и вдруг из охотников превратились в добычу. И вновь у всех дрогнула рука, стрелы пролетели мимо. Охота могла закончиться трагично, олень вполне мог поднять на рога или затоптать нескольких мальчишек, пока они накладывали на тетивы новые стрелы.
   Но его стрела вновь, единственная, попала в цель. Он выпустил её с маленьким опозданием, поскольку чуть отстал от других, но зато точно. Она ударила лесному великану прямо в горло, и тот захрипел, споткнулся, и, сделав ещё несколько неуклюжих прыжков, рухнул и забился в конвульсиях. Мальчишки поражённо замерли.
   Потом их признанный предводитель Синий Стриж подошёл к поверженному оленю. Синий Стриж было не имя, а прозвище, имя они получали, став мужчинами. Его давал род. Племя верило, что, получив взрослое имя, человек рождается второй раз – рождается как член племени, ребёнок членом племени не считался. К его имени – Орин, относились тоже как к мальчишескому прозвищу. Стриж по обычаю поклонился оленю, и сказал:
   - Прости лесной брат, за то, что мы убили тебя, но нам нужны твои шкура и мясо, – и поклонился телу оленя.
   А затем, повернувшись к нему, сказал:
   - Орин, это твоя добыча. – И отступил от тела животного.
   Он у всех на глазах, по обычаю подошёл к оленю, и тоже повторил ритуальную фразу принесения извинения. Мальчишки, чествуя его, пронзительно закричали.
   Когда они вернулись, он удостоился похвалы от старшего наставника – Мудрого Бобра.
   Он вновь заметил, старик пристально на него смотрит, не так, как на остальных.
   Между тем приближалось главное испытание первого периода обучения – месяц нужно самому добывать пищу.
   Он вновь удивил всех. Оружие и орудия для добычи пищи так же нужно было изготовить самостоятельно. Прекрасно понимая, что ему нечего надеяться на силу, выносливость и быстроту реакции, он задолго до испытания тщательно изучил тропы мелких животных, вроде зайцев, и нашёл места, где чаще всего появлялись тетерева, глухари и куропатки. В свободное время, он мастерил ловушки и силки, и вносил в их конструкции всяческие усовершенствования, это была ещё одна его черта, научившись что-либо делать, он начинал совершенствовать предметы изготовления. Искусству охотника он предпочёл более подходящее для него искусство траппера. Результат не заставил ждать, он почти каждый день был с добычей, только проверяя ловушки и силки. В ходе обхода ловушек ему иногда удавалось подстрелить и добычу посерьёзнее. В школе он научился коптить добытое мясо впрок, сушить и вялить мясо он научился ещё, когда жил с матерью, поэтому он скоро создал весьма приличный запас. К тому же, его болезненный организм требовал мало пищи, и голод он переносил легче других. Вскоре у него стало так много свободного времени, как никогда за период обучения. Он тратил его на усовершенствование ловушек и силков, вырезал себе новый наконечник для гарпуна, изготовил множество новых стрел. Так же он полюбил просто гулять по окрестностям, изучая их и открывая для себя новые места. В то время как его товарищи, включая даже Синего Стрижа, голодали по настоящему и нередко не ели по нескольку дней. Но жёсткие правила не позволяли им помогать.
   Наставники были буквально потрясены и не пытались это скрыть.
Во время одной из дальних прогулок с ним снова произошёл удивительный случай. В озеро впадала большая полноводная река, он решил пройтись по руслу. На месяц мальчишки были предоставлены сами себе, и он мог предпринять дальнюю прогулку, хотя уход одному далеко в лес и не поощрялся. Весь день он шёл всё дальше от Великого Озера, пока не услышал вдали шум, показавшийся чем-то смутно знакомым. С непонятным самому волнением он пошёл на шум. Тот всё нарастал, и вскоре Орин понял – это шум большого водопада. Он ускорил шаг.
   Ему приходилось видеть небольшие водопады, нравилась магия их, казалось, говорящей воды, и давно хотелось увидеть огромный, могучий водопад. Гул нарастал, и превратился в настоящий грохот. Сосны вдруг расступились, и Орин вздрогнул. Он стоял перед знакомым по видению, в котором был медведем, огромным падающим потоком. Белые водяные горы рушились в чистейшую пронизанную светом Ра заводь, и над ними сияла насыщенная радуга. Орин подошёл ближе и с восторгом остановился перед огромной бурлящей горой из бушующей воды, дышащей прохладной свежестью, столь манящей в этот довольно тёплый день.
   Погрузившись в созерцание, он не заметил, как впал в транс. Исчезло всё, кроме него и могучего потока и между ними, казалось, начался непостижимый молчаливый диалог. Орин понял – водопад знает о нём и видит его, равно как и сам он, хорошо чувствовал душу стремительной стихии. Человек и водяная гора, казалось, обменивались чем-то сокровенным, делающим сильнее и мудрее. И здесь Орин впервые услышал ЗОВ. Зов, который потом, в отличие от людей племени, будет искать сам.
   Тот был властным, повелевающим, приказывающим идти на встречу с тем от кого исходит, и Орин понял куда следует идти. Но его удержал водопад. Сверкающая в лучах Ра, увенчанная радугой и завораживающе грохочущая грозная красота звала остаться. И Орин понял – красота желаннее зова. Зов стал ещё повелительнее, но теперь в борьбу против него вступил не только водопад, но и сам Орин. Несколько мгновений длился этот непонятный, непостижимый поединок неизвестно с кем, и Орин почувствовал – сила того, кто пытается приказывать, не беспредельна.
    Он стряхнул наваждение, и, вдруг, ясно почувствовал – это зов врага, страшного врага, встреча с которым смерть.
   Вернувшись в Школу, он никому не рассказал об удивительном событии, но его состояние оставалось необычным. Ночью он долго не мог заснуть. Он смотрел в языки горящего костра и вспоминал видение, в котором был огромным бурым медведем. И пришло знакомое чувство! Через несколько мгновений шатёр исчез. Однако он не оказался в теле медведя, то, что он увидел сегодня, было совершенно другим.

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #11 on: 03/12/2013, 23:50:01 »
3.

За время работы на погибшем звездолёте Мидори и Эра очень сдружились. Мидори обладала достаточно редким качеством — она умела признавать превосходство других женщин и потому быстро располагала к себе самых незаурядных из них. Самых незаурядных, потому что женщин, превосходящих Мидори, было немного даже в Ноосферную эру, а Мидори искренне признавала только реальное превосходство. Она была хорошей актрисой и умела не задевать самолюбия обычных женщин и мужчин, но основой для настоящей дружбы, если только дружба между женщинами вообще возможна, становились только выдающиеся достоинства. Действительно умные и прекрасные женщины умели это оценить. Так произошло и с Эрой, и она скоро доверилась Мидори. Доверие было вторым важным фактором в отношениях Мидори с необычными женщинами — она ни разу не выдала чужой тайны.
Доверие и сейчас дало им возможность, плывя по коридорам и отсекам мёртвого корабля, завести разговор на непростую тему — о Мире Громе.
— Как ты думаешь, — подчёркнуто равнодушно спросила она, — он любит Эдну?
— А почему не Сандру? — уклончиво ответила Мидори.
— Сандру? Разве её сравнить с Эдной? Ведь если честно, и мне, и Сандре далеко до неё.
— Это не так, Эра, — ответила Мидори, — и ты, и Сандра достойные соперницы Эдны. Если говорить о Сандре, то её шанс в том, что Мир по натуре воин. Звездолётчики — воины нашего времени. Это не правда, что не бывает женщин-воинов. Бывают.  И Сандра одна из них, поэтому Миру она подходит больше, тем более впереди, как это не печально, война, причём настолько страшная, что подобной ей ещё не было в истории.
— Сандра — воин? — с сомнением сказала Эра. — По-моему, она скорее сотрудник спецслужб — шпионка, как говорили когда-то. Я имею в виду шпионка прирождённая. — В её голосе ощутимо прозвучали нотки ревности и даже зависти.
Мидори  чуть улыбнулась. В глазах Эры появилось раздражение, которое тут же сменили  огоньки смущения, она чуть порозовела.
— Между воином  и «шпионкой» разницы не так уж и много, — сказала Мидори, — хотя бы потому, что разведчик является разведчиком только до тех пор, пока не раскрыт. Раскрытый разведчик обязан стать воином. Равно как и воину, часто приходится становиться разведчиком. Информация и дезинформация на войне имеют очень большое значение. В старину армии вели разведку и контрразведку самостоятельно, не полагаясь на спецслужбы. Разведывательной работой Вооружённых Сил занимались их генеральные штабы.
Эра мрачно опустила голову и некоторое время плыла молча.
— Что случилось? — сочувственно  спросила Мидори.
— Значит, у меня ничего не получится, — сумрачно ответила она. — Эдна это Эдна. А Сандра для Мира больше подходит.
Мидори  расхохоталась.
Обе женщины остановились, и Сон в недоумении посмотрела на Мидори.
— Прости! — сказала Мидори, с изумлением глядя на неё. Некоторое время она молчала.
– Эра, — наконец заговорила она. —  Почему ты не замечаешь очевидного?! Мир из тех мужчин, которые очень  нравятся женщинам, но при этом настолько увлечены своим делом, что не замечают ничего. Даже этого! Вернее, они этого не замечают почти всегда, но их всё же можно заставить различать окружающее. Это удалось Сандре, удалось, поскольку вы с Эдной ходили вокруг да около, а она пошла напролом. И чего она добилась? Я скажу. Он увидел не только Сандру. Ты понимаешь, насколько красива?! — Эти слова она резко подчеркнула интонацией. — Если нет, скажу тебе — я в жизни не видела женщины прекраснее тебя. Скажу больше, ещё недавно твоя красота была твоим проклятием.
И ответила на вопрошающий взгляд Эры.
— Эдна тоже очень красива, но её красота не такая. Эдна мудра, а потому скромна и инстинктивно много жизней не выставляет красоту напоказ, поскольку знает, что это вызывает зависть. И всё же красота не раз стоила ей жизни. Ты же никогда не прятала красоту. «Всем чертям назло», как когда-то говорили в России, ты её подчёркивала и всем и вся бросала вызов своей красотой. Таков твой невольный протест против инферно — «Бабочки Полёт» или «Красота Радости», так иногда называли такой протест на моей родине. Но «Красота Радости» недолговечна в отличие от «Красоты Печали». Именно такими были твои жизни, как правило, короткие. Но сегодня, если и есть королева красоты Земли, то это ты, Эра. А время, когда люди говорили, что красота не главное, к счастью, позади. Вот уже два с половиной века, как люди поняли — в мироздании нет ничего важнее и драгоценнее красоты. Поэтому, уверяю, — у тебя есть все шансы.
Немного подумав, Мидори добавила:
— Но ни Эдна, ни Сандра не отдадут тебе Мира без борьбы, и вы будете бороться в полную силу. Ну, уж кому-кому, но не тебе бояться этого. Да и подумай сама, насколько была бы беднее жизнь, если бы между прекраснейшими женщинами не было соперничества? Сколько бы и мы все, и каждый из нас потеряли? Без борьбы за своё счастье, возможно, не было бы и самого счастья. Так уж устроены люди, и так уж устроен мир.
Эра с некоторым удивлением взглянула на Мидори.
— Так получается, — после небольшой паузы, с некоторой ноткой сомнения  спросила она, — и в наше время в борьбе за любовь  цель оправдывает средства?
— Безусловно! — твёрдо ответила  Мидори.
Эра задумалась.
— Получается, счастье невозможно без элемента искушения, — сказала она. — Без того, с чем так долго и яростно боролась христианская религия.
— Именно! — подтвердила Мидори. —  И именно поэтому христианская религия навсегда останется позором человечества.
Эра опять надолго замолчала.
— Жаль, что мы ближе не познакомились раньше, — наконец произнесла она, — я почти не занималась медитацией и теперь вижу, что это большое упущение. Кстати, Эдна уже предложила мне ею заняться.
— Знаю, — кивнула Мидори, —  и вполне с ней согласна. Твой потенциал к овладению способностями Прямого Луча очень велик, его важно развить.
Оторванная человеческая рука выплыла из очередного отсека с развороченным входом и повисла прямо перед лицами женщин.
В принципе, подобные страшные находки были на погибшем корабле не редкость. Но вот так, внезапно выплывшая рука… Такое могло ошарашить кого угодно. Эра и Мидори подлетели к руке. Она была оторвана чуть выше локтя и раньше принадлежала мужчине. Рука относительно небольшого размера, довольно ухоженная, на безымянном пальце платиновый перстень с большим тёмно-голубым камнем, похожим на сапфир. Камень сразу заинтересовал Эру. Преодолев отвращение и некий внутренний запрет, она поймала руку и внимательно осмотрела камень.
— Это не сапфир, — взволнованно сказала она, — подобные кристаллы мы используем в «звёздочках» для мнемозаписи. И, судя по тому, что это первая такая находка, перстень, как и рука, принадлежали далеко не простому человеку. Очевидно, у них правом на мнемозапись обладает не каждый.
— То есть брагодаря этому кристаллу  мы можем увидеть многое из того, что видел и пережил её обрадатерь? — с проявившимся акцентом поинтересовалась Мидори.
— Похоже, так, — подтвердила Эра.
— Очевидно, мы с тобой нашли ценную вещь, — заметила Мидори, овладев собой. — И ещё. Обладатель этой руки, может быть, остался жив, тела нигде не видно. Если он не простой звездолётчик, его должны были спасти.
Эра кивнула и ещё раз внимательно осмотрела кристалл*.
 
   Орин очнулся. Благодаря произведениям, записанным на компьютере, он понял, что увидел неизвестную космическую цивилизацию, и это не очень удивило, в своё время асы и ары освоили большой кусок космоса, и информация об этом сохранялась. А то, что он увидел далёкое будущее, не могло прийти на ум. Потрясло другое – он узнал Кольцо!
   Эра и Мидори ошиблись, оно было не из платины, а из орихалка, сияющий же на нём камень, похожий на сапфир, тоже был орихалком, вернее, ещё кристаллином. Не все кристаллы кристаллина превращались в орихалк, часть сохранялась, будучи вмурованной в орихалковую массу. Они различались по цвету, почему-то повторяя цвета радуги. Были просто прозрачные и полупрозрачные кристаллы с зеркально-серебристым металлическим оттенком, такие как обычный кристаллин, красные, огненно-оранжевые, золотистые, изумрудные, голубые, и особо ценные синие и тёмно синие. Чем темнее синева, тем ценнее камень. И ценность не была абстракцией, чем ближе цвет камня был к фиолетовому спектру, тем большей информационной и энергетической ёмкостью он обладал. Интенсивный синий цвет таких кристаллов в Асгарде называли цветом индиго. Все вмурованные в орихалк кристаллы обладали информационной и энергетической ёмкостью намного превосходящей ёмкость обычных кристаллов, и были идеальными кристаллами компьютера.  Но камни цвета индиго далеко превосходили по этим показателям остальные. В один такой камешек, умещающийся на перстне, можно было, записать целую виртуальную вселенную. И они, видимо, обладали собственным интеллектом, поскольку были естественно возникшей почти непознанной компьютерной программой.
Свойства, и особенно последнее, остались малоизученными. Достоверно было известно, что перстень с таким камнем помогает, и весьма существенно, пробуждать Высшие Способности, и в целом способствует здоровью и долголетию. Так же непостижимым путём владельцу перстня способствовала удача. Были даже перстни, надев которые можно было сразу оказаться в нуль-пространстве, и, соответственно, в этом мире стать невидимым, но таких было немного. Их испокон веков почему-то называли «Прелестные Кольца» или «Кольца Прелести». Сколько их было и осталось, никто не знал, к тому же, владельцы перстней часто скрывали факт, что владеют ими. И была легенда о самом главном из колец – Аркестоне, или Аристоне, так назывался кристалл его венчающий. Название означало: самый лучший, безупречный, камень чистой воды. Это был невероятный по информационной и энергетической ёмкости кристалл, и ходили самые немыслимые легенды о том, что в нём заключено, и какое могущество он даёт. Описания, снимки и видеозаписи перстня сохранились, были они и на компьютере Орина. И поэтому он легко узнал его.
   Это был Аркестон!
Но ещё удивительнее было другое, Орин ощутил – это его перстень! Сейчас он как никогда чувствовал, что прожил много жизней, и когда-то, в прежних воплощениях, владел им. Так же пришло чувство, что Великое Кольцо, так тоже часто называли Аркестон, проявилось неслучайно. Это знак, что однажды оно вернётся к нему. Он ощущал – Кольцо ищет его несколько веков, и уже почти нашло! Оно близко! Оно где-то рядом!
   Видение, которое, казалось, должно было окончательно не дать Орину спать, оказало, противоположный эффект. Видимо есть лимит впечатлений, которые можно выдержать. Он заснул как убитый.
________________
* Фрагмент романа «Тёмное Пламя».

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #12 on: 04/12/2013, 22:47:53 »
4.

   Однажды к его шатру пришёл лично Мудрый Бобр и с неподдельным уважением попросил разрешения войти.
   Ошарашенный Орин, конечно же, немедленно пригласил Старшего Наставника, и предложил ему почётное место на волчьих шкурах. Кивнув, старик опустился на шкуры и долго молча смотрел на колеблющееся пламя очага.
   - Орин, – наконец сказал он, – ты удивил нас. Ты меньше всех подходишь, чтобы выживать в лесу, и, ты лучше всех сумел это! Задача первого круга обучения сделать Священную Чащу родным домом – лес из врага должен стать другом. Так вот Орин, твоим другом он уже стал. Мне больше нечему тебя учить, на первом круге.
   Орин изумлённо молчал.
   Понимающе взглянув, старый воин продолжил.
   - Ты слаб Орин, извини, это так, и ты и сам это знаешь. Но ты умён и умеешь думать о завтрашнем дне. Поверь, такой дар встречается гораздо реже, чем сила. И такие люди могут быть полезны племени не меньше, а часто и куда больше чем самые великие кшатрии, – так называли воинов и охотников. – Мы много говорили о тебе...
   Мудрый Бобр опять замолчал, явно обдумывая как лучше сказать то, что намеревался. Багровый отблеск очага лёг на изборождённое морщинами лицо.
   - Кроме того ты корн, или, как говорим мы – гой, – наконец, продолжил он, – а гои часто обладают способностями намного превосходящими способности обычных людей – изгоев, или орнов, как говорят на твоей родине. У нашего рода много хороших кшатрий, но у нас только один по-настоящему искусный вед – Чёрный Лебедь, благодаря его искусству ты не ушёл в страну мёртвых. Он просил наблюдать за тобой, поскольку полагает, что ты, как и твоя мать, обладаешь способностями к ведовству. И мы убедились – он прав. Ребёнок с такими способностями, как правило, гораздо умнее и, что не мене важно, сообразительнее, чем обычный. Мы, наставники, думаем, ты принесёшь племени больше пользы, если на второй круг не вернёшься в Школу, а начнёшь учиться у Чёрного Лебедя его искусству. Ты будешь хорошим ведом, таким, какой и нужен роду.
   Непонятная, и неожиданная волна поднялась в груди Орина. То, что он услышал, было великой честью. Вед уважался в племени даже больше, чем самый великий воин. И даже среди мальчишек, всех поголовно мечтавших стать великими кшатриями чтилась эта традиция. В принципе, в предложении Мудрого Бобра не было необычного, учеников ведов нередко отбирали в ходе обучения в Школе. Но услышать, что он может стать ведом, равным Чёрному Лебедю, ни один мальчишка не смел даже мечтать. Кроме главного веда у рода было четыре веда – его помощника, кроме того, были женщины-веды, их сейчас было шестнадцать, у женщин особые способности сознания проявлялись чаще в три раза. Были так же ученики ведов, и ученицы вед. Для Молодых Волков в семнадцать лет обучение заканчивалось, и они проходили инициацию как мужчины, ведов и вед обучали до двадцати лет. Главная веда рода, как правило, пользовалась большим влиянием, чем главный вед, но не в случае с Чёрным Лебедем. Его авторитет был огромным, выше был только у верховного веда племени. Однако все были уверенны, что после смерти Чёрного Лебедя главной в ведовстве станет Мерцана, ещё очень молодая, но очень сильная веда. Если весть о том, что ему – Орину, предстоит стать учеником и приемником Чёрного Лебедя, разнесётся, он сразу из парии превратится в самого уважаемого в их кругу, превосходящего по авторитету даже Синего Стрижа.
   И это уже не говоря о том, что ему больше не нужно возвращаться в Школу Молодых Волков, всё же остававшуюся для него с его здоровьем и положением парии сущим адом. Да и мама, будет очень рада: веду нужно куда реже рисковать, и у него велики шансы дожить до преклонных лет.
- Спасибо тебе уважаемый старший наставник за то, что ты оказал мне такую великую честь, – вдруг, сказал кто-то в Орине его губами и его языком, – но у меня есть чувство, что мой путь – это путь воина!
Сказав такое, Орин сам изумился не меньше, чем Мудрый Бобр.
   Старший Наставник долго смотрел в затухающий огонь.
   - Ты знаешь, что означает твоё имя – Орин? – Наконец спросил тот.
   - Всегда Вооружённый, – ответил он.
   - Знаешь, именно твоё имя вначале и привлекло к тебе внимание Чёрного Лебедя, – сказал наставник, – он почувствовал, что оно не случайно, а он редко ошибается.
   Мудрый Бобр опять замолчал. А затем задумчиво закончил.
   - То, что ты сказал сейчас, покажется невероятной глупостью всем, кто тебя знает, но у каждого из нас свой Урок Кармы, и у меня почему-то такое чувство, что ты свой Урок чувствуешь правильно.

Offline Dik

  • Постоялец
  • ***
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #13 on: 04/12/2013, 23:12:30 »
И в чем вы видите достоинства своего произведения? Почему, допустим, толкинистам стоит его прочитать? Или почему с ним стоит ознакомиться просто любителям литературы?

Offline John

  • Координатор
  • *
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #14 on: 04/12/2013, 23:53:03 »
Дик, не сбивайте вдохновение юному дарованию!
Я получил такую "непонятную и неожиданную волну" от Мудрого Бобра, что еле отдышался! :-)
Это вам не "любовь и кровь", тут проза с интересом, тут у лани лежбище! :-)

Offline Dik

  • Постоялец
  • ***
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #15 on: 05/12/2013, 00:42:23 »
Так дарование уже матерое. На Озоне авторскую книгу можно приобрести аж за 198 тугриков и 60 тугринчиков.

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #16 on: 05/12/2013, 14:02:25 »
И в чем вы видите достоинства своего произведения?
Ну, наверное, это не мне судить, а читателям.

Почему, допустим, толкинистам стоит его прочитать?
Я сторонник того, что в произведениях Толкиена есть скрытый богоборческий смысл, его и пытаюсь раскрыть.

Или почему с ним стоит ознакомиться просто любителям литературы?
Наверное, поэтому же. Толкиен, говорят, сегодня самый издаваемый писатель, да вот только слишком много читателей верят, что он "Настоящий католик, который мысли по православному", говорят Кураева слова. Меня это немного раздражает, меня всегда немного раздражает глупость, вот и решил показать, чем богоборчество отличается от "святой веры христовой". Ещё интереснее, то, что концепция Толкиена явно не гностицизм, хотя некоторые православные богословы, мыслящие более трезво, чем Кураев, и утверждают, что гностицизм, вот этот, например http://ariston777.unoforum.ru/?1-17-0-00000052-000-0-0-1346655893 Но, думаю, они ошибаются, у Толкиена нет смертеутверждения. Думаю, здесь другая, неизвестная науке, богоборческая концепция.

Так дарование уже матерое. На Озоне авторскую книгу можно приобрести аж за 198 тугриков и 60 тугринчиков.
Скажу больше, роман уже и на две литературные премии успели номинировать:     Интерпресскон, 2012 / Дебютная книга и Имени Александра Грина "Золотая цепь", вот здесь есть официальная информация http://fantlab.ru/work284722?sort=date#responses
А если Вам не нравится мой новый роман, так зачем читать. Вроде, на этом форуме, его и без Вас читают.

Offline Dik

  • Постоялец
  • ***
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #17 on: 05/12/2013, 19:18:10 »
И в чем вы видите достоинства своего произведения?
Ну, наверное, это не мне судить, а читателям.

Люблю скромность, так присущую писателям. Одно лишь покоя не дает. Вот, например, при подаче статьи в журнал от нескромных ученых нескромная редакция требует четко сформулировать, почему статья достойна внимания редактора и потенциальных рецензентов и читателей. Не знаю, как с книгами, но и там, теоретически, между автором и читателями есть прослойка в виде редактора. А в интернете прослойка исчезает. "Ловкость рук и никакого мошеннства".  Если автор не в состоянии сам кратко донести до людей достоинства своей работы, то это выглядит странно.
Quote from: Андрей Козлович
Почему, допустим, толкинистам стоит его прочитать?
Я сторонник того, что в произведениях Толкиена есть скрытый богоборческий смысл, его и пытаюсь раскрыть.

А вы с какими произведениями Толкина ознакомились? Да, он, кстати, Толкин, а не Толкиен. Ведь вас никто не называет Козлоевичем. Вы вот упоминали выше казнь Моргота. Не расскажете ли подробнее об этом?

Quote from: Андрей Козлович
Наверное, поэтому же. Толкиен, говорят, сегодня самый издаваемый писатель, да вот только слишком много читателей верят, что он "Настоящий католик, который мысли по православному", говорят Кураева слова. Меня это немного раздражает, меня всегда немного раздражает глупость, вот и решил показать, чем богоборчество отличается от "святой веры христовой".

Мне кажется, прежде, чем раскрывать глупым людям глаза на истинное положение дел, неплохо бы самому показать, что разбираешься в обсуждаемом вопросе. Это снова нас приводит к вопросу о вашем знакомстве с творчеством Толкина.

Quote from: Андрей Козлович
А если Вам не нравится мой новый роман, так зачем читать. Вроде, на этом форуме, его и без Вас читают.

Это по логике "жрите, что дают, и молчите"? Или обсуждатъ можно только, если пришел в восторг от произведения?

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #18 on: 05/12/2013, 20:18:05 »
Quote
Вот, например, при подаче статьи в журнал от нескромных ученых нескромная редакция требует четко сформулировать, почему статья достойна внимания редактора и потенциальных рецензентов и читателей.
В научные журналы не писал, но так публикаций у меня много, и в СМИ всех уровней, кроме того много лет сам издавал газету. Всегда просто посылал статью, без всяких сопроводиловок, и дальше её в 99 % случаев просто публиковали. Точно по такому же принципу принимал статьи и в мою газету, если понравилась, то публиковал.

Quote
Не знаю, как с книгами, но и там, теоретически, между автором и читателями есть прослойка в виде редактора.

Я просто послал текст романа, сразу получил ответ, что нужно переделать. Никаких сопроводиловок у меня не просили.

Quote
А вы с какими произведениями Толкина ознакомились?
Скажем так, с теми, что издал его сын не со всеми.

Quote
Да, он, кстати, Толкин, а не Толкиен.
Я привык называть его Толкиен. Сначала попался перевод Муравьёва и Кистяковского, там его фамилия была написана так, ну и пошло, теперь когда читаю Толкин чувствую дискомфорт.

Quote
Вы вот упоминали выше казнь Моргота. Не расскажете ли подробнее об этом?
Не уловил. Дать фрагмент из "Сильмариллиона"?

Quote
Мне кажется, прежде, чем раскрывать глупым людям глаза на истинное положение дел, неплохо бы самому показать, что разбираешься в обсуждаемом вопросе. Это снова нас приводит к вопросу о вашем знакомстве с творчеством Толкина.
Ну, тогда поподробнее, что Вас интересует?

Quote
Это по логике "жрите, что дают, и молчите"? Или обсуждатъ можно только, если пришел в восторг от произведения?
Это по логике "Если есть конкретные замечания, то пожалуйста", а логика "Да ты вообще ничего не понимаешь в Толкиене", по опыту редко заканчивается продуктивной дискуссией. 
Рад, конечно, если ошибаюсь, но я уже сталкивался с "дискуссиями" "православных людей", пытающихся выставить тех, кто с ними несогласен дурачками.
« Last Edit: 05/12/2013, 20:27:30 by Андрей Козлович »

Offline Андрей Козлович

  • Пользователь
  • **
    • View Profile
Кровь Орла
« Reply #19 on: 05/12/2013, 20:20:59 »
5.

   Царь Орин очнулся, и несколько мгновений переживал необычно яркое воспоминание, по-новому ощущая неведомый голос вдруг проснувшийся в нём. Так было не раз, и он никогда и никому об этом не рассказывал, даже матери. Таинственный голос, вдруг пробуждающийся в нём в наиболее важные моменты жизни, всегда был судьбоносным, и определял всё на многие годы вперёд. И он уже смирился, что голос непостижим. Равно как он давно уже понял, что этот голос даже важнее, чем удивительные видения.
   Царь вновь всмотрелся в Солнце Ночи, транс вернулся, и прекрасная планета вновь открыла с пугающей реальностью, его детство.
   На этот раз это был третий год обучения.
   Ему уже было четырнадцать, но подорванное здоровье так и не вернулось. Однако он не выбрал путь веда, предпочтя дальнейшее обучение в Школе. Он по-прежнему отставал во всём, что требовало физической силы, ловкости и выносливости. Его ум и сообразительность, которой он особенно гордился, в купе  с воспитанным матерью эгоизмом, индивидуализмом, а так же физической слабостью, сыграли плохую службу, пробудив у сверстников, вместо пренебрежения, зависть и неприятие. Не осознавая этого, он при каждой возможности стремился показать интеллектуальное превосходство над товарищами, а иногда и над наставниками, пытаясь самоутвердиться, и ещё больше усугублял положение. Неприязнь к нему росла всё сильнее.
   Неожиданно у него выявился ещё талант. Он полюбил плаванье. В соревнованиях на скорость он, понятно, отставал, но научился ощущать воду как никто, и чувствовал себя там увереннее всех. Он легко переплывал озёра, которые обходили стороной их признанные лидеры и даже Молодые Волки из старших групп. Кроме того, было заметно – он храбрее сверстников. Большинству переплыть незнакомое лесное озеро мешал страх, он же умел его преодолевать. И он не был глупо храбрым, напротив, благодаря умению преодолевать страх он почти всегда, находил оптимальное решение, и у него хватало мужества его осуществить. Это вновь не осталось незамеченным наставниками, и он не раз удостаивался похвал. Но теперь уважения это не прибавляло. Напротив, любой его успех раздражал сверстников, становясь предметом насмешек. Ему часто пророчили – его любовь к воде, с его хилостью обязательно закончится плохо. Часто так же попрекали тем, что по окончании Школы не будут брать на охоту и войну.
   Каждый мужчина племени считался кшатрием, но большая часть мужчин, всё же занималась преимущественно земледелием и скотоводством. Группа наиболее умелых охотников занимала привилегированное положение. Они в основном охотились и составляли военную гвардию. Каждый мальчишка мечтал попасть в эту группу, и, естественно, при его положении парии, почти каждый мальчишка считал своим долгом при случае, напомнить, что он такой чести не будет удостоен никогда.
   В Великом Озере было относительно узкое место, которое, в принципе, можно преодолеть вплавь. Но холодные ключи способные вызвать судорогу, когда-то привели здесь к гибели нескольких опытных охотников, поэтому Великое Озеро много лет никто не пытался переплыть, хотя формально запрета на такое деяние не было. Место купания Молодых Волков, в редкие минуты отдыха, по иронии судьбы, находилось именно напротив узкого места. Здесь глубоко входящая в озеро плоская скала, хорошо прогревалась Солнцем, и Молодые Волки, если позволяла погода, часто отдыхали на ней. И довольно часто там высказывалась мечта переплыть озеро. Но оставалась мечтой, страх утонуть за многие годы стал доминирующим, и всерьёз осуществить её не решился бы никто. Так было и в этот день. Они шли к озеру. Вновь несколько раз была высказана мысль – как здорово было бы переплыть Великое Озеро, и как бы такой поступок, вернее, подвиг, всех восхитил. И, естественно, все понимали, это только слова. Уже когда они подходили, Орин вдруг сказал, что хочет попробовать это сделать. Ответом стал всеобщий смех, ему тут же предсказали, что это будет его последнее плавание. Он стиснул зубы и промолчал.
   Раздевшись, он, не говоря не слова, разбежался и прыгнул со скалы в озеро. Прыжок вновь вызвал всеобщий смех, и по поводу якобы его неудачности было отпущено несколько едких замечаний, хотя он нырнул нормально, но ему не забыли дерзкого заявления.
   Совершая прыжок, Орин ещё не был уверен, что решится на настолько неслыханно смелый поступок, но, вынырнув и услышав насмешки, он, неожиданно даже для себя, устремился вперёд. Однако, поплыл он спокойно, неторопливо.
   Вначале вслед было брошено ещё несколько колкостей, и на берегу звучал смех. Затем насмешки стихли. Ветер дул слабый, и он хорошо слышал, что происходит на берегу. Вскоре наступила полная тишина, и хорошо чувствовалась вся её напряжённость. Он продолжал плыть. Около часа понадобилось ему, чтобы свершить немыслимое – переплыть Великое Озеро. Выйдя на другой берег, он понял, сейчас предстоит свершить ещё более немыслимое – переплыть озеро обратно, огромное озеро можно обойти лишь за много дней. Он очень устал. Но выхода не было.
Почти не отдохнув, Орин вошёл обратно в воду.
   Теперь он плыл гораздо медленнее, и когда до берега оставалось ещё примерно треть пути, позволил себе лечь на воду и несколько минут полежать.
   Сверстники видели его возвращающимся, и поэтому можно не бояться, что они поднимут шум. Поднимись шум, что он застрял на том берегу, или, что утонул, триумф вполне мог закончиться наказанием, что, конечно, испортило бы эффект победы.
   На берег он вышел под всеобщее молчание. Он неторопливо лёг на живот, на горячую скалу, скрывая усталость, и начал приходить в себя. Молчание длилось долго. Наконец раздалось несколько голосов, что он сделал большую глупость, которую следует осудить. Но поддержки не нашли. Потом подошёл Синий Стриж и сказал, что ему не следовало так рисковать, и даже резко спросил, зачем он это сделал.
   - Я же обещал, что переплыву озеро, – спокойно ответил он и взглянул Стрижу в глаза.
   Тот опустил взгляд, и смущённый и пристыженный отошёл в сторону. Все окончательно сникли. В лагерь тоже возвращались в подавленном молчании.
   Слух о том, что он переплыл Великое Озеро, с быстротой пожара распространился по всей Школе. Сверстники отмалчивались, но в старших и младших возрастных группах не скрывали восхищения, и несколько признанных лидеров старших групп пришли на их территорию, и при всех молча пожали ему руку. В очередной раз были ошарашены и наставники. Кончилось тем, что лично Мудрый Бобр оседлал коня и ускакал в род. И все прекрасно поняли почему. Через два дня он вернулся вместе с вождём рода и Чёрным Лебедем, и надолго закрылся в шатре с ними и другими наставниками.
   Орин в тот момент ещё не знал, что это последний год его пребывания в Школе, и что его судьба уже невероятно изменилась. Однако судьбе было угодно подготовить ему ещё одно испытание, вновь подчеркнувшее, насколько сильно он отличается от сверстников.
   В тот день один из учеников группы, по прозвищу Горностай, за успехи был удостоен большой награды – настоящей боевой стрелы со стальным наконечником. Горностай был одним из немногих друзей Орина, и это была высокая награда. Как правило, избранные Молодые Волки удостаивались её на пятом круге, и, как исключение, на четвёртом. Но здесь наставники сочли уместным такое поощрение. Все, как и Орин, были восхищены наградой, и, конечно же, решили присутствовать при её испытании. Орин часто спрашивал себя, почему они сблизились именно с Горностаем. Тот был полной его противоположностью. Если Орин, терзаемый комплексом неполноценности, постоянно старался самоутвердиться, чем ещё более настраивал всех против себя, то Горностай предпочитал держаться в тени. Он не любил быть на виду, и всегда был подчёркнуто скромен. В конце концов, Орин решил, что дело именно в этом, в чём-то они дополняют друг друга, но в чём, так и осталось для него неясным. Правда была ещё одна деталь, Орин искренне считал Горностая умнее себя, поскольку тот несколько раз смог дать ему очень ценные советы, но это тоже не объясняло до конца их дружбы. Горностай выбрал самую дальнюю мишень, но выстрелить ему не пришлось. Из кустов вдруг выпрыгнул огромный матёрый волк, из тех, что избегают стаи даже зимой, предпочитая жизнь в одиночестве, и бросился на мальчишек. Внезапное появление настолько опасного хищника вызвало панику у подростков, они бросились врассыпную. Не стал исключением и Горностай, выронивший лук и драгоценную стрелу и бросившийся, куда глаза глядят. Волк, почему-то, кинулся именно за ним, и быстро бы настиг. Но его заставил изменить намерения Орин, единственный не ударившийся в бегство, а напротив кинувшийся к брошенным луку и стреле.
   Орин хотел помочь Горностаю, и хорошо понимал, что бегает медленнее всех, и спастись бегством шансы у него небольшие. Именно поэтому он и не поддался панике, а сразу решил использовать самый верный шанс. Стальной закалённый наконечник стрелы, даже выпущенной из ещё не очень тугого мальчишеского лука давал возможность убить зверя.
   В три прыжка он преодолел расстояние до брошенного оружия, схватил его, и наложил стрелу на тетиву. В это же мгновение, волк, заметив его действия, оставил Горностая и бросился к нему. Но было поздно, хищник упустил момент.
   С такого близкого расстояния в волка не промахнулся бы даже мальчишка первого круга обучения. Орин целился в горло, но всё произошло иначе. Волк зарычал, раскрыв пасть, и стрела ударила прямо туда. Зверь страшно, неестественно захрипел и забился в конвульсиях, изрыгая кровавую пену. Стрела вошла прямо в глотку.
   И тут произошло нечто удивительное. Волк, вдруг, прямо взглянул ему в глаза. Взгляд был пронизывающий и суровый, но в нём не было, казалось бы, уместной злобы и ненависти. Напротив, взгляд буквально дышал спокойствием и показался Орину даже мудрым. Человек и зверь так и смотрели в глаза друг другу, пока глаза волка на веки не затуманила смерть.
Именно в этот момент у Орина возникло удивительное чувство, что-то, или, вернее, кто-то, вдруг, в нём проснулся, и это пробуждение очень важно. Через несколько мгновений волк неподвижно застыл у его ног.
   Пристыженные позорным бегством мальчишки собрались скоро.
   Синий Стриж вновь, как и два года назад, в случае с вожаком-оленем принёс ритуальные извинения лесному брату, затем их по его приглашению повторил и Орин.
   Дальше с огромного волка сняли шкуру, и под торжественные крики вручили Орину. Убийство крупного волка-одиночки считалось большим событием и сопровождалось особым ритуалом.
   Орин снял с себя одежду и набросил на голое тело ещё окровавленную шкуру, и в таком виде, сопровождаемый торжественными криками сверстников, пошёл к лагерю. Мальчишки уже в пути запели ритуальную песню Лесного Брата и начали ритуальный танец. По традиции Молодые Волки чтили лесных волков, как старших братьев. Когда они вошли в лагерь их уже встречали наставники, издали услышавшие ритуальную песнь. Танец Лесного Брата продолжался до позднего вечера и закончился при свете костров, в нём приняла участие вся Школа.
   В конце действа Орин снял окровавленную шкуру и с поклоном протянул Мудрому Бобру. Старший Наставник, с поклоном, принял её и поднял правую руку. Общий торжественный крик ответил на ритуальный жест.
   - Отныне Лесной Брат становится покровителем Школы, и его священная шкура будет висеть в Капище Молодых Волков до тех пор, пока другой ученик не повторит подвиг Молодого Волка Орина! – выкрикнул старик ритуальную фразу. И выхватив из-за пояса стальной нож, отсалютовал им Орину.
   Нож багрово вспыхнул в свете костров.
   - Отныне Лесной Брат становится покровителем Школы, и его священная шкура будет висеть в Капище Молодых Волков до тех пор, пока другой ученик не повторит подвиг Молодого Волка Орина! – дружно выкрикнули остальные. И тоже выхватив кремневые ножи, отсалютовали Орину.
   Орин понял каким, скорее всего, будет его взрослое имя.
   На следующее утро Мудрый Бобр вновь уехал в род, и его не было больше трёх недель. Вернулся он вновь не один, с ним приехал верховный вед племени. Ещё более старого и более уважаемого веда звали Кровь Орла, так же назывался и его род.