22 февраля 2017 года, 20:21

О проклятиях

Автор: Juliana

05 марта 2011 года

Здесь я располагаю свое «исследование» о проклятиях в книгах Толкина. Конечно, на полноценную статью это не тянет, но во всяком случае, здесь собраны многие цитаты, относящиеся к проклятиям, и сделаны кое-какие выводы и предположения, которые могут оказаться небезынтересными. Если кто-нибудь пожелает воспользоваться этим материалом, как основой для собственной статьи — пожалуйста, пользуйтесь, можно даже не указывать источник. Если же захотите выложить где-нибудь в неизменном виде — прошу указать мое авторство.

Итак, проклятия… Сначала разберемся с переводом. По-английски, «проклятие» — «curse», «bane», «damnation». У Толкина используются только первые два, причем «bane» — используется только три раза — в отношении Глаурунга (Турин — Погибель Глаурунга), и в отношении балрога из Мории, его называют «Погибель Дурина», и еще в отношении Кольца — «Погибель Исильдура», оттенок смысла здесь — «погибель» и в переводах на русский обычно так и пишут. Тут возникает еще одна трудность: отделить проклятия «настоящие» от проклятий «поэтических». Ну с Проклятием Мандоса или проклятием на род Хурина все ясно, а вот как определить такое: «И проклял Келегорм и пса и коня»? Я его все-таки посчитала среди «настоящих», хотя вроде бы ни к каким последствиям оно не привело.
Цитаты все, кроме как из «Нарн-и-Хин-Хурин» и «Науглафринг», переведены мной. Если не указан источник, откуда взята цитата — это «Сильмариллион».

При анализе «Сильмариллиона» (а также дополняющих его «Серых Анналов», «Лэ о Лэйтиан» и «Нарн-и-Хин-Хурин») я насчитала следующие проклятия:

  • Проклятие Феанора Мелькору, которое он произносит несколько раз. Кстати, это — первое по времени проклятие, раньше в тексте это слово вообще не использовалось. Феанор, таким образом, является первым проклинателем, что симптоматично. Итак, первый раз это происходит, когда Мелькор говорит с ним о Сильмарилях:
    «Then hate overcame Fëanor's fear, and he cursed Melkor and bade him be gone, saying: 'Get thee gone from my gate, thou jail-crow of Mandos!' And he shut the doors of his house in the face of the mightiest of all the dwellers in Eë.»
    «Тогда ненависть сильнее страха охватила Феанора, и он проклял Мелькора и выгнал его прочь, сказав: «Убирайся от моих ворот, ты тюремный ворон Мандоса!» И он захлопнул двери своего дома перед лицом самого могучего из живущих в Эа».
    Затем Феанор узнает о краже Сильмарилей и убийстве Финвэ.
    «Then Fëanor rose, and lifting up his hand before Manwë he cursed Melkor, naming him Morgoth, the Black Foe of the World; and by that name only was he known to the Eldar ever after. And he cursed also the summons of Manwë and the hour in which he came to Taniquetil, thinking in the madness of his rage and grief that had he been at Formenos his strength would have availed more than to be slain also, as Melkor had purposed.»
    «Тогда Феанор поднялся, и воздев руки перед Манвэ, он проклял Мелькора, назвав его Моргот, Черный Враг Мира; и с тех пор Эльдар всегда звали его этим именем. И проклял он также призыв Манвэ и тот час, когда он пришел на Таниквэтиль, считая в безумии гнева и горя, что будь он в Форменос в это время, то его силы хватило бы на что-то другое, нежели просто погибнуть, как хотел Мелькор».
    И, наконец, третий раз он проклинает его перед смертью.
    «…and knew with the foreknowledge of death that no power of the Noldor would ever overthrow them; but he cursed the name of Morgoth thrice, and laid it upon his sons to hold to their oath, and to avenge their father.»
    «…и понял он в прозрении смерти, что не хватит у Нолдор сил, чтобы сокрушить их (пики Тангородрима); но трижды проклял он имя Моргота и возложил на сыновей завет исполнить клятву и отомстить за отца».
  • Самое известное и самое грозное Проклятие Мандоса, которое также называется Пророчеством Мандоса, Пророчеством Севера и Роком Нолдор.
    «Then all halted and stood still, and from end to end of the hosts of the Noldor the voice was heard speaking the curse and prophecy which is called the Prophecy of the North, and the Doom of the Noldor. Much it foretold in dark words, which the Noldor understood not until the woes indeed after befell them; but all heard the curse that was uttered upon those that would not stay nor seek the doom and pardon of the Valar.
    'Tears unnumbered ye shall shed; and the Valar will fence Valinor against you, and shut you out, so that not even the echo of your lamentation shall pass over the mountains. On the House of Fëanor the wrath of the Valar lieth from the West unto the uttermost East, and upon all that will follow them it shall be laid also. Their Oath shall drive them, and yet betray them, and ever snatch away the very treasures that they have sworn to pursue. To evil end shall all things turn that they begin well; and by treason of kin unto kin, and the fear of treason, shall this come to pass. The Dispossessed shall they be for ever.
    'Ye have spilled the blood of your kindred unrighteously and have stained the land of Aman. For blood ye shall render blood, and beyond Aman ye shall dwell in Death's shadow. For though Eru appointed to you to die not in Eä, and no sickness may assail you, yet slain ye may be, and slain ye shall be: by weapon and by torment and by grief; and your houseless spirits shall come then to Mandos. There long shall ye abide and yearn for your bodies, and find little pity though all whom ye have slain should entreat for you. And those that endure in Middle-earth and come not to Mandos shall grow weary of the world as with a great burden, and shall wane, and become as shadows of regret before the younger race that cometh after. The Valar have spoken.'
    «Тогда все остановились и застыли в тишине, и от края до края войска Нолдор был слышен громкий голос, произносящий проклятие и пророчество, что после назвали Пророчеством Севера и Роком Нолдор. Длинна была эта речь и темен ее смысл, и многого Нолдор не поняли, пока несчастья не настигли их; но все слышали проклятие, которое было наложено на тех, кто не останется и не станет ждать решения своей судьбы и прощения Валар.

    «Слезы бессчетные прольете вы; и Валар оградят Валинор от вас и не допустят вас туда более, и даже эхо ваших жалоб не будет слышно за горами. Гнев Валар лежит на Доме Феанора от Запада до крайнего Востока, ляжет он и на тех, кто последует за ними. Клятва ведет их, и она же предаст их, и вырвет у них те самые сокровища, которые они поклялись добыть. Ко злу приведут те деяния, что начнутся с добрых побуждений; и произойдет это от предательства родича родичем и от страха предательства. Вечно Обездоленными будут они.
    Неправедно пролили вы кровь своих родичей, и запятнали землю Амана. За кровь вы заплатите кровью, и за пределами Амана будете жить под сенью Смерти. Ибо хотя Эру назначил вам быть бессмертными в Эа, и не подвержены вы болезням, но можете быть убиты и будете убиты: оружием, муками и тоской; и ваши бездомные души придут в Мандос. Там надолго поселитесь вы, и будете тосковать по телам, и мало найдете жалости к себе, хотя бы все, убитые вами, просили за вас. А те, кто продолжит жить в Средиземье и не попадет в Мандос, утомятся от мира, как от тяжелой ноши, истают, и станут тенями сожаления перед юной расой, что придет позже. Так сказали Валар».
  • Проклятие Эола, наложенное на его сына Маэглина.
    «Come, Maeglin son of Eol! Your father commands you. Leave the house of his enemies and the slayers of his kin, or be accursed!'»
    «Идем, Маэглин, сын Эола! Твой отец приказывает тебе. Покинь дом его врагов и убийц его родичей, или я прокляну тебя!»
    «And Maeglin stood by and said nothing; but at the last Eol cried out: 'So you forsake your father and his kin, ill-gotten son! Here shall you fail of all your hopes, and here may you yet die the same death as I.'»
    «И Маэглин стоял молча; но в конце Эол крикнул: «Так ты отказываешься от своего отца и своего рода, сын, доставшийся не по праву! Тут рухнут все твои надежды, и может ты умрешь здесь той же смертью, что и я».
    «Серые Анналы»:
    «and he cursed his son as he died, foreboding that he should die a like death.»
    «и он (Эол) проклял сына перед смертью, предсказав, что он умрет той же смертью (то есть, упадет со стен Гондолина)».
  • Проклятие, наложенное на Сильмарили из-за Клятвы Феанора.
    Финрод говорит Берену:
    'It is plain that Thingol desires your death; but it seems that this doom goes beyond his purpose, and that the Oath of Fëanor is again at work. For the Silmarils are cursed with an oath of hatred, and he that even names them in desire moves a great power from slumber; and the sons of Fëanor would lay all the Elf-kingdoms in ruin rather than suffer any other than themselves to win or possess a Silmaril, for the Oath drives them
    «Ясно, что Тингол желает твоей смерти; но кажется, что все будет не так, как он замыслил, и Клятва Феанора вновь пробудилась. Ибо Сильмарили прокляты клятвой ненависти, и даже слова о владении ими пробудят от сна великие силы; и сыновья Феанора скорее разрушат все Эльфийские королевства, чем потерпят, что другие будут владеть Сильмарилем, ибо Клятва ведет их».
  • Келегорм проклинает своего пса Хуана и коня, когда ему не удается убить Берена.
    «Celegorm cursed both hound and horse, but Huan was unmoved.»
    «Келегорм проклял и пса и коня, но Хуан остался недвижим».
  • Куруфин и Келегорм проклинают Берена, после того, как он победил их и забрал коня Куруфина и его кинжал.
    В «Сильмариллионе» проклятие произносит Куруфин.
    Then Curufin cursed Beren under cloud and sky. 'Go hence,' he said, 'unto a swift and bitter death.'
    Тогда Куруфин проклял Берена под тучами и небом. «Отправляйся же», сказал он, «к быстрой и мучительной смерти».
    В «Лэ о Лэйтиан» это проклятие произносит Келегорм:
    ‘Farewell,’ cried Celegorm the fair. ‘Far get you gone! And better were to die forhungered in the waste than wrath of Fëanor's sons to taste, that yet may reach o'er dale and hill. No gem, nor maid, nor Silmaril shall ever long in thy grasp lie! We curse thee under cloud and sky, we curse thee from rising unto sleep! Farewell! ’
    «Прощай,» закричал Келегорм Прекрасный. «Далеко ты зашел! И лучше бы тебе умереть от голода в глуши, чем испробовать гнев сыновей Феанора, он настигнет тебя и в долинах и в горах. И не удержишь ты в своей руке ни камня, ни девы, ни Сильмариля! Мы проклинаем тебя под тучами и небом, мы проклинаем тебя от пробуждения до сна! Прощай!»
  • Моргот проклинает Хурина, Морвен и их детей (после Проклятия Мандоса это второе по известности и значимости проклятие в «Сильмариллионе»).
    «Then Morgoth cursed Hurin and Morwen and their offspring, and set a doom upon them of darkness and sorrow; and taking Hurin from prison he set him in a chair of stone upon a high place of Thangorodrim. There he was bound by the power of Morgoth, and Morgoth standing beside him cursed him again; and he said: 'Sit now there; and look out upon the lands where evil and despair shall come upon those whom thou lovest. Thou hast dared to mock me, and to question the power of Melkor, Master of the fates of Arda. Therefore with my eyes thou shalt see, and with my ears thou shalt hear; and never shalt thou move from this place until all is fulfilled unto its bitter end.'»
    «Тогда Моргот проклял Хурина, Морвен и все их потомство, и наложил на них проклятие тьмы и печали; и взяв Хурина из темницы, он посадил его в каменное кресло на вершине Тангородрима. И там он был скован властью Моргота, и Моргот, стоя рядом с ним, снова проклял его и сказал: «Сиди там и смотри, как на тех, кого ты любишь, сойдет тьма и отчаяние. Ты осмелился смеяться надо мной, и подвергать сомнению силу Мелькора, Владыки судеб Арды. Поэтому будешь смотреть ты моими глазами и слышать моими ушами; и не сдвинешься с этого места, пока все не придет к мучительному концу».
    «Неоконченные предания» «Нарн-и-Хин-Хурин».
    Моргот говорит Хурину:
    ‘Behold! The shadow of my thought shall lie upon them wherever they go, and my hate shall pursue them to the ends of the world.’
    «-Смотри! Тень моей мысли отныне лежит на них, куда бы они не скрылись, и даже на краю света моя ненависть настигнет их».
    «But upon all whom you love my thought shall weigh as a cloud of Doom, and it shall bring them down into darkness and despair. Wherever they go, evil shall arise. Whenever they speak, their words shall bring ill counsel. Whatsoever they do shall turn against them. They shall die without hope, cursing both life and death.”
    « И над всеми, кого ты любишь, нависнет, подобно грозовой туче Рока, моя мысль, и низвергнет их в тяжкую тьму отчаяния. Всюду, куда они не явятся, пробудится зло. Что они не скажут, речи их принесут дурные плоды, что они не сделают — все обернется против них. И умрут они без надежды, проклиная и жизнь и смерть».
    «But within them they shall not escape me, until they enter into Nothing.”
    «Но в Кругах мира им не скрыться от меня, пока они не уйдут в Ничто».
  • Мим налагает проклятие на Андрога, изгоя, товарища Турина, который убил его сына Кхима («Неоконченные предания»):
    «…тот, кто выпустил стрелу, должен сломать свой лук и стрелы и положить их к ногам моего сына; и не должен он более брать в руки стрелы или ходить с луком. Если он сделает это, он умрет от лука и стрел. Такое проклятие налагаю я на него.»
    «Говорят, проклятья гномов всегда сбываются».
    Андрог нарушает зарок не брать в руки лук и погибает от стрелы при штурме Амон Руда.
  • Царь Гномов Ногрода проклинает сокровища Дориата (в том числе Наугламир).
    «In that battle by Sarn Athrad Beren fought his last fight, and himself slew the Lord of Nogrod, and wrested from him the Necklace of the Dwarves; but he dying laid his curse upon all the treasure. Then Beren gazed in wonder on the selfsame jewel of Fëanor that he had cut from Morgoth's iron crown, now shining set amid gold and gems by the cunning of the Dwarves; and he washed it clean of blood in the waters of the river. And when all was finished the treasure of Doriath was drowned in the River Ascar, and from that time the river was named anew, Rathloriel, the Goldenbed; but Beren took the Nauglamir and returned to Tol Galen. Little did it ease the grief of Luthien to learn that the Lord of Nogrod was slain and many Dwarves beside; but it is said and sung that Luthien wearing that necklace and that immortal jewel was the vision of greatest beauty and glory that has ever been outside the realm of Valinor; and for a little while the Land of the Dead that Live became like a vision of the land of the Valar, and no place has been since so fair, so fruitful, or so filled with light.»
    «Эта битва у Сарн Атрада была для Берена последней, и он сам убил царя Ногрода и забрал у него Ожерелье Гномов, но, умирая, тот проклял все сокровища. И Берен глядел в изумлении на тот самый камень Феанора, что он вырезал из железной короны Моргота, ныне, благодаря искусности Гномов, сияющий меж золота и драгоценностей; и он омыл его от крови в водах реки. И когда все было кончено, сокровища Дориата погрузили в Реку Аскар, и с этого времени река звалась Ратлориэль, Золотоструйная; но Наугламир Берен взял с собой и вернулся на Тол Гален. Мало утешения в горе принесла Лутиэн весть о гибели царя Ногрода и множества Гномов; но говорят и поют, что Лутиэн носившая ожерелье с бессмертным камнем, была видением величайшей красы и славы, что когда-либо можно было узреть вне Валинора; и на время Земля Живущих Мертвых, стала подобием земли Валар и не было другого места столь прекрасного, плодородного или исполненного света.»
  • Тол Сирион после захвата его Сауроном становится «проклятым местом»
    «…and the fair isle of Tol Sirion became accursed, and it was called Tol-in-Gaurhoth, the Isle of Werewolves.»
    «и прекрасный остров Тол Сирион стал проклятым местом, и его назвали Тол-ин-Гаурхот, Остров Волколаков».
  • Предателю-вастаку Ульдору, сыну Ульфанга (вождю заговора и мятежа против феанорингов в Нирнаэт Арноэдиад) присваивается эпитет «Проклятый».
  • Также «Проклятым» зовется и сам Моргот — «Morgoth the Accursed» и его слуги, например, написано, что у Кархарота «accursed flesh», то есть, «проклятая плоть», которую жжет Сильмариль.

Страницы: 1|2|3|4|5|6|7

Balin, 28.06.2013 13:49

От модератора: Aragorn Elessar, Ваши реплики прекрасно видно и тогда, когда они написаны чуть менее крупными буквами. =)

Динендиль, 30.08.2016 18:47

Большое спасибо, очень интересная и глубокая статья! Смысловая глубина Сильмариллиона кажется неисчерпаемой, так что порой с каждым новым прочтением обнажается следующий пласт смыслов. И тема проклятий раскрыта широко, глубоко и точно. Трудно поспорить, лишь добавить по аналогии с индийской мифологией - какие из этих проклятий на самом деле могли быть и во благо миру Арды? В индийских сказаниях был яркий песронаж - мудрец Дурваса одаренный уникальной способностью проклинать только во благо вселенной, так что его порой внезапно охватывал гнев и он произносил проклятие (которое в дальнейшем было во благо), но сам он порой стыдился своих слов и гнева. В этой связи возможным ответом может быть ваша аналогия с брошенным вызовом - а сможете ли вы преодолеть действие проклятия, хватит ли у вас сил? С другой стороны проклятие часто становится силой вершащей судьбу героев и народов, в конечном итоге все же дающую возможность счастливого финала для участников, даже прошедших через ад в процессе из-за совершенных ошибок и собственной слабости.

Juliana, 11.09.2016 18:42

Динендиль Спасибо. Но, вроде бы, "благих проклятий" у Толкина не замечено, разве что в том смысле, что помышлением Эру любое зло обращается добром.

Динендиль, 21.09.2016 09:35

Те же нолдор, проклятые Мандосом, но все же бросающие вызов Мелькору и судьбе - разве не достойны восхищения, что не умаляет тяжести совершенного зла в Альквалонде. А Второй дом, преданный, прошедший через стужу и лед, но не вернувшийся в Валинор - разве они не достойны восхищения? Иные поражения (Фингольфин) достойнее многих побед. Можно даже сказать, что проклятие Мандоса и лишение поддержки Валар только увеличили славу их деяний. Свобода выбора - драгоценный дар Эру и цена его - возможность выбрать зло и разрушение. Но если бы такого выбора не было, чего бы стоил сотворенный мир? The spirit rises mightier by defeat; Its godlike wings grow wider with each fall. (с)  

tolen, 21.09.2016 19:52

Злостный оффтопик
...что бы делало твоё добро , если бы не существовало зла, и как бы выглядела земля, если бы с неё исчезли тени? Ведь тени получаются от предметов и от людей... Не хочешь ли ты ободрать весь земной шар, снеся с него прочь все деревья и всё живое, из-за твоей фантазии наслаждаться голым светом. ты глуп. (с)

Adenis, 22.09.2016 00:15

что бы делало твоё добро , если бы не существовало зла... ты глуп.
Кто скажет брату своему: "глупец", должен ответить перед Синедрионом, а кто безумцем 'его' назовет, того геенна ждет огненная.

tolen, 22.09.2016 07:32

что бы делало твоё добро , если бы не существовало зла... ты глуп.
Кто скажет брату своему: "глупец", должен ответить перед Синедрионом, а кто безумцем 'его' назовет, того геенна ждет огненная.
Вот пусть Михаил Афанасьевич Булгаков и отвечает. Или вашему невежеству достаточно будет привести в синедрион мессира Воланда?

dinVolt, 24.09.2016 05:14

У Дурвасы не во благо вселенной, а для роста собственной пуньи проклятия работали. Так-то он много чего плохого своими проклятиями натворил, и много чего хорошего благословениями. Проклятие оно на то и проклятие, чтобы работать в плохую сторону. Если оно работает в хорошую сторону - это благословение, если и так, и так - предсказание =) В английском это лучше заметно - там bane от слова "убийство", damnation - "осуждение", curse ~ "зло". Какое-то из этих трёх даже даётся как "кощунственная клятва". С глобальных позиций оценивать проклятия бесполезно, потому что можно сделать абсолютно любые выводы. Подумаешь, Гитлер был, зато теперь с национализмом боремся, всё окей. Аналогично и вывод про Финголфина и его славу - может, и есть хорошие последствия, но без проклятия Мандоса было бы лучше, и самому Финголфину особенно. Ну и Невероятно Клёвое Проклятие - это уже достижения эпохи комиксов и кинематографа, а не литературы, так что у Толкина их нет =)

Мёнин, 24.09.2016 12:13

У Толкина это отчасти с Клятвопреступниками и с Горлимом конкретно. Не говоря уже о гейсе Беорна.

Динендиль, 27.09.2016 17:19

"Проклятие оно на то и проклятие, чтобы работать в плохую сторону. Если оно работает в хорошую сторону - это благословение" - плохо-хорошо, эх наше плохо-хорошо настолько порой субъективно :) И кто приходит в Арду, рождается на Земле, то конечно вкушает плоды познания и добра и зла - и это наш выбор! и нам от него не уйти раз родились здесь :-) Наша душа порой подсознательно ищет экстремальный опыт, страх как и любовь притягивают желаемое, а пройдя через страх мы становимся сильнее. Со временем приходится свое понятие хорошо-плохо приводить в соответствие с хорошо-плохо с точки зрения Целого, если конечно мы верим во вселенский смысл. Как могла пунья Дурвасы расти, если его проклятия несли лишь зло? Видимо, индуизму свойственен монизм больше, чем дуализм?

На сайте:

Пользователь: