Системный анализ политико-экономического строя нуменорских колоний в контексте истории Нуменора и Средиземья во Вторую Эпоху

Авторы: Алмондо, Имрахиль
Дата публикации: 02.10.2020


Гондор и Арнор в конце Второй Эпохи

На примере истории Умбара мы могли видеть, как социально-экономические и политико-географические факторы переплетались с известной нам хронологией Средиземья. Обращаясь к истории Гондора, мы ожидаем увидеть действие аналогичных закономерностей, объясняющих, как именно к концу Эпохи здесь утвердилось господство Верных. 

13. Социально-политический строй нуменорских колоний в Гондоре в конце Второй Эпохи

Наиболее логичная, по нашему мнению, реконструкция социально-экономического строя Гондора выглядит следующим образом.

Поскольку продвижение нуменорцев вглубь континента в Гондоре было затруднено, а его земли не были достаточно богаты, на них не сформировалось слоя населения, призванного обеспечить твердость королевской власти. Среди факторов, способствовавших этому, можно назвать как изначальную враждебность местного населения к нуменорцам, так и отсутствие большого числа плодородных почв. В итоге, как мы считаем, в Гондоре имело место формирование двух типов колоний.

Первый тип, представленный поселениями Дол-Амрота и Линхира, располагался вне устья Андуина и не имел ни стратегической, ни хозяйственного значения для Нуменора. Наоборот, мотивы основания данных поселений восходили, скорее всего, к взаимовыгодному соседству с эльфийскими гаванями а также к традиции нуменорцев брать под защиту те части местного населения, что не были согласны с порядками затемненных земель. Социально-политический строй данных колоний сводился преимущественно к консервации основ старого нуменорского порядка, опиравшегося на древний закон, власть «аристократии авторитета» и самоуправление городской общины.

Другой тип колоний, представленный Пеларгиром, имел, несомненно, куда большее хозяйственное и стратегическое значение, а, следовательно, не мог не быть подчиненным распоряжениям королевского наместника. Власть последнего, однако, не шла в них ни в какое сопоставление с властью наместников над Умбаром, и тому были свои причины.

Во-первых, причина могла быть в слабости Людей Короля и иных сторонников самодержавия в силу того, что и земли в Гондоре не были столь обширны, чтобы перейти из-под юрисдикции городской общины во власть крупных землевладельцев, ни торговля по Андуину не была столь богатой, чтобы в итоге стать монополией. Более того, малая протяженность границ с Мордором толкала центральную власть к поддержке процветания городской общины Пеларгира, в случае войны призванной своими силами сдерживать нападение Мордора и обеспечивать свой гарнизон. По этой причине, как мы считаем, одной из составляющих своеобразного договора, сложившегося между наместником и городскими общинами Гондора в конце Второй Эпохи, могла быть и возможность последних поддерживать у себя относительно высокий уровень свободы, распространявшийся, в том числе, и на активное участие Верных в политике.

Во-вторых, наверняка существовали причины, по которым не столько наместники, сколько сами короли мирились с оппозиционными настроениями и широкой автономией в Гондоре. Напомним, что до воцарения Ар-Адунахора (2701-2962 В.Э.) конфликт Людей Короля с Верными еще не стал явным, поскольку обе силы еще находились в процессе формирования. Следовательно, в это время и различия в строе нуменорских колоний в Умбаре и Гондоре, и расхождения в симпатиях их населения не были столь остры, чтобы вызывать конфликт. Далее, в промежутке от Ар-Адунахора (2701-2962 В.Э.) до Ар-Гимильзора (2960-3177 В.Э.), в котором Нуменор постепенно сделался деспотией, терпимость королей к автономии части колоний могла сохраняться, во-первых, из-за желания уравновесить влияние Людей Короля как аристократической корпорации, и во-вторых, в силу целенаправленной политики, призванной вытеснить Верных и их лидеров из Нуменора в Средиземье. Правление Ар-Гимильзора (2960-3177 В.Э.) в этом плане может считаться переломным моментом: поскольку начавшиеся при нем массовые гонения на Верных способствовали их миграции отнюдь не в Гондор, но в неосвоенный ранее Арнор, можно предположить, что власть наместника над Пеларгиром в это время резко окрепла, и сам Гондор ждала потеря былых вольностей. Воцарение Тар-Палантира (3035-3255 В.Э.), симпатизировавшего Верным, однако, должно было вновь вернуть прежнее положение вещей.

Таким образом, несмотря на кажущуюся противоречивость данного положения, ситуация, при которой Верные могли иметь сильное влияние в Гондоре в конце Второй Эпохи не кажется нам столь необъяснимой. Более того, окончательное подчинение Гондора власти наместника и ликвидация древних свобод, предположительно случившееся в правление Ар-Фаразона (3225 - 3261 В.Э.), наоборот, должно было бы сплотить большинство колонистов в симпатиях к Верным и неприятии королевских сил как раз в канун Акаллабет.

14. Верные в нуменорских колониях конца Второй Эпохи

Рассуждая о роли Верных в истории нуменорских колоний, мы до сих пор не привели четкой концепции того, что собой Верные представляли в плане организации. Поскольку в текстах Толкина и статьях, им посвященных, ясного ответа мы не нашли, попробуем снова порассуждать на данную тему.

Логично предположить, что если Люди Короля представляли собой сословную корпорацию, сложившуюся в ходе эволюции Нуменора от неполитического, по сути, союза в сторону централизованной монархии, то Верные, наоборот, были поборниками древней политической традиции. Если это так, то в роли лидеров Верных нам следует видеть древнюю «аристократию авторитета», терявшую влияние под напором аристократии новой.

Между тем, представляется, что данное утверждение выглядит слишком плоским, так как помимо политико-правовой подоплеки для Верных важнейшую роль играла религия. Стоит отметить, что религия дунэдайн, как кажется, также пережила эволюцию на протяжении Второй Эпохи: если в начале это был скорее «естественный» монотеизм, четко привязанный к судьбе нуменорцев как избранного народа, то позже большее значение приобрели этические и догматические аспекты. Если приведенная реконструкция является правильной, то Верные были именно религиозным движением, выступившим против расплывчатого, «националистического» истолкования религии Нуменора.

Наконец, если совместить религиозный и политический аспект позиции Верных, то можно выдвинуть следующую гипотезу: если для Людей Короля- защитников монархического государства и последователей «националистического» течения в религии, –  король обладал и высшей жреческой, и высшей мирской властью, что постепенно теряла всякие ограничения, для их оппонентов – Верных,– король был настолько король, насколько следовал пути Валар и древнему Закону. Если принять эту интерпретацию, то Верных стоит воспринимать, прежде всего, как  партию, лишенную четкой организации, но обладавшую широким влиянием как среди аристократии, так и  среди рядовых нуменорцев. Принципиальным отличием Верных от их оппонентов тогда был именно взгляд на королевскую власть, когда определенные действия королей могли признаваться нелегитимными. Последний аспект, скорее всего, и был триггером для гонений, начавшихся при Ар-Гимильзоре (2960-3177 В.Э.) и продолжившихся при Ар-Фаразоне (3225 - 3261 В.Э.).

Подведем итоги. Будучи религиозно-политическим течением, строившимся на горизонтальных связях, а также подчеркивавшим приверженность древним свободам, Верные должны были обладать сильным влиянием именно в самоуправляемых городах Гондора, особенно в тех, где сохранялись традиции древней аристократии. Между тем, численность Верных  в колониях Нуменора на середину Второй Эпохи не следует преувеличивать: жившие, по большей части, в самом Нуменоре, они были вынуждены массово мигрировать лишь под давлением поздних гонений. В земли Эриадора, куда двинулась основная волна беженцев, Верные, таким образом, должны были перенести и свои представления о политической организации – союзе свободных общин, управляемых народным собранием с большой ролью лидеров – выходцев из наиболее влиятельных или заслуженных в глазах Верных семей нуменорской аристократии.

15. Заселение Верными Эриадора

Территория будущего Арнора своей судьбой серьезно выделяется на фоне остальных колоний Нуменора: будучи практически не освоенной на протяжении большей части Второй эпохи, к ее концу она едва ли не превосходили Гондор по численности и организованности населения. Чем же была вызвана данная эволюция? На наш взгляд, ответ нужно искать глубоко в истории этой земли.

Отметим, для начала, что именно юг Эриадора, в будущем также подпавший под власть королей Арнора, некогда стал местом для первых нуменорских поселений. Напомним, что факторами притяжения для нуменорских морестранников здесь были как крупные запасы древесины, так и наличие дружественной стороны, способной вступить с нуменорцами в соглашение – эльфов Эрегиона и Линдона. Необходимо учесть, что земли Эриадора, пусть и формально, также находились в ведении верховного короля эльфов Гиль-Галада, а значит, строительство нуменорских фортов было с ним согласовано. Хотя условия данных соглашений нам неизвестны, однако с высокой долей вероятности можно предположить, что колонисты владели землей не в полной мере, а зона их расселения искусственно ограничивалась берегами реки Гватло. Так или иначе, с приходом нуменорцев жизнь в крае преобразилась, и местные народы освободились от власти злых сил. Между тем, остается открытым вопрос о том, что это были за народы. Несомненно, то были не эдайн – наиболее подходящие для контактов племена, жившие, однако, в глуби континента  под покровительством Гил-Галада. Вполне вероятно, это был автохтонный народ, никогда ранее не контактировавший с эльфами, но и не служивший при том Тьме: так или иначе, нуменорцам удалось установить с ним дружественные отношения. Между тем, также вероятно, что после войны за Эрегион, в ходе которой отданный нуменорцам край вдоль Гватло был разорен, в его пределы случилась миграция куда более непримиримых племен с востока – тех самых, что ранее вытеснили дружественное Нуменору население из Гондора. Таким образом, когда Нуменору пришлось резко сменить вектор колониальной политики – от добывания древесины и помощи дружественным племенам к полномасштабному сдерживанию Мордора в виду самых границ последнего, – прибрежный Эриадор фактически выпал из зоны его интересов, став крайне опасным и недружелюбным местом. С этого же времени контакты нуменорцев с эльфами и эдайн начинают происходить исключительно через Серые Гавани: во времена освоения Гондора и Умбара, возможно, все ещё проявляла некоторую активность гавань Лонд-Даэр как северный форпост на торговом пути в залив Лун. Между тем, по мере роста влияния Людей Короля связь Нуменора с Серыми Гаванями становится все менее прочной, и, хотя нуменорцы из числа Верных в частном порядке гостили в землях Линдона, а также, как кажется, могли наниматься на службу Гиль-Галаду, все это, опять же, вряд ли носило массовый характер.

Коренным образом ситуация меняется с приходом к власти Ар-Гимильзора (2960-3177 В.Э.), ярого противника эльфов и Верных. Последние, несомненно, до Ар-Гимильзоровых гонений  жили преимущественно в Нуменоре, во-первых, согласно древнему предписанию Валар, во-вторых, из-за настороженного отношения к колониальной политике Нуменора, чьими продуктами стали рост королевского деспотизма и отступление от Закона. Между тем, как только жизнь Верных в Нуменоре была поставлена под угрозу, отношение их к миграции должно было измениться. Вооруженное сопротивление Ар-Гимильзору, видимо, не рассматривалось большинством Верных в качестве варианта, так как, находясь в меньшинстве и не будучи организованной корпорацией, они явно не смогли бы взять верх над деспотом. Более того, понимая, всю убийственность, и в то же время все большую неизбежность гражданской войны, лидеры Верных, как кажется, также активно искали выход из кризиса, ведя переговоры как с умеренной нуменорской элитой, так и со Средиземьем.  Именно путем переговоров лидеры Верных, как мы считаем, в итоге смогли прийти к договоренности, согласно которой Гиль-Галад был бы готов принять их последователей в землях Эриадора, а сам король, поставивший перед собой явно неразрешимую задачу по избавлению Нуменора от Верных, закрыть на их бегство глаза. При этом, очевидно, вариант с миграцией Верных в Гондор Ар-Гимильзор, недавно подчинивший эту область прямой власти наместника, рассматривать не желал. Впрочем, и сами Верные вряд ли стремились попасть Гондор: во-первых, из-за малоземелья и близости Умбара, во-вторых, в силу того, что были плохо организованы и более стремились воспользоваться открывшимся окном возможностей, чем раздумывали о своем будущем в Средиземье.

 

16. Владения Верных в Арноре

Таким образом, как мы считаем, Эриадор был заново населен выходцами из Нуменора. Расселившись, как сообщают Хроники, по трем областям – Эвендиму, Северному Нагорью и нагорьям Кардолана, Верные, скорее всего, воссоздали там древнюю общественную структуру, напоминавшую ранний Нуменор. Между владениями Верных протянулись дороги, а вдоль них были воздвигнуты крепости- Амон-Сул, Ортханк, Тарбад. Последнее говорит о том, что Верные, несомненно, ожидали военного наступления со стороны падшего Нуменора, хотя, исходя из здравого смысла, мы бы отнесли это строительство, скорее, ко временам узурпатора Ар-Фаразона и возникновения Культа Моргота. Что же до более раннего времени, то лидеры Верных, скорее всего, были сосредоточены не столько на освоении Эриадора, сколько на попытках изменить ситуацию в Нуменоре: в частности, можно предположить, что без их поддержки Тар-Палантир мог бы и не вступить на престол. Так или иначе, по нашему мнению, Верные Эриадора, вопреки своему отделению, все же продолжали считать себя формально подданными королей Нуменора. Другое дело, что в будущем Арноре представителей королевской власти не было, а Верные сами поддерживали Закон, игнорируя спорные решения монархов.

Кроме того, в будущем Арноре, несомненно, не действовала система раздачи земли королем, так как вся власть находилась в руках местных общин. Между тем, это была лишь одна из причин, другая же заключалась в том, что дунэдайн Арнора жили, формально, на землях, верховным сувереном которых был Гиль-Галад. Более того, если задуматься, эта юридическая коллизия имела и еще одну грань: коренные жители Эриадора, что обитали в зонах формирования юрисдикций Верных, также были формальным подданными Гиль-Галада как властителя Эриадора – но не были подданными нуменорских королей. Все это в целом заставляет нас вернуться нас к одному интересному вопросу: а был ли Арнор нуменорской колонией, а если нет, то был ли он государственным субъектом до воцарения в нем новой династии Элендиля?

Действительно, вопрос интересный. Хотя Верные Арнора жили, как кажется, раздробленными группами, строительство дорог и крепостей не может не подтолкнуть нас к идее, что Верные Арнора не были просто вассалами Гиль-Галада с нуменорским подданством, а наоборот, имели собственную организацию, предположительно, в виде совета «правителей». Более того, коронации Элендиля в роли приемника нуменорских монархов, скорее всего, предшествовало и признание Арнора в его аморфных, но все же реальных границах со стороны Гиль-Галада, и переход коренных жителей в арнорское подданство, и обретение статуса столицы Аннуминасом. Все эти вещи, как мы считаем, имели место по мере очевидного отхода Нуменора от пути Валар при Ар-Фаразоне и осуществлялись по образцу договорной интеграции земель в единое объединение под властью совета «правителей», позднее – монарха. Неотъемлемой составляющей данной интеграции стал, как нам кажется, перенос политических обязательств по отношению к Гиль-Галаду с отдельных поселений и лидеров на государство Арнор в целом,  а далее – перерастание этих отношений в форму равноправного союза Арнора и Линдона. Последний, как мы считаем, был заключен уже по воцарению Элендиля и в будущем стал основой уже для военного объединения людей и эльфов в ходе войны с восставшим из небытия Сауроном.

 

17. Единое Королевство как конечная точка истории нуменорских колоний

История Единого Королевства (3320 В.Э. - 10 (3451) Т.Э.) стала завершающей стадией существования нуменорских колоний в Средиземье.  В традиционной интерпретации вековой период его существования отсчитывается со следующего события: в 3319 году В.Э. , вслед за низвержением Нуменора, в Средиземье прибывают корабли Элендиля- представителя боковой ветви королевской династии,- которого провозглашают королем Арнора, а также владыкой Гондора, куда прибыли корабли его сыновей – Исильдура и Анариона. Как мы продемонстрировали, и история заселения Верными Средиземья, и внутренняя организация нуменорских колоний, имели достаточно сложную природу, и традиционная версия возникновения новой династии, на наш взгляд, требует уточнения. Так, следует предположить, что Элендиль до воцарения отнюдь не был единовластным верховным лидером Верных – разве что в смысле фигуры, представлявшей их в Нуменоре. В самом же Эриадоре у Верных, согласно нашей реконструкции, должно было быть немало более опытных и известных рядовым колонистам лидеров партии. Более того, Верные, как думается, в целом без энтузиазма относились к идее воссоздания нуменорской государственности в Средиземье, к тому же сами они уже жили под покровительством верховного короля эльфов Гиль-Галада. Между тем, физическая гибель Нуменора и пресечение королевской линии поставили перед Верными сложную задачу самоопределения, включавшую и воссоздание благословенной Валар монархии. При выборе короля, как кажется, Верные предпочли искать кандидата, ближайшего по крови к старой династии, и при том наиболее близкого к Верным по политическим взглядам. Таковым кандидатом, в итоге, и стал Элендиль. Впрочем, доводом в пользу его кандидатуры было также и то, что, будучи выходцем из Нуменора, Элендиль не принадлежал ни к одной из политических группировок Арнора, а значит мог быть максимально нейтральным арбитром. Как мы считаем, кандидатура Элендиля была избрана Советом лидеров Верных, ранее правившим Эриадором, а затем одобрена народными собраниями ключевых поселений будущего Арнора.

Что же произошло после того, как Верные обрели нового сюзерена? На наш взгляд, было бы ложным предположить, что Единое королевство возникло единовременно, в том виде, каким мы его знаем из более поздней традиции. Наоборот, как думается, в первые годы ядро будущего Единого Королевства продолжало хранить форму союзного объединения поселений Верных под властью Аннуминаса - новой королевской столицы. Гондор при этом, скорее всего, ограничивался лишь формальным признанием нового сюзерена, поддерживая с Арнором эпизодические, во многом в силу географической удаленности, связи. В то же время стоит оговорить, что Гондор и Арнор в конце Второй Эпохи выступали не столько политическими, сколько культурно-географическими общностями. На их территории сосуществовали крайне разнородные политические системы, состоявшие как из городов - полисов, так и из королевских земель и подчиненных анклавов местного населения. Однако в течении первого столетия после гибели Нуменора ситуация, как мы считаем, серьезно переменилась: на территории Арнора, Гондора (и, отчасти, Умбара) возникла политическая единица, видевшая свою миссию в воссоздании преемственности со старым Нуменором. Рассказом о том, как сформировалось Единое Королевство, и почему оно в итоге распалось, мы завершим нашу историю нуменорских колоний.

Итак, известно, что на период с 3320 по 3449 годы В.Э. в Хрониках отсутствует информация об истории Единого Королевства. Впрочем, к концу данного периода как политический субъект оно, несомненно, существовало. Наоборот, размышляя о его образовании, мы сталкиваемся с двумя очевидными проблемами – властью Саурона над южными колониями Нуменора и Мордором и сильным влиянием Людей Короля в прибрежных колониях Гондора, оставшимся с правления Ар-Фаразона. Даже учитывая временное развоплощение Саурона и смуту в стане Людей Короля, способность Верных сформировать Единое Королевство, позднее противостоявшее Мордору на равных, мы можем объяснить только одним: в бывших южных колониях Нуменора задолго до войны Последнего Союза развернулась собственная война, серьезно подорвавшая силы как Мордора, так и Людей Короля.

Эта война, как мы предполагаем, случилась вскоре после Акаллабет между Людьми Короля – земельной аристократией, носителями государственной традиции Нуменора, оплотом чьей власти был Умбар,- и Черными Нуменорцами- воинством Саурона, последователями культа Моргота, обосновавшимися в Нурне и других восточных землях. Начало данной войне положило, скорее всего, вторжение Черных Нуменорцев вместе с союзными им кочевыми харадрим в Умбар с целью нанести удар по ослабевшим Людям Короля. Действительно, после Акаллабет Люди Короля, потерявшие поддержку метрополии, должны были бы погрузиться в междоусобные дрязги, вызванные как общим кризисом государственности, так и отсутствием легитимного наследника королевской власти. Между тем, не только эти причины должна была бы привести Людей Короля к упадку – гибель этой корпорации могла прийти лишь с разорением подвластной ей территорий и с разрушением системы воинской мобилизации - это же не могло произойти без масштабных военных катаклизмов. То, что ресурсы на войну и у Мордора, и у Людей Короля, были, мы продемонстрировали ранее. Мотивы же для нее коренились, несомненно, в оставшимся со Второй Эпохи непримиримом антагонизме Саурона и нуменорцев.

На чем же базируются наши догадки? Во-первых, на том, что в Хрониках мы не находим никаких упоминаний о нападении войск Саурона из Умбара в ходе Войны Последнего Союза. Что нам точно известно, так это что после разрушения Минас-Итиля, когда Исильдур отправился за помощью к Элендилю в Аронор по морю, никаких препятствий со стороны Умбара он не встретил. Более того, если в Хрониках среди союзников Саурона и числят нуменорских правителей, то именуют их не представителями Умбара, а  королями Харада. Иными словами, амбициям Саурона в Умбаре был дан отпор. Во-вторых, о Людях Короля в дальнейшей истории Средиземья нам также более не известно. Более того, события Третьей Эпохи позволяют смело утверждать, что нуменорская традиция в Умбаре позднего времени не только не являлась целиком враждебной Гондору, но и смогла успешно интегрироваться в его структуру. Наоборот, политическая система Умбара, которую мы знаем из истории Второй Эпохи, к тому моменту очевидно перестала существовать, в том числе по чисто географическим причинам- в Третью Эпоху Умбар уже не включал в себя ни реку Харнен, ни земли Харада. Наиболее логичным объяснением этого является именно война с Мордором, совпавшая по времени с междоусобицами и восстаниями угнетенных харадрим. Впрочем, помимо разрушенной экономики, утраты торговых путей и руководящих центров, на пути дальнейшего сохранением Людей Короля как корпорации должен был остро стоять и идейный вопрос – вопрос о преемственности королевской власти. Стоит отметить, что идеология Людей Короля строилась, скорее всего, на безусловном признании единой и незаменимой династии божественных помазанников – королей Нуменора. Элендиль, вероятно, был в глазах Людей Короля откровенным мятежником и узурпатором, однако собственного легитимного кандидата Люди Короля найти так и не смогли. В конечном счете, как мы считаем, ряд городов Умбара таки заключил союз с Единым Королевством, восприняв его как новый центр силы (чему способствовала, как мы считаем, и массовая миграция умбарцев в Гондор в период смуты). Существование этого союза, однако, не привело к вхождению Умбара в состав Объединенного Королевства, что выглядит в целом логично – будучи заключенным в ходе затяжного военного противостояния, данный союз мог иметь лишь временный характер. Между тем, упомянутый союз мог гарантировать неприкосновенность прибрежной линии Гондора со стороны флота Людей Короля – а действие войск Единого Королевства в Войне Последнего Союза говорит о том, что возможность удара с юга они исключали. Следовательно, столетний период смуты завершился для Умбара также дезинтеграцией Людей Короля как корпорации - в дальнейшем, вопреки сохранению власти аристократии, корпоративная структура уже не будут играть в Умбаре большого значения.

Но что же происходило в этот период в самом Гондоре? Судя по всему, в первое столетие после Акаллабет Гондор косвенно оказался втянут в конфликт на юге на стороне Людей Короля. К счастью, развоплощение Саурона все же влияло на то, что Мордор в этот период не был полностью дееспособен, из-за чего на территории Гондора, как кажется, не только не происходили военные действия, но и создавался приток поселенцев, бежавших из южных колоний. Последнее должно было резко изменить баланс сил между бывшими нуменорскими колониями: отныне Гондор мог позволить себе мощную армию, обустройством которой и занялись сыновья Элендиля, продвинувшие форпосты Гондора как вверх по Андуину, так и на территории горцев. Деятельности Исильдура и Анариона, однако, должно было предшествовать восстановление Верными своей политической гегемонии, а также признание ими верховной власти Элендиля – впрочем, не прямо, а через посредничество его сыновей-наместников. Наличие же законного короля, никак не мешавшего городской автономии, могло поспособствовать уже новым притокам в Гондор бывших подданных Нуменора с юга – в итоге Гондор, как мы считаем, оказался во времена Элендиля весьма густонаселен, что не могло не сыграть значимую роль в его будущем возвышении. Тем не менее, раздробленную структуру власти Гондор продолжал сохранять: не только прибрежные колонии были весьма разнородны и децентрализованы, но и сохранялось деление на два региона – прибрежный юг, чьи города хранили верность Элендилю через доминирование в народных собраниях партии Верных, и континентальный север, где на вновь освоенных землях расположился королевский домен, подотчетный прямой власти братьев-наместников.

Таким образом, с установлением формальной власти Элендиля над Гондором тот постепенно начинает превращаться в реальный центр власти Верных над Средиземьем. Причин этому повороту, помимо уже упомянутых, можно назвать несколько. Во-первых, видя себя наследниками Нуменора, Верные претендовали на все южные земли, стремясь как к поддержанию борьбы против Саурона в Умбаре, так и к распространению своего влияния на северо-восток: в земли Рун и Южное Лихолесье. В целях последнего во времена Единого Королевства Верные занялись активным строительством трактов, все более смещая сферу своих интересов на юго-восток. Во-вторых, будучи гораздо более удобным форпостом, имевшим прямой выход к морю, Гондор имел стратегическую привлекательность в плане возможной войны с Мордором – и как защищенная горами крепость, и как плацдарм для наступления. В итоге, Гондор, ранее считавшийся Верными уязвимым для атак Мордора и Людей Короля, в новой обстановке стал восприниматься как более выгодная альтернатива Арнору.

Своеобразным итогом такой переоценки Гондора, на наш взгляд, стало развернувшееся в нем строительство, увенчанное основанием Осгилиата. Как мы предполагаем, в планах Верных Осгилиату отводилась роль будущей столицы Единого Королевства. Но почему Осгилиат был основан в таком странном месте, на ранее пустых землях вблизи границ Мордора? Причины здесь были, на наш взгляд, аналогичные  тем, что заставляли Верных переезжать в Гондор из Эриадора –  возможность контроля земель как севера, так и юга, а дополнительно – возможность защиты пути к прибрежным колониям и Эриадору от войск Мордора. Впрочем, стоит отметить, что сам Осгилиат не был мощной крепостью: нуменорцы, вероятно, вообще не строили каменные замки по географическим и историческим причинам, зато отлично умели строить мощные земляные укрепления и башни в горах. Условия в долине Андуина для последнего были самые подходящие, поэтому вскоре по двум сторонам от будущей столицы появляются мощные укрепления – Минас-Итиль, контролировавший проход Кирит-Унгол,  и Минас-Анор, господствовавший над землями внутреннего Гондора.

Закончив анализ судьбы бывших колоний, вернемся к вопросу об облике Единого Королевства в целом. Как мы установили, структура его к концу 3300-ых годов В.Э. была следующей: автономные колонии Верных на побережье залива Бэлфалас соединялись с королевскими доменами Анориэна и Итилиэна в единое королевство Гондор; союз Верных Эриадора вместе с присоединенными землями вдоль недавно отстроенного южного тракта  составлял ядро аморфного королевства Арнор; вместе данные королевства, не рассматривавшиеся как самостоятельные политические субъекты, составляли Единое Королевство, признававшее власть династии Элендиля; добавлялись же к этому частные союзы Верных с теми городами Умбара, что обещали хранить нейтралитет и уважать первенство нового королевства.

Что же способствовало превращению рыхлой, многоступенчатой системы, что мы обрисовали, в традиционно представляемое фэндомом могучее Единое Королевство? На наш взгляд, ответ очевиден – по-настоящему Единого, централизованного Королевства Верных в истории Средиземья не существовало, поскольку не было факторов, способствовавших радикальной перестройке уже сложившейся структуры управления колониями, тем более в столь краткий исторический срок. Между тем, все же нельзя сказать, что определенные шаги к централизации Единого Королевства Верными не были осуществлены. Впрочем, эти шаги предпринимались, на наш взгляд, не через попытку сломать старые структуры управления, а в продолжение их логики. Так, из старой политической практики было взято понятие наместничества, по-новому объяснившее верховную власть сыновей Элендиля над Гондором и его автономными городами. Сюда же можно отнести и планы по построению новой столицы – крупнейшего города, подчиненного, однако, символическому первенству Аннуминаса. Аналогия с верховенством Арменелоса над союзом колоний, административно объединенных вокруг сильнейшей из гаваней, нам кажется очевидной. Подобный подход к государственному строительству, по нашему мнению, зиждился непосредственно в природе Единого Королевства  –нового объединения нуменорцев, где происходила преемственность королевской традиции и политических форм. Кроме того, к концу столетнего периода мира, на наш взгляд, произошел и коренной перелом в идеологии Верных: теперь их целью было создание обновленного Нуменора через объединение бывших колоний и, в будущем, освобождение людской расы от власти Мордора.

История, как нам известно, похоронила эти планы, и разорительную, стоившую тысячи жизней Войну Последнего Союза Единое Королевство не пережило. Дальнейшая судьба земель бывшего Единого Королевства, однако, дает прекрасное подтверждение нашим выводам на счет его природы и внутреннего устройства. Так, будущий Арнор, так и оставшийся аморфным союзом поселений Верных, в государство, в итоге, так и не сложился. Гондор, же, наоборот, в Третью Эпоху занял доминирующее положение среди земель дунэдайн и, подчинив своей власти пришедший в упадок Умбар,  почти воплотил в явь мечту о формировании Единого Королевства дунэдайн в Средиземье.


Обсуждение на форуме Все статьи Статьи по теме «Текстология»


Комментарии для сайта Cackle
Реклама на сайте Поддержать сайт