«Оксонмут», путь сквозь историю

Языки
 англ. | русск.

© Феарин 2019. Все права защищены

Три дня домашних собраний и разговоров и развлечений на берегах оксфордских вод и территории колледжей с около 100 человек, приехавших, чтобы почтить толкиновские произведения и его творения.

Аллея колледжей, ведущих к Св. Антонию

Залитая солнцем площадь квартала обсерватории Рэдклиффа

Секретная дверь в колледж Св. Антония

Главная пешеходная улица в центре города

Бар в просвете впереди

Территория колледжа Св. Антония

Пролог

«…

О Элберет! Гилтониэль!
     Мы все еще помним, мы, кто живет
В этой дальней земле под покровом деревьев,
     Твой звездный свет на Западных морях».1

(Дж. Р. Р. Толкин, «Властелин Колец», 1954; книга I, глава 3: «Три — это компания»)

A. Введение

Территория колледжа Св. Антония

Одно из зданий Св. Антония

Стена, увитая плющом

Среди столетних старых деревьев и увитых плющом стен проходит 46-й «Оксонмут», собрание толкинистов, известное по всему миру. Это тихий город, и спокойный; потому что улицы полны путешественников и сердца радости. На берегах вод канала свисают ивы, и ветер танцует в кронах деревьев.

На берегах вод канала свисают ивы, и ветер танцует в кронах деревьев.

— О городе «Оксонмута»

Я приезжаю на несколько дней раньше, и в лодже я встречаю Берегонда, который рассказывает мне о двух событиях, которые я не совсем смогла соотнести с их названиями: круге Телери и Эньялье, из которых я думала, что первое — это игра или танец и второе — песня. Оказывается, что круг — это чтение книг, лежащих перед читателями в охапке поздно вечером 1-го дня, происходящее от имени Телери, или эльфов, в толкиновском легендариуме; и второе — это событие (хотя, как говорит Берегонд, «будет и песня»), обычай посещать толкиновскую могилу, из которого вырос «Оксонмут» в «Толкиновском сообществе» изначально2. Посетив множество событий, он может много рассказать о них, и все же, когда я спрашиваю о различиях с недавним «Толкин-2019», он не может сравнить их — они слишком различны.

Больше историй
 (См. «Интервью с Берегондом» в «Интервью»)

Я также узнаю от охранника лоджа, что один их толкинистов живет здесь уже неделю, и вижу внушительный список посетителей, который достигает 90, насколько я вижу. Я также узнаю, что есть русские студенты в кампусе.

На аллее колледжей вдали от пабов, оживленных местных улочек и известных мест стоит старый колледж Св. Антония с его впечатляющими резными зданиями и зарослями плюща, простирающего свои руки и ноги вокруг них, крепко держащего камень в своих цепких когтях.

B. Город

Соседние дома в колледже Св. Анны

Велосипеды у ратуши

Камера Рэдклиффа рядом с Бодлианской библиотекой

В день перед «Оксонмутом» я исследую оксфордские достопримечательности на карте и пешком, удивляясь таким вдохновляющим мечты названиям, как Луг ангелов и Райская улица, в то время как другие крайне внушают ужас, как Проход мертвецов.

В Оксфорде очень много женщин путешествует на велосипедах с маленькими рикшами позади для своих детей. Я также замечаю много больших собак, студентов в форме и двухэтажных экскурсионных автобусов.

Некоторые улочки такие узкие, что в них не поместится автобус, и знаки, хотя нарисованные живописным старым шрифтом, иногда спрятаны внизу у заборов или красиво обрамлены плющом.

Много геральдики повсюду и деревянные лодки стоят на канале, создавая атмосферу вдохновляющих прогулок по городу.

Больше половины зданий Оксфорда — это колледжи или школы, как кажется. Есть секретные окна и выглядящие старыми двери, которые ведут в замки, и красивые шары из цветов фиолетового, желтого, красного и зеленого висят повсюду, и в воздухе запах свежести и древесины.

Есть секретные окна и выглядящие старыми двери, которые ведут в замки, и красивые шары из цветов фиолетового, желтого, красного и зеленого висят повсюду, и в воздухе запах свежести и древесины.

— Об Оксфорде

На Оксфордском канале люди едят и читают и загорают среди ив (куда ведет путь «Наследие Оксфордского канала»).

На горе двое мальчишек сидят с двумя деревьями позади их спин, высоко с солнцем, светящим на нас сверху.

Я замечаю сосну вышиной с десятиэтажный дом.

Птицы летят высоко в воздухе, и солнце начинает отогревать свои лучи.

В водах под лугом Крайстчерч темная вода, и его деревья хранят секреты старины.

Луг Крайстчерч скрывает белок и птиц, похожих на пеликанов, цветы всех расцветок. За секретной дверью путь ведет внутрь, в то время как дверь открывается только для одного человека под звук органа.

Среди готических крыш и арок редко встречаются другие здания, и если встречаются, они достаточно низкие; жители стоят в очереди на автобус, и студенты прогуливаются в 5 вечера и гуляют туристы, и однако в 8 вечера город засыпает, и улицы пусты.

Так много соборов и дворцов и других готических зданий, что в какой-то момент перестаешь замечать их, но парки и поля прекрасно видны на солнце по всему Оксфорду, и люди лежат на траве, расслабляясь на солнце.

С его старыми зданиями и острыми арками каким-то образом Оксфорд напоминает мне Париж с его свободолюбивой атмосферой.

Больше историй
 (История о «Выставке Толкина Национальной библиотеки Франции» скоро будет опубликована).

C. По дням

  1. 1-й день: Свет в местах
  2. 2-й день: Прогулка по парку
  3. 3-й день: Закрытие дверей

1. 1-й день: Свет в местах

Одно из зданий Св. Антония

Аллея колледжей

Секретная скамья с яблоками

В колледже проходит много строительных работ, и как я узнаю утром 13-го, это для какого-то размещения, которое поднимается с нуля до сооружения почти такой же высоты, как здания колледжа (с окнами и комнатами и всем необходимым).

Колледж Св. Антония — это место многих зданий и переходов, все готической формы с плющом, поднимающимся по крепким стенам студенческих общежитий и мест, где преподают профессора.

Некоторым образом извилистые дороги ведут среди мест размещения, и часто слышны смех и речь, когда время открытия приближается (в то время как в день моего прибытия я замечаю только несколько затерявшихся прохожих, и скамья в секретном уголке пуста от людей, но полна красных зрелых яблок).

Регистрация начинается в полдень, и дальше идет пешеходный тур по Оксфорду.

Меня приветствуют члены комитета на регистрации, которая проходит в старом здании, напоминающем мне о забытой библиотеке из времен советской эры.

Красивая молоденькая девочка прибывает, таща за собой красный чемодан, и я узнаю, что Присцилла3 ушла на пенсию от от приветствия новичков, и ей только подписывается открытка.

Пешеходный тур по Оксфорду

Одни из ворот колледжа

Участники тура делают фотографии

Пешеходный тур

Проходя мимо домов и мест, важных для Толкина, я вижу дом с балконом, в который заходит женщина, и встречаю еще одну женщину, которая, как и Рене ван Россенберг и Джон Гарт, посетили Россию в 1980-е, и после изучения русского языка в течение 8—10 месяцев все еще помнит слово «библиотековедение» и видела книги в Ленинской библиотеке.

Колледжи, ораторию и несколько других мест, включая «Птицу и младенца»4, мы проходим мимо, где Толкин жил и творил. Я узнаю, что Эксетер-колледж был реконструирован, и места, где жил Толкин, уже нет; кто это может быть наверху здания, гид не знает (Майкл Тауэрс). На туре встречаются как зеленые беджи (новички), так и белые, и по слухам он остается примерно одинаковым; также сохраняются и основные события, как визит на могилу, квиз и кружок чтения.

Мы также проходим мимо мест, где «Оксонмут» проводился некоторое время назад, и у него очень впечатляющая история таверн, колледжей, и даже ратуша есть в списке. Прогулка под руководством мужчины с сумкой и посохом через залитые солнцем улицы Оксфорда, который помнит один из первых «Оксонмутов» давно в 1980-е (предположительно первый был в 1970-е). Было около 100 человек в начале, и после посещаемость выросла до между 200 и 300.

Прогулка под руководством мужчины с сумкой и посохом через залитые солнцем улицы Оксфорда.

— О пешеходном туре

Больше историй
 (См. «Интервью с Майклом Тауэрсом» в «Интервью»)

Я узнаю, что Присцилла ушла на пенсию от приветствия гостей на «Оксонмуте» в день его открытия, и некоторое время этим занималась Джоанна5, но потом это также прекратилось.

Ужин в старом здании

Книги в кругу Телери

Читатели круга Телери

Приветствие новичков

Мимо лестницы, полной портретов и старых картин, путь идет на балкон, полный людей. Мне говорят, что новичков около 30, но не все они уже здесь, некоторые прибывают позже, в субботу; я вижу вокруг много белых беджей, и люди разговаривают и смеются.

На некоторых костюмы и бокалы в руках, на других обычная одежда или банкетные костюмы.

Я рассказываю свою историю об охранниках на границе, которые обычно исключительно строгие (или по крайней мере так говорят о них), как они смеются и рассказывают шутки, вспоминая первый раз, когда они увидели толкиновский фильм, и спрашивают меня, какая из толкиновских книг моя любимая. Люди удивлены, и я вспыхиваю счастливо, вспоминая эту минутку волшебства.

Ужин

В комнате, украшенной баннерами, с двумя деревянными столами и освещенной свечами атмосферой гости «Оксонмута» собираются на ужин.

Я спрашиваю об операх, пьесах и театральных постановках других стран по Толкину и узнаю о немецком мюзикле с Билли Бойдом (тур в этом декабре) и переводе пилотов на иврите в Израиле в «Туда и обратно».

Разговор идет о войне, выборах и одежде.

Мы упоминаем террористические акты, и когда я спрашиваю, как Толкин отозвался бы о теме, если это было бы проблемой в его время, мне нравится, как Ярив Яри отзывается об этом: «Это сделали орки, это дело рук орков» (что, по описанию Толкина, эльфийская речь).

«Это сделали орки, это дело рук орков».

— Один из гостей о террористических актах

Квиз

Квиз в разных командах, и ко мне присоединяется немецкий Гэндальф6 с «Толкин-2019», в то время как я замечаю несколько знакомых лиц с предыдущего события, как, например, молодого мужчину в костюме с мечом и Дениса Бриду6). Их в общей сложности от 10 до 20—30, насколько я вижу.

Люди угадывают, считая по пальцам и встряхивая свои воспоминания текстов и легендариума, в то время как в коридоре я слышу звуки игры на гитаре.

Я насчитываю 9 команд из примерно 10 игроков каждая, и замечаю, что над баром висят весла.

Удивительно, как одна идея вырастает во что-то, что 100 лет после публикации первой книги все еще живет, пока люди вокруг ищут места прекрасного и бравого на карте, и хоть они из разных стран, но на одном языке все еще говорят и понимают его.

Удивительно, как одна идея вырастает во что-то, что 100 лет после публикации первой книги все еще живет, пока люди вокруг ищут места прекрасного и бравого на карте, и хоть они из разных стран, но на одном языке все еще говорят и понимают его.

— О толкиновском легендариуме

Как идея остается — это потрясающе, с именами, и картами, и местами и рисунками. Как будто эльфы все еще среди нас несут свечи и зажигают их, ведя в лес, полный радости и счастья, и вслед за ними идут те, кто знает куда идти.

Как будто эльфы все еще среди нас несут свечи и зажигают их, ведя в лес, полный радости и счастья, и вслед за ними идут те, кто знает куда идти.

— О толкиновских событиях

Мужчина пытается угадать ответы, держа одну из его любимых толкиновских книг у сердца в ожидании круга Телери. Люди поют «С днем рождения» новому члену сообщества, которая празднует свой день рождения на «Оксонмуте».

Круг Телери

Слова складываются в прекрасные круглые защитные круги, которые окружают комнату и освещают ее светом изнутри, который все еще виден по миру в местах, загорающихся против тьмы, в войне, которая далеко еще не закончена, как маячок на мир во всех мирах.

Слова складываются в прекрасные круглые защитные круги, которые окружают комнату и освещают ее светом изнутри, который все еще виден по миру в местах, загорающихся против тьмы, в войне, которая далеко еще не закончена, как маячок на мир во всех мирах.

— О творении

Причина, по которой я читаю этот отрывок, — потому что мы все еще встречаем отрывки и части войны в наш век, которую Толкин упомянул, и чтобы преодолеть их, нужно что-то действительно божественное, свет вне тьмы. Мой доклад затрагивает тему творения, и это никогда не бывает просто, но всегда радостно. Для меня свет есть во многих из толкиновских строк, и многих из событий, которые я посещаю, и я пишу о них.

«Белоснежка! Белоснежка! О чистая леди!
     О королева за Западными морями!
О свет нам, которые блуждают здесь
     Среди мира тканых деревьев!

Гилтониэль! О Элберет!
     Ясны твои глаза и свежо твое дыхание!
Белоснежка! Белоснежка! Мы поем тебе
     В дальней земле вдали от моря.

О звезды, которые в Бессолнечный год
     Светящейся рукой ей были засеяны,
В продумываемых ветрами полях теперь ясно и чисто
     Мы видим как развевается твое серебряное цветение!

О Элберет! Гилтониэль!
     Мы все еще помним, мы, кто живет
В этой дальней земле под покровом деревьев,
     Твой звездный свет на Западных морях».7

(Дж. Р. Р. Толкин, «Властелин Колец», 1954; книга I, глава 3: «Три — это компания»)

2-й день: Прогулка по парку

Арфа в центре города

Камера Рэдклиффа через парк Эксетер-колледжа

Парк Эксетер-колледжа (открыт в Дни открытых дверей Оксфорда)

В выходные дни 14 и 15 сентября оксфордские колледжи открывают свои двери посетителям, поэтому суббота оказывается не только самым оживленным днем в преддверии «Оксонмута», но и очень наполненным и интересным экскурсионным днем, в котором музеи и колледжи и достопримечательности принимают участие в экскурсионной программе.

На пешеходной улице — звуки акустической гитары и арфы, и городской крытый рынок с многочисленными магазинами пахнет выпечкой в оживленную субботу, когда люди гуляют вокруг, пока я спешу увидеть сад Эксетер-колледжа и обеденный зал, которые обычно закрыты в другие дни.

Доклад Берегонда о Рождественском деде

Соревнование хоббитской выпечки и результаты

Танцевальный семинар на солнце рядом с главным зданием

После рассказа Берегонда о видах с крыш Оксфордских зданий и даже выше, где Рождественский дед летит в своей повозке, я спрашиваю одного из организаторов о первом «Оксонмуте», и оказывается, что первый был в 1974 году.

Это были очень неформальные собрания в пабах с небольшим количеством участников, и не многие из них рядом; я встречаю посетителя «Оксонмута-2» и возможность увидеть того или иного участника «Оксонмута-1», чтобы поговорить.

Название предположительно происходит от англ. «moot» что означает «собрание» и англ. «Oxon», неформального слова для Оксфорда, то есть «Оксфордское собрание».

Название предположительно происходит от англ. «moot» что означает «собрание» и англ. «Oxon», неформального слова для Оксфорда, то есть «Оксфордское собрание».

— О названии «Оксонмут»

Снаружи на солнце группа веселых радостных людей, оксонмутовцев, одетых как хоббиты, эльфы или просто в очень разнообразные предметы одежды, танцуют под различные красивые мелодии, складывая руки вместе и глядя на солнце, радостно смеясь.

Больше историй
 См. «Мои видео» в «Ссылках».

В театре лекций «Ниссан», конференц-зале с 9 рядами мест, Ник Грум читает доклад о «Братстве кольца», удивляя меня тем, как нелегко было для Толкина выбрать заголовки томов (что было поздним решением).

У организаторов «Оксонмута» голубые беджи и множество значков, прикрепленных к их жилеткам.

Когда день переходит в более поздние часы и ланч уже дальше позади, театр начинает наполняться.

Ранняя русская версия иллюстрации к «Хоббиту», очень похожая на кролика, вызывает очень много смеха в «Презентации художественных работ по Толкину».

Я вижу большое количество людей в майках, шортах и шлепках, так как погода достаточно теплая и солнечная днем, в то время как ночью достаточно холодно; и также есть некоторые, кто одет официально или в духе конференции.

Постепенно я узнаю об «Оксонмутах», как они выглядели в более ранние годы. Это было посещение пабов и интересных мест в городе и книжных магазинов. На 2-м «Оксонмуте» они посетили библиотеку Английского факультета.

Во время «Мифа Тесея в произведениях Толкина» Сандры Хартль хотя немного слышны звуки спящих людей, очень много говорится о разных исследованиях мифа.

Мой доклад «Мифология Толкина: прошлое, настоящее и будущее» на «Оксонмуте-2019» (фото Чарльза Ноада)

И тогда я представляю мой доклад «Мифология Толкина», готовясь к интервью с Майклом Тауэрсом, (импровизированным) гидом пешеходного тура по Оксфорду в 1-й день.

Мне аплодируют дважды, до и после единственного вопроса (которые почему-то редки на моих докладах), и дальше я беру интервью у Берегонда, члена одного из шведских сообществ.

Больше историй
 (См. «Интервью с Берегондом» в «Интервью»)

Я встречаю Чарльза, которого называют как одного из первых оксонмутовцев на мероприятии вместе с Джессикой. Кого бы я ни спросила, их показывают мне как Старейших, и они хранят воспоминания о ранних событиях. У Чарльза есть хронология (опубликованная в «Маллорне»)8, а Джессика прячется в тенях, организуя филкинг9.

Кого бы я ни спросила, их показывают мне как Старейших, и они хранят воспоминания о ранних событиях.

— О первых оксонмутовцах

Мне нравится смотреть на филкинг, где все поют по текстам (которые выдают) на популярные мотивы, такие как «Все, что вам нужно, — это кольца» (особенно интересно, учитывая отношение Толкина к группе) и «Что мы будем делать с Гэндальфом под властью Тени» (см. видео в «Ссылках»).

Больше историй
 См. «Мои видео» в «Ссылках».

У многих из посетителей их собственные стаканы в руках и бокалы.

Здания колледжа Св. Антония

Филкинг в лекционном зале «Ниссан» (после докладов)

Ночь опускается на колледж Св. Антония

Я вижу, как развеваются эльфийские плащи за окнами колледжа, и когда я прибываю, начинаются вечерние развлечения, и я замечаю людей в костюмах.

Читают стихи и проводят маскарад.

В темно освещенном холле, полном любителей Толкина, поют песни и читают стихи. Современные палантиры позволяют некоторым запечатлеть выступления, в то время как другие внимательно наблюдают, так же как я замечаю людей, слушающих отрывки из толкиновских книг с закрытыми глазами в кругу Телери.

Больше историй
 См. «Мои видео» в «Ссылках».

Мои вопросы, наконец, достигают цели, или даже двух: я нахожу людей, которые были на первом «Оксонмуте», который проходил, как я узнаю, в 1974-м году. Их имена — это те, которые называют все, когда их спрашивают, и когда я разыскиваю их, я получаю более подробную информацию об истории события.

Мои вопросы, наконец, достигают цели, или даже двух: я нахожу людей, которые были на первом «Оксонмуте», который проходил, как я узнаю, в 1974-м году.

— О первом «Оксонмуте»

Больше историй
 (См. «Интервью с одним из первых оксонмутовцев» в «Интервью»)

3. 3-й день: Закрытие дверей

Один из городских памятников и кладбищ

Кладбище с камнем Берена и Лютиэн

Прощальный знак («Скоро увидимся»)

Воскресенье — это последний день «Оксонмута» с поездкой на могилу Толкина и еще один «День открытых дверей» в Оксфорде.

На день открытых дверей колледжи и другие места, принимающие участие в нем, украшаются белыми и голубыми и золотыми шарами, и можно делать очень многое, например, взобраться на башню Карфакс, посмотреть на оленей в Магдаленском колледже, подняться на часовню в Колледже всех святых и посетить Эксетер-колледж (часовня, обеденный зал, сад) и специальные события на «Крытом рынке», и заглянуть в экзаменационный зал Бодлианской библиотеки, посмотреть розовый сад в Магдаленской школе-колледже и мосты.

На пути к кладбищу я узнаю, что это обычай — держать речь и петь Намариэ во время посещения.

Мы проезжаем мимо воскресной ярмарки, где продают свежий хлеб и медовуху, сок и поделки ручной работы, сделанные руками, которые мы проезжаем на пути к окраинам города, где находится кладбище Волверкот.

Раньше в центре города были места для погребения, мрачно выглядящие для меня, когда я вижу их в Оксфорде рядом с церквями и военными мемориалами. Они раньше были рядом с часовнями, до того, как их убрали и построили новые кладбища.

А военные памятники с именами начались во время 1-й войны, некоторые из них достаточно большие со списками имен, и во время второй войны их стало больше.

Также были бомбардировки, и Лондону пришлось хуже всего, так как он был столицей с важными местами — и более досягаемым.

Эньялье

На земле большие шишки, и радостные звуки игры в мяч на футбольном поле доносятся от детей, играющих, бегающих и хлопающих.

Солнце греет посетителей, когда они следуют указателям к знаку Берена и Лютиэн.

Я замечаю, что у них есть с собой магнитофон, и среди белых ангелов и свежекупленных цветов около сотни толкинистов собираются, подъезжая в двух автобусах (люди говорят, что примерно в 1997 году приезжали на машинах, но потом стало занимать слишком много времени собрать их всех, и они стали использовать автобусы).

Солнце теплое у всех на плечах, и они благодарят Бога, счастливые, вспоминая прошлогодний дождь.

Белая роза слегка бежево-желтого цвета растет рядом с надписью «Берен и Лютиэн».

Деревья спокойные и все же мрачные, полные мыслей о тьме под ними, и только Солнце и радостные крики и хлопание с площадки для игры оживляют окрестности.

Деревья спокойные и все же мрачные, полные мыслей о тьме под ними, и только Солнце и радостные крики и хлопание с площадки для игры оживляют окрестности.

— О кладбище Волверкот

Единственная белая чайка взмывает высоко в чистое белое небо, едва различимая в высоте над городом.

Единственная белая чайка взмывает высоко в чистое белое небо, едва различимая в высоте над городом.

— О могиле Толкина

Люди молчаливые и задумчивые после того, как спета Намариэ и возложены цветы.

На пути обратно я разговариваю с Майклом Тауэрсом, членом «ТС», который помогает в организации, и узнаю о его знании «Оксонмута» и его предшественников, более мелких и молодых «Оксонмутов» в первые годы.

Больше историй
 (См. «Интервью с Майклом Тауэрсом» в «Интервью»)

Белый лебедь на глади реки

Магдаленская школа-колледж, утопающая в розах

Олень в пятнышках в парке

«День открытых дверей» в Оксфорде

В Магдаленской школе-колледже есть лодки и розовый сад, и со свежим цветочным запахом и воспоминанием о белых лебедях и белых мостах я иду дальше.

Гондольеры Магдаленского моста направляют деревянные лодки по водами реки Червелл.

Я слышу имя Толкин, когда я брожу по улицам и встречаю несколько фанатов.

В одном из театров Бодлианской библиотеки концерт, в башне Карфакс ужасающая очередь, и расслабляющая атмосфера благословенной радости в парке оленей Магдаленского колледжа, где животные гуляют по парку, окруженному аллеей деревьев. Я вижу пятнистую девочку очень близко, жующую что-то, пока другие лежат в центре далеко впереди; мужчины на другом конце наслаждаются отдыхом, лежа после очень жаркого дня. Дубы и цветы окружают прекрасную территорию парка, когда солнце начинает садиться, и лодки продолжают прибывать. Странно, но я замечаю тенты на другом берегу реки.

В одном из театров Бодлианской библиотеки концерт, в башне Карфакс ужасающая очередь, и расслабляющая атмосфера благословенной радости в парке оленей Магдаленского колледжа, где животные гуляют по парку, окруженному аллеей деревьев.

— Об атмосфере Оксфорда

Прощание

«Оксонмут» закрыт, и уже все ожидают новый; колледж пуст без смеха толкинистов и шуток, каким он был до того, как они приехали; он успокаивается к своей повседневной жизни, в то время как читатели Толкина в мире живут свои жизни, или «возвращаются в реальный мир», как говорит одна из оксонмутовцев; хотя какой из них реален?

«Оксонмут» закрыт, и уже все ожидают новый; колледж пуст без смеха толкинистов и шуток, каким он был до того, как они приехали; он успокаивается к своей повседневной жизни, в то время как читатели Толкина в мире живут свои жизни, или «возвращаются в реальный мир», как говорит одна из оксонмутовцев; хотя какой из них реален?

— О реальности толкиновского мира

D. Заключение

Мост между домами

Меч

Колледж Св. Анны

Количество посетителей «Оксонмута» — около 100, и расспрашивая и высматривая знакомые лица, я встречаю тех, кого только мельком видела на «Толкин-2019», и их них не так много (кроме организаторов), возможно от 10 до 20 человек, хотя может быть и больше.

Оксфорд — прекрасный город, и процветающий; со множеством колледжей и рек оксфордцы заканчивают работу около 5 и покидают улицы полностью около 8, или по крайней мере так в более холодные дни, когда наступает осень.

Посещаемость событий кажется более высокой к полудню, и лекция Берегонда собирает почти полный зал (все события проходят в одном и том же месте, куда можно попасть через первое здание, похожее на библиотеку).

Мне кажется, что международное участие значительно меньше (хотя это часто объясняется предшествующей конференцией «Т2019»), и я также встречаю мало русских на «Оксонмуте».

Посещаемость очень высока, однако, на развлекательных событиях в обеденном зале и в баре и во время поездки к самому мемориалу — возможно, самая высокая на протяжении конференции, хотя поездка на кладбище Волверкот — в воскресенье утром, и много людей выезжают перед этим, потому что в колледже Св. Энтони очень строгие и ранние правила освобождения комнат.

В целом самое радостное — это встречи с единомышленниками, факт, который все здесь, кажется, замечают и ожидают с большим количеством тепла по отношению к новому году предстоящего события; кажется, даже те, кто все же приезжает на «Т2019» так же как на «Оксонмут», в Бирмингем так же как в Оксфорд, все еще делают различие в уме о 2 событиях и что они чувствуют по поводу них; первое, больше формальное развлечение, второе, очень домашняя встреча друзей.

Я замечаю, что несколько человек просто бродят без дела, разговаривая с другими, редко появляясь на событиях или развлекательных мероприятиях, не посещая практически ни одного из мероприятий по программе; другие (множество) появляются или заглядывают в большинство из того, что есть в программе, но не всегда остаются до самого конца; и некоторые впитывают празднование от первого до последнего кусочка.

И все же «Оксонмут», кажется, оправдывает все надежды и соответствует большинству ожиданий, как начальной идеей встречи рядом с местом, где Толкин жил и творил, чтобы отпраздновать и почтить его память (то, что называют «старым форматом»), так и новым изобретением, развлечениями и особым стилем, направленными на привлечение новичков (чтобы сделать их интерес к предмету более ярким).

И причина для этой встречи по-прежнему остается и есть, была и будет — прекрасная и светящаяся память творения такого чистого и светлого, каких мало в этих мирах, звезда такая яркая, какие редко видно в небе, и сияние такое идеальное, которое не ослепляет, а согревает.

И причина для этой встречи по-прежнему остается и есть, была и будет — прекрасная и светящаяся память творения такого чистого и светлого, каких мало в этих мирах, звезда такая яркая, какие редко видно в небе, и сияние такое идеальное, которое не ослепляет, а согревает.

— О мирах, созданных Толкином

E. Понравилось и не понравилось

Ивы на реке Червелл

Книги в кругу Телери

Гондольеры Магдаленского моста

Понравилось

  1. Домашняя атмосфера в кругу друзей
  2. Простой доступ на мероприятия в близко расположенных комнатах
  3. Дружеское отношение и радостное настроение
  4. Очень счастливые эмоции людей, собравшихся вместе
  5. Отличная традиция
  6. Много шуток, улыбок и радости
  7. Прекрасное ожидание восхищения

Не понравилось

  1. Событие слишком короткое
  2. Расстояние от колледжа до центра (понравилось бы более короткое расстояние)
  3. Меньшее количество людей в этом году
  4. Более короткая продолжительность события в этом году

Понравилось больше всего

  1. Радостная атмосфера домашней встречи друзей
  2. Ощущение общего понимания
  3. Широкое разнообразие работ, которые празднуют Толкина

F. Специальный выпуск: Интервью 
Эксклюзив

Доклад Берегонда во второй день

Конкурс хоббитской выпечки в зоне ресепшн

Пешеходный тур по городу Майкла Тауэрса

  1. Берегонд: О толкиновских событиях в северном полушарии
  2. Одна из первых оксонмутовцев: О первом «Оксонмуте» и как он изменился
  3. Майкл Тауэрс: О туре по городу и изменениях в сердцах

  1. Берегонд
  2. Давний член «Толкиновского сообщества», Берегонд (Андерс Стенстрём) из Щвеции — человек, который знает ответы на многие вопросы, как в квизах, так и в реальной жизни.

    Как толкиновские события отличаются для их посетителей и организаторов, о толкиновских манускриптах и их важности и о неожиданных находках.

  3. Одна из первых оксонмутовцев
  4. О первом «Оксонмуте» и как он изменился.

    Почему и как толкинисты встречались много лет назад и как они встречают жен и мужей сейчас, о фильмах и их влиянии и о важности филкинга.

  5. Майкл Тауэрс
  6. О туре по городу и изменениях в сердцах.

    Как организовать тур для толкинистов по улицам Оксфорда, об истории «Оксонмута» и роли встреч.

Больше историй
 Смотрите в «Альферин», Звездном листе Феарин, список самых новых статей и интервью.

G. Ссылки

— Официальный сайт «Оксонмута»
— Отчеты на странице «ТС» в «Фейсбуке»

Фотографии и видео
— Мои видео

H. Статьи о толкиновских мероприятиях

Волшебное приключение позади, а следующее уже у двери.

Статьи о толкиновских событиях в Москве и по всему миру, волшебное приключение, полное надежд, улыбок и сюрпризов.

Дивная история современных встреч с эльфами, феями и другими волшебными существами в нашей Вселенной.

Больше историй
 Смотрите в «Альферин», Звездном листе Феарин, список самых новых статей и интервью.

Примечания:

1 “…

O Elbereth! Gilthoniel!
     We still remember, we who dwell
In this far land beneath the trees
     Thy starlight on the Western Seas”.

(J. R. R. Tolkien, “The Lord of the Rings”, 1954; Book I, Chapter 3: Three Is Company)

2 Как (в виде вопроса «Почему бы нам не пойти и не посетить толкиновскую могилу?»

3 Присцилла Толкин, дочь Толкина и действующий вице-президент «Толкиновского сообщества».

4 «Орел и ребенок» (англ. «The Eagle and the Child», шутл. англ. «The Bird and the Baby»), известный бар рядом с центром города, где встречалась группа Толкина.

5 Джоанна Толкин, родственница Толкина.

6 Члены «Толкиновского сообщества»: Йенс Гётц (Германия) и Денис Бриду (Франция), который проводил исследования Обюссоновских занавесейОбюссон ткет Толкина»).

7 “Snow-white! Snow-white! O Lady clear!
     O Queen beyond the Western Seas!
O Light to us that wander here
     Amid the world of woven trees!

Gilthoniel! O Elbereth!
     Clear are thy eyes and bright thy breath!
Snow-white! Snow-white! We sing to thee
     In a far land beyond the Sea.

O stars that in the Sunless Year
     With shining hand by her were sown,
In windy fields now bright and clear
     We see your silver blossom blown!

O Elbereth! Gilthoniel!
     We still remember, we who dwell
In this far land beneath the trees
     Thy starlight on the Western Seas”.

(J. R. R. Tolkien, “The Lord of the Rings”, 1954; Book I, Chapter 3: Three Is Company)

8 Журнал «Толкиновского сообщества».

9 Известные мотивы со словами из толкиновского легендариума.

© Феарин 2019. Все права защищены

Обсуждение на форуме

Все статьи Статьи по теме «События»


Комментарии для сайта Cackle
Реклама на сайте Поддержать сайт